Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к перечню материалов

А. А. Коренев,
кандидат исторических наук

"На земле Молдавской"

   Шел июнь 1941 года. Трудящиеся одной из самых молодых в Советском Союзе союзных республик - Молдавской ССР готовились к исполнявшейся 28 июня первой годовщине освобождения Бессарабии из-под гнета румынских бояр и воссоединения ее с Советской Родиной.
   Год - срок небольшой. Но в жизни трудящихся правобережных районов республики за это время произошли такие значительные перемены, каких они не переживали за всю свою многовековую историю. Ненавистная власть бояр и капиталистов была уничтожена. Земля с ее недрами, банки, железнодорожный и водный транспорт, крупные и средние промышленные и торговые предприятия стали собственностью народа. Всем этим в корне была подорвана эксплуатация человека человеком (В частной собственности временно остались мелкие промышленные предприятия, имевшие менее 20 рабочих, а при наличии двигателя мощностью 10 лошадиных сил - менее 10 рабочих, а также мелкие торговые предприятия). В учреждениях, на всех предприятиях (как государственных и кооперативных, так и частных) были установлены восьмичасовой рабочий день, государственное социальное страхование рабочих и служащих, оплачиваемые отпуска. На оставшихся еще мелких частных предприятиях контроль за производством и условиями труда рабочих осуществляли профсоюзные организации. Тысячи семей трудящихся переселились в благоустроенные квартиры, принадлежавшие до того буржуазии и помещикам. В короткий срок была ликвидирована безработица. Заработная плата рабочих повысилась в среднем в 2 раза, а в таких отраслях промышленности, как винодельческая, маслобойно-жировая, мыловаренная,- в 2,5-3 раза.
   Коренные перемены произошли в жизни крестьян. Ликвидировав помещичье, церковное и монастырское землевладение, значительно ограничив кулачество, Советская власть наделила землей 184 775 безземельных и малоземельных крестьянских хозяйств, составлявших около 40 процентов общего числа крестьянских хозяйств правобережной Молдавии. Крестьяне-бедняки получили также большое количество отобранного у помещиков сельскохозяйственного инвентаря, около 20 тысяч голов рабочего и продуктивного скота. Советское государство выделило им свыше 181 тысячи центнеров семенной ссуды зерновых и технических культур, 100 тысяч центнеров картофеля, 40 тысяч центнеров фуража и 16 миллионов рублей долгосрочного кредита. Была отменена задолженность крестьян банкам, помещикам и ростовщикам, составлявшая 5 миллиардов лей. В освобожденных районах Молдавии было организовано 52 МТС, имевшие 1800 тракторов и тысячи других сельскохозяйственных машин.
   Уже в 1940 году в республике начали действовать 1839 общеобразовательных школ, 22 средних специальных учебных заведения, 6 вузов, 4 театра, сотни библиотек, клубов и другие учреждения культуры. На воссоединенной территории было введено бесплатное медицинское обслуживание населения. В 1941 году Советское государство ассигновало 91 миллион рублей для нужд здравоохранения. В пересчете на душу населения это в 8 с лишним раз больше, чем в королевской Румынии, и в 16 раз больше, чем в Бессарабии до ее освобождения.
   Готовясь к первой годовщине освобождения Бессарабии, молдавский народ радостно смотрел в будущее. Но за шесть дней до этого светлого праздника на Советский Союз хлынули орды фашистских захватчиков. Началась Великая Отечественная война.
   Трудящиеся молодой союзной республики горячо откликнулись на призыв Коммунистической партии стать на защиту социалистического Отечества. В первые же дни войны в ряды Красной Армии влились тысячи сынов и дочерей Молдавии. В течение нескольких дней в республике было сформировано 63 истребительных батальона, сотни тысяч трудящихся приняли активное участие в строительстве противотанковых рвов, траншей и других оборонительных сооружений.
   Советские пограничники и части Красной Армии до конца июня 1941 года мужественно удерживали рубежи на государственной границе. В начале июля 1941 года вражеские войска прорвали фронт на реке Прут и к середине августа 1941 года захватили всю территорию республики.
   Свое хозяйничанье в Молдавии оккупанты начали с массового уничтожения не успевшего эвакуироваться партийно-советского актива. А в правобережной части республики репрессиям подвергались все граждане, приехавшие сюда из восточных районов страны в 1940-1941 годах. Жандармы, агенты сигуранцы (политической полиции), возвратившиеся на "свои" земли помещики и кулаки охотились не только за коммунистами, советскими активистами, но и за теми, кто в 1940 году радостно встретил восстановление Советской власти.
   Массовый террор сопровождался разнузданным, ничем не сдерживавшимся грабежом. "Классические образцы" показывали гитлеровские мародеры. Румынские фашисты не отставали от них. В одной из докладных записок румынских властей о положении в Кишиневе в первые дни оккупации говорилось: "...немецкие воинские подразделения организованным и неорганизованным порядком группами осуществляли действия с применением силы, отнимая и отправляя все, что было лучшего и ценного на складах, в домах как покинутых, так и заселенных. К обыскам и присвоениям ценностей присоединились и румынские военные".
   Спустя несколько недель после оккупации с "милостивого" согласия Гитлера Молдавия была включена в состав Румынии и расчленена на части. Районы, расположенные на правобережье Днестра, вместе с Измаильской и Черновицкой областями УССР вошли в состав Бессарабского губернаторства. Левобережные районы Молдавии вместе с Одесской, частью Винницкой и Николаевской областями УССР были включены в губернаторство Транснистрия (Заднестровье). Все сколько-нибудь значительные административные посты в этих губернаторствах занимали румыны, причем в большинстве своем бывшие военные. В частности, во главе уездов, на которые делились губернаторства, были поставлены префекты, назначавшиеся из полковников запаса румынской армии. Губернатором Бессарабии был назначен генерал Войкулейску, известный кровавый палач молдавского народа, особо отличившийся в 1924 году при подавлении Татарбунарского восстания. Губернатором Транснистрии стал бывший королевский резидент Буковины Алексеану, стяжавший в свое время черную славу организацией еврейских погромов. Для "общего руководства" оккупированными советскими территориями при фашистском правительстве Румынии был создан специальный орган - "Военно-гражданский кабинет по Бессарабии, Буковине и Транснистории".
   Повсеместно была восстановлена частная собственность. Часть промышленных и торговых предприятий оккупанты передали прежним владельцам, а остальные (в основном на левобережье Днестра) сначала объявили "собственностью" румынского государства, а затем большинство их распродали по дешевке румынским и немецким капиталистам.
   На трудящихся было возложено огромное налоговое бремя. Сельское население (оно составляло подавляющее большинство трудящихся республики) должно было выплачивать более 30 различных налогов и сборов. Специальным приказом губернатора Бессарабии всем жителям под угрозой расстрела предписывалось в трехдневный срок сдать в банк имеющееся у них золото "в любом виде и состоянии", а также иностранную валюту.
   Совхозы и колхозы, созданные в 1940-1941 годах в правобережных районах республики, оккупанты ликвидировали. Колхозы левобережных районов они превратили в так называемые "общинные хозяйства", совхозы - в "государственные фермы". И теми и другими захватчики распоряжались как своими вотчинами. В особом циркуляре губернатора Бессарабии от 6 августа 1941 года, адресованном уездным префектурам, указывалось, что по приказу .правительства "войска будут снабжаться на местах и ничто не будет привозимо из районов западнее Прута". И войска "снабжались". "Хлеб, крупный рогатый скот, мелкий скот, домашняя птица - все это должно быть изъято у населения для армии,- говорилось в приказе начальника штаба 14-й румынской дивизии.- В каждом доме необходимо производить тщательные обыски и забирать все без остатка... За утайку продовольствия, за малейшее сопротивление расстреливать на месте, а дом сжигать..." В последующие годы, согласно изданному румынским правительством закону, вся сельскохозяйственная продукция как крестьян-единоличников, так и "общинных хозяйств" подлежала сдаче государству. "Узаконивалось" и разграбление промышленности. "Как военный оккупант, по родовому праву, я могу взять оттуда все, что захочу",- заявил фашистский диктатор Румынии И. Антонеску на заседании Совета министров 27 марта 1942 года, требуя, чтобы губернатор Транснистрии отправлял из оккупированных районов в Румынию "не только отдельные машины, а оборудование предприятий в целом". По этому же "родовому праву" в Молдавии была введена система принудительного труда. "Вы должны,- инструктировал И. Антонеску своих подручных,- выгонять людей на работу кнутом... если крестьянин не выходит на работу, выгоняй его пулей".
   Для поддержания колонизаторского режима оккупанты создали в Молдавии широкую сеть военных и гражданских карательных органов. Над каждым жителем Молдавии - рабочим, крестьянином, интеллигентом - постоянно висела угроза быть расстрелянным или брошенным в тюрьму. За три года своего хозяйничанья на молдавской земле оккупанты уничтожили и угнали в рабство свыше 111 тысяч местных жителей, более 207 тысяч подверглись пыткам и истязаниям.
   Наряду с прямым военно-полицейским подавлением "новый порядок" имел в Молдавии и некоторую социальную опору. Дело в том, что на значительной ее части Советская власть просуществовала менее года и социалистические социально-экономические преобразования, начатые в 1940 году, здесь не были завершены. Бывшие помещики, капиталисты, буржуазное чиновничество, вновь получившие собственность и власть, верой и правдой служили оккупантам. Такую же позицию занимал многочисленный эксплуататорский слой в деревне - кулачество, державшее в кабале середняцко-бедняцкие массы сельского населения.
   Эксплуататорские, буржуазно-националистические и другие антинародные элементы с помощью бывших царанистов, либералов, кузистов, железногвардейцев и представителей других буржуазно-националистических, профашистских и фашистских партий создали широкую сеть различных националистических организаций: АКТ ("Общество юных христиан"), АКФ ("Общество христианских женщин"), "Мунка ши луминаря" ("Труд и просвещение") и другие. Деятельность этих организаций была направлена на оказание всемерной поддержки оккупационным властям. Они вели антисоветскую пропаганду, выявляли советских патриотов, подпольщиков и партизан, организовывали террористические банды. Так, в Оргеевском уезде бывшие члены кузистской партии Клопанюк, Чабан и Сахарин торжественно встретили оккупантов и передали им список 19 советских активистов, которые сразу же были расстреляны. В селе Гринауцы по доносу националистов было расстреляно 89 советских патриотов. Бывший активный член кузистской партии Кодук в начале июля 1941 года на территории Корнештского района организовал антисоветскую банду из кулаков и националистов, которая только в местечке Валя-луй-Влад в июле 1941 года зверски уничтожила более 100 человек, сожгла 142 дома.
   Тяжесть оккупационного режима усиливалась национальным гнетом, жестокой политикой румынизации края. На всей территории Молдавии, где кроме молдаван проживало значительное количество русских, украинцев, евреев, болгар и людей других национальностей, обязательным языком был объявлен румынский язык. Во всех общественных местах висели надписи: "Говорите только по-румынски!" Особым преследованиям подвергался русский язык и вообще все русское.
   Насильственная румынизация молдаван прикрывалась демагогической фразеологией о "едином народе", о том, что молдаване - это румыны, об общности культуры и т. д. В то же время оккупанты закрыли и разграбили в Молдавии все высшие и большинство средних учебных заведений, научно-исследовательские учреждения, театры и музеи. Большинство детей школьного возраста осталось вне школы. Вместе с тем, стремясь отвлечь молдавский народ от борьбы с захватчиками, румынские власти допускали контролируемую ими деятельность молдавских националистов. В конце декабря 1941 года в Тирасполе открылся так называемый "Научно-исследовательский институт Транснистрии", который официально должен был заниматься изучением молдавского языка, фольклора, литературы, истории и экономики края. Больше того, при "институте" было создано из молдавских националистов "общество молдаван", выступавшее с лозунгом об образовании "независимой Молдавии". Фактически же "институт" и "общество молдаван" вели оголтелую антисоветскую пропаганду.
   При участии националистов оккупанты одних молдаван подвергали репрессиям, а других освобождали из лагерей военнопленных. Последнее было рассчитано на создание видимости "заботы" оккупантов о "единокровных братьях". В действительности же они надеялись в лице освобожденных из лагерей военнопленных молдаван получить для себя опору в молдавском народе. Эту же цель преследовало и переселение молдаван из других оккупированных районов СССР.
   Активно сотрудничало с оккупантами реакционное духовенство. В Атакском районе священник Руга не только выдавал фашистским палачам советских патриотов, но вместе с ними допрашивал арестованных, избивал их. Захватчики в свою очередь активно поддерживали церковников, помогли им открыть ряд церквей, духовных школ, семинарий и постоянно давали священникам задания по идеологической обработке верующих, контролю за настроениями прихожан.
   Таким образом, на пути развертывания народной борьбы против фашистских захватчиков в Молдавии имелся ряд специфических трудностей. Трудящимся пришлось вести борьбу не только против иноземных поработителей, но и против своих классовых врагов. В условиях оккупации классовая борьба приобрела особенно ожесточенный характер. Капиталисты, помещики, кулаки, реакционное духовенство, буржуазные националисты и другие антинародные элементы понимали, что только оккупанты могут сохранить их привилегии, и поэтому верой и правдой служили захватчикам.
   Были и другие трудности. В связи с быстрым продвижением войск противника в начале войны партийные органы не смогли провести сколько-нибудь значительной работы для развертывания народной борьбы в тылу врага. Были лишь составлены списки и утверждены 13 подпольных партийных организаций и 147 партизанских отрядов и групп общей численностью свыше 1500 человек. Многие из этих организаций и отрядов не получили заданий, не были обеспечены оружием, средствами связи и т. д. Значительная часть отобранных в партизаны людей действовала накануне вражеской оккупации в составе истребительных батальонов и вместе с ним влилась в состав отходивших частей Красной Армии. Многих из оставшихся для подпольной работы партийных, комсомольских и советских активистов знали кулацко-националистические элементы, по доносам которых они были арестованы и уничтожены в первые же дни вражеской оккупации.
   ЦК КП(б) Молдавии предпринимал энергичные меры для организации народной борьбы в тылу врага, установления связи с сохранившимися подпольными организациями и партизанскими отрядами. 31 июля и 5 августа 1941 года ЦК КП(б) Молдавии принял решение о создании в районах республики подпольных центров борьбы. Но к этому времени почти вся территория республики уже была захвачена врагом, и намеченные в эти центры люди не смогли уйти в подполье.
   В сентябре 1941 года, уже будучи в городе Сталине, Бюро ЦК КП(б) Молдавии предпринимает новую попытку по усилению руководства подпольно-партизанским движением на территории Молдавии и создает подпольный республиканский партийный центр в составе 9 человек. Руководителем центра был утвержден секретарь Слободзейского райкома партии А. М. Терещенко, его заместителями - секретарь Тираспольского горкома комсомола П. Я. Мунтян и активный участник революционного движения в Бессарабии М. Я. Скворцов, связными - бывшие участники коммунистического подполья в Бессарабии Я. Т. Богуславский, С. П. Брухис, Е. С. Гринберг, И. И. Гринман, И. М. Моргенштерн и секретарь Слободзейского райкома комсомола Я. М. Маслов.
   25 сентября 1941 года все члены подпольного республиканского партийного центра были переброшены на самолетах в тыл врага. Но их постигла трагическая участь - все они были обнаружены и уничтожены противником.
   Однако всем этим и другим трудностям противостояли несравненно более мощные факторы, оказавшиеся решающими. За год Советской власти трудящиеся правобережья Молдавии прошли большую политическую школу. Осуществленные при Советской власти коренные социально-экономические преобразования показали им, что только на пути строительства социализма, в братском содружестве со всеми советскими народами они получат подлинную свободу, освобождение от эксплуатации, возможность всестороннего национального развития. И наоборот, произведенные оккупантами "преобразования" явились восстановлением эксплуататорских порядков в самых худших их формах. Осознание всего этого молдавским народом оказалось значительно сильнее и устойчивее, чем пропаганда захватчиков, глубже влияния церкви. Не дали желаемых всходов и обильно рассаженные оккупантами семена национализма.
   Отвечая на призыв Коммунистической партии, молдавский народ развернул героическую борьбу против оккупантов и их прислужников.
   
   * * *
   
   Первой и наиболее массовой формой борьбы народных масс Молдавии против немецко-румынских захватчиков явился саботаж мероприятий оккупантов. Патриоты не выполняли приказов фашистских властей о сдаче ценностей и сельскохозяйственных продуктов, уклонялись от работы, прятали или уничтожали машины, станки, готовую продукцию, устраивали диверсии на железнодорожном транспорте. Так, на станции Сипотены стрелочник Ион Рэйляну, узнав о прибытии воинского эшелона, перевел стрелку на путь, занятый другим составом. Столкновением двух поездов было уничтожено шесть вагонов с военной техникой. В Бендерах военный трибунал приговорил к смертной казни рабочего Д. Софронюка за участие в поджоге двух мельниц. Рабочие Кишиневского кафельного завода закопали черепичные прессы, глиномялки и другое оборудование, сохранив все это до возвращения советских войск.
   Активный характер принял саботаж в сельском хозяйстве. Как видно из донесений оккупационных властей, в результате саботажа к 22 сентября 1941 года более половины урожая в Приднестровье продолжало оставаться в поле. Стремясь все же убрать урожай, оккупанты решили использовать оставшуюся в МТС сельскохозяйственную технику. Но трактористы плавили подшипники, выпускали из баков горючее, прятали ценные детали машин. Дело дошло до того, что вопрос о неблагополучии с "поставками" сельскохозяйственной продукции на территории Молдавии стал предметом рассмотрения на заседаниях фашистского правительства Румынии. На одном из таких заседаний губернатор Бессарабии вынужден был признать, что "у крестьян Бессарабии можно получить продукты только лишь путем насилия", на что фашистский диктатор Румынии И. Антонеску ответил: "Не силой, а пулей нужно брать".
   Наряду с массовым саботажем патриоты стали прибегать к подпольным формам борьбы. Уже летом и осенью 1941 года на территории Молдавии действовало 14 подпольных организаций и групп, объединявших около 200 человек.
   В первые же дни вражеской оккупации в Кишиневе развернули активную деятельность более пяти подпольных групп, которые возглавляли бывшие участники революционного подполья в Бессарабии 1918-1940 годов К. Г. Мельников и Б. М. Дейч, молодые патриоты П. П. Фрунзе, В. И. Огородников, М. Фотенко, А. Романенко и другие. Большинство участников этих групп было оставлено для работы в тылу врага партийными органами. Подпольщики наводили ракетами советские самолеты на цели. В конце июля 1941 года они взорвали железнодорожный мост в районе станции Быковец, что на несколько дней вывело дорогу из строя. В ночь на 26 сентября 1941 года обстреляли охрану армейских казарм в пригороде Кишинева Боюканах. Военный комендант Кишинева полковник Тудосс доносил в Бухарест: "Несмотря на все наши усилия, вредительские элементы продолжают свою деятельность, запуская ракеты, организуя перестрелки в ночное время, совершая провокации и беспорядки на окраинах".
   23 июля 1941 года в Кагуле был объявлен приказ коменданта, в котором говорилось: "22 июля в 20 часов в районе Липованки бандиты набросились на патруль армии Великой Германии, обезоружили его и избили. Полиция ведет расследование, виновные будут расстреляны. С сегодняшнего дня движение в городе позже 20 часов без разрешения запрещается". Это нападение совершили рабочий Н. Кавчук и бывший председатель Вулканештского районного совета физкультуры комсомолец В. Кожокару. Вначале они действовали вдвоем, затем создали небольшую подпольную группу. Патриоты срывали приказы и объявления оккупантов, выводили из строя линии связи, собирали оружие.
   В начале сентября 1941 года в Кагуле возникла другая подпольная группа. Ее организаторами были беспартийный патриот учитель села Зернешты М. Краснов и кагульские рабочие-комсомольцы П. Поливод и Т. Морозов. 10 сентября патриоты собрались на квартире члена организации А. Семененко, разработали и приняли клятву, избрали комитет: руководитель - М. Краснов, его заместитель - П. Поливод, политрук - Т. Морозов, секретарь - А. Семененко. Эта организация явилась ядром, вокруг которого объединялись патриотические силы Кагула. Вскоре в нее влились также подпольные группы ряда сел Кагульского района. Руководители организации установили связь с подпольщиками Измаила, Килии, Болграда. К началу 1942 года в рядах кагульских подпольщиков было более 50 человек.
   Свою деятельность кагульские подпольщики начали с выпуска листовок. В первой распространенной ими листовке говорилось: "Труженики Бессарабии! Фашизм начал войну против Советов! От борьбы с фашистами зависит ваше будущее: или откроются перед вами ворота свободы, или останетесь рабами капитала. Подымайтесь против врагов! Создавайте партизанские организации! Красная Армия вам поможет. Боритесь за свободу нашей Родины! Не верьте румыко-немецким сводкам... Недалек час, когда красное знамя снова и навсегда взовьется над Бессарабией. Да здравствует Красная Армия!"
   Экземпляр этой листовки подпольщики наклеили на доску объявлений префектуры.
   Организации удалось приобрести радиоприемник. Теперь при составлении листовок использовались сводки Совинформбюро и другие передачи советского радио. Листовки распространялись не только среди населения, но и в местах расположения румынских войск. Подпольщики сумели установить связь с советскими военнопленными белградского лагеря, оказывали им помощь продовольствием, сообщали сводки Совинформбюро, разрабатывали с ними планы побегов. Организация имела пулемет, 14 винтовок, 63 гранаты.
   Осенью 1941 года была создана подпольная организация в Каменском районе. Возглавил ее председатель Хрустовского сельского Совета коммунист Я. А. Кучеров, командовавший в начале войны истребительным отрядом, а затем оставленный райкомом партии для подпольной работы в тылу врага. На первых порах подпольщики занимались вовлечением в организацию надежных людей и разъяснительной работой среди населения. Имея три радиоприемника (в селах Каменка, Кузьмин и Севериновка), они слушали передачи из Москвы и вначале устно, а затем посредством листовок, отпечатанных на пишущей машинке, разоблачали фашистскую пропаганду.
   В это же время возникли небольшие подпольные группы в Сороках, Тирасполе, Бендерах, Кугурештах и в других городах и селах Молдавии. Деятельность их в основном заключалась в политической работе среди населения и собирании сил. Некоторые группы переходили и к боевым операциям. Так, члены подпольной группы села Сынжерея, возглавляемой В. Журжиу и Д. Андринуца, наряду с агитационной работой произвели ряд диверсий на шоссейной дороге, уничтожали отдельных гитлеровцев и таким путем приобрели оружие.
   Чувствительные удары по врагу наносили партизаны. К сожалению, имена многих первых героев подпольной и партизанской борьбы в Молдавии, созданные ими подпольные организации и партизанские отряды установить не удалось. Пока мало данных и об их конкретной деятельности. Но о ее эффективности убедительно говорят вынужденные свидетельства самих оккупантов. "Действительность же такова, господа,- заявил 25 июля 1941 года на заседании экономического совета вице-председатель Совета министров Румынии М. Антонеску,- что особенно в Бессарабии я приобрел печальный опыт. Советская Россия взяла земли зажиточных крестьян и крупных землевладельцев, бежавших из своих имений, и раздала их крестьянам, которые были активными коммунистическими элементами, присоединившимися, как южные липоване, к большевистскому строю, который вместе с русской армией создал режим коварной партизанской борьбы против нашей армии... Имеются полки, которые потеряли одного за другим по 6-7 командиров батальонов, так как обученные агенты коммунизма стреляли специально в офицеров... даже когда господин генерал Антонеску прибыл на территорию Бессарабии, то, к стыду нашему и позору, он несколько раз подвергался опасности из-за существования этих отрядов, организованных бессарабцами... По этой причине я был вынужден отказать в немедленном выполнении желания его величества короля поехать туда..."
   Начальник генерального штаба румынской армии генерал Мазарини, подводя итоги первых месяцев войны, признал, что "почти во всех оккупированных пунктах отряды из местного населения, сочувствующие Советам, ведут борьбу против румынской армии, устраивают беспорядки и акты саботажа. Отряды нападают на тылы войск, обстреливают войсковые колонны, истребляют мелкие группы солдат. Все это увеличивает и без того значительные потери наших войск".
   По далеко не полным данным, партизаны, действовавшие в районе Котовска, Балты, Гребеники и Карманово, только с 20 по 27 августа 1941 года уничтожили более 400 немецких и румынских солдат и офицеров, подожгли и взорвали 4 базы с горючим, 15 складов с боеприпасами и продовольствием, захватили 4 бронемашины, 7 грузовых и легковых автомашин, 17 пулеметов, 5 легких орудий и более 500 винтовок.
   О размахе борьбы молдавских подпольщиков и партизан свидетельствуют и специальные мероприятия оккупантов. На всей территории Молдавии действовали крупные силы карателей, для борьбы с подпольщиками и партизанами формировались специальные банды из кулаков и националистов, была создана широкая сеть агентов и провокаторов. Захватчики повсеместно ввели систему заложничества и для устрашения населения объявляли о произведенных расправах в специальных приказах и объявлениях. В одном из таких объявлений, развешанных в городах и селах Молдавии в начале сентября 1941 года, говорилось: "Советские агенты из сел, расположенных по дороге к городу Бендеры, стреляли в солдат румынской армии. В наказание были расстреляны по 5 человек из числа подозрительных и советских партизан в следующих селах: Броаска, Сынжера, Ме-рень, Кетроаса-пе-Бык, Кетроаса-Нямц, Тодорешты, Кирка, Цинцарены, Соколены, Сопрония, Албиница, Новые Анены, Старые Анены, Бульбока, Рышканы, Гуцелешты и Калфа. Кроме того, из всех указанных сел взяты по 5 человек заложников".
   О том, насколько тревожили оккупантов действия подпольщиков и партизан, можно судить и по щедрым посулам предателям: за каждого выданного партизана и подпольщика захватчики обещали по 25 тысяч лей и земельный участок в 1-2 гектара.
   Вся огромная машина террористического оккупационного режима была обрушена на малочисленные, не обладавшие опытом подпольные организации и партизанские отряды. Недостаточное соблюдение подпольщиками и партизанами правил конспирации, проникновение в их ряды неустойчивых элементов, а в отдельных случаях вражеских агентов привело к многочисленным провалам. Осенью 1941 года оккупантам удалось разбить и рассеять большинство партизанских отрядов и групп. Тяжелые потери понесли и подпольные организации. В сентябре - октябре 1941 года в Кишиневе были арестованы члены трех подпольных организаций, состоявших из рабочих обувной фабрики им. 28 июня, трамвайного парка, радиостанции и других предприятий. В числе арестованных были П. П. Фрунзе, Н. С. Кэрунту, В. И. Оника, В. А. Недорубан, Н. Ф. Грицко и другие патриоты. Все они в застенках сигуранцы подверглись изуверским истязаниям. "При первом допросе меня били, пока я не потерял сознание,- писал накануне расстрела бывший механик кишиневской типографии Н. Ф. Грицко.- Затем меня полили водой и вновь били. Мне сломали пальцы рук, зажимая их между дверьми..." Пытки не сломили советских людей. Приговоренные к смертной казни, они пели революционные песни, а на расстрел шли со словами: "Да здравствует Советская власть!"
   В это же время были арестованы, расстреляны или осуждены на длительные сроки тюремного заключения и каторжных работ сотни патриотов, в том числе члены подпольных организаций Тирасполя, Бендер, Дубоссар, Слободзеи. По данным сигуранцы, с 15 июля 1941 года по 31 июля 1942 года только в Кишиневе был приговорен к смертной казни 41 подпольщик и 23 подпольщика осуждены к пожизненной каторге.
   Врагу удалось разгромить кагульскую подпольную организацию. В начале марта 1942 года, когда подпольщики деятельно готовились к взрыву моста через реку Прут возле Кагула, начались массовые аресты. Патриоты подверглись страшным пыткам. По нескольку раз их выносили с допросов в бессознательном состоянии. Но никто из них не унизил себя раскаянием, которое выколачивали из них следователи-садисты.
   14 июля 1942 года военно-полевой суд приговорил руководителей кагульских подпольщиков М. Краснова, П. Поливода, Т. Морозова, Н. Кавчука и В. Кожокару к смертной казни, А. Семененко, П. Каймакан, А. Кулаксиз, И. Жупанов, М. Стеценко, И. Душка, Ф. Горбунова, И. Романенко, М. Тутован, С. Николаева, В. Стефоглу - к вечной каторге. Остальных приговорили к заключению в концлагеря и в тюрьмы. Патриоты не смирились и после решения суда. Накануне казни М. Краснову, П. Поливоду, Н. Кавчуку, В. Кожокару и Т. Морозову переданной патриотами в тюрьму ножовкой удалось перепилить кандалы и петли дверей. Подпольщики бежали, но неудачно - вскоре все они были схвачены и расстреляны.
   Несмотря на усиление карательных мероприятий оккупантов, сопротивление молдавского народа захватчикам росло и крепло. Оккупационные власти с тревогой доносили в Бухарест, что значительная часть молдавских рабочих и крестьян "сожалеет о власти русских и большевиков, во время которой они ничего не теряли, а только выигрывали", что "бедное население отказывается подчиняться законам" и "встречает представителей властей враждебно".
   Вот еще один весьма красноречивый документ. В обобщающей информации сигуранцы о внутреннем положении Бессарабии за июль 1942 года говорится: "Несмотря на все принятые меры властей, несмотря на чрезвычайно суровые наказания, которые вынес Кишиневский военный трибунал, и, наконец, несмотря на блестящие успехи держав оси и неблагоприятное положение советских армий, все-таки находятся и сейчас люди, которые вступают в партизанские отряды для вооруженной борьбы..." О том, что имелось в виду под словами "все-таки находятся и сейчас люди", можно судить по отчету Бессарабского губернаторства, в котором указывалось, что в 1942 году сигуранцей было взято на учет более 14 тысяч местных жителей, подозреваемых в коммунистической деятельности, из которых 2 тысячи человек были осуждены к смертной казни, каторжным работам и тюремному заключению.
   Положение в Молдавии тревожило и гитлеровское командование. "Бессарабия со своими различными национальными группами...- говорится в журнале боевых действий 6-й немецкой армии,- стала благоприятной базой для шпионажа, а также для организации новых партизанских формирований..."
   Основной формой борьбы трудящихся Молдавии против фашистских захватчиков продолжал оставаться саботаж мероприятий оккупантов. Он стал значительно активнее и усиливался диверсионной деятельностью подпольных организаций и групп. В феврале 1942 года советские патриоты, имена которых, к сожалению, до сих пор не установлены, уничтожили на железнодорожной станции Бендеры крупный склад с горючим. В результате пожара сгорели сотни бочек и 30 цистерн с бензином. Спустя несколько дней на станции был подожжен вагон с семью тоннами смазочного масла. В Оргееве и Атаках подпольщики сожгли маслобойные заводы, между станциями Вулканешты и Этулия - деревянный железнодорожный мост, в районе станции Киркаешты - воинский эшелон с фуражом, оружием и снаряжением. В ночь на 7 августа 1942 года на станции Этулия, а в ночь на 11 августа 1942 года на станции Унгены на занятые пути врезались воинские эшелоны. В обоих случаях враг понес большой материальный ущерб и потери в живой силе.
   Усилился саботаж и в сельском хозяйстве. По признанию немецкой газеты "Дейче альгемейне цейтунг", в 1942 году в Транснистрии была засеяна всего только одна треть пахотной земли. А для того чтобы получить что-нибудь из собранного урожая, оккупанты вынуждены были развернуть настоящие военные операции. Губернатор Транснистрии, отправляя своих подручных в районы для выколачивания зерна, требовал: "Все до последнего зерна должно быть отобрано и сдано на румынские склады... не церемониться с советским населением, не допускать никакой нерешительности и никаких колебаний". Осуществление этой грабительской операции было поручено целой армии "уполномоченных по реквизициям", численность которой осенью 1942 года достигла 4600 человек. Но оккупационные власти требовали у правительства увеличения тыловых войск, так как они "не в состоянии заставить людей выходить на работу".
   Чтобы уклониться от выполнения принудительных работ на оккупантов, крестьяне резали рабочий скот, несмотря на то что это ущемляло их собственные интересы. Распродажа и уничтожение рабочего скота приняли столь массовый характер, что оккупационные власти 19 февраля 1942 года разослали по всем населенным пунктам циркуляр, в котором говорилось: "Губернаторство имеет сведения, что крестьяне режут и продают рабочий скот для того, чтобы легче уклониться от сельскохозяйственных работ и работ военного значения. Начиная со дня опубликования данного приказа запрещаю крестьянам продавать или резать рабочий скот". За отказ выходить на работу и саботаж только из сел Ларгуца, Капаклия, Бороганы и Яргара Кагульского уезда оккупанты отправили в концлагерь 225 человек.
   Продолжали расти ряды подпольщиков. Нанесенные по ним осенью 1941 года и в начале 1942 года удары, несмотря на всю тяжесть утрат, не смогли парализовать их деятельности. Разными средствами, главным образом путем распространения листовок, подпольщики разоблачали злодеяния оккупантов, их лживую пропаганду, указывали трудящимся конкретные пути борьбы.
   Значительно активизировалась деятельность подпольщиков Каменки. Они создали подпольные группы почти во всех селах Каменского района. Для руководства столь разветвленной организацией 4 мая 1942 года был образован подпольный комитет. В него вошли кроме Я. А. Кучерова бывший зоотехник Наркомзема МССР М. Л. Скрицкий, бывший помощник прокурора Каменского района А. Р. Самоний, учитель каменской школы В, Н. Ткаченко и учитель севериновской школы М. Я. Поповский. Комитет разработал клятву, которую приняли все подпольщики. В клятве говорилось: "Мы, коммунисты и беспартийные большевики Советской Молдавии, ставим своей целью организовать партизанскую борьбу и вместе с Красной Армией изгнать фашистских захватчиков из нашей социалистической Родины... Мы клянемся перед Родиной, что не пожалеем своих сил, крови, а если нужно, и жизни для полной победы над врагом".
   Еще в апреле 1942 года в развалинах типографии районной газеты каменские подпольщики нашли несколько килограммов шрифта и типографской краски. У членов организации, родных и знакомых подпольщики собрали чистую бумагу. Член комитета М. Я. Поповский изготовил примитивный печатный станок. Вскоре в Каменском районе заработала подпольная типография. И не только в Каменке и соседних селах, но и в близлежащих районах Молдавии и Украины стали распространяться отпечатанные типографским способом листовки со сводками Совинформбюро и призывами к борьбе с оккупантами. "Товарищи!-говорилось в одной из листовок.- На всех фронтах немцы терпят поражение за поражением... Красная Армия приближается к Киеву, Смоленску, Днепропетровску. Полностью освобождены от оккупантов Донбасс, Мариуполь, Таганрог, Харьков, Бахмач, Прилуки, Нежин и тысячи других населенных пунктов...
   Товарищи! Не верьте лживой пропаганде врага. Смело сопротивляйтесь всяким наборам в Германию. Прячьте хлеб, скот, одежду, доставайте оружие, поднимайтесь на защиту своей Родины.
   Фашистские ищейки сбились с ног в поисках подпольной типографии, но найти ее им так и не удалось. Подпольщики соблюдали строгую конспирацию. Мужество и находчивость неизменно проявлял подпольщик М. Я. Поповский. Перемещаясь по лесным землянкам вместе с радиоприемником и печатным станком, он каждый раз обеспечивал выпуск листовок. Они издавались 1-2 раза в месяц тиражом 500 и более экземпляров. С апреля 1942 года по март 1944 года подпольщики Каменки выпустили около 30 листовок тиражом свыше 10 тысяч экземпляров.
   Наряду с агитационной работой каменские подпольщики развернули активную боевую деятельность. Они уничтожали захватчиков, сожгли работавший на оккупантов маслосыр-завод, откормочный пункт свиней, склад зерна, несколько раз выводили из строя телефонную связь оккупантов.
   Несмотря на понесенные потери, продолжали действовать многие старые и создавались новые подпольные организации и группы в Кишиневе, Бендерах, Тирасполе, Дубоссарах, Слободзее, Сынжерее, Куболте, Скулянах, Кугурештах и других городах и селах Молдавии. "Долой капиталистов и их слуг! - говорилось в листовке кишиневских подпольщиков, распространенной в центре города 28 мая 1942 года.- Долой предателя Антонеску - хозяина дельцов и кровопийц! Да здравствует Советская власть!.. Долой палачей сигуранцы и военно-полевого суда! Долой правительство предателей! Да здравствует Красная Армия! Да здравствует Коммунистическая партия! Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"
   В селе Слободзея в подпольной организации, возглавлявшейся К. Цурканом, состояло 24 человека. Подпольщики вели устную пропаганду среди населения, уничтожили несколько фашистских ставленников, в том числе претора, отличавшегося особой жестокостью в отношении населения.
   Осенью 1942 года возникли две подпольные организации в Григориополе. Одну из них, комсомольско-молодежную, создали местный рабочий-бондарь Г. К. Ланский и бежавший из плена лейтенант Н. Г. Рычков. Инициаторами создания второй организации явились коммунисты и беспартийные патриоты Г. Г. Столбин, И. Э. Ильин, В. Ф. Поляницин и М. М. Коломеец. "Граждане Великой Советской России,- говорилось в одной из первых листовок григориопольских подпольщиков,- для того, чтобы поколебать вашу веру в непобедимость нашей Красной Армии, враг пустил слух о взятии Москвы и Ленинграда, о том, что Красная Армия разбита. Не верьте фашистским собакам.
   Граждане! Наша Красная Армия остановила фашистов на подступах к Москве и скоро погонит их на Запад".
   В 1943 году григориопольские подпольщики уничтожили вражеский самолет, сожгли здание бывшего райисполкома, где размещались гитлеровцы, спрятали в МТС запчасти для тракторов, несколько раз нарушали телефонную связь между Дубоссарами и Григориополем, оказывали помощь бежавшим из плена советским воинам.
   Важное место в деятельности подпольщиков Григориополя занимала работа, направленная на срыв заготовок оккупантами сельскохозяйственной продукции. По заданию организации подпольщик В. Ф. Поляницин работал кладовщиком в "общинном" хозяйстве. Он похитил со склада олово, баббит, запчасти к тракторам и другое имущество. В результате оккупанты не могли использовать значительное количество сельскохозяйственной техники. Чтобы скрыть свои дела, подпольщики имитировали ограбление склада. В конце ноября 1943 года оккупанты начали вывозить хлеб по узкоколейной железной дороге. По предложению Н. Г. Рычкова подпольщики повредили рельсы. Проходивший вскоре вражеский эшелон с хлебом свалился под откос, и дорога вышла из строя. Через несколько дней после крушения поезда за хлебом прибыла колонна итальянских автомашин. Воспользовавшись тем, что водители спали в домах, подпольщики ночью подобрались к машинам и у всех прокололи скаты, а в баки с бензином насыпали песок и соль. После этого вражеский автотранспорт стал усиленно охраняться. Тогда подпольщики выкрали мешки, в которых оккупанты вывозили хлеб, и тем самым опять задержали вывозку хлеба. И каждый раз подпольщики находили средства, чтобы не дать захватчикам вывезти награбленный ими хлеб. В упорной борьбе они сохранили до прихода Красной Армии сотни тонн зерна.
   Григориопольские подпольщики имели связь с некоторыми другими подпольными организациями. Связной была отважная комсомолка В. В. Поляницина - дочь В. Ф. Поляницина. До войны она работала секретарем-машинисткой в Григориопольском райкоме партии. Патриотка выполняла опасные поручения по связи с подпольщиками Тирасполя и Котовска. В конце 1943 года, преодолев большие трудности, она прошла большой путь и разыскала в Житомирской области партизан первого молдавского соединения. Получив установки по подпольной работе, В. В. Поляницина благополучно вернулась в Григориополь. Вместе с подпольщиком Г. К. Ланским она изготовляла фальшивые румынские документы, которыми были снабжены большинство подпольщиков и многие освобожденные ими из плена советские воины. Подпольщики сумели на изготовленных документах поставить в примарии действительные печати.
   В конце 1942 - начале 1943 года возникли две подпольные организации в Сороках. Одна из них была комсомольско-молодежной. Возглавлял ее комсомолец Г. М. Булат. Вскоре в организации насчитывалось уже 20 человек. Второй организацией руководил бывший милиционер Г. И. Гуменный. Впоследствии обе организации объединились в одну. В ее рядах насчитывалось более 40 человек. Подпольщики слушали и передавали населению сводки Совинформбюро, писали и распространяли листовки, готовились к вооруженной борьбе.
   Сильные удары по врагу продолжали наносить подпольщики Каменки. Осенью 1943 года оккупантам удалось арестовать нескольких подпольщиков, в том числе и председателя подпольного комитета Я. А. Кучерова, но раскрыть организацию они не смогли. Подпольщики продолжали выпускать листовки, срывали проведение сельскохозяйственных работ, прятали, раздавали колхозникам или уничтожали награбленный захватчиками скот, хлеб и другие продукты, выводили из строя тракторы и комбайны, а накануне 26-й годовщины Октября пустили под откос эшелон с вооружением.
   С весны 1942 года в Тирасполе действовала подпольная группа совсем еще юных патриоток. В нее входили Мария Скопенко, Люба и Надежда Колесниченко, Галина Сплавишевская, Феня Соловьева, Александра Бердичевская. Старшей из них, Н. Колесниченко, в 1942 году было 17 лет, а младшей, А. Вердичевской,-12 лет. Девушки написали и распространили в Тирасполе десятки листовок. "Дорогие товарищи! - говорилось в одной из них.- Мы все читали приказ, вывешенный на днях. В нем враги высказываются, что они освободили нас от большевистского ига, что день, в который они оккупировали Тирасполь, был для нас светлым днем. А в действительности этот день и не только день, а вот уже два года являются темной пропастью. Они освободили нас от белого хлеба. Дети не могут учиться в школах, как учились при Советской власти. Фашисты привезли в наши города заразу, о которой мы никогда ранее и не слышали. Мы желаем победы большевикам й смерти фашистам".
   Написанные ученическим почерком на листах школьных тетрадей, листовки юных подпольщиц неизменно появлялись на самых видных местах: на доске с объявлениями оккупантов, почтовых ящиках, дверях церквей, воротах и заборах базара. Особенно много листовок девушки расклеивали в ночь на воскресенье, с тем чтобы их могли прочитать не только тираспольчане, но и приходившие в воскресные дни в город на базар и в церкви жители окрестных сел. Молодые патриотки умело вели свое дело и боролись с врагом до освобождения города Красной Армией.
   Силы молдавских подпольщиков росли. К середине 1943 года на территории республики действовало более 20 подпольных организаций и групп. В них объединялось свыше 300 человек. Но это весьма преуменьшенные данные. Дело в том, что в ходе массовых расстрелов и разгромов подпольных организаций, проведенных гитлеровцами весной 1944 года, многие из организаций и очевидцы их деятельности были полностью уничтожены. В захваченных же позже у врага отдельных документах и в других источниках имеются лишь отрывочные сведения. Известно, например, что в Тирасполе было несколько подпольных организаций. Количество и состав их установить не удалось. Между тем пока еще неизвестные герои-подпольщики действовали весьма активно. Не установлено, например, кто в 1943 году уничтожил в Тирасполе эшелон с боеприпасами, неоднократно поджигал склады на железнодорожной станции и устраивал другие диверсии. Большой ущерб оккупантам был нанесен 12 мая 1943 года. В этот день в Тирасполе сгорело три склада награбленного оккупантами народного добра. Полностью были уничтожены 68 тонн мыла, 60 тонн мучных изделий, 8450 килограммов сушеных фруктов, 47,00 банок консервов и более 1200 тонн награбленных у населения подсолнечника, пшеницы, овса, фасоли, гороха и других сельскохозяйственных продуктов. Полностью сгорели три вагона с военным имуществом.
   До сих пор не удалось выяснить, какая организация и кто именно начиная с декабря 1942 года и по январь 1944 года включительно регулярно распространял среди трудящихся Тирасполя сотни листовок с сообщениями Совинформбюро и карикатурами, едко высмеивавшими фашистских завоевателей. Большой переполох вызвали у оккупантов распространявшиеся осенью 1943 года листовки с отпечатанной типографским способом карикатурой, изображавшей Гитлера, державшего на цепочке своего верного пса - Антонеску. В тексте, сопровождавшем карикатуру, говорилось: "Вот они изверги, людоед Гитлер и его блюдолиз на цепочке Антонеску, пожирающие в свою утробу детей, стариков, женщин, уничтожающие города, села, культуру, цивилизацию мира. Вот кто превратил своими пиратскими войсками города Ростов, Сталинград, Севастополь и десятки других наших городов в груды развалин. Это они принесли в нашу страну свою "культуру", нищету, голод... Победоносная Красная Армия шаг за шагом очищает нашу землю от фашистских драконов, и недалек час полного их изгнания. Да здравствует Красная Армия!.."
   Важным направлением деятельности подпольных организаций была борьба против попыток оккупантов вовлечь молдаван в братоубийственную войну. В 1943 году правительство Румынии, стремясь восполнить огромные потери на фронте, перешло от добровольного набора к насильственной мобилизации молдаван в румынскую армию. За уклонение от мобилизации полагался расстрел. Но молдаване всячески уклонялись от призыва, а многие из мобилизованных дезертировали или переходили на сторону Красной Армии. Так, в первые же дни мобилизации скрылось 38 призывников из села Старое Селиште, 71 - из села Большие Милешты, 35 - из сел Кайнары и Гайдары, 72 - из села Александрены, 37 - из села Кишкарены, 42 - из Каракуй, 48 - из Баймаклии. И так было во всех городах и селах. В феврале 1943 года из Фокшан в Одессу было направлено 189 молдаван - солдат 28-го и 53-го румынских полков. Между станциями Унгены и Бендеры 101 молдаванин дезертировали. Прочитав донесение об этом, фашистский диктатор Румынии И. Антонеску приказал расстрелять перед строем каждого десятого из оставшихся 88 солдат-молдаван.
   Посредством листовок и устных бесед подпольщики вели активную агитацию против службы в румынской армии. Так, члены возникшей в 1942 году кишиневской подпольной организации наладили массовый выпуск листовок, призывавших молдаван уклоняться от военной службы на оккупантов. Имея в своем распоряжении пишущую машинку и шапиро-граф, они выпускали листовки тиражом 600 и более экземпляров. С помощью связных листовки распространялись не только в Кишиневе, но и во многих селах Лапушнянского и Оргеевского уездов (села Кожушна, Булаешты, Морозены и другие). "Перепуганные приближением своего конца,- говорилось в одной из листовок,- Гитлер и его слуги готовят тотальную мобилизацию. После того как они похоронили почти всю свою армию, Антонеску и его единомышленники хотят и нас, бессарабцев, бросить в огонь. Но народ Бессарабии знает, что ему предстоит делать. Он повернет оружие против немцев и всех угнетателей. Молодежь Бессарабии! Палачи... толкают тебя на смерть ради своих интересов... Избегайте мобилизации! Матери Бессарабии! Не пускайте ваших сыновей являться во вражеские части. Прячьте их от карателей, охраняйте их от гибели!"
   Большое количество листовок против мобилизации распространили подполыцики Тирасполя, Каменки, Сорок, Григориополя и других городов и сел. Многие подпольные организации помогали призывникам скрываться от мобилизации, а в ряде случаев создавали из них партизанские группы. Например, в боевую партизанскую группу объединились скрывавшиеся от мобилизации 17 жителей сел Логанешты, Ульма и Стольничены Котовского района.
   Оккупанты попробовали другой метод. Они поручили своей агентуре - молдаво-румынским буржуазным националистам создать "национальные" молдавские войсковые формирования. И эта затея, прикрытая "национальным" флагом, кончилась полным провалом - оккупантам и их прислужникам не удалось создать ни одной части.
   Большую работу по мобилизации народных масс республики на борьбу с захватчиками проводил ЦК КП(б) Молдавии. В начале 1942 года в Москве при Всесоюзном радиокомитете была создана молдавская радиоредакция. В своих передачах на молдавском языке она рассказывала о положении на фронтах, героической борьбе партизан, разоблачала оккупантов и буржуазных националистов, призывала народные массы к решительной борьбе с захватчиками. Все передачи велись под лозунгом "Молдавия была и будет советской!". ЦК КП(б) Молдавии организовал в широких масштабах заброску самолетами на территорию республики газет и листовок. "Наступил удобный момент для удара по немецко-румынским захватчикам с тыла,- говорилось в одной из листовок.- Смелее захватывайте у врага оружие. Бейте фашистских оккупантов поодиночке и группами. Преследуйте их всюду. Нагоняйте на них панику. Чините всевозможные препятствия передвижению вражеских войск, разрушайте мосты и дороги. Рвите телеграфные и телефонные провода. Нападайте на штабы вражеских войск, казармы, аэродромы. Уничтожайте горючее, военную технику немецко-румынских оккупантов. Не платите налогов. Не сдавайте сельхозпродукты. Саботируйте все мероприятия захватчиков. Уничтожайте комендантов, полицейских, примарей, жандармов, агентов сигуранцы и гестапо. Не давайте возможности врагу жить и дышать на нашей земле.
   Ждите прихода нашей родной Красной Армии и всеми средствами помогайте ей громить ненавистных врагов советского народа!"
   В октябре 1942 года при Украинском штабе партизанского движения был создан молдавский отдел. Вначале его возглавлял Г. А, Граков, затем секретарь ЦК КП(б) Молдавии И. И. Алешин. Только зимой 1942/43 года ЦК КП(б) Молдавии и молдавский отдел УШПД подготовили на различных курсах 200 организаторов партизанской и подпольной борьбы. 27 января 1943 года для установления связи с подпольными организациями молдавским отделом УШПД в Кодымский район Одесской области самолетом была переброшена группа во главе с Е. В. Николаевым. Отсюда она должна была добираться в Молдавию пешком. Попав в засаду, группа была рассеяна. Окруженный жандармами, Е. 3. Николаев отстреливался до последнего патрона, а затем подорвал гранатой себя и нескольких подбежавших к нему гитлеровцев.
   Весной 1943 года ЦК КП(б) Молдавии совместно с молдавским отделом УШПД подготовил и направил пять организаторских групп в Полесскую и Черниговскую области к белорусским и украинским партизанам, с тем чтобы там они могли получить необходимый боевой опыт, а затем рейдом выйти на территорию Молдавии. Благодаря помощи партизан Полесской и Черниговской областей группы организаторов в короткий срок выросли в отряды, насчитывавшие в своих рядах от 80 до 340 человек. 12 мая 1943 года бюро ЦК КП(б) Молдавии приняло решение объединить эти отряды в молдавское партизанское соединение. В тыл врага был направлен секретарь ЦК КП(б) Молдавии И. И. Алешин, утвержденный уполномоченным ЦК по руководству подпольной и партизанской борьбой на территории Молдавской ССР. Вместе с ним в распоряжение партизан прибыла группа ответственных работников республики - В. Н. Дамаскин, Л. С. Дьяченко, Г. Ф. Кирияк, Г. Я. Рудь, В. В. Сваричевский и другие. Группа располагала портативной типографией и четырьмя радиостанциями.
   В середине июня 1943 года в Лельчицком районе Полесской области было сформировано первое молдавское партизанское соединение. В его состав вошли отряды под командованием М. А. Кожухаря, Д. Е. Бабича и М. В. Чабанова. Командиром соединения был утвержден В. А. Андреев, комиссаром- И. И. Алешин. Решением бюро ЦК КП(б) Молдавии от 30 августа 1943 года было создано второе соединение молдавских партизанских отрядов. Командиром его был назначен Я. П. Шкрябач, комиссаром - В. Т. Дроздов. К концу 1943 года в молдавские партизанские соединения входило 14 отрядов общей численностью более 3 тысяч человек.
   Взаимодействуя с украинскими и белорусскими партизанами и опираясь на их помощь, молдавские соединения прошли по тылам врага более 8300 километров, помогли Красной Армии изгнать оккупантов из ряда районов Украины и нанесли захватчикам значительный ущерб. С июня 1943 года по март 1944 года только первое соединение пустило под откос 289 воинских эшелонов, уничтожило 76 танков, 20 самолетов, 330 автомашин, 54 орудия и более 20 тысяч вражеских солдат и офицеров.
   Зимой 1943/44 года по мере приближения Красной Армии к Молдавии борьба трудящихся республики против захватчиков приобрела еще более широкий размах. Увеличились количество подпольных организаций и их состав. По далеко не полным данным, к концу 1943 - началу 1944 года в городах и других населенных пунктах Молдавии активную борьбу с захватчиками вели 28 подпольных организаций и групп, объединявших более 500 человек.
   С приближением фронта изменился характер работы подпольщиков. Теперь на первый план выдвинулась боевая деятельность. Причем многие подпольные организации превращались в партизанско-подпольные - днем члены этих организаций вели обычную "мирную" жизнь, а по ночам совершали дерзкие вооруженные налеты на противника. Эта форма вооруженной борьбы в условиях Молдавии, где для действий крупных партизанских формирований нет необходимых естественных укрытий (крупных лесных массивов и т. д.), оказалась весьма эффективной. Многие подпольные организации и группы переходили к прямым партизанским действиям. Так, оставшийся в подполье активный участник революционной подпольной борьбы в Бессарабии в 1918- 1940 годах В. И. Демиян в конце 1943 года создал партизанский отряд из жителей села Шерпены Бульбокского района3. В начале 1944 года по инициативе бежавших из плена советских воинов в Ниспоренском районе был создан партизанский отряд в составе 22 человек под командованием старшего лейтенанта Баранова, в селе Кондрица - отряд из 33 человек во главе с П. Поповичем 4. Узнав о партизанском отряде, гитлеровцы окружили село Кондрица превосходящими силами. Но партизаны вырвались из окружения, уничтожив при этом три вражеские автомашины, 6 подвод и 19 карателей.
   Отсутствие связи с советским тылом отрицательно сказывалось на деятельности подпольных организаций и партизанских групп: не было конкретных установок, отсутствовала материально-техническая помощь, подпольная и партизанская борьба не координировалась из единого центра, некому было передавать добывавшиеся подпольщиками и партизанами сведения о противнике и т. д. Отдельные подпольные организации пытались направлять в советский тыл своих представителей. Как уже отмечалось выше, в конце
   1943 года связная подпольщиков Григориополя В. В. Поляни-цина установила связь с действовавшим на Житомирщине первым молдавским партизанским соединением. Член комитета каменской подпольной организации М. Л. Скрицкий в ноябре 1943 года перешел линию фронта и установил связь с ЦК КП(б) Молдавии и молдавским отделом УШПД. Но это были лишь единичные факты. Они не обеспечивали постоянной двусторонней связи подпольщиков с советским тылом. В большинстве же случаев попытки перейти линию фронта оканчивались гибелью связных.
   В конце 1943 - начале 1944 года ЦК КП(б) Молдавии и УШПД перебросили на территорию республики самолетами более 15 организаторских групп. Они были снабжены необходимым запасом оружия, боеприпасов и радиостанциями. Почти во всех случаях группам пришлось сразу же иметь столкновения с оккупантами. Некоторые из них (группы А. И. Макаренко, Т. Ф. Прокина и других) попали в окружение и после тяжелых боев были разбиты или рассеяны. Большинству же групп удалось оторваться от преследования, установить связь с населением и развернуть активную боевую деятельность. В ночь на 25 января 1944 года в 18 километрах севернее Тирасполя была сброшена с самолетов группа организаторов партизанского отряда им. Котовского под командованием С. Д. Автеньева. Отразив попытку оккупантов захватить ее, группа развернула активную деятельность. За короткое время - с 25 января по 11 апреля
   1944 года - она выросла за счет местного населения с восьми человек в партизанский отряд до 70 бойцов, организовала девять партизанских и подпольных групп (по одной в селах Парканы и Карманово, две в городе Тирасполе и т. д.) общей численностью 224 человека. За это же время отряд пустил под откос три вражеских эшелона, уничтожил самолет, две танкетки, четыре автомашины, два склада с обмундированием, спас от угона в Германию и роздал населению более 600 голов скота '.
   Одновременно с созданием и заброской на территорию Молдавии организаторских групп ЦК КП(б) Молдавии и молдавский отдел УШПД приняли меры по ускорению движения на территорию республики соединений молдавских партизан, действовавших на территории Украины. Зимой 1943/44 года из состава первого соединения на территорию Молдавии вышли три разведывательные группы. В начале февраля 1944 года по указанию секретаря ЦК КП(б) Молдавии И. И. Алешина на территорию республики была отправлена конная группа под командованием Я. А. Мухина. Пройдя по тылам врага свыше 1200 километров, она выросла в отряд численностью 105 человек, получивший название "Советская Молдавия". В марте 1944 года отряд вышел в Каменский район Молдавской ССР. В это же время в Молдавию прорвались два отряда украинских партизан под командованием М. Струкачева и М. Тугушева. В январе - марте 1944 года в Молдавии действовало 18 партизанских отрядов и более 23 партизанских групп общей численностью свыше 900 человек 2.
   С приходом партизан деятельность подпольных организаций значительно усилилась, стала целеустремленнее. Многие из них установили связи с партизанами и работали по их заданиям: вели разведку, переправляли в отряды бежавших из лагерей советских военнопленных и местных жителей, совершали совместно с партизанами боевые операции. Отдельные подпольные организации в силу сложившихся условий целиком ушли в партизаны. Так, подпольщики Каменки раздобыли несколько пистолетов, гранат и 17 винтовок. С выходом партизанского отряда под командованием Я. А. Мухина на территорию Каменского района около 50 жителей Каменки (из них 40 подпольщиков) влились в его ряды3. Подпольщики Григориополя к концу 1943 года раздобыли более 20 винтовок, несколько пистолетов, автомат, ручной пулемет, гранаты, патроны. В начале января 1944 года они сформировали партизанский отряд. Но накануне выхода отряда в лес почти весь его состав по доносу предателя был арестован. Большинство из арестованных было расстреляно в тираспольской тюрьме. Трагическая участь постигла сорокских подпольщиков. Они также собирали оружие и готовились к партизанской борьбе. Вражеской разведке удалось заслать в организацию провокатора. Выдав себя за партизана, он при встрече с руководителями организации сказал, что 9 февраля 1944 года около села Иоржница с советского самолета подпольщикам будет сброшено оружие, и потребовал, чтобы никто из членов организации до этого не отлучался из своих домов. В тот же день подпольщики были арестованы Обстановка на территории республики значительно усложнилась с приближением фронта. На территорию Молдавии вошли отступавшие гитлеровские войска. В борьбу против подпольщиков и партизан вместе с румынскими включились и немецко-фашистские карательные органы. Начался разгул кровавого террора. "Я имею право расстрелять всю Бессарабию!" - цинично заявил главарь жандармов села Суслены Кицу, зверски уничтожив местных жителей С. А. Беливака, Е. П. Горгос, К. Н. Дорош и Г. Л. Бею, отказавшихся "эвакуироваться" в Румынию 2. 25 марта 1944 года в связи с тем, что кто-то из патриотов разобрал железнодорожный путь около станции Марандены, гитлеровцы схватили и расстреляли в находившемся рядом селе Хилиуцы 12 заложников, 123 жителей угнали в рабство, а село разграбили и сожгли. Страшное злодеяние совершили гитлеровцы в Сусленском районе. За отказ населения выходить на оборонительные работы они подвергли бомбардировке с воздуха и артиллерийскому обстрелу села Жеврены, Ракулешты и Ба-лашешты, в результате чего было убито и ранено 130 жителей, разрушено и уничтожено более 200 домов3.
   Тяжелые удары были нанесены по подпольным организациям. Оккупанты арестовали 42 подпольщиков Кишинева, членов подпольной группы в Бендерах, шесть подпольщиков в селе Сынжерея, учинили зверскую расправу над заключенными рыбницкой и тираспольской тюрем. Ворвавшись в камеры рыбницкой тюрьмы, где находились более 270 подпольщиков, партизан и румынских антифашистов, гитлеровцы расстреляли их из автоматов прямо в камерах и, чтобы скрыть следы преступления, подожгли здание тюрьмы. Многие заключенные сгорели заживо. С 31 марта по 3 апреля 1944 года в тюрьмах Тирасполя было расстреляно около 3 тысяч человек.
   На стенах подвалов кишиневской сигуранцы и камер тираспольской тюрьмы сохранились надписи - свидетельства исключительной силы духа патриотов. Вот некоторые из них: "Страшные, невыносимые пытки не поколеблют нашу веру в правое дело, а закаляют еще больше волю к борьбе против фашизма. Политзаключенный Иванов Валерьян Федорович из Бендер, 3 января 1944 года". "Не отчаивайтесь, победа будет на нашей стороне, потому что мы более стойки. Надежда на победу пусть будет" вам путеводной звездой в черные минуты. Не теряйте надежды. За справедливость, за нашу жизнь борется целый мир. Мы победим потому, что нами руководит ВКП(б)" '. "Здесь расстрелян 3.4.44 г. Акимов Аким Порфирьевич, рождения 1924 года. Товарищи, меня нет, но я знаю, что жизнь свою я отдал всем тем, кто будет жить. Я иду на смерть, но знаю, что на меня Родина-мать не будет обижаться. Я молод, но я знаю, что дело, за которое я боролся, будет жить. Очень тяжело идти на смерть, не поглядев на своих освободителей. Прощайте, товарищи! Аким"2.
   За несколько дней до прихода Красной Армии, 19 марта 1944 года, после длительных пыток в рыбницкой тюрьме был расстрелян боевой руководитель каменских подпольщиков Я. А. Кучеров.
   До самого последнего момента патриоты искали возможность побегов из фашистских застенков. И некоторым это удавалось. 4 апреля 1944 года группе заключенных в тираспольской тюрьме удалось выбраться из камеры. Задушив часового, подпольщики открыли другие камеры. Прикрываясь огнем захваченного у часового автомата, беглецы перебрались через стены тюрьмы. Часть их при этом погибла, но 230 патриотам удалось спастись.
   Как бы ни неистовствовали оккупанты, дни их были сочтены. Борьба разгоралась. На территорию Молдавии вступала Красная Армия.
   В 1944 году всенародная борьба с немецко-румынскими захватчиками в Молдавии происходила в специфических условиях. По территории республики в течение нескольких месяцев проходила линия фронта. В тылу врага повсеместно действовали партизанские отряды. В этой обстановке по-новому встал вопрос о роли подполья. Политической работой среди населения теперь занимались в основном политические органы Красной Армии и партизаны. Они имели необходимую материально-техническую базу (печать, радио и т. д.) и вели эту работу в гораздо более широких масштабах, чем это могли делать подпольщики. Изменились и задачи боевой деятельности подпольщиков. Боевые нападения на тылы противника с большим эффектом осуществляли партизаны. И сам характер этих нападений изменился - теперь нужно было действовать относительно крупными вооруженными группами. Поэтому подпольные организации переходили к партизанским методам борьбы, численно росли, превращались в партизанские отряды. Многие из них прямо вливались в ряды партизан. Главной задачей подпольщиков стала разведка. Но для этого нужны были небольшие, по 2-3 человека, группы и одиночки, связанные с партизанскими отрядами.
   Вследствие всех эти причин в 1944 году основной формой борьбы в тылу немецко-румынских оккупантов на территории Молдавии были действия партизанских формирований. Подпольная же борьба велась численно небольшими группами, а иногда и одиночками-разведчиками. Можно без преувеличения сказать, что партизаны имели своих людей в каждом селе, на каждой железнодорожной станции, во всех других населенных пунктах.
   Особое место в деятельности партизан и подпольщиков в начале 1944 года занимала помощь соединениям 2-го Украинского фронта, вышедшим во второй половине марта к Днестру и приступившим к освобождению Молдавии. 18 марта 1944 года одно из соединений 5-й гвардейской танковой армии вышло к Днестру в районе города Сороки и остановилось из-за недостатка горючего. Узнав об этом, партизаны отряда под командованием М. Струкачева переправили на лодках с правого берега Днестра 18 бочек с дизельным топливом и дали возможность советским танкистам продолжать наступление. Партизанский отряд под командованием М. Тугушева накануне выхода советских войск к Днестру в районе города Атаки захватил плацдарм на правом берегу реки и тем самым оказал серьезную помощь в форсировании Днестра одному из соединений 40-й армии '. Партизанский отряд "Советская Молдавия" под командованием Я. А. Мухина совместно с вышедшими в Каменский район четырьмя советскими танками освободил от захватчиков села Подойма, Подоймица, Рашков и Катериновка. Затем он в течение двух дней вел бой с превосходящими силами противника в районе села Тарасово, чем способствовал успешной переправе через Днестр 5-й гвардейской воздуш-нодесантной дивизии. В дальнейшем, тесно взаимодействуя с передовыми частями советских войск, отряд "Советская Молдавия" принял активное участие в освобождении ряда районов Молдавской ССР.
   Большую помощь Красной Армии оказали подпольщики. В начале марта 1944 года командование 2-го Украинского фронта перебросило в район Рыбницы группу разведчиков во главе с лейтенантом М. Е. Рыбаком. Члены рыбницкой подпольной организации А. С. Плугарь, В. И. Рыбалко, С. М. Грищенко и другие помогли разведчикам незаметно пройти в город, укрыли их и радиоаппаратуру в надежных местах, изготовили для них румынские паспорта, прописали и обеспечили их различными справками для свободного передвижения. По заданиям разведчиков подпольщики собирали сведения о противнике, которые по радио передавались советскому командованию. Благодаря помощи подпольщиков советские разведчики действовали в Рыбнице до прихода Красной Армии и успешно выполнили поставленные перед ними задачи 2. В районе города Сороки серьезную помощь советским войскам при форсировании Днестра оказали члены ямпольской подпольной группы, возглавлявшейся Ф. Тонкопия и Н. Гоцеридзе 3.
   Партизаны и подпольщики были ядром всенародной борьбы с оккупантами. С подходом советских войск на оказание им помощи поднялся буквально весь молдавский народ. Так, в селе Рышканы по инициативе местного врача население за один день оборудовало в помещении бывшей больницы госпиталь, обеспечило раненых питанием. Несколько десятков местных юношей и девушек взялись обслуживать раненых в качестве санитаров. Благодаря этому полк под командованием подполковника А. М. Луценко, освобождавший Рышканы, получил возможность ускорить темп своего наступления и успешно выполнил поставленную перед ним задачу. В районе города Сороки молдавские женщины на рыбацких лодках помогли советским воинам переправиться на правый берег Днестра. "В боях за Бельцы,- вспоминает Герой Советского Союза Г. И. Голиков,- вражеская авиация вывела из строя почти всю нашу тягловую живую силу. Подразделениям грозила длительная задержка. На выручку пришли местные жители. За несколько часов мы были обеспечены необходимым транспортом. Многие из жителей, хорошо знавших местность, добровольно пошли в качестве проводников и разведчиков. Это помогло подразделениям быстро преодолеть трудный участок пути от Бельц до Прута и выйти на государственную границу" '.
   В условиях бездорожья и распутицы советские войска встретили большие затруднения с подвозом боеприпасов. На помощь также пришло население. Тысячи молдаван - мужчины, женщины, подростки - от села к селу, как эстафету, передавали на руках к линии фронта снаряды, мины, патроны. Только для 46-й армии население таким способом доставило 9500 снарядов для 76-лш орудий.
   Огромный труд вложило население в восстановление и строительство мостов и переправ. Например, на строительстве Сорокского моста ежедневно работало 600-700 жителей и до 200 подвод, на строительстве Рыбницкого моста - более тысячи человек. "Все люди из гражданского населения,- говорилось в донесении одной из воинских частей,- работали очень хорошо. Многие не уходили домой по 2-3 дня, питаясь с ротных кухонь. Работы не прекращались ни при какой погоде. Например, во время метели 2, 3, 4 апреля строительство моста на р. Прут продолжалось, несмотря на то что люди от сильного ветра падали в воду".
   Нередки были случаи, когда население принимало непосредственное участие в боевых операциях Красной Армии. В апреле 1944 года около села Старая Андрияшевка в Тира-спольском районе противник крупными превосходящими силами контратаковал позиции одного из полков Красной Армии. Бой принял напряженный характер. Росли потери полка. В это время на помощь пришли 60 добровольцев из местного населения, вооруженные трофейным оружием. Они помогли советским воинам отбить все атаки противника.
   Исключительно большую помощь в эт-от период оказало местное население советским воинам продовольствием. Крестьяне с радостью раскрывали тайники, в которых они прятали от оккупантов продовольственные запасы, и делились ими со своими освободителями. "...В связи с весенней распутицей и отставанием тылов местное население обеспечивает питанием личный состав армии",- говорилось в донесении 5-й гвардейской танковой армии от 22 марта 1944 года. Только население северных и восточных районов Молдавии весной 1944 года сдало государству, главным образом непосредственно войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов, 4,5 миллиона пудов хлеба, 5212 тонн мяса, около 6 тысяч тонн овощей, более 3 тысяч гектолитров молока и 1300 тысяч штук яиц1.
   В конце апреля 1944 года, после освобождения Красной Армией левобережных районов, Сорокского уезда и значительной части Бельцского и Оргеевского уездов, фронт на территории Молдавии временно стабилизировался. В июне 1944 года из Киева в Сороки был переведен молдавский отдел УШПД. Его возглавил опытный руководитель партизанской борьбы, бывший командир отряда "Советская Молдавия" полковник Я. А. Мухин. В течение нескольких недель отдел подготовил и перебросил в тыл врага шесть небольших партизанских отрядов общей численностью 131 человек. В это же время представителями УШПД, 2-го и 3-го Украинских фронтов было подготовлено и заброшено на территорию оккупированных районов Молдавии восемь организаторских групп по 7-11 человек в каждой. Пополняясь за счет добровольцев из населения и освобожденных советских военнопленных, эти отряды и группы к 25 августа 1944 года выросли в партизанские отряды, насчитывавшие в своих рядах от 40 до 145 бойцов. Кроме того, в конце июня - начале июля 1944 года в юго-западные районы Молдавии были выброшены с самолетов партизанский отряд в составе 50 человек под командованием В. А. Шпака и три партизанские группы под командованием И. К. Решетняка, A. Ф. Гурова и Г. Ф. Алмазова'. Летом 1944 года на территории юго-западных районов Молдавии действовало более 20 партизанских отрядов и групп, объединявших в своих рядах свыше 1200 человек.
   Наряду с партизанскими отрядами в юго-западных районах республики продолжали действовать и подпольные организации. В селе Новые Кирганы Кагульского района подпольная группа в составе 14 человек, возглавлявшаяся
   B. Е. Мельником, установила связь с подпольными группами ряда сел и вместе с ними вела политическую работу среди населения. Активно действовала молодежная подпольная организация Унгенского района под руководством В. Н. Гавриша. Она распространяла листовки, совершала диверсии, освобождала из плена советских воинов. В начале апреля 1944 года подпольщики заминировали только что восстановленный гитлеровцами мост. Въехавший на мост вражеский танк взорвался. Гитлеровцы растерялись. Воспользовавшись этим, согнанные на восстановление моста советские военнопленные обезоружили часть охраны и разбежались. Подпольщики разыскали и укрыли их, а затем сформировали из них партизанский отряд. "...Нас было двести,- пишет в своих воспоминаниях бывший военнопленный, ныне житель города Орска Оренбургской области И. К. Перцев,- двести человек, обреченных на гибель. Двести пленных, которых фашисты должны были расстрелять... Фронт приближался. Немцы озверели от страха. Мы узнали, что нам предстоит закончить строительство моста через р. Прут к-конец. И вот многие из нас живы. Вместе со своими женами и детьми. Нас спасла группа комсомольцев-подпольщиков города Унгены. Трое из них погибли, замученные фашистами.
   Дорогие друзья! Мы не забыли их имен. Но Вася Гавриш, Зина Чухас и Миша Вискун заслужили того, чтобы их помнила вся молдавская молодежь" 2.
   Большую помощь советским воинам, находившимся в фашистском плену, оказывала группа кишиневских патриоток, возглавляемая М. А. Каминской. Весной 1944 года в боях при форсировании Днестра и удержании плацдармов на его правом берегу группа советских воинов, среди которых было много раненых, попала в плен. Оккупанты пригнали их в Кишинев и разместили в здании на углу улиц Бендерской и Леовской. Кормили всего раз в сутки, медицинская помощь не оказывалась. От истощения и болезней ежедневно умирало по пять-шесть человек. Узнав об этом, патриотки М. А. Каминская, А. Л. Бурсаковская, М. Д. Ротару, Н. Н. Дубовик, Д. Д. Дутченко и другие пришли на помощь пленным советским воинам. Вначале они использовали все свои запасы продуктов, одежды и медикаментов. Затем организовали сбор необходимого у своих родных и знакомых. В отдельные дни раненым воинам доставлялось до 12 ведер молока, десятки килограммов хлеба и других продуктов. На квартире М. Д. Ротару была организована нелегальная кухня, где из собранных продуктов готовилась горячая пища. "Вспоминая пребывание в Кишиневе,- пишет бывший узник лагеря В. В. Шевченко,- я очень благодарю население города, оказывавшего нам помощь. Это они поддержали и спасли многим жизнь. Скажу о себе. При ранении я потерял много крови, ослеп, двигаться не мог, не то что ходить, и не будь этой помощи, я бы погиб".
   Большую работу проводили партизаны и подпольщики по разложению вражеских войск. Упор делался на молдаван. Оккупанты продолжали насильственно мобилизовать их в румынскую армию. Партизаны и подпольщики распространили большое количество листовок, обращенных к молодежи, с призывом уклоняться от мобилизации. Значительное количество листовок и другого агитационного материала они теперь получали из советского тыла. Во многих случаях листовки приходилось составлять на месте. Только партизаны отряда под командованием Е. И. Петрова, действовавшего в Карпиненском и Котовском районах, написали от руки и распространили среди населения 1750 листовок с призывом ко всем, кому грозила мобилизация, уходить в леса '.
   Для насильственно мобилизованных молдаван в румынской армии был создан особый режим. К каждому из них прикрепляли наблюдателей, была создана сеть тайных агентов. Но все было тщетным. Весной 1944 года, когда советские войска вышли к границам Молдавии, дезертирство и переход молдаван на сторону Красной Армии приобрели массовый характер. В лесах, плавнях, а то и прямо в населенных пунктах скрывались тысячи бежавших из румынской армии молдаван. Только в селах Антоновка, Олонешты и Пуркары в апреле 1944 года с помощью местных жителей укрылось более 200 человек.
   В связи с массовым дезертирством и переходом молдаван на советскую сторону в апреле 1944 года румынское командование решило снять их с фронта и направить .в тыл. Однако огромные потери немецко-румынских войск вынудили его вновь погнать молдаван на передовую линию фронта. На этот раз были предусмотрены "гарантии" их благонадежности. Командир 1-й охранной гвардейской румынской дивизии издал приказ: "Командиру 3/9 охранполка. Согласно приказу 4-й армии за № 23110/1944 г., полученному из штаба 5-го армейского корпуса за № 11105/1944 г., предупреждаю, что все имущество семейств солдат, которые перейдут на сторону противника, будет конфисковываться. Пойманные будут расстреливаться. Настоящий приказ довести до сведения каждого солдата". И это не было только угрозой. В начале июня в 15-й пехотной румынской дивизии была раскрыта группа молдаван в 35 человек, готовившаяся перейти на сторону Красной Армии. Вся она была расстреляна. Одновременно проводилась политика "пряника". По всем частям специально для молдаван стали устраиваться различные "праздники" с сытными обедами, вином, концертами и "добрыми советами".
   Но ничто не помогало оккупантам: призванные в румынскую армию молдаване стремились воевать на стороне своего народа, в составе Красной Армии. Дезертирство и переход молдаван на сторону Красной Армии неуклонно увеличивались.
   Захватчики прилагали все усилия, чтобы нарушить связи партизан и подпольщиков с населением. При малейшем подозрении они расстреливали местных жителей, грабили и сжигали их дома. 9 мая 1944 года, ворвавшись в село Мынзатешты Унгенского района, гитлеровцы за связь с партизанами сожгли вместе с людьми три дома, закопали живыми восемь и расстреляли 30 жителей '. Подобные же расправы они учинили в селе Кристешты Ниспоренского района, селе Стольничены Котовского района и в других местах. В боях с партизанами гитлеровцы нередко прибегали к гнусному приему: впереди своих солдат гнали местных жителей- детей, стариков, женщин. "Партизанам трудно вести бои с противником,- сообщало командование отряда им. Г. И. Котовского,- когда он впереди своих цепей гонит беззащитное население. Отряд вынужден уклоняться от боя, сохраняя жизнь советских людей" 1.
   Однако жесточайшие меры не помогали захватчикам. Население всячески помогало партизанам, пополняло их ряды добровольцами. Так, в ночь на 7 июня 1944 года в район села Лапушна была выброшена с самолетов группа организаторов во главе с В. П. Александровым. Приземление было неудачным, группа рассеялась на большом расстоянии. Местные жители помогли парашютистам собраться и укрепиться в лесу, установить связь с местным партизанским отрядом. За две недели группа выросла с восьми до 50 человек2. Основной базой крупнейшего в Молдавии партизанского отряда им. Дзержинского (командир Е. И. Петров), выросшего за два месяца с 10 до 430 человек, были села Кри-стешты, Болцун, Юрчены. Жители этих сел пополняли отряд добровольцами, снабжали его продовольствием, предупреждали об облавах. Крестьянка села Чимишлия П. Е. Окулова спасла жизнь более 30 бежавшим из плена советским воинам, систематически помогала партизанам. Пытаясь получить сведения о партизанах, гитлеровцы подвергли пыткам ее 15-летнюю дочь Елену. Но девушка не проронила ни слова. Крестьянка села Юрчены А. М. Коржова оказала помощь продовольствием, одеждой и убежищем 100 партизанам и бежавшим из лагерей военнопленным3. Ее односельчанин, 69-летний крестьянин А. Г. Апанасенко превратил свой дом в постоянную разведывательную и продовольственную базу для нескольких партизанских отрядов. Во время фашистских облав он прятал у себя большие группы партизан.
   Удары партизан и подпольщиков по оккупантам усиливались. Советское командование при разработке боевых операций учитывало возможности партизан и ставило перед ними боевые задачи. Особенное значение придавалось диверсиям на коммуникациях. Так, во время подготовки Ясско-Кишиневской операции партизаны Молдавии только с 28 июля по 23 августа 1944 года пустили под откос 13 воинских эшелонов 4. С 20 по 25 августа 1944 года почти каждый
   партизанский отряд провел по нескольку успешных операций на в'ражеских коммуникациях. Командиры соединений советских войск докладывали командованию, что молдавские партизаны "действовали героически, как подлинные патриоты нашей Родины" '.
   На заключительном этапе борьбы почти все партизанские отряды имели радиостанции. Это позволяло своевременно сообщать советскому командованию собранные подпольщиками-партизанами сведения о противнике. По их данным, летом 1944 года советская авиация неоднократно наносила мощные удары по скоплениям вражеских войск. "Данные разведки партизан,- докладывал начальник оперативного отдела представительства УШПД при Военном совете 3-го Украинского фронта,- оказали большую помощь при наступлении войск фронта" 2.
   Пытаясь ослабить деятельность партизан, гитлеровцы выделяли для охраны своих коммуникаций все больше войск и боевой техники. В тылу своих войск, как и на фронте, они вынуждены были рыть окопы, делать блиндажи и пулеметные гнезда. С 1 июня по 19 августа 1944 года оккупанты провели против молдавских партизан и подпольщиков более 20 облав и карательных экспедиций. Все они окончились полным провалом. Командование 6-й немецкой армии при подведении итогов борьбы с партизанами за июнь - август 1944 года вынуждено было признать, что партизаны, действовавшие юго-западнее Кишинева, несмотря на все мероприятия оккупационных властей, "продолжали оставаться господами положения".
   К концу августа 1944 года советские войска полностью освободили Молдавскую ССР. Над республикой вновь взошло солнце свободы. В этой победе важную роль сыграла борьба с захватчиками молдавского народа, героическая деятельность славных подпольщиков и партизан Молдавии.
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.