Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к перечню материалов

М. М. Скирда, И. А. Пархоменко
"Они сражались с фашизмом"


   Враг пришел на Кировоградщину в самом начале войны. Уже в середине августа 1941 года область была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Упоенные своими успехами в Западной Европе и временными победами на советско-германском фронте, гитлеровцы уверенно вводили на оккупированной советской земле разбойничий "новый порядок". Тыловые районы Украины были сведены в рейхскомиссариат "Украина", который делился на шесть генеральных округов. Кировоградская область входила в генеральный округ "Николаев". На ее территории было создано шесть округов. Каждый округ (гебит) объединял по 4-5 районов. Во главе генеральных округов и округов была поставлена немецкая администрация. Низшие органы власти - городские и районные управы - комплектовались из "представителей местного населения" - украинских буржуазных националистов, в основном белоэмигрантов, бывших кулаков и разного рода уголовных, морально разложившихся элементов. Управы полностью подчинялись гебитскомиссарам и военным комендантам. В одной из директив гитлеровских властей говорилось: "Необходимо иметь в виду, что служащие городской управы не являются служащими населения, а только немецкого командования. Какое-либо самостоятельное действие запрещается".
   Колхозы гитлеровцы превратили в так называемые "общественные дворы", в которых были введены, по сути, крепостнические порядки, все было построено с расчетом на максимальную эксплуатацию и ограбление крестьян. Каторжный труд был установлен и на промышленных предприятиях. Рабочий день длился 14-16 часов. Зарплата рабочих составляла 190-240 рублей в месяц, в то время как в 1942 году буханка хлеба стоила 60 рублей, килограмм мяса- 400 рублей. Городское население было обречено на голодную смерть.
   Повсеместно свирепствовал кровавый террор. В первую очередь уничтожались коммунисты, советские работники, беспартийные активисты. Но в конечном счете такая участь ждала миллионы людей: ведь Украина по замыслам гитлеровцев должна была стать "немецкой землей". Поражает изощренное изуверство, с которым гитлеровцы творили свои кровавые дела. В Александрии они заставляли коммунистов А. О. Колесника и Г. К. Воропая прыгать босиком по доскам, утыканным гвоздями, а когда они отказались это делать, затравили их собаками. В Кировограде фашисты арестовали 15 советских активисток и после долгих издевательств бросили их в бочки с горячей водой. Жительница Кировограда А. М. Игнатьева рассказывает: "Я своими глазами видела, как немецкие людоеды 30 октября 1941 года в противотанковых рвах, которые расположены в 3 км от города, по Ровенской дороге, расстреляли более 1000 советских мужчин, женщин, детей и стариков. Мужчин и женщин группами по 16-20 человек, раздетых, подводили ко рву и автоматами в затылок расстреливали. Стариков и детей резиновой палкой били по голове, после чего сбрасывали в яму. Младенцев и малышей 2-3 лет живыми бросали в яму".
   Большое количество советских людей было замучено и расстреляно в тюрьме СД, находившейся на Полевой улице. Только за двором тюрьмы фашисты расстреляли 3 тысячи человек. Кроме того, почти каждый день по 20-30 человек вывозились на расстрел в другие места. Во время одной из "разгрузок" этой тюрьмы более 500 человек было сброшено в колодец: часть людей бросали после расстрела, а остальных- живыми. Когда колодец был заполнен людьми, его залили навозом. Эта дикая расправа продолжалась почти сутки. В бывшей крепости Елизаветы фашисты расстреляли свыше 4 тысяч человек, в Терновой балке - более 5 тысяч человек. Всего в Кировограде было казнено более 72 тысяч советских людей.
   Одним из тягчайших преступлений гитлеровцев явился угон населения на каторжные работы в Германию. С этой целью систематически проводились массовые облавы. Полиция хватала даже детей. Так, из сел Веселый Кут, Чутовка и Чернолески оккупанты вывезли в Германию не только мужчин, но и всех мальчиков с 10-летнего возраста. На фашистскую каторгу из Кировоградской области было угнано более 52 тысяч молодых людей. Иногда сквозь цензурные рогатки к родным и близким угнанных поступали полные отчаяния и муки письма. "Работа земляная, тяжелая, работаю по 18 часов в день,- писал на родину в село Цыбулево Елизаветградковского района 17-летний Василий Зраилов.- Дают баланды 2 раза в день из морквы и брюквы и по 150 г черного хлеба из опилок. Сил нет по свету ходить, много таких, как я, умирает с голода. Сегодня из лагеря вывезли 25 человек мертвых моих товарищей. Силы меня бросают, ожидаю сам такой участи".
   Оккупантам активно помогали прибывшие в обозе немецко-фашистской армии украинские буржуазные националисты. Чтобы набить себе цену перед "арийскими господами", они попытались было выступать от имени украинского народа. С разрешения оккупационных властей националисты начали издавать в Кировограде газету "Украiнський голос". Первые ее номера были заполнены националистической демагогией. "Народом", на который рассчитывали националисты, оказалась лишь жалкая кучка бывших петлюровцев, кулаков и т. д. Трудящиеся же Украины с презрением отвернулись от националистических пособников оккупантам. А вскоре последовало хозяйское "цыц!" от гитлеровцев. Оккупанты не желали терпеть даже видимости чьей бы то ни было политической деятельности, в том числе и своих прислужников. Задачу националистов фашисты определили четко: безоговорочно выполнять предписания оккупационных властей, помогать им грабить, эксплуатировать и уничтожать советских людей. Гитлеровский полевой комендант Подевиц предписал газете: "Редактор должен избегать политической деятельности, а в статьях не должно быть политического направления украинских националистов. Задание газеты - призывать всех на восстановление хозяйства, обработку земли, чтобы полностью обеспечить немецкую армию". 31 декабря 1941 года Подевиц приказал переименовать газету на "Украiнськi вiстi". И "борцы" за "вiльну Украiну" послушно поджали хвост. С лакейской угодливостью они превозносили фашистскую Германию, ее фюрера, фашистский "новый порядок", служили в полиции, в агентурном аппарате гестапо, выдавали советских патриотов, участвовали в массовых казнях. На Кировоградщине, как и на всей Украине, буржуазные украинские националисты до конца раскрыли свой подлинный облик злейших врагов украинского народа, прислужников империалистических агрессоров.
   Такой была обстановка, в которой населению Кировоградщины пришлось вести борьбу с фашистскими оккупантами. И ни кровавый террор, ни оголтелая пропаганда "непобедимости армии фюрера", ни опутавшая каждый город, каждый населенный пункт сеть вражеской контрразведывательной службы - ничто не могло сломить этой борьбы. С самого начала и до конца вражеской оккупации Кировоградщина была ареной жесточайшей битвы народных масс с фашистскими оккупантами.
   
   * * *
   
   Подготовка к борьбе с фашистскими оккупантами в Кировоградской области началась с момента получения директивного письма СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года. За короткий срок в городах и селах области были созданы 251 подпольная партийная и большое количество комсомольских организаций. Они объединяли 926 коммунистов и 1800 комсомольцев. На местах обком партии сформировал Кировоградский и Знаменский подпольные горкомы и 28 подпольных райкомов партии. Во главе их были утверждены опытные партийные работники: К. Е. Ярко, А. Н. Оленюк, Е. А. Скабард, П. П. Сидоренко, 3. Е. Иванов, А. И. Живогляд, Л. И. Перфильев, Ф. А. Крячко и другие. Для оперативного руководства подпольем и партизанскими отрядами область была разделена на три куста: с центрами в Кировограде, Знаменке и Каменке. В куст входило по 10-12 районов. Для каждого куста был выделен руководитель, он же член подпольного обкома партии. Во главе всего подполья стоял подпольный обком партии, созданный в июле 1941 года.
   Одновременно шло комплектование партизанских отрядов, в расположении которых должны были находиться некоторые подпольные партийные органы и руководители кустов. Большую помощь партийным организациям области оказала направленная на Кировоградщину группа работников ЦК КП(б)У в составе Л. П. Дрожина, Н. П. Жуковского и И. Ф. Чепурного.
   Обком партии развернул работу по подготовке будущих подпольщиков, изучению ими правил и техники конспирации, выработке шифров, определению подпольных кличек, подбору явочных квартир, обеспечению подпольных организаций техническими средствами и т. д.
   В связи с быстрым продвижением немецко-фашистских войск завершить всю эту работу не удалось. Многие отобранные в подполье люди в последний момент не успели получить явок и связи, оказались оторванными от партийных комитетов. Значительная часть партийных комитетов (Кировоградский и Знаменский горкомы, многие подпольные райкомы) распалась: их работники ушли с Красной Армией или присоединились к партизанским отрядам. Кроме того, гитлеровцам в самом начале оккупации области удалось разгромить некоторые партийные комитеты и подпольные организации.
   Оставшиеся в области члены подпольного обкома партии, руководители кустов: Знаменского - секретарь подпольного обкома партии М. М. Скирда (один из авторов настоящей статьи) и Каменского - заведующий сельхозотделом обкома партии депутат Верховного Совета СССР П. К. Василина, еще накануне вторжения гитлеровцев в Кировоград выехали на места и сразу начали налаживать связи с коммунистами и комсомольцами, создавать подпольные организации и группы.
   М. М. Скирда, находясь в партизанском отряде Знаменского района, установил связи со многими коммунистами Знаменки, сел Дмитровка, Шамовка, Веселый Кут. Его связные в сентябре 1941 года побывали во многих районах области, наладив связи с коммунистами Кировограда, Чигиринского, Новопражского, Новогеоргиевского и Елизаветградковского районов. В октябре 1941 года в Знаменском лесу состоялось совещание коммунистов-подпольщиков, созванное подпольным обкомом партии. Оно обсудило задачи по развертыванию подпольной борьбы в степных районах области. Секретарь подпольного обкома партии информировал участников совещания о создавшемся положении и предложил для восстановления подполья направить в районы уполномоченных. В Знаменский район были посланы А. И. Живогляд и А. А. Федоров, в Елизаветградковский - П. И. Боевец и П. П. Сидоренко, в Кировоград - Н. Н. Добровольский.
   Уполномоченные развернули энергичную работу. Одним из первых руководителей подполья в Елизаветградковском районе стал П. И. Боевец. Местный уроженец, П. И. Боевец принимал активное участие в гражданской войне, затем работал секретарем райкома комсомола, учился в Кировоградской партийной школе, был членом райкома партии. В армию П. И. Боевца не призвали из-за болезни, и он с готовностью согласился бороться с врагом в подполье. Объединив вокруг себя оставшихся в районе коммунистов, П. И. Боевец создал подпольную партийную группу, ставшую костяком елизаветградковского подполья. Десятки раз он ходил в отдаленные районы, выполняя задания подпольного обкома партии. Поручения были сложные: разведка, выявление и уничтожение провокаторов и изменников Родины, подрыв железнодорожного полотна, разрушение телефонной связи противника. Гестаповские ищейки охотились за П. И. Боевцом, как за крупным советским разведчиком.
   В Каменском, Златопольском и других северо-западных районах области созданием подполья активно занялся руководитель третьего куста П. К. Василина. Еще до оккупации Каменки он подготовил сформированный здесь истребительный батальон к партизанским действиям. В Холодноярском лесу будущие партизаны заложили базу, изучали военное дело. С приходом гитлеровцев батальон стал партизанским отрядом. Командовал им коммунист А. С. Куценко. Отряд совершил ряд удачных операций и быстро пополнялся новыми бойцами. В сентябре 1941 года партизаны разгромили гитлеровские гарнизоны в селах Мельники и Осота. Противник потерял в этих боях более 100 солдат и офицеров. Гитлеровцы направили партизанам ультиматум о сдаче, пообещав бойцам отряда сохранение жизни, а командиру и комиссару денежное вознаграждение. В ответ на ультиматум партизаны разгромили вражеский гарнизон в селе Мотроновка. Для подавления партизан оккупантам пришлось отозвать с фронта одну из частей 7-го корпуса СС. Но отряд своевременно перешел в другой лес.
   В сентябре - октябре 1941 года подпольщики совершили ряд диверсий на железнодорожном транспорте. На участке дороги Белая Церковь - Знаменка немецкие составы часто простаивали на станциях и перегонах, ожидая, пока специальные команды ликвидируют аварии, вызванные диверсантами. Ночью немцы вообще не рисковали выпускать эшелоны со станции. Так, 1 октября 1941 года железная дорога Смела - Александрия была прервана в районе Знаменки. На этой же станции 17 октября подпольщиками был вызван большой пожар. Оккупанты издали приказ о переселении жителей за 1-2 километра от железной дороги и о расстреле всякого, кто приблизится к запрещенной зоне. Второй приказ требовал хватать заложников и вешать на станциях после каждой, диверсии. Однако и это не помогло - диверсии продолжались.
   Проходившая в условиях постоянных схваток с врагом организация подполья и партизанских отрядов сопровождалась тяжелыми потерями. Сказывались отсутствие опыта и неблагоприятные для действий партизанских отрядов степные условия. Враг имел многочисленный автотранспорт, что давало летом и сухой осенью неограниченную возможность быстрой переброски карательных отрядов. При помощи авиации гитлеровцы без особого труда находили в степи партизан. Между войсками противника и комендатурами была налажена радиосвязь. Все это в значительной мере лишало партизан их преимуществ - скрытности маневра, внезапности действий и т. д.
   Активно, например, развернул боевые действия в Знаменском и Елизаветградковском районах выросший из истребительного батальона партизанский отряд им. Щорса. Командовал им участник гражданской войны коммунист И. И. Нечаев. В декабре 1941 года после очередного налета на вражеский гарнизон группа партизан вместе с командиром остановилась на ночлег в Дмитровском лесничестве, где были выслежена и окружена карателями. В ответ на предложение сдаться И. И. Нечаев воскликнул: "Советские партизаны не сдаются!" В неравной схватке герои отстреливались до последнего патрона и уничтожили более 50 фашистов. Каратели подожгли сарай. В пламени погибли И. И. Нечаев, А. Г. Лукьяченко, А. П. Сытник, И. Л. Ульяныч, Г. П. Семенков и другие партизаны.
   В тяжелых условиях оказались партизаны Каменского района. В ноябре 1941 года гитлеровцам удалось обнаружить партизанскую базу. Отряд остался без крова, оружия и питания. П. К. Василина принял решение; партизанам разойтись по селам, создать там подпольные группы, собирать силы для дальнейшей борьбы с врагом. Направив двух партизан через линию фронта для связи с командованием Красной Армии, П. К. Василина остановился в селе Лески. Там его опознал прислужник оккупантов. Целый месяц истязали П. К. Василину в черкасской тюрьме. В декабре 1941 года он умер под пытками гестаповцев.
   Героически погибли в первые месяцы борьбы с оккупантами секретарь Елизаветградковского райкома КП(б)У Э. А. Скабард, инструктор Кировоградского обкома КП(б)У Н. М. Шамардин, секретарь комсомольской организации села Федварь М. И. Мошнягун и многие другие организаторы народной борьбы против оккупантов.
   Руководители партийного подполья из потерь и неудач делали выводы. В степных районах при отдаленности фронта наиболее удачной формой борьбы оказалась деятельность многочисленных подпольных организаций и групп. Вместе с тем максимально использовались и имеющиеся в области небольшие леса для развертывания вооруженных партизанских действий.
   Большую помощь в организации подполья в области оказал ЦК КП(б)У, приславший на Кировоградщину группу партийных организаторов из 10 человек во главе с П. Ф. Баранником. С ее помощью в марте 1942 года в Нерубаевском лесу было проведено совещание коммунистов Елизаветградковского района. Оно образовало подпольный райком партии, в состав которого вошли П. Ф. Баранник (секретарь), С. И. Долженко и С. Т. Филипенко. В апреле 1942 года райком создал партизанский отряд под командованием С. И. Долженко. Более десяти раз гитлеровцы организовывали облавы на отряд, но командир всегда выводил его из окружения с большими потерями для карателей. С введением П. Ф. Баранника в состав подпольного обкома секретарем Елизаветградковского райкома партии был утвержден К. Е. Ярко. Райком находился при партизанском отряде, К. Е. Ярко был также его комиссаром.
   Райком партии создал подпольные группы в селах Федварь (руководитель Г. А. Лозовой), Сентово (руководитель П. П. Загребальный), Оситняжка (руководитель Р. Н. Дьяченко), Букварь (руководитель М. А. Фидрик), Бовтышка (руководитель В. Т. Белоус), Петрово (руководитель С. И. Шаманский). Действовали они в тесном контакте с партизанским отрядом: вели разведку, снабжали его оружием, продовольствием и одеждой. По заданию подпольного райкома партии группы распространяли листовки, организовывали срыв мероприятий оккупантов населением.
   Энергично шла организация подполья в Новопражском районе. В мае 1942 года были созданы первичные партийные организации в Новой Праге, Светлопольском сельсовете, селе Мошорино. В селах Шаровка, Васино, Медерово, Лозоватка, Бушино действовали возглавлявшиеся коммунистами подпольные группы, в ряде сел - отдельные подпольщики. В селе Пантазиевка комсомольско-молодежную группу создал учитель С. В. Скипа. Для руководства их боевой деятельностью в ноябре 1942 года был создан районный штаб партизанского движения, в который вошли секретарь подпольного райкома партии А. Н. Оленюк, В. Л. Валяев, К. И. Сабанский, В. Е. Шиленко и К. Д. Барсуков. Новопражский подпольный райком партии поддерживал постоянную связь с подпольными партийными организациями Знаменского, Петровского, Новогеоргиевского и других районов области.
   В августе 1942 года была создана подпольная партийная организация в Знаменском районе, насчитывавшая 20 коммунистов. В состав подпольного райкома партии вошли Н. Е. Сосновский (секретарь), А. И. Живогляд, В. Г. Сотер, Т. И. Крышний. Райком создал подпольные группы в Знаменке и селах Богдановка, Дмитровка, Шамовка и Казарна, а также четыре партизанских отряда в Черном лесу.
   В течение сентября 1941 года до середины 1942 года во многих крупных населенных пунктах были созданы подпольные организации и группы. Руководили ими подпольные партийные органы. Там, где не было партийных органов, руководство подпольем осуществлял через связных непосредственно подпольный обком партии.
   Укрепился и подпольный обком партии. После гибели П. К. Василины в области осталось лишь два члена обкома - его секретарь М. М. Скирда и П. Ф. Баранник. В начале 1943 года в состав подпольного обкома партии вошел ряд руководителей подпольных организаций и партизанских отрядов. Обком партии направлял подпольные организации на развертывание активной практической деятельности. Повсеместно подпольщики начинали ее с политической работы среди населения. Эта работа была важнейшим участком деятельности подполья на всем протяжении вражеской оккупации области. Но особенно велико было ее значение в начальный период войны. Удрученные отступлением Красной Армии, некоторые оставшиеся в тылу врага советские люди растерялись, а те, кто стремился к борьбе, не знали, с чего начать. Необходимо было поднять моральный дух населения, указать ему конкретные пути борьбы с захватчиками.
   Основным средством массово-политической работы подпольщиков была печать. Листовки размножались на пишущих машинках, переписывались от руки. Очень трудным делом было приобретение пишущих машинок, бумаги, копировальных средств. Крайне тяжело было получать информацию о положении на фронтах и в советском тылу. Постоянным источником ее были передачи советского радио. Вначале у подпольщиков не было радиоприемников. Приобретение их было весьма сложным делом. Так, по поручению подпольного обкома партии И. А. Сулима устроился радиотехником знаменского радиоузла. Работая под надзором гитлеровцев, он ухитрялся прослушивать сообщения советского радио и через связного Н. Л. Зубаху передавать их членам подпольного обкома. Позднее ему удалось похитить на узле детали и смонтировать из них радиоприемник. С большими трудностями добыли радиоприемники подпольные райкомы партии и некоторые организации.
   Большое внимание в массово-политической работе подпольщиков уделялось разоблачению злодеяний захватчиков. Подпольный обком партии рекомендовал использовать для этого каждый случай зверств и бесчинств гитлеровцев и их прислужников. "Товарищи! Что нам принес фашизм? - писали в своей листовке подпольщики Кировограда.- Фашизм нам принес голод, холод, расстрелы и рабский труд. Наших детей, братьев и мужей везут в Германию, где они помирают от непосильного труда, голода и побоев... Дети наши ходят раздетые и разутые, просят хлеба. Немецкая культура - виселица и плетка. Товарищи, выступим против произвола общего врага человечества - кровавого фашизма!" Во второй листовке, названной "Населению, временно оккупированному бандой Гитлера", подпольщики Кировограда описали факты зверских расправ гитлеровцев над советскими людьми. Когда оккупанты расстреляли в Александрии заложников Т. Повстяного и Ф. Колесниченко, руководители подпольных групп П. И. Марков, Г. X. Гужеля, М. Я. Яковенко и Я. С. Шахунянц организовали тайные собрания рабочих и колхозников, на которых рассказали об этом злодеянии.
   Наряду с разоблачением сущности "нового порядка" и злодеяний фашистов, подпольный обком партии считал важнейшей задачей массово-политической работы подпольщиков пропаганду традиций советского патриотизма, воспитание оставшихся в тылу врага советских людей в духе беспредельной преданности Советской Родине, идеям Коммунистической партии. Этой цели были посвящены не только многочисленные листовки. Там, где позволяли условия, подпольные партийные органы проводили собрания и митинги населения. Например, большой отклик в области получил массовый митинг трудящихся в Дмитровском лесу в честь 25-й годовщины Великого Октября, организованный подпольным обкомом партии. В нем приняло участие более 1000 человек. Выступивший на митинге секретарь подпольного обкома партии М. М. Скирда рассказал собравшимся о положении на фронтах, призвал население области активной борьбой с захватчиками отстаивать завоевания Октябрьской социалистической революции. Такие же митинги были проведены на станции Помошная руководителями подпольной группы С. И. Коваленко и В. К. Вовченко, в Капитановском лесу Златопольского района подпольщиками В. В. Федоренко и 3. Н. Хмелевским.
   Посредством массово-политической работы, главным образом через печать, подпольные партийные органы направляли борьбу населения против оккупантов, указывали ее конкретные пути. Для подавляющей массы населения таким путем был саботаж мероприятий захватчиков. "Товарищи рабочие и колхозники! - говорилось в выпущенной в октябре 1941 года подпольным обкомом партии листовке.- Не выполняйте распоряжений немцев, старост и полицейских! Старосты и полицейские - изменники украинского народа, которые стали служить немцам. Уничтожайте их, помогайте партизанам в борьбе с немецкими захватчиками!" Елизаветградковский подпольный райком партии во время уборочных работ летом 1942 года обратился к колхозникам с листовкой "Не давайте фашистам хлеба!". В ней говорилось: "Колхозники, задерживайте уборку и обмолот хлеба, не давайте возможности фашистам вывозить хлеб в Германию. Наш лозунг- "Ни одного грамма хлеба оккупантам"".
   Нередко листовки, звавшие к саботажу, выпускались в виде призывов. Вот одна из таких листовок, распространенная подпольщиками Новоархангельского района:
   "Товарищ! Чем ты помог борьбе с немецкими оккупантами?
   Колхозник, спрячь хлеб, не дай вывезти его в Германию!
   Комбайнер и тракторист, уничтожь комбайн и трактор!
   Шофер, поломай немецкую машину!
   Честный украинец, уничтожь паршивого оккупанта при первой возможности, разбей телеграф, взорви мост, подожги немецкие склады - тогда не будешь краснеть от стыда перед своими братьями".
   В обращениях к населению подпольные партийные организации напоминали о боевых традициях русского, украинского и других советских народов, о героях гражданской войны В. И. Чапаеве, Н. Щорсе, воевавших на Кировоградщине в годы гражданской войны А. Я. Пархоменко и Г. И. Котовском, земляке кировоградцев В. Н. Боженко, рассказывали о подвигах подпольщиков и партизан в борьбе с фашистскими захватчиками. Через листовки широкую известность получил подвиг подпольщика Михаила Юрченко, который в селе Новая Осота Александровского района один принял бой с 50 гитлеровцами. В этом бою Юрченко убил начальника полиции, нескольких гитлеровцев и, будучи раненным, сумел уйти от преследователей в лес.
   В марте 1943 года подпольный обком партии начал издавать свою газету "За Советскую Родину". Редактором ее был утвержден Н. Н. Добровольский, членами редколлегии - Г. Г. Недяк, Н. Л. Зубаха. Газета размножалась на ротаторе. Всего был выпущен 21 номер газеты по 100-200 экземпляров каждый.
   С первых дней вражеской оккупации области подпольщики развернули активную боевую деятельность. Не успели гитлеровцы войти в Кировоград, как на аэродроме в Федоровке кто-то взорвал не эвакуированный советскими войсками склад. Затем был убит гестаповец. Между Лелековским разъездом и Кировоградом была нарушена телефонная связь. Неуловимыми оказались и те, кто сжег пять самолетов и склад с боеприпасами на Кировоградском военном аэродроме. 21 октября 1942 года газета "Украiнськi вicтi" поместила объявление гебитскомиссара Кировограда. В нем говорилось: "В ночь с 11 на 12 июня был случай саботажа. Уничтожена связь между Кировоградом и Новомиргородом. Ввиду того, что виновник не найден, был наказан расстрелом Андрей Гудзенко из с. Аврамовки, как человек, враждебно настроенный против немцев. При повторных случаях будут применены самые жесткие меры. Я еще раз указываю на то, что в случае поломки телефонной связи злонамеренно или по небрежности виновные будут расстреляны. Тем же наказаниям будет подвергнут тот, кто агитирует на преступление или помогает. Если преступник не будет найден, расстрелу подлежат жители сел, которые расположены вблизи места поступка".
   Угрозы и репрессии не останавливали советских людей. Они смело вступали в бой с захватчиками. Одну из первых подпольных групп в Кировограде организовал студент педагогического института комсомолец П. И. Лахман. Из-за плохого зрения он не был призван в Красную Армию. В письме товарищу на фронт П. И. Лахман писал: "Как жаль, что я со своим зрением не могу быть полезным на фронте, но не беда, я постараюсь и здесь, в тылу, быть полезным". Как только пришли захватчики, комсомолец стал собирать патриотов. В созданную им группу вошли учителя Н. П. Василенко и Ю. М. Лаврусь, учащийся Н. П. Куколо и другие. Вскоре большинство участников группы было арестовано. Два месяца издевались гестаповцы над подпольщиками. Однако улик против них не было, а допросы и пытки ничего не дали. В конце концов гестаповцы освободили арестованных.
   Подпольщики стали действовать осторожнее, но не менее энергично. Группа быстро росла, вооружалась, создавала запасы взрывчатки. П. И. Лахман поддерживал систематическую связь с подпольным обкомом партии. По его заданию подпольщики организовали в городе лечение раненых партизан. Их привозили в условленное место и при помощи врача Г. Н. Буякова помещали в больницу. После выздоровления подпольщики снабжали партизан оружием и переправляли в лес.
   Когда над подпольщиками вновь нависла угроза ареста, большая часть их по указанию подпольного обкома перебазировалась в пригород Кировограда - село Федоровку. Здесь в группу влилось еще более 40 человек: учитель федоровской школы Г. К. Шевченко, бывший работник райкома комсомола Ф. Г. Белявский и другие. Часть подпольщиков (Ю. М. Лаврусь, Н. П. Василенко и другие) осталась в городе для распространения листовок и изготовления документов. В Федоровке члены группы выводили из строя механизмы маслозавода, портили его продукцию, готовились к вооруженному восстанию, которое приурочивали к подходу Красной Армии.
   В ноябре 1943 года П. И. Лахман, Ф. Г. Белявский, Н. П. Куколо и многие другие подпольщики были арестованы. На квартирах у них были обнаружены пишущая машинка, радиоприемник, много оружия. Пытки ничего не дали гестаповцам, и полуживые подпольщики были брошены в кировоградскую тюрьму. В декабре 1943 года - за несколько дней до освобождения Кировограда - их расстреляли.
   
   Батькiвщино, мiй краю орлиний,
   Не залишусь нiколи один.
   Щирим серцем до тебе я лину,
   Бо ти мати менi, а я син.
   
   Торжественной клятвой на верность Родине звучат эти стихи П. И. Лахмана, делами и смертью своей доказавшего свою беспредельную любовь к советской Отчизне.
   Осенью 1941 года в Кировограде возникла крупная подпольная организация, названная ее участниками именем С. М. Кирова. Во второй половине 1942 года в организации насчитывалось 112 человек. Возглавлял организацию бежавший из плена бывший заведующий оргинструкторским отделом Бельцского горкома КП(б) Молдавии Ф. С. Волощенко, начальником штаба был комсомолец И. И. Волощенко, заместителем командира по политчасти коммунист А. А. Бажан.
   Под руководством организации им. Кирова работала созданная в конце 1941 года И. И. Волощенко комсомольско-молодежная организация. В нее входили Хищенко, Смалько, Гончаренко, Бурьянова, Жабо, Бутурлименко, Зубков. Затем к ним присоединились комсомольцы и несоюзная молодежь предприятий города и железной дороги.
   Летом 1942 года побывавший по заданию организации в Киеве начальник штаба И. И. Волощенко установил связь с организацией киевских подпольщиков, руководимой Л. И. Высочанским и Г. Е. Норейко. Через нее до марта 1943 года кировоградские подпольщики получали задания от командования Красной Армии и передавали ему сведения о противнике.. Одновременно руководство организации через подпольщика Л. С. Хищенко установило связь с партизанским отрядом им. Ворошилова (командир С. И. Долженко). Подпольщики снабжали партизан сведениями об оккупантах, добывали для них оружие, медикаменты, одежду, передали отряду радиоприемник, пополняли его новыми бойцами. Этим занимались специально подобранные люди. Только подпольщики Ф. И. Коваленко, К. Г. Козенцева, А. Киселева передали партизанам угнанный у гитлеровцев легковой автомобиль и 3200 патронов для автоматов. Они привели в отряд 32 патриота, желавших с оружием в руках сражаться с захватчиками. Каждого из них подпольщики обеспечили пистолетом и набором медикаментов.
   Большую помощь оказывали подпольщики бежавшим из лагерей советским военнопленным. Руководитель организации Ф. С. Волощенко изготовил 14 печатей различных учреждений оккупантов, подпольщики Л. С. Хищенко и Т. Г. Седлярова-183 паспорта. Этими паспортами были обеспечены бежавшие из плена советские воины, устроенные подпольщиками на работу в городе. Пригодились печати Волощенко и для приобретения средств для организации. По поддельным документам подпольщики получили в оккупационных учреждениях 65 тысяч рублей.
   Главное внимание в своей деятельности наряду с организацией массового саботажа подпольщики уделяли диверсиям на промышленных предприятиях и на железнодорожном транспорте. На заводе "Профинтерн" была создана группа подрывников. Ядро ее состояло из 24 коммунистов и 58 комсомольцев. Группа уничтожила 23 станка и так организовала саботаж, что завод почти не выполнял заказов оккупантов. Директор завода подпольщик А. Ф. Цемен, умело используя свое положение, помог 35 советским военнопленным, работавшим на заводе, уйти в партизаны. Систематически совершались диверсии на заводе "Красная звезда", где оккупанты пытались организовать ремонт танков и тягачей. Подпольщики сожгли на этом заводе 13 электроприборов, два электромотора, взорвали два котла.
   Активно действовала входившая в состав подпольной организации им. Кирова группа подпольщиков села Владимировка Кировоградского района. Ее возглавлял Л. А. Полищук. Члены группы - П. Т. Васильев, П. Е. Маковский, М. А. Гончаренко, Е. И. Подлубная, Н. А. Юрченко, И. Дзюбенко и М. П. Попов организовали крестьян на саботаж полевых и уборочных работ. Они уничтожили 20 молотилок, захватили угонявшееся в Германию стадо в 1500 голов скота и раздали его крестьянам. В селе Панчево подпольщики сожгли мост, задержав здесь движение автотранспорта на месяц:.
   Диверсионная деятельность подпольной организации им. Кирова неуклонно нарастала. Подпольщики В. П. Хитренко, И. Я. Смалько, Т. К. Линовиченко и другие вывели из строя телефонную станцию в гебитскомиссариате и городскую телефонную станцию. Более 40 раз подпольщики нарушали телефонную связь между войсковыми частями и учреждениями города. В различных направлениях от Кировограда ими было вырезано около 4000 метров подвесного и подземного кабеля телеграфной и телефонной связи. Подпольщиками было совершено нападение на охрану склада оружия, выпущено из цистерн 80 тонн горючего, уничтожено на элеваторе 1000 тонн пшеницы, поломано в бывших МТС 22 трактора, подорвано 24 железнодорожных вагона, выведено из строя 20 паровозов, 48 воздушных рукавов для тормозов, уничтожено 43 автомобиля, у 48 автомашин испорчена резина, сожжено семь самолетов.
   Параллельно с организацией им. Кирова в Кировограде действовала подпольная организация им. Ворошилова. Она возникла в результате объединения нескольких подпольных групп, возглавлявшихся К. В. Гончаровым, В. В. Федоровым, И. В. Конаревым, И. И. Поленцовым и Н. И. Медведевым. Командиром организации на совместном совещании руководителей этих групп был избран К. В. Гончаров. В августе 1943 года обе организации - им. Кирова и им. Ворошилова - объединились. Командиром объединенной организации им. Ворошилова стал К. В. Гончаров, членами штаба - Ф. С. Волощенко и А. А. Бажан. В августе 1943 года в организацию вошли подпольные группы В. Н. Рыбалкина и Г. Е. Шелудько. Организация стала общегородской. Деятельность ее направлялась подпольным обкомом партии.
   Штаб организации распространил свое влияние на окружающие села и железнодорожные станции. Агитационная работа проводилась на железнодорожных станциях Треповка, Хировка, Шестаковка, Плетеный Ташлык, Глиняная и разъезде Лелековка. Подпольные группы были созданы в селах Компанеевка, Федоровка, Первозвановка, Калиновка, Обозновка, Карловка, Раздолье, Серебрянка, на хуторах Богдановка и Владимировка. Ряды подпольщиков быстро росли. К середине 1943 года в организации числилось 1300 человек, в том числе 84 коммуниста и 175 комсомольцев.
   Организация была разбита на отряды, командиры которых назначались штабом. Многие отряды по указанию штаба специализировались на диверсиях, разведке, уничтожении оккупантов и их пособников, распространении листовок и т. д. Это значительно повысило эффективность подпольной работы. Удалось подвести лишь некоторые, далеко не полные итоги боевой деятельности кировоградских подпольщиков за весь период вражеской оккупации города. Но и то, что подсчитано, восхищает своим размахом: выведено из строя 72 паровоза, 2287 автомобилей и 2651 фургон с военными грузами, восемь самолетов, 36 авиамоторов; подожжены три нефтебазы, где сгорело 600 тонн горючего и 305 тонн смазочного материала. Подпольщики уничтожили 1600 гитлеровцев и их пособников. Они провели 682 крупные диверсии, уничтожили и вывели из строя 514 разных фабрично-заводских установок и оборудования.
   За каждой из этих цифр - подвиги, дерзкие операции. Вот некоторые из них.
   В районе бывшей крепости Елизаветы располагалась часть РОА. Штаб подпольщиков решил изъять из этой части оружие для партизан. Операция была тщательно подготовлена. Подпольщики раздобыли пропуска, договорились с девятью солдатами в самой части о помощи. В один из вечеров к казармам подъехали две автомашины. В них находились подпольщики М. Е. Кравченко, Н. А. Ткаченко, А. А. Бажан, Ю. А. Голуб, В. Н. Рыбалкин. Операцией руководил И. И. Поленцов. Вместе с другими участниками операции он уверенно прошел в проходную. Пропуска оказались "в порядке", и подпольщики попали в расположение части. С помощью ожидавших их помощников из солдат РОА подпольщики быстро нагрузили одну автомашину оружием и скрылись. Одна машина ушла к партизанам, а на другой подпольщики направились на выполнение следующей, намеченной на эту ночь операции.
   В боевой деятельности кировоградских подпольщиков активное участие принимал унтер-офицер гитлеровской армии Гарри Симон. Он передавал подпольщикам оружие, патроны, мины, ночные пропуска, сообщал пароли. Вначале подпольщики относились к Симону настороженно. Но после того, как он принял участие в ряде боевых операций, ему стали доверять. И действительно, Гарри Симон оказался убежденным антифашистом, бесстрашным бойцом кировоградского подполья. Используя свое положение, он выведывал замыслы оккупантов, разоружал полицейских, способствовал осуществлению многих диверсий и террористических актов против гитлеровцев. Оккупанты стали догадываться о том, что против них действует кто-то из своих. Для его поимки в Кировоград прибыла специальная группа гестаповских офицеров. Узнав об этом, подпольщики пробрались в расположение гестаповцев и уничтожили четырех приезжих офицеров.
   С помощью Симона подпольщики совершили дерзкую операцию по уничтожению отличавшегося особой жестокостью в расправах с населением командира немецкой части матерого фашиста Гаука. Дело это было сложным. В казарме, где находился кабинет Гаука, размещалось 48 гитлеровских солдат и 16 солдат РОА. Но тщательная подготовка операции и смелость подпольщиков обеспечили успех. В ночь на 13 октября 1943 года Симон, пробравшись в часть, нарушил ее связь с городом. В это время подпольщики В. Н. Рыбалкин, Ф. С. Волощенко и Ю. А. Голуб, одетые в немецкую форму, подошли к казарме. Сняв часовых, они внезапно ворвались в комнату солдат РОА, разоружили и связали их. Руководитель операции В. Н. Рыбалкин вскочил в кабинет командира части. На требование "руки вверх!" находившиеся в кабинете немецкие офицеры ответили огнем из пистолетов. В. Н. Рыбалкин успел смертельно ранить Гаука, но и сам был ранен. Поднялась тревога. Гитлеровцы открыли отчаянную стрельбу, В. Н. Рыбалкин с боем прорвался к выходу, ранив еще троих фашистов. На помощь подоспели остальные участники операции. Отстреливаясь, подпольщики вырвались из казармы и скрылись в ночной темноте.
   Смелый налет подпольщиков на гитлеровскую воинскую часть вызвал смятение среди оккупационных властей. На похороны Гаука приехало много офицеров из Винницы и других городов. Гитлеровцы обещали за поимку его убийцы 50 тысяч марок. На ноги была поставлена вся агентура, но все оказалось тщетным. В. Н. Рыбалкин, скрываясь на конспиративных квартирах, оправился от раны и продолжал борьбу. Гарри Симон похитил у гитлеровцев автомобиль и в сопровождении подпольщика пробрался в партизанский отряд им. Ворошилова (командир И. Диброва), в составе которого сражался с фашистами до освобождения области (Сейчас Гарри Симон живет в ГДР. Он часто обменивается письмами со своими боевыми друзьями по кировоградскому подполью).
   Незадолго до нападения подпольщиков на воинскую часть - в августе 1943 года в Кировограде был осуществлен исключительный по своей дерзости массовый побег заключенных из тюрьмы СД. Произошло это так. Летом 1943 года УШПД выбросил в Компанеевском районе группу организаторов из шести человек. Пробираясь в Черный лес, группа попала в засаду и была схвачена гитлеровцами. Попав в кировоградскую тюрьму, десантники стали искать пути побега. Вскоре они познакомились с Б. И. Оршанским. Еврей по национальности, Оршанский был арестован еще в 1941 году, но гитлеровцы не расстреливали его и держали в тюрьме - он был им нужен как отличный мастер по ремонту радиоприемников. Десантник А. Т. Лепетов, Б. И. Оршанский и пятеро других подпольщиков разработали смелый план побега. Утром в день операции А. Т. Лепетов дал задание работавшей в тюрьме уборщицей подпольщице О. Евдаш делать уборку не в 16, а в 12 часов, то есть во время обеда, и тогда же открыть его камеру. Имелось в виду, что комендант тюрьмы и охрана будут заняты обедом. Во время обеда Оршанский зашел к коменданту, Лепетов встал у двери.
   - Господин комендант, вы велели исправить радио,- сказал Оршанский.
   Комендант повернулся к радиоприемнику. В этот момент Оршанский нанес ему смертельный удар молотком по голове. Но тут вошел переводчик. Пришлось ликвидировать и его. Овладев оружием убитых, Лепетов и Оршанский уничтожили дежурного и с его автоматом ворвались в караульное помещение, где обедала охрана. 17 гитлеровцев были скошены автоматными очередями, пятеро - ранено. Теперь организаторы побега были хорошо вооружены. Они ликвидировали часовых у входной двери и у ворот, после чего открыли камеры. Весь двор наполнился заключенными. Им тоже дали оружие, оставшееся от убитых часовых. Уничтожив и внешнюю охрану тюрьмы, заключенные быстро разбежались. Лишь девять из них были схвачены гитлеровцами. А. Т. Лепетов, десантник И. Н. Белоцерковский и Б. И. Оршанский добрались до партизанского отряда им. Ворошилова.
   На борьбу с подпольем гитлеровцы бросили огромную свору агентов, систематически предпринимали облавы. В конце концов фашистам удалось напасть на след кировоградских подпольщиков. Осенью 1943 года начались массовые аресты. В гестаповских застенках погибли многие руководители подполья и активные подпольщики: Н. Коптев, К. Матвеев, И. Бабенко, Т. Жабо - всего 80 человек. Расправам подвергались и члены семей подпольщиков. 25 октября были арестованы жена и пятилетний ребенок командира отряда И. И. Поленцова. Затем схватили и казнили членов семей командиров отрядов И. В. Конарева, В. В. Федорова, В. А. Голуба.
   В числе арестованных была активная участница комсомольского подполья Елена Бурьянова и другие молодые подпольщики. Подобно своим старшим товарищам, они отважно держались на допросах. Учительница-комсомолка Е. Бурьянова все обвинения приняла на себя, чем значительно облегчила участь своих товарищей. 22 ноября 1943 года ее расстреляли.
   Несмотря на репрессии против населения и аресты многих подпольщиков, диверсии на предприятиях и железной дороге участились. Как и прежде, на улицах находили убитых гитлеровцев, по городу из рук в руки передавались листовки подпольного обкома партии. Кировоградское подполье продолжало действовать. К оставшимся на воле подпольщикам присоединялись другие патриоты, создавались новые подпольные группы.
   Подпольный обком партии тщательно изучил причины провалов кировоградского подполья. Главной из них было плохое соблюдение конспирации. Это нашло свое отражение и в структуре подполья. Подпольные группы были слишком крупными. А крупные отряды были уязвимее для проникновения в них провокаторов. Обком рекомендовал впредь создавать изолированные одна от другой, мелкие (по 4-5 человек) группы. Провал одной или нескольких групп при такой структуре не влек за собой провала других групп и организации в целом. Группы подчинялись штабу общегородской подпольной организации. Командиром ее вместо арестованного и вывезенного гитлеровцами из города К. В. Гончарова (Неизвестно, узнали ли гитлеровцы, что К. В. Гончаров был руководителем кировоградского подполья. Он был вывезен в концлагерь, откуда впоследствии бежал. К. В. Гончаров умер в 1962 году) обком партии утвердил В. В. Федорова, командирами групп П. И. Дудника, Л. С. Хищенко, К. Т. Короповскую, В. М. Лейбенко, В. М. Кошеля, В. И. Безуглого, А. Е. Шелудько, Л. А. Тищенко, В. С. Беспалько, И. Я. Смалько, П. И. Ре-вина, Н. А. Русина, К. Г. Козенцеву, К. С. Романченко и П. Л. Кузмина.
   Убедившись в неудаче своих мероприятий по разгрому кировоградского подполья, гитлеровцы в ночь на 6 ноября 1943 года провели массовые облавы в городе. Многие подпольщики вырвались из города после упорных боев с карателями. Местом сбора были Первозвановские катакомбы. Когда облавы кончились, те из подпольщиков, которые могли жить легально, вернулись в город и продолжали борьбу. Остальные ушли к партизанам, действовавшим в Знаменских лесах.
   Активная деятельность подпольных организаций разворачивалась и в сельской местности - в районных центрах, на железнодорожных станциях, в селах и деревнях.
   В Знаменских лесах с самого начала вражеской оккупации обосновался подпольный обком партии. Отсюда шли нити руководства подпольем и партизанскими отрядами области. Непосредственно деятельностью подпольных организаций и партизанских отрядов в районе руководил Знаменский подпольный райком партии, возглавлявшийся Н. Е. Сосновским. Райком создал в районе широкую сеть подпольных организаций. Особое внимание было уделено диверсиям на коммуникациях. Знаменка - крупный железнодорожный узел юга страны, имевший для гитлеровского командования большое стратегическое значение. Отсюда ежедневно отправлялись воинские эшелоны в пяти направлениях. Наиболее интенсивным было движение с запада на восток: на фронт беспрерывным потоком шли эшелоны с живой силой, боевой техникой, боеприпасами. Для охраны узла и железной дороги в Знаменке дислоцировались крупные воинские части, распустили свои щупальца контрразведывательные органы.
   Подпольный обком партии послал на Знаменский железнодорожный узел умелого организатора А. И. Живогляда. Он создал группу диверсантов в составе рабочих С. Е. Бескоровайного, Н. Н. Буевского, Д. И. Марковского, Н П. Бершадского, А. Бугайова, Н. П. Гаврилова, Н. Ломаченко, А. Л. Носер, А. Т. Данченко. Подпольщики засыпали в буксы песок, в результате чего вагоны быстро выходили из строя. А. И. Живогляд вместе с Н. П. Бершадским уничтожили в депо два пневматических молота, сожгли склад с горючим. Другую диверсионную группу в Знаменке организовал А. И. Александров. Сначала в нее вошли бывший член Знаменского РК КП(б)У М. И. Скипа, бывший инструктор райисполкома И. И. Терещенко, рабочий сахарозавода А. Д. Прокопенко, К. И. Мазур, В. Г. Сотыр, А. С. Климова и Ф. Я. Бем. Со временем группа разрослась до 23 человек По заданию подпольного обкома партии подпольщики собирали сведения о вражеских войсках, следовавших через Знаменку. На квартире К. И. Мазура, где подпольщики держали радиоприемник, размножались листовки со сводками Совинформбюро. Коммунист А. Ф. Чернегель выводил из строя механизмы и оборудование в депо. Отправлявшиеся на восток эшелоны часто терпели крушения, взрывались, в пути систематически происходили "технические" неполадки в вагонах и паровозах. Это было делом рук В. Ворона и П. Коржа, которые насыпали в буксы вагонов песок и битое стекло, подкладывали мины замедленного действия в наливные составы. В ночь на 4 июня 1943 года К. Артеменко, А. Коноплев и М. Бабич пустили под откос эшелон возле станции Сахарная. В результате этой диверсии движение поездов в направлении города Николаева было прервано на 36 часов. Только за май - август 1943 года в районе Знаменки было пущено под откос 46 вражеских эшелонов. Диверсии на железной дороге и в депо приобрели столь эффективный характер, что в конце концов были выведены из строя почти все находившиеся на Знаменском узле и пригнанные сюда с ближайших станций паровозы. Это была большая помощь фронту. Гитлеровцы были вынуждены пригнать в Знаменку новые паровозы из отдаленных станций и из самой Германии. Многие из них были также пущены под откос А. Ф. Чернегелем, Д. М. Крывоносом и П. А. Гудзем. Зимой 1943 года машинист В. И. Илларионов заморозил паровоз. Фашисты расстреляли его на глазах семьи. Вскоре И. Тищенко подорвал четыре платформы с танками и семь паровозов. Активную работу по организации крушения поездов и сбору сведений о противнике проводила на Знаменском железнодорожном узле группа из 17 подпольщиков, возглавлявшаяся B. Е. Рожковым.
   Некоторые подпольные группы в Знаменском районе были созданы для выполнения специальных заданий подпольного обкома и райкома партии. Одна из них действовала в селе Христофоровка. Организовал ее А. И. Живогляд. Во дворе колхозницы Я. А. Хмель он по заданию подпольного обкома партии открыл жестяную мастерскую. Дела "частника" Кононенко (под этой фамилией обосновался в селе Живогляд, перешедший сюда из Знаменки) шли бойко. Каждый день к нему приходили "заказчики" чинить "посуду". Возвращались они с установками обкома и райкома партии, с листовками. Нередко в "мастерской" подпольный обком партии проводил совещания с представителями подпольных организаций. Ответственные задания поручались самому А. И. Живогляду. Не раз он обходил районы области с инструкциями обкома партии подпольным организациям и партизанским отрядам.
   Бывало и так. Идет центром села усталый, с длинной бородой человек, за плечами мешок. Идет мимо немецких патрулей...
   Навстречу группа полицейских: "Куда идешь, дед?" "В Христофоровку, мастерская там у меня". "Садись, подвезем",- находился добряк. А в мешке "старика" - оружие и листовки. Так в сопровождении эскорта полицейских подпольная почта прибывала к месту назначения.
   Большую роль в деятельности подпольного обкома и Знаменского райкома партии играла подпольная группа в селе Шамовка. Руководителем ее был преподаватель Дмитровской школы садоводов В. А. Ярош. В группу входили C. И. Коваленко, А. Е. Ярош, Н. Ф. Таран, Л. П. Слюсаренко, Г. Г. Недяк, Н. Я. Зубаха, С. К. Кордовский, А. Т. Патрикеев, С. Г. Мальованый, К. Ф. Гупало, Д. С. Конюх, В. М. Воробченко, А. Г. Выкрест, И. Г. Терещенко, Н. А. Ткаченко, Н. X. Шкафер, М. Я. Белогор и другие. Подпольщики срывали мероприятия гитлеровцев по сбору теплой одежды, заготовке хлеба, угону молодежи в Германию. Основной же задачей шамовских подпольщиков была помощь подпольному обкому и райкому партии. Для этого они умело использовали Шамовский сельскохозяйственный техникум. Знаменский подпольный райком партии сумел устроить в техникум своих "студентов" - детей партизан. Имея студенческие билеты, они могли свободно передвигаться по району и распространять листовки. В техникуме изредка шли занятия. Директор и преподаватели - подпольщики - в условиях вражеской оккупации готовили специалистов для советского сельского хозяйства. Они сохранили здание и оборудование техникума до прихода Красной Армии. Продукция учебного хозяйства техникума шла на снабжение партизан.
   В техникуме проходили совещания работников подпольного обкома и райкома партии с подпольщиками и связными, сюда шла информация из районов, здесь подпольщики Л. П. Слюсаренко и В. М. Воробченко изготовляли различные документы. Шамовской группе обком партии поручил размножать областную подпольную газету "За Советскую Родину". Печаталась она на машинке в физическом кабинете техникума, а затем размножалась на ротаторе.
   Активно действовал в составе шамовских подпольщиков советский офицер капитан Ю. А. Горкин. В районе Запорожья он был тяжело ранен. Перейти фронт Ю. А. Горкину не удалось, и он остался у партизан. Затем подпольный обком партии направил его на укрепление шамовской подпольной группы. Военные знания и опыт офицера помогли усилить боевую деятельность подпольщиков. Партизанам были нужны оружие, одежда и медикаменты. Ю. А. Горкин с В. А. Ярош разработали план захвата походного немецкого склада. Они же и возглавили эту операцию. Уничтожив охрану, подпольщики нагрузили на подводы и доставили партизанам 140 винтовок, 12 автоматов, 280 гранат, 6000 патронов, 300 одеял, много разных продуктов и медикаментов.
   Сильную подпольную группу, названную именем Богдана Хмельницкого, создали в селе Богдановка попавший в окружение офицер Г. С. Головир и учителя местной школы И. Г. Ткаченко и Е. Т. Крайванов. По заданию представителя подпольного обкома партии группа разведала и нанесла на карту военные склады, находившиеся между Хировкой и селом Водяна. С этой целью служащими склада были устроены 3. Босая и И. Жупина. По данным подпольщиков, партизаны во главе с П. Близнюком уничтожили большинство складов вместе с охраной. Разными путями подпольщики добывали для партизан оружие. Оно складывалось во дворе дома Н. К. Бондаренко, откуда связными В. К. Крайвановой, Г. Е. Ткаченко, П. А. Шулика, В. Г. Руденко, Г. С. Вюником и А. Н. Головир переправлялось в партизанские отряды. Е. Т. Крайванов пустил под откос вражеский эшелон с боеприпасами и танками, подпольщик И. И. Барба десятки раз подрывал железнодорожные пути.
   Много хлопот доставляла оккупантам подпольная группа в селе Казарня, созданная бывшим инспектором РОНО коммунистом В. П. Пономаренко. В ней было много учащихся-комсомольцев. Вначале группа состояла из 21 человека, а летом 1943 года она насчитывала уже 82 человека. Все они были вооружены, распределены на изолированные подгруппы, работавшие под руководством штаба. Подгруппы действовали в селах Треповка, Субботцы, Новая Водяна, Топило, Копани, Новая Поляна, Барвиновка и в других населенных пунктах. Ими было распространено более 4500 листовок, 80 плакатов. В мастерских треповской МТС подпольщики ремонтировали для партизан оружие. Большую помощь они оказали бежавшим из плена советским воинам: снабжали их поддельными документами, устраивали на работу, а затем со временем переправляли в партизанские отряды. Таким путем было спасено более 300 бежавших из плена бойцов и командиров Красной Армии.
   В селе Веселый Кут подпольную группу по заданию обкома партии организовал учитель Н. И. Пшеничный. Главной ее задачей была помощь партизанам. В Веселом Куте, в домах Д. Г. Тупало и С. М. Вакуленко происходили встречи работников подпольного обкома партии со связными подпольных организаций и партизанских отрядов. В доме В. Е. Шабарова длительное время находилась радиостанция партизанского отряда, лечились раненые десантники. Связь с партизанами держали Ф. Н. Сапун и члены его семьи. Члены группы В. П. Печеный, А. И. Пшеничная, А. Р. Борисов, А. С. Ужвенко, А. М. Сириченко, И. Л. Ищенко размножали и распространяли листовки. Е. Л. Мазуренко, работавшая кассиром в "общественном дворе", передала партизанам 12 тысяч рублей, вела разведку. Сведения о враге собирали для партизан Ю. И. Турчин, семья Шабаровых и другие. В октябре 1943 года в село прибыли жандармы и гестаповские части для облавы на партизан Чутянского леса. Под угрозой расстрела вход и выход из села были запрещены. В. П. Печеный и П. Я. Гейко сумели войти в доверие к жандармам, и связь с партизанами не прекращалась. При помощи подпольщиков партизаны убили начальника жандармерии - генерала.
   Активно действовала подпольная группа села Дмитровка, возглавлявшаяся Я. 3. Гришиным. Вот лишь некоторые итоги ее повседневной деятельности. Для работы в "общественных дворах" гитлеровцы пригнали более 120 пленных советских воинов. Подпольщики Н. Ф. Руднев, К. А. Ромащенко, С. А. Крот, Н. А. Храмцов, В. М. Васильев, К. П. Дворядкин помогли бежать к партизанам 94 военнопленным. "Общественные дворы" села Дмитровка являлись своеобразными базами заготовки продуктов для партизан. Заведующим пекарней был подпольщик Н. И. Федотов. По ночам он грузил хлеб на возы, которые подпольщики С. Ф. Петров и В. Ф. Дячков переправляли в лес. Только в сентябре 1943 года подпольщики доставили партизанам шесть тонн печеного хлеба, тонну круп, 260 литров растительного и 200 килограммов сливочного масла, пять центнеров соли и другие продукты. Члены труппы А. П. Матвеев, Н. П. Гершин и С. М. Вихров привели в негодность 13 тракторов, четыре комбайна, три автомобиля. Группа подпольщиков под руководством Я. 3. Гришина, Н. Ф. Руднева и К. П. Дворядкина совершила налет на склад оружия, где захватила три пулемета, 140 винтовок, 40 пистолетов и 24 автомата. Оружие было передано партизанам.
   Летом 1943 года гестаповцам удалось нанести серьезные удары по подполью Знаменского района. Было арестовано 15 человек, в том числе секретарь подпольного райкома партии Н. Е. Сосновский, подпольщики К. Ф. Гупало, Д. С. Хомяченко, Ф. М. Бондаренко, командир подпольно-диверсионной группы В. А. Ярош и другие. Подпольный обком в сентябре 1943 года воссоздал подпольный райком партии. Секретарем его стал А. А. Федоров, членами - Н. Н. Добровольский и А. И. Живогляд. Были укреплены подпольные группы. Подпольщики, которым угрожал арест, ушли к партизанам.
   Широкая сеть подпольных организаций действовала в Александрийском районе. В городе Александрия подпольную группу организовал бывший работник кировоградской конторы "Заготзерно" П. И. Марков. Зимой 1942 года на его квартире состоялось организационное собрание. На нем присутствовали П. И. Марков, комсомольцы М. Д. Олефиренко, Р. П. Маркова, Т. К. Комлик, С. Курилов и А. Шакало. Участники собрания приняли клятву на верность Родине. Руководителем группы был избран П. И. Марков. Вскоре в состав группы вошли студенты Днепропетровского транспортного института комсомольцы В. И. Корнилов и В. Е. Литвинов, комсомольцы Б. А. Гаража, А. М. Симперович, И. К. Кравцов, П. Г. Покора, П. П. Волошин, Я. П. Байбараш, А. П. Мунтян и другие. Летом 1943 года в группе было 106 подпольщиков. Большое внимание было уделено конспирации. Вновь принимаемые не знали руководителя группы. Они входили в семь подгрупп с назначенными П. И. Марковым командирами.
   Каждая подгруппа специализировалась на проведении определенной работы: агитации, диверсиях, разведке и т. д. Так, члены группы, занимавшиеся агитацией, установили на квартире подпольщика П. Скрыпника радиоприемник. Принимавшиеся по радио сводки Совинформбюро и другие передачи из советского тыла подгруппа размножала на пишущей машинке и распространяла среди населения. Кроме того, подпольщики сами составляли листовки. 17-летний комсомолец М. Д. Олефиренко писал стихи, в которых обличал оккупантов и их прислужников. Размноженные в виде листовок, они пользовались большой популярностью среди населения. Вот одно из стихотворений Олефиренко, названное им "Тарас до Украiни".
   
   ...Завжли сонце встае з Сходу - тiльки звiдти зiйде,
   Так чекайте, брати моi звiдти й щастя прийде.
   Прийде! Прийде! Любi моi - не довго чекати!
   Так братайся ж Украiно - брат братайся з братом!
   Вдалось нiмцям - недобиткам прийти на Вкраiну
   I знущатися над нею, граблять безупинно.
   Добре знають препаскудyнi, що тут iм могила,
   Що злама хребет звiрячий радянськая сила!
   Адже били вы татарiв, ляхiв i султана.
   Та з руськими, як з братами, громили поганих!
   Адже гнав iз Украiни нiмцiв Щорс Микола,
   Hi! He бути вам рабами. Бачу, що нiколи!
   Збирайтеся, славнi хлопцi, ще чого ж вам ждати,
   Де е правда - туди iдiть волю здобувати!
   Пiднiмайтесь, украiнцi, кайдани порвiте,
   Кров'ю Гiтлера, бандитiв волю окропiте!.
   
   12 ноября 1942 года гитлеровцы арестовали М. Д. Олефиренко. Зверские пытки не сломили комсомольца, он погиб смертью героя.
   Отважно действовали члены боевых подгрупп. Вот один из них - комсомолец Владимир Скринник. Осенью 1941 года воинская часть, где служил офицер Скринник, оказалась в окружении. Владимир попал в плен, откуда бежал и пробрался на Кировоградщину, в Александрию. Здесь он связался с подпольщиками и был зачислен в диверсионную группу. Вскоре он стал ее руководителем. В 1942 году, когда через Кировоградщину шли подкрепления наступавшим на юге вражеским войскам, подпольщики под руководством Скринника между станциями Королевка и Счастливая пустили под откос эшелон с танками, затем подорвали паровоз. На шоссейной дороге между Користовкой и Александрией подпольщики систематически подрывали автомобили доставлявшимися от партизан минами. Подгруппа Скринника готовила освобождение находившихся в Александрии военнопленных. В разгар этой работы отважный комсомолец был схвачен гестаповцами и после мучительных истязаний расстрелян. Члены боевых подгрупп Я. Байбараш, А. Курилов и Н. Кравцов привели в негодность на элеваторе 250 тонн зерна, между станциями Королевка и Счастливая пустили под откос 10 вагонов с военными грузами, систематически обрезали в вагонах тормозные рукава. Подпольщики Г. С. Баден и А. С. Баден в нескольких местах перерезали телефонный кабель Ростов - Берлин.
   Часть подпольной группы была устроена в учреждения оккупантов и на предприятия. На железнодорожной станции работали Я. П. Байбараш, С. А. Курилова, И. К. Кравцов, в ремонтных мастерских - М. В. Кузнецов, А. П. Мунтян и В. И. Корнилов. Охранниками складов с боеприпасами устроились А. М. Симперович и Б. А. Гаража. Это давало возможность своевременно узнавать намерения оккупантов, облегчало диверсии и разведку.
   Подпольная группа вела работу по разложению частей РОА. Весной 1943 года она переправила в партизанский отряд 150 распропагандированных ею солдат РОА с полным вооружением, 180 винтовок, 7 тысяч патронов, 300 гранат и четыре ящика взрывчатки.
   Другую подпольную группу, действовавшую в Александрии, создал кандидат в члены ВКП(б) Л. М. Сидоренко. Как специалиста-связиста оккупанты принудили его работать техником районной конторы связи. Осенью 1941 года Л. М. Сидоренко собрал вокруг себя патриотов. В группу вошли В. А. Адаменка, П. 3. Маменко и другие. В начале 1942 года она насчитывала 43 человека. Весной 1942 года состоялось организационное собрание. В состав руководства группы были избраны Л. М. Сидоренко, С. С. Апостолов, Я. К. Яковенко, Г. П. Марченко и М. К. Просолова. Через мастера оружейной мастерской оккупантов К. Д. Хазана подпольщики доставали оружие. Тогда же в группу вошли работники городской поликлиники А. Ф. Прядко, Е. К. Никольский (Троянкер) и М. К. Букаева, которые имели связь с лагерем военнопленных. С их помощью подпольщики фабриковали документы о болезнях и смертности среди пленных советских воинов, чем прикрывался саботаж выполнявшихся пленными работ и их побеги.
   Гестаповцам удалось внедрить в организацию своего агента - бывшего сибирского кулака Горбашева. В ночь на 7 ноября 1942 года фашисты ворвались в помещение, где собрались некоторые подпольщики, и застали их за печатанием листовки, посвященной Великому Октябрю. Были арестованы Л. М. Сидоренко, Я. К. Яковенко, С. С. Апостолов, Г. П. Марченко и другие. Вскоре были схвачены И. Н. Кожемякин, Н. К. Калоша, Я. 3. Лаптиенко, А. И. Демченко, И. Н. Головко, М. М. Козинец, П. П. Дацуг, В. А. Пащенко, К. Ф. Рожнов, К. Хазан и В. А. Адаменко. Многим подпольщикам удалось уйти от ареста и добраться до партизан. Некоторые из них перешли линию фронта и сражались в рядах Красной Армии.
   В начале 1942 года развернула боевую деятельность подпольная группа на крупном железнодорожном узле Помошная. Организатором ее был оставленный в подполье райкомом партии коммунист С. И. Коваленко, активными членами В. А. Никифоров, В. М. Кривонос, Б. Я. Рачковань, В М Цветков, И. Н. Скляренко, Н. И. Романенко. В составе группы действовал немецкий солдат, сын немецкого коммуниста Ганс Олессак. Он распространял листовки среди вражеских солдат, похищал в немецких казармах оружие (Когда над подпольщиками нависла угроза провала, Г. Олессак вместе с ними ушел в партизанский отряд. В начале 1944 года он участвовал в налете на штаб немецкой части. Комендантом этой части оказался дядя Олессака. Вместе с некоторыми другими немцами он перешел к партизанам. Немецкие антифашисты принимали участие во многих операциях партизан. Под селом Небеливка Подвысоцкого района все они погибли в бою с карателями. Ганс Олессак похоронен на окраине села Небеливки. За могилой антифашиста заботливо ухаживают местные жители) . Группа С И. Коваленко организовала побег из лагеря 42 советских военнопленных, несколько раз подрывала железнодорожное полотно, похищала из отправляемых на фронт вагонов оружие и боеприпасы. Подпольщики передали партизанам три пулемета, 47 винтовок и 300 гранат.
   Энергично действовали подпольные группы в Новомиргородском районе. Одной из них руководил коммунист B. В. Федоренко. В группу входило 65 человек. Подпольщики вели работу в городе Златополь, в селах Оситняжка, Тишковка, Турин, Писаревка, Осиповка, среди рабочих Капитановского сахарного завода. Они совершали нападения на полицейские участки, собирали оружие, писали и распространяли листовки. Участники Златопольского подполья - медицинские работники А. В. Санцевич, В. С. Шавинсгсий и Ю. В. Осмоловский лечили больных и раненых подпольщиков и партизан, снабжали партизанские отряды медикаментами, помогали рабочим сахарозавода и подлежащим угону в Германию юношам и девушкам симулировать болезни. А. В. Санцевич работала в Капитановской участковой больнице. Она привлекла к подполью весь медицинский персонал. Рискуя своей жизнью, патриоты лечили раненых советских воинов. Многие из них впоследствии вернулись в строй. "Дорогая Анна В.,- писал А. В. Санцевич офицер C. С. Малыгин,- не забуду никогда и очень Вам благодарен за то, что могу продолжать бить врага на фронте". Мать офицера А. Славинская писала патриотке: "Уважаемая Анна Владимировна! Я мать Вячеслава. Он лежал в вашей больнице в 1941-1942 гг. Сын мне писал с фронта, что Вы были для него не только врач; но и вторая мать. Для него в то время Вы сделали очень многое. Примите от меня, дорогая русская
   женщина, материнскую благодарность за все хорошее, сделанное моему сыну. Мне очень бы хотелось Вас увидеть, пожать Вам руку. Хороший Вы человек, если не боялись в условиях оккупации содержать и лечить советского офицера. Такими, как Вы, и сильна наша Родина".
   На территории Бобринецкого, Витязевского и Устиновского районов активно оперировала боевая подпольная группа, созданная старшим лейтенантом В. А. Репешко. В 1942 году, еще не оправившись от ран, он бежал из плена. Колхозники выходили офицера. Он объединил в подпольную группу советских военнослужащих А. П. Тарнавского, А. И. Печенюка, А. А. Костина, Т. В. Ярошенко, А. И. Турина, С. Г. Роздольского и Н. Ф. Погорелого, также бежавших из плена. К маю 1943 года группа выросла до 37 человек. Она была разделена на несколько подгрупп, каждая из которых выполняла определенные задачи. Командиром боевиков был В. А. Репешко. С его участием было уничтожено 32 гитлеровца. Более 22 террористических актов против оккупантов совершили подпольщики Н. Ф. Погорелый, С. Г. Роздольский, Г. К. Фролов и Н. Д. Руденко, уничтожившие 127 фашистов. Подпольщики вывели из строя 27 автомобилей и 25 комбайнов, освободили из лагерей 67 советских военнопленных.
   Обком и многие подпольные райкомы партии большое внимание уделяли привлечению к подпольной работе комсомольцев и несоюзной молодежи. В Новопражском районе активную подпольную работу проводила комсомольско-молодежная группа, возглавлявшаяся комсомольцем Алексеем Шаповаловым. Члены группы - Б. Клименко, Н. Скрипник, Ф. Киселев, И. Любарская, Г. Матяж и Д. Березовский похищали у гитлеровцев оружие, изготовляли и распространяли листовки. В Чигиринском районе в ноябре 1941 года был создан подпольный райком комсомола во главе с В. Г. Хоменко. Комсомольцы-подпольщики срывали агитационные мероприятия буржуазных националистов, вели диверсионную работу: уничтожили мост на шоссейной дороге Чигирин - Черкассы, сожгли три автомобиля, неоднократно перерезали телефонные провода на участках Чигирин - Кировоград, Черкассы - Кременчуг. Юные подпольщики переправили партизанскому отряду им. Москвы шесть автоматов, 34 винтовки, 3232 тысячи килограммов масла и большое количество различных медикаментов.
   Усилению деятельности подпольщиков и партизан Кировоградщины содействовали проведенные по указанию ЦК КП(б)У рейды партизанских соединений с севера Украины в центральные и южные области. В феврале - марте 1943 года через 11 районов Кировоградской области прошли отряды соединения под руководством М. И. Наумова. С помощью наумовцев на территории Голованевского района был создан партизанский отряд "Южный".
   Весной и летом 1943 года подпольные организации и группы действовали во всех районах области: в городах, на многих железнодорожных станциях, в селах и деревнях. Большинство из них работало под руководством подпольных райкомов партии, было связано с партизанскими отрядами, что усиливало эффективность их деятельности. Все нити руководства подпольной и партизанской борьбой в области сходились в подпольном обкоме партии.
   Направляя массово-политическую и боевую деятельность подпольщиков и партизан, обком вместе с тем постоянно мобилизовывал население на срыв политических, военных и экономических мероприятий оккупантов. По всей области непрерывно шла массовая борьба крестьянства за срыв вражеских заготовок сельскохозяйственных продуктов. Крестьяне систематически саботировали распоряжения старост, уклонялись от работы в общественных дворах, не выполняли поставок хлеба, мяса и других продуктов, повсеместно прятали хлеб, уводили в укромные места или забивали скот, портили уборочные машины, сами или с помощью подпольщиков уничтожали гитлеровских сельскохозяйственных чиновников и солдат-заготовителей. Начальник кировоградской земельной управы 10 января 1942 года издал опубликованный в печати приказ, в котором вынужден был признать: "Руководство МТС не обеспечило уборку и скирдование хлеба. Неудовлетворительно проходит обмолот. Посеяно пшеницы только 36%, ржи - 23%, тракторами засеяно только 60 га. На зябь не вспахано ни одного гектара, ремонт тракторов и других сельскохозяйственных машин находится в плохом состоянии. Сдачей хлеба никто не занимается".
   Когда же Красная Армия перешла в наступление, борьба за хлеб приобрела иной характер. Оккупанты требовали всемерного ускорения уборки урожая 1943 года, чтобы успеть вывезти как можно больше хлеба. Часто, не ожидая обмолота, они грузили в вагоны пшеницу в снопах. Вместе с тем, чтобы обречь население на голод и создать продовольственные трудности для Красной Армии, гитлеровцы под угрозой жестоких репрессий запретили проводить во многих районах Украины, в том числе и в Кировоградской области, посев озимых. Подпольные организации призвали колхозников срывать, затягивать уборку урожая и приложить все силы к тому, чтобы провести сев озимых под урожай 1944 года. Эти призывы вызвали среди населения огромный патриотический подъем. Ведь они свидетельствовали о том, что Красная Армия близко и недалеко время изгнания оккупантов из пределов области. Колхозники активно следовали призывам подпольщиков. Они находили самые различные способы затягивания уборки и обмолота зерна, а обмолоченный хлеб укрывали от оккупантов. Несмотря на репрессии, колхозники области под руководством подпольщиков провели озимый сев 1943 года на площади 422 154 гектара и подняли зябь на площади 54 750 гектаров.
   Видя неизбежность своего отступления, гитлеровцы намерены были произвести поголовный угон трудоспособного населения в Германию. Подпольщики своевременно разоблачили этот гнусный замысел и призвали население усилить борьбу с оккупантами. "Лучше смерть со славой, чем ехать в Германию,- говорилось в воззвании подпольного обкома партии.- Все, кто может носить оружие, уходите в партизанские отряды. Женщины, старики и дети, уходите в лес. Прячьте от немецких грабителей свое добро и имущество. Не бойтесь фашистских угроз, не идите в фашистскую каторгу. Уже близится час вашего освобождения. Скоро грянет буря и ураганным огнем сметет фашистскую заразу с родной украинской земли.
   Смерть фашистским оккупантам. Помогайте всеми силами Красной Армии, нашим партизанским отрядам. На каждом шагу вредите немецким оккупантам. Взрывайте железнодорожные мосты, взметайте в воздух нефтебазы и склады с боеприпасами. Обезвреживайте немцев и уходите в партизанские отряды".
   Население горячо откликнулось на это воззвание. Жители сел Плоское, Веселый Кут, Цветная, Залом, Пятихатки, Калиновка, Рексино, Ружичево и Краеноселье ушли в лее, угнав с собой скот. Все население сел Плоское и Веселый Кут, хутора Вдовиный вступило в партизанские отряды. Тысячи советских людей нашли себе убежище на территории партизанского края, образовавшегося в Черном, Чутянском, Нерубаевеком, Каменском, Янычанском, Холодноярском и Мотроновеком лесах.
   Подпольный обком партии нацеливал подпольщиков на проведение систематической работы среди личного состава созданных гитлеровцами вспомогательных частей. Эти части формировались из уголовного сброда, бывших кулаков, буржуазных националистов и других антинародных элементов. Но в этих частях были и советские военнопленные. Многие из них шли в вспомогательные части для того, чтобы при удобном случае бежать и бороться с врагом. Фашистская пропаганда всячески запугивала таких "добровольцев", внушала им, что путь к своим для них отрезан, что партизаны всех, кто служит оккупантам, расстреливают. Подпольщики и партизаны разоблачили эту клевету. Но вместе с тем они разъяснили, что служба в вспомогательных частях гитлеровцев - тягчайшее преступление перед Родиной, которое можно искупить только активной борьбой с оккупантами. "Русские добровольцы! - говорилось в воззвании подпольного обкома партии.- Немцы заставляют вас грабить своих отцов, матерей, братьев и сестер. Они заставляют вас ловить и убивать тех, кто помогает партизанам, тех, кто идет плечом к плечу с Красной Армией, тех, кто уничтожает фашистов и изменников Советской Родины. У вас есть в руках оружие. Поверните его на немецких палачей, этим вы освободитесь от немецкого рабства. Вы оправдаете себя перед Красной Армией и Советской Родиной, будете жить счастливо, как живет весь советский народ. Бейте немцев!"
   Работа подпольщиков среди личного состава вспомогательных частей была эффективной на протяжении всего периода вражеской оккупации. А с 1943 года начался массовый переход "добровольцев" к партизанам. Летом 1943 года бросили охрану железнодорожного пути в Александрии и вместе с оружием ушли к партизанам 100, со станции Хировка - 170, из Знаменки - 200 "добровольцев". Подпольщики полностью разложили армянский "добровольческий" легион, охранявший железную дорогу между станциями Знаменка и Шевченково. В результате массового дезертирства практически перестал существовать латвийский шуцмановский батальон, эвакуированный в Кировоградскую область из Харькова. Почти во всех селах района бросили службу полицейские.
   В дальнейшем перешедшие к партизанам из немецких вспомогательных частей, эти люди искупили свою вину перед Родиной активным участием в вооруженной борьбе с захватчиками. Многие из них отдали свои жизни в этой борьбе.
   На сторону партизан переходили и немецкие антифашисты. Один из них, шофер немецкой дивизии СС "Викинг", участвуя вместе с партизанами в боях, лично уничтожил двух немецких офицеров (один из них командовал 223-м немецким артиллерийским полком) и 12 солдат. В отряд он принес немецкий пулемет.
   С приближением Красной Армии к границам области подпольный обком партии развернул подготовку к открытым боевым действиям. В условиях наступательных операций Красной Армии непосредственно на территории области такие действия даже в степных и лесостепных районах могли оказаться весьма эффективными. Однако в области (в северных лесных районах) имелось всего лишь пять партизанских отрядов. Поэтому в течение лета 1943 года подпольный обком и подпольные райкомы партии усиленно комплектовали новые партизанские формирования, готовили подпольные организации к партизанским действиям. Например, только в Новопражском районе в партизанские отряды было переведено 184 подпольщика.
   Большую помощь в развертывании партизанского движения на Кировоградщине оказал Украинский штаб партизанского движения. В июне - августе 1943 года он переправил самолетами в области, 10 организаторских групп по 8- 15 человек в каждой. Подпольные партийные органы развернули работу по пополнению этих групп и образованию на их основе крупных партизанских отрядов. По призыву подпольного обкома партии в партизанские отряды ежедневно приходили сотни патриотов, многие из них с оружием. Так, партизанская группа "За Родину" (командир М. П. Крышталь) из основного ядра в 23 человека выросла в боевой отряд, насчитывавший 125 бойцов. Партизанская группа, возглавлявшаяся Е. И. Петровым, с 13 человек выросла до 248 человек, составивших партизанский отряд им. Дзержинского. Летом 1943 года в области действовало 14 партизанских отрядов, в рядах которых сражалось 3842 бойца.
   Рост партизанских сил всполошил оккупантов. Против каждого партизанского отряда были брошены крупные силы карателей. По области рыскал специальный контрпартизанский батальон, которым командовал матерый палач некий доктор Рубин. Во все населенные пункты засылались шпионы для выяснения связей партизан с населением и установления их дислокации. Из украинских буржуазных националистов был создан лжепартизанский отряд. Расположившись в районе Холодного Яра, свора националистических бандитов пыталась перехватывать людей, шедших в партизанские отряды. По заданию гитлеровцев предатели под маской советских партизан убивали и грабили окрестных жителей. Цель этой гнусной провокации состояла в том, чтобы дискредитировать партизан в глазах населения. Но подпольщики и партизаны сорвали провокацию и совместными действиями уничтожили предателей.
   К концу лета 1943 года партизанские силы Кировоградщины были готовы к активным боевым действиям по оказанию помощи стремительно приближавшейся Красной Армии.
   
   * * *
   
   Осенью 1943 года советские войска в нескольких местах форсировали Днепр. Наступил заключительный этап борьбы с фашистскими оккупантами на Кировоградщине. Подпольные организации перешли к открытым боевым действиям. Многие подпольщики вошли в состав партизанских отрядов. В ноябре 1943 года в рядах партизан сражалось более 750 подпольщиков.
   Отступая, гитлеровцы уничтожали мирных жителей, сжигали села. На защиту народа выступили партизаны и подпольщики. Объединенными усилиями они до прихода Красной Армии освободили 18 сел. На рассвете 26 ноября 1943 года разведка подпольщиков Дмитровки обнаружила движение к Чутянскому лесу советских танков - это шли в разведку танкисты генерала И. Ф. Кириченко. Командование партизанскими отрядами, находившееся в Дмитровском лесничестве, установило связь с танкистами и договорилось о совместных боевых действиях. Первым результатом их взаимодействия был захват села Дмитровка, которое прикрывало подступы к городу Знаменка. Вскоре секретарь подпольного обкома М. М. Скирда и командир партизанского соединения И. Д. Диброва связались с генералом П. А. Ротмистровым. Было решено взять город Знаменку объединенными действиями 5-й танковой армии и партизан. 9 декабря Знаменка была освобождена от захватчиков. Участие подпольщиков и партизан в боях за Знаменку получило высокое признание советских воинов, командования Красной Армии. В обращении к подпольщикам и партизанам бойцы 31-й танковой бригады писали: "Мы своими глазами видели, с каким мужеством, смелостью и героизмом вы боролись с ненавистным врагом. Мы будем помнить смелые и решительные действия подпольщицы Лиды, которая ни на шаг не отставала от наших танков, указывала танкистам цели и сама уничтожала немцев из автомата. Мы были увлечены мужеством и героизмом Алексея Капитанова, подорвавшего 13 эшелонов с гитлеровцами, а в наступлении на с. Дмитровку он шел первым".
   Подпольщики Кировограда активно помогали войскам 2-го Украинского фронта в освобождении своего города. Когда части Красной Армии ворвались в город, гитлеровцы стали отходить через реку Ингул. Необходимо было быстро отрезать врагу пути отступления. Подпольщики провели одно из советских подразделений к мосту, по которому пытались выйти из города гитлеровцы. Враг был блокирован. Подпольщики приняли непосредственное участие в уличных боях, уничтожали вражеских факельщиков, выполняли различные задания советского командования.
   А когда Красная Армия погнала врага дальше, на запад, многие подпольщики и партизаны влились в ее ряды. Наиболее опытные из них, в том числе командир партизанского соединения И. Д. Диброва, командир взвода А. Т. Патрикеев и руководитель подпольной группы А. Т. Шаповалов, принимали участие в партизанской борьбе народов Польши, Чехословакии и других стран Восточной Европы.
   Подпольная и партизанская борьба на Кировоградщине получила высокую оценку. 949 ее участников награждены орденами и медалями СССР. Но высшая награда для всех, кто бился с фашистскими захватчиками в рядах Красной Армии и партизан, в составе героических подпольных организаций-это завоеванные в боях и труде честь и свобода нашей великой Советской Родины, ее светлое коммунистическое будущее.
   
   
     (Один из авторов статьи М. М. Скирда во время Отечественной войны был секретарем Кировоградского подпольного обкома партии)



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.