Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к перечню материалов

П.И. Рашев
"Днепропетровские подпольщики"



   Через 65 дней после начала войны - 25 августа 1941 года - немецко-фашистские войска заняли Днепропетровск. В первой половине октября вся Днепропетровщина была оккупирована врагом. Таким образом, времени для подготовки к народной борьбе в тылу захватчиков было крайне мало. Тем не менее Днепропетровский обком партии успел проделать большую работу. Были созданы: подпольный обком, 7 горкомов, 29 подпольных райкомов партии и партийных групп, а также 32 партизанских отряда, в состав которых вошло 1730 бойцов. В подполье и партизанских отрядах осталось 2902 человека, из них 784 коммуниста. Большинство будущих партизан и подпольщиков прошло краткосрочное обучение подрывному делу и обращению с оружием. В Днепропетровске, например, с этой целью были созданы 2 школы, занятия в которых проводили присланные ЦК КП(б)У инструкторы-подрывники. Все партизанские отряды и подпольные организации были обеспечены на 2-3 месяца необходимыми материальными средствами.
   В состав подпольного обкома партии вошли Н. И. Сташков (секретарь), Д. Г. Садовниченко (заместитель секретаря),. Д. С. Сытник (член обкома). Это были опытные партийные работники. Н. И. Сташков прошел большую школу политической работы в армии. Перед самой войной из-за тяжелой болезни (туберкулез) он был уволен с военной службы и работал в областном комитете партии. Когда началась война, Н. И. Сташков настойчиво добивался восстановления на военной службе, но получил отказ и с радостью согласился остаться на подпольной работе: здесь также предстояла жесточайшая битва с врагом. "Остаюсь работать без страха, без принуждения... - писал Н. И. Сташков жене и детям 26 сентября 1941 года.- Если умру, пусть дети знают, что их отец был не трус и отдал жизнь за дело партии Ленина, за дело Родины". Д. Г. Садовниченко был кадровым партийным работником. Война застала его на посту секретаря Лиманского райкома партии. Д. С. Сытник до войны работал заведующим земельным отделом Юрьевского райисполкома.
   С приходом гитлеровцев многое в заранее созданном подполье изменилось. Оккупанты развернули массовый кровавый террор, оплели Днепропетровск и область густой сетью разведывательных органов. Член подпольного обкома партии Д. Г. Садовниченко писал: "С первых дней оккупации районов области немцы установили жесточайший фашистско-террористический режим: запрещен выход из населенных пунктов без соответствующих пропусков, выдаваемых немецкими военными властями. Хождение населению разрешалось только с 6.00 до 17.00 часов. Виновники в нарушении установленного порядка карались смертной казнью..." Только в Днепропетровске гитлеровцами было уничтожено 29 500 граждан из местного населения и более 30 тысяч пленных советских воинов. Чудовищное злодеяние было совершено гитлеровцами в ночь на 13 октября 1941 года в Днепропетровске. 11 тысяч жителей города были согнаны к главному универмагу на проспекте К. Маркса. Им было приказано принести с собой наиболее ценные вещи. Ценности тут же были отобраны, а люди были согнаны на территорию лесопитомника, где часть из них была расстреляна, а многие живыми брошены в овраг и закопаны. Душераздирающие крики были слышны далеко от места казни. Чтобы их заглушить, гитлеровцы пустили в овраг тракторы, а над ними низко кружившиеся самолеты. В результате репрессий погибло большое количество оставшихся для борьбы с врагом патриотов, среди них оказался член подпольного обкома партии Д. С. Сытник: 5 декабря 1941 года он был расстрелян.
   Многие подпольные организации гитлеровцам удалось разгромить сразу же после оккупации области. Такая участь, например, постигла Днепропетровский и Марганцевский подпольные горкомы, Криничасский, Верхнеднепровский, Томаковский, Солонянский и Петриковский подпольные райкомы партии. Из-за неудачного подбора людей и по другим причинам не приступили к работе Васильковский, Котовский, Межевской, Покровский, Синельниковский, Широковский и Царичанский подпольные райкомы партии. Прошедший через область фронт, а затем террор и суровый оккупационный режим нарушили связи подпольного обкома партии с местными подпольными организациями и партизанами.
   Первоочередной задачей, которую незамедлительно начал решать в этих условиях подпольный обком партии, явилось выявление сохранившегося подполья и партизанских отрядов, установление связи с ними. Местопребыванием обкома был Павлоград, где Н. И. Сташков еще до оккупации города устроился по специально для него подготовленным документам на имя В. И. Мысова водопроводчиком на железнодорожной станции. Сохранились также конспиративные квартиры подпольного обкома партии в Днепропетровске, Синельникове и других городах. Эти пункты и были использованы Н. И. Сташковым для встреч с уцелевшими подпольщиками. Под разными предлогами он обходил города, железнодорожные станции, села, встречаясь там с руководителями подполья, выявлял и привлекал к подпольной работе новых патриотов.
   Столь же активно действовали и связные подпольного обкома партии. Я. Г. Садовниченко (брат члена подпольного обкома партии), работавший для прикрытия сапожником, под предлогом починки обуви у населения побывал в Синельникове, в селах Дмитриевка и Петропавловка, где передавал установки подпольного обкома партии подпольщикам и партизанам. Бесстрашно работала связная М. Ф. Лубянская, осуществлявшая контакты Н. И. Сташкова с Павлоградским подпольным горкомом КП(б)У. Кроме того, многие подпольные горкомы и райкомы партии имели своих людей для связи с обкомом партии. Обком установил связь с большинством сохранившихся подпольных организаций. Через связных А. Москаленко и Т. Белую, связных ЦК КП(б)У В. Я. Портянко, Н. И. Гурову, Ф. Ф. Наумова, Е. Ф. Коваленко, Н. А. Сарану подпольный обком имел контакты с Центральным Комитетом КП(б)У и обкомом партии, находившимися в советском тылу.
   Вскоре установилась связь с партизанами. В октябре 1941 года к Н. И. Сташкову явился партизанский связной Т. Е. Маслов. Получив от него информацию, подпольный обком партии решил провести в Новомосковском лесу, где базировались партизаны, собрание коммунистов партизанских отрядов. В конце октября Н. И. Сташков пробрался в расположение партизан и провел собрание коммунистов, названное впоследствии "лесной партийной конференцией". Вот что пишет в своих воспоминаниях ее участник И. Е. Ветров: "На партийную конференцию, созванную подпольным обкомом партии, явились делегаты всех партизанских отрядов, которые базировались в лесах под Новомосковском. Здесь были днепропетровцы, павлоградцы, орловчане, ново-московцы и другие. С докладом о XXIV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции и задачах коммунистов выступил секретарь подпольного обкома партии Н. И. Сташков. Он говорил сдержанно и деловито, рассказывая о смертельной угрозе, нависшей над страной, о героической борьбе Красной Армии, о положении на фронтах и в тылу противника". Участники конференции приняли решение усилить удары по оккупантам, каждому коммунисту-партизану открыть личный счет уничтоженных врагов и нанесенного им ущерба.
   На конференции был избран Военный совет партизанских отрядов. В него вошли командир объединенных отрядов П. Я. Жученко, комиссар Г. С. Мазниченко, секретарь Новомосковского подпольного горкома партии Г. Ф. Павлов и Новомосковского подпольного райкома партии Н. П. Калиниченко. Под руководством Н. И. Сташкова совет разработал план совместных действий отрядов. Наиболее крупная операция была проведена 9 ноября 1941 года. Партизаны совершили налет на гарнизон села Знаменовки, перебили охрану лагеря военнопленных и освободили около 300 советских воинов.
   Подпольный обком партии большое внимание уделял восстановлению и укреплению разгромленных и подвергшихся ударам гестаповцев подпольных организаций. Особенно беспокоило подпольный обком партии положение в областном центре - Днепропетровске. Оставленные здесь подпольный горком партии и подпольная партийная организация из 21 коммуниста с приходом гитлеровцев сразу же были разгромлены (Секретарь подпольного горкома партии В. И. Дудусов перешел фронт и вступил в Красную Армию. Подпольщики Н. И. Чванина-Дычко, М. Д. Мазенко, Г. Г. Назаренко, И. Т. Дащенко и В. С. Демешко, утратив связи, действовали в одиночку. Остальные члены подпольной организации были арестованы и расстреляны).
   В ноябре 1941 года Н. И. Сташков пробрался в Днепропетровск. Он нашел здесь своих связных комсомолок В. И. Алексееву и В. А. Давыдовскую и при их участии стал создавать подпольные группы. Он привлек к подпольной работе кладовщика завода "Мясомолмаш" П. И. Новичука, а через него - директора завода беспартийного патриота Л. А. Берестова. Вскоре образовалась подпольная группа. Подпольщики развернули активную работу: портили продукцию и оборудование завода, И. X. Масалыгин-Успенский переправлял через Днепр бежавших из лагерей и попавших в окружение советских воинов. Работавший мастером по ремонту радиоприемников А. Н. Кравченко принимал сводки Совинформбюро и совместно с Н. И. Сташковым составлял листовки. Студентка Днепропетровского университета комсомолка В. И. Хитько размножала их на пишущей машинке, а подпольщики К. Д. Свириденко, С. Т. Знаев, В. С. Алексеева распространяли в городе и его окрестностях.
   В конце сентября 1941 года в Днепропетровск вернулся бежавший из плена политрук Красной Армии коммунист Г. П. Савченко. До войны он работал электромонтером на заводе им. Петровского. О том, как он оказался в родном городе, Савченко писал своим родным: "...до августа 1941 года... с боями отступали на восток, затем наше соединение окружили, и началось: плен - лагеря, побег из лагерей, несколько дней на свободе, снова плен - лагеря, побег, снова плен, заключен в Бобруйскую крепость. Избиение палками, после которого пролежал около двух недель. Немного оправившись, бежал из Бобруйска. После этого побега решил идти в Днепропетровск, в надежде увидеть семью, попрощаться с ней и снова продолжать борьбу. Но семьи на месте не оказалось, что было большим ударом для меня, но это... не сломило меня. Упорная, напряженная и опасная работа захватила целиком".
   Это письмо было найдено после войны за рамкой картины в квартире родственников Г. П. Савченко. С его страниц предстает образ одного из многих выращенных партией за годы Советской власти замечательных, убежденных коммунистов. Касаясь своего решения включиться в подпольную борьбу с захватчиками, Г. П. Савченко писал: "Иначе я поступить не могу, не хочу и не имею права. Какие причины толкают меня на такое решение?
   1. Я коммунист не на словах, а прошедший большую коммунистическую армейскую школу. Партийный билет - это моя жизнь, а не ширма, которой можно в удобный момент прикрываться от всех житейских бурь и невзгод.
   2. Вся моя прошлая жизнь заставляет принять именно такое решение. Я жил, рос, воспитывался и учился в годы Советской власти, она вошла в мою плоть и кровь, и жизнь без или вне этой власти для меня немыслима. И я все силы и старания приложу к тому, чтобы над нашей страной и родным городом развевалось красное знамя и наша родная земля была освобождена от этих горилл, бандитов, кровососов.
   3. Все те лишения, которые мне пришлось претерпеть здесь за время хозяйничанья немцев, трудно описать словами. В первом плену из меня сделали вьючное животное, на которое безжалостно грузили, что вздумается - камни, бревна, котлы и при этом за малейшее пошатывание жестоко стегали кнутами, били кулаками, ногами... В Бобруйске меня избили палками и присолили солью, чтобы "не испортился". Думаю, что этого достаточно для того, чтобы питать к этим сволочам лютую ненависть, уничтожать их как бешеных собак везде, где только есть возможность.
   Нет слов и выражений, чтобы описать, какая злоба кипит у меня в душе. Ни один фашист, попавший ко мне в руки, не уйдет живым. Только смерть гадам, которые опоганили нашу родную землю, только смертью они могут искупить свои преступления, и я клянусь вам, что, пока я жив, не отступлю от этого приговора.
   Если погибну, то знайте, что отдал все за освобождение Родины... умер за вас, мои родные. Надеюсь, что до свидания.
   Целую вас крепко, ваш сын и брат Юрий. 19.111.42 г. Днепропетровск".
   В Днепропетровске Г. П. Савченко установил связи со своими товарищами по довоенному времени и вскоре создал подпольную организацию. Первоначально в нее вошли коммунисты 3. Е. Демьянченко, комсомолец И. П. Дементьев, беспартийный Б. А. Сондак, затем Е. И. Кулакова, Ю. В. Шохов, Е. М. Кравченко, М. X. Калинкин, М. И. Монец, Е. В. Рослякова и другие. Организация быстро росла. Вступали в нее в основном люди стойкие. Но были и недостаточно проверенные. Возникла угроза проникновения в ряды подпольщиков провокаторов. В связи с этим состоявшееся в ночь на 1 мая 1942 года совещание руководящего ядра организации решило распустить ее. Оно создало организационный комитет, в состав которого вошли коммунисты Г. П. Савченко, 3. Е. Демьянченко, А. А. Солохин, комсомолец И. П. Дементьев. Совещание приняло решение впредь строить работу на строго конспиративных началах, принимать в организацию новых людей только при поручительстве одного из подпольщиков. На следующем заседании, 3 мая, организационным комитетом было решено создать подпольные группы на предприятиях и в учреждениях города, общегородскую подпольную комсомольскую организацию и городской партизанский отряд. Речь, таким образом, шла о создании широкого городского подполья.
   В это время - в мае 1942 года - в Днепропетровск вторично прибыл Н. И. Сташков. Он установил связь с организацией Г. П. Савченко и некоторыми другими подпольными группами. Был образован Днепропетровский подпольный горком партии. Секретарем его избрали Г. П. Савченко.
   Важной задачей являлась организация молодежи. В сентябре 1942 года подпольный обком партии образовал межрайонный подпольный комитет ЛКСМУ, который руководил павлоградской, юрьевской, петропавловской и синельниковской подпольными комсомольско-молодежными организациями. Секретарем комитета был утвержден кандидат в члены партии К. В. Беляев. Усиленно шло образование комсомольско-молодежных подпольных организаций в других районах. Они возникали под руководством подпольных райкомов партии, а многие по собственной инициативе.
   В результате проделанной подпольным обкомом, горкомами и райкомами партии работы в области сложилась довольно разветвленная сеть подполья. Всего на территории Днепропетровщины сохранилось и вновь было создано 6 горкомов и 7 подпольных райкомов партии, 23 подпольные организации и группы, насчитывавшие 954 человека, из них 144 коммуниста и 140 комсомольцев. В дальнейшем количество подпольных организаций и групп увеличилось до 67.
   В начале января 1942 года в связи с резким изменением обстановки на фронтах ЦК КП(б)У предложил подпольному обкому партии усилить борьбу в тылу врага. Для ознакомления с директивами ЦК КП(б)У и постановки конкретных задач подпольный обком партии во второй половине января 1942 года провел в Павлограде областное совещание руководителей партийных подпольных организаций. На нем были подведены первые итоги подпольной работы и намечены основные направления дальнейших действий.
   "Лесная конференция" партизан-коммунистов и январское совещание руководителей партийных подпольных организаций сыграли большую роль в развертывании борьбы с фашистскими захватчиками на Днепропетровщине. Подпольщики и партизаны воочию увидели, почувствовали, что во главе их стоит подпольный партийный орган, который руководит их работой, осуществляет на оккупированной врагом советской земле политику партии.
   Совещание руководителей подполья наметило следующие основные задачи подпольных организаций: усиление политической работы среди населения, мобилизация его на саботаж мероприятий оккупантов, всемерная помощь партизанским отрядам, расширение боевой деятельности, проникновение подпольщиков в оккупационный аппарат и использование его в интересах борьбы с захватчиками.
   Как конкретно выполнялись эти задачи, можно проследить по деятельности некоторых подпольных организаций.
   
   Под руководством подпольного горкома КП(б)У активно действовали подпольщики Днепропетровска. Горкому удалось раздобыть три радиоприемника и две пишущие машинки. Кроме того, радиоприемники и пишущие машинки имели некоторые подпольные организации. Это позволило широко организовать выпуск листовок и размножение сводок Совинформбюро. Нередко выпускались сатирические плакаты, пользовавшиеся большой популярностью у населения. Однажды подпольщики расклеили по городу более 300 плакатов. Под нарисованной на них карикатурой было написано: "Говорит Гитлер, что Красная Армия разбита, а почему же у него вся морда побита?"
   Активно участвовали в политической работе комсомольцы-подпольщики. С сентября 1941 года по декабрь 1942 года они выпустили до 3 тысяч различных листовок. Вот одна из них: "Товарищи комсомольцы и комсомолки, беспартийная молодежь! Фашистские изверги разбойничают, грабят, расправляются с мирным населением так зверски, как еще история человечества не видела. Гитлер со своей сворой превзошел все границы жестокости и деспотизма... Они издеваются над молодежью, отправляя вас под оружием в Германию, где вас ожидают ужасы голодной смерти и физических истязаний. Но верьте, товарищи, что недолго будет свора фашистских варваров господствовать на советской земле, час расплаты близок.
   Но для того, чтобы приблизить столь желанный всеми час, нам необходимо всячески помогать нашим войскам, которые, героически сражаясь, освобождают нас. Давайте же поможем нашей любимой Красной Армии, избегайте отправки в Германию, уничтожайте связь, подрывайте мосты и железные дороги, срывайте работу предприятий! Вступайте в партизанские отряды и подпольные организации!"
   Политическая работа подпольщиков находила живейший отклик среди населения. Главным средством массовой борьбы с оккупантами, к которому призывал население подпольный горком партии, являлся срыв попыток гитлеровцев использовать промышленные предприятия Днепропетровска. Его могучие индустриальные гиганты, по замыслам захватчиков, должны были стать арсеналом для их армии. В первые же дни оккупации на предприятиях появилась немецкая администрация - представители германских монополий (фирмы "Геринг и К0" и других). Но ее попытки наладить производство наталкивались на упорное сопротивление рабочих. Вначале просто никто не выходил на работу. Когдаже гитлеровцы силой согнали рабочих на предприятия, началось массовое вредительство. Рабочие приводили в негодность оборудование и инструменты, прятали важные части машин и т. д. Все это дополнялось диверсиями подпольщиков. На металлургическом заводе им. Петровского действовала диверсионная группа из 11 человек, возглавлявшаяся В. Н. Лодягиным и А. И. Львовым. В течение 1942 года она уничтожила электрокабель (около 300 метров), подготовленный гитлеровцами для восстановления трубной водокачки в Кайдаках, испортила и частью спрятала оборудование двух электроподстанций и мартеновского цеха, вывела из строя насос для откачки воды, воздуходувную машину № 4 и токарный станок № 33, совершила ряд других диверсий. Активная диверсионная работа велась на заводах им. Артема, паровозоремонтном и на других предприятиях. Проходили недели, месяцы, а предприятия города продолжали бездействовать.
   Широкий саботаж и диверсии совершались на железнодорожной станции Днепропетровск. Здесь работала группа под руководством коммуниста В. Е. Анищенко. Она устраивала перебои в движении поездов, срывала ремонт подвижного состава, портила механизмы, паровозы и вагоны. Отважно действовала на транспорте комсомольско-молодежная группа И. П. Иванова. Ее члены П. А. Соколов, И. А. Гавриленко и В. Н. Сухотеплый в январе 1942 года на участке Игрень - Илларионово сдвинули звено рельсов, в результате чего произошло крушение воинского эшелона. В конце апреля юные подпольщики сожгли на вагоноремонтном заводе немецкий склад с обмундированием, в ноябре на станции Нижнеднепровск-Узел подожгли цистерны с горючим, что вызвало взрыв состава с боеприпасами.
   Когда фронт проходил еще по территории области, важной задачей подпольной работы являлось оказание непосредственной помощи Красной Армии. Днепропетровские подпольщики осуществляли ее успешно. 22 сентября 1941 года немецкий военный комендант Днепропетровска был вынужден издать следующий приказ: "Точно установлено и доказано, что в Днепропетровске существует радиосвязь с Красной Армией, в результате чего зажигаются костры, подаются сигналы красными ракетами, что является ориентиром для красных, после чего каждый раз бомбардируются переправы". Далее комендант угрожал расправами с населением и объявлял посулы предателям: за задержку каждого подающего сигналы -1000 рублей, за выявление радиостанции или телефонной связи - 2000 рублей. Но ни пугливых, ни предателей не находилось - советское командование продолжало получать из Днепропетровска необходимые ему сведения.
   Подпольный горком партии организовал ряд операций по добыче оружия и взрывчатки. Их собирали на местах боев, доставали через военнопленных, работавших в немецком гараже, а нередко похищали у гитлеровцев. Подпольщик 3. Е. Демьянченко обнаружил на Запорожском шоссе за городом потерпевшую аварию вражескую автомашину с оружием. Ночью Г. П. Савченко, И. П. Дементьев и другие под носом у находившихся вблизи гитлеровцев сняли с машины несколько ящиков и закопали их в безопасном месте. Е. И. Кулакова и В. И. Хитько раздобыли на рынке немецкую форменную одежду. И вскоре по ночам на улицах города стали появляться люди в немецкой форме и с немецким оружием. Не один оккупант и предатель нашел смерть от их карающих рук.
   Затем были произведены крупные операции. На Лагерной улице в большом деревянном бараке, огороженном колючей проволокой, оккупанты разместили склад с боеприпасами. В зимнюю ночь 1941 года Н. Н. Токмаков, М. X. Калинкин и другие во главе с 3. Е. Демьянченко в немецкой форме подошли к складу. Владевший немецким языком М. X. Калинкин отвлек охрану, остальные быстро ликвидировали часовых. Операция удалась: оглушительный грохот разнесся по городу. Склад боеприпасов взлетел на воздух. В апреле 1942 года на Нижнеднепровском железнодорожном узле подпольщиками был взорван склад нефтепродуктов.
   Широко была поставлена работа по организации побегов из плена советских воинов. Значительная часть бежавших переправлялась в партизанские отряды. Этой работой занимались многие подпольные организации. Энергично действовала комсомольско-молодежная группа, возглавлявшаяся членом подпольного горкома партии И. П. Дементьевым. В группу входили Е. М. Кравченко, Е. В. Рослякова, М. И. Монец, Г. М. Гродникова, И. П. Клюев, Я. И. Цыганенко, Ф. М. Гафурова, М. X. Калинкин и другие. Наряду со специальными заданиями подпольного горкома партии (выявление украинских буржуазных националистов, организация саботажа, распространение листовок и т. д.), они устраивали побеги военнопленных, переправляли их к партизанам, доставляли в партизанские отряды собранные подпольщиками оружие и медикаменты.
   Большое количество советских воинов вызволили из плена подпольные группы, действовавшие в медицинских учреждениях. В 1-й инфекционной больнице работало 16 подпольщиков: Е. Г. Попкова, Ф. С. Гноева, Н. И. Лебединская, О. Н. Клименко, А. М. Лодейщикова, Л. И. Серебрянская, 3. П. Гергарт, Я. С. Барановская, Е. А. Рябкина, В. Ф. Холявка, В. С. Миллер, Л. С. Литвинова, С. Р. Слинько, 3. И. Стрижко, А. Ф. Хохуля, С. Л. Галаган. Руководила группой врач Е. Г. Попкова. Больница обслуживала лагеря военнопленных. Для определения инвалидности поступавших в нее больных и раненых советских воинов гитлеровцы создали комиссию, которую контролировали немецкие врачи. Однако подпольщикам длительное время удавалось обманывать их. Е. Г. Попкова, Л. И. Серебрянская, Ф. С. Гноева, Н. И. Лебединская, О. Н. Клименко и другие врачи ставили фиктивные диагнозы здоровым военнопленным и добивались освобождения их из лагерей, как "безнадежно больных". Нередко делалось и так: под видом умерших выносили в покойницкую здоровых людей, а оттуда их тайком выводили. Группа освободила около 800 советских воинов, более 100 из них были совершенно здоровы. Кроме того, в больнице под видом сотрудников скрывались люди, за которыми охотились оккупанты.
   Подпольщики, сами смелые люди, восхищались мужеством своего руководителя Е. Г. Попковой. И действительно, какой выдержкой нужно было обладать этой женщине, когда она, сидя за одним столом с фашистским врачом, давала ему заключения о "неизлечимых недугах" совершенно здоровых людей! Но гитлеровцы все-таки стали догадываться о деятельности патриотов. Члены подпольной группы, в том числе Е. Г. Попкова, были брошены в лагеря смерти. С помощью товарищей Е. Г. Попковой удалось бежать. После освобождения Днепропетровска в ее адрес пришло много писем от воинов, спасенных ею и ее товарищами от смерти и фашистской каторги. "Я... Белов Иван Аверьянович, которого Вы спасли от смерти и выпустили из госпиталя на волю 17.VI.1942 г.,- писал один из бойцов,- и со мной выпущен был Дорофеев, большой, чернявый, которому Вы вливали капли в глаза, чтобы он прошел тоже, и ряд других. Мне помнится, 42 человека тогда были выпущены. Шлю Вам горячий красноармейский привет, Евгения Георгиевна. Еще привет Миле Васильевне, Марии Степановне, всем вам шлю пламенный сержантский привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни... Мы вспоминаем каждый день, что только вы нас спасли, и не забудем вас никогда... Скоро добьем врага, останусь живой, заеду к вам".
   Активно действовала подпольная группа в днепропетровской межрайонной больнице им. Мечникова. Возглавлял ее врач М. А. Бережной. Больнице было поручено медицинское обслуживание лагеря военнопленных. Составляя фиктивные документы об инвалидности на здоровых военнопленных, члены группы врачи О. А. Корецкая, Заболотный и другие добились освобождения из лагерей свыше 70 советских воинов. Видя, что среди военнопленных появилось много "инвалидов", гитлеровцы прекратили освобождение их из лагерей. Тогда члены группы И. П. Ястребов, С. А. Лягунов, Е. К. Сядрева и другие стали организовывать побеги выздоравливавших военнопленных: снабжали их одеждой, документами, скрывали на квартирах сотрудников больницы, а затем переправляли в партизанские отряды или устраивали на работу. Так было освобождено 66 человек. В августе 1942 года в лагере военнопленных вспыхнула эпидемия сыпного тифа. В таких случаях гитлеровцы расстреливали больных. М. А. Бережной и другие врачи-подпольщики под фиктивными диагнозами поместили всех заболевших в свою больницу и вылечили их.
   Большую работу вела подпольная группа по спасению молодежи от угона в Германию. Под видом больных врачи-подпольщики укрывали в больнице здоровых юношей и девушек, ставили им фиктивные диагнозы малярии, нефрита, энцефалита и т. д., таким путем освободив от фашистской каторги 200 человек.
   На территории Диевки № 1 и Ново-Кайдак (Ленинский район Днепропетровска) с октября 1941 года действовала подпольная группа, руководителем которой был вышедший из окружения старший лейтенант В. И. Мараховский. В группу входили С. Л. Кравец, И. Т. Шмаков, А. И. Чернова, А. П. Мараховская, А. Н. Тихонов, 3. Д. Кравцова, Р. А. Рожкова, А. А. Горовая, Н. Л. Кравец, А. Ф. Швец и другие. Установив связь с врачами Дмитриевской больницы (Диевка № 1), подпольщики совместно с ними изготовляли фиктивные документы о болезни для предназначенных к вывозу в Германию людей. Таким образом было спасено от каторги около 1000 юношей и девушек.
   В Днепродзержинске для работы в подполье было оставлено 32 коммуниста во главе с подпольным горкомом КП(б)У в составе: К. Ф. Ляудис (секретарь), И. М. Тюрин, Ф. Ф. Бендер и С. Я. Щербина.
   Деятельность подпольщиков началась в крайне тяжелых условиях. Заняв 25 августа 1941 года Днепродзержинск, гитлеровцы развернули массовый кровавый террор. Только в первый день их хозяйничания в городе за то, что кто-то убил немецкого офицера, было расстреляно 200 первых попавшихся на глаза фашистам людей. В последующие дни были проведены облавы. Около 500 мужчин из задержанных гитлеровцы отправили в концлагеря. По городу развернулась массовая охота за коммунистами, комсомольцами и беспартийными активистами. Ежедневно происходили аресты и казни. Однако подпольный горком партии сразу начал свою работу. Были подобраны явочные квартиры, установлены пароли и шифры. На заседании в конце октября 1941 года горком принял решение: а) распределить оставшихся коммунистов по участкам города и заводам; б) выяснить, какие практические меры принимают гитлеровцы для восстановления заводов. За И. М. Тюриным была закреплена работа в городе и на цементном заводе, за Ф. Ф. Бендером - в селе Романково и на ГРЭС, за С. Я. Щербиной - на коксохимическом заводе, за И. Ф. Ляудисом - в транспортном и мартеновском цехах металлургического завода им. Дзержинского и на вагоностроительном заводе.
   Подпольный горком партии имел три радиоприемника и пишущую машинку. Это позволило быстро организовать прием и выпуск сводок Совинформбюро, а также листовок, составленных на местном материале. Подпольщики вели и устную пропаганду. 6 января 1942 года немецкое командование и городская управа опубликовали "воззвание" к населению о сдаче белья и теплой одежды для немецких солдат. По сути это было приказом. В воззвании определялся срок исполнения - 11 января. Подпольный горком партии поручил Л. Д. Корнецкому, И. Ф. Ляудису, Ф. Ф. Бендеру и С. Я. Щербине подобрать нужных людей и сорвать план фашистов. В результате затея оккупантов не удалась. Был назначен новый срок - не позднее 15 января. Но саботаж продолжался. На заборах и домах появились надписи: "Тот, кто сдаст теплую одежду, является врагом своей Родины, своего отца, сына, брата, сестры, сражающихся на фронте с немецкими фашистами". Четыре раза гитлеровцы назначали сроки сдачи теплых вещей. Но население и не думало выполнять их приказы. Тогда гестаповцы произвели репрессии: было арестовано 20 коммунистов. В их числе оказался член подпольного горкома партии С. Я. Щербина. Он стойко перенес пытки и 15 февраля 1942 года умер от рук фашистских палачей.
   5 февраля 1942 года оккупанты объявили о "добровольном" наборе рабочей силы для Германии. Они на все лады трубили о благах, которые ждут молодежь в стране "арийской культуры". Подпольный горком партии разоблачил ложь фашистов. Подпольщики собрали письма юношей и девушек, угнанных в Германию, и рассказывали всем о германском "рае". Письма передавались из рук в руки. В результате фашистская пропагандистская затея была сорвана.
   Большое значение придавал подпольный горком партии разоблачению пособников оккупантов - украинских буржуазных националистов. Один из подпольщиков специально собрал сведения об их предательской деятельности. Горком выпустил листовки, в которых раскрывалось подлинное лицо националистов.
   Большие усилия предпринял подпольный горком партии, чтобы сорвать попытки оккупантов восстановить и использовать промышленность Днепродзержинска. Вслед за гитлеровскими войсками в город прибыли представители фирмы "Гюттенверке" и других немецких монополий.
   В первую очередь был намечен пуск цементного завода, продукция которого нужна была гитлеровцам для строительства оборонительных сооружений. Но они сразу же натолкнулись на упорное сопротивление организованных подпольщиками рабочих. Эффективность саботажа подкреплялась действиями подпольщиков. Работавшая в химической лаборатории завода комсомолка Г. С. Терещенко низкокачественный цемент маркировала как цемент высшего и среднего качества. Главный механик завода И. В. Лихачев и техник-плановик Давыдов возглавили группу рабочих, которые разрезали приводные ремни, транспортные ленты, а затем бесконечно их ремонтировали. На сложные агрегаты Лихачев ставил неквалифицированных рабочих, вместе с Давыдовым срывал предупредительный ремонт оборудования, вносил неразбериху в паспортизацию продукции. В результате массового саботажа и диверсий завод, дававший до войны тысячу тонн цемента в сутки, при оккупантах еле-еле теплился.
   Когда оккупанты задумали пустить мартеновский цех № 2 на металлургическом заводе им. Дзержинского, подпольный горком партии призвал рабочих сорвать восстановительные работы. Организацию диверсий и саботажа горком поручил механику цеха И. К. Шиманскому и бригадиру слесарей В. Я. Становому. Они делали все, чтобы затянуть дело. Аналогичное положение было и в листопрокатном цехе. Здесь по заданию горкома саботаж организовал электромеханик Дедышко. Он тоже затягивал ремонт и установку моторов, в результате цех, намеченный к пуску в январе 1942 года, начал работать только в марте 1943 года. Но и после восстановления цехи из-за массового саботажа практически не дали продукции.
   Для руководства комсомольско-молодежными организациями горкомом ЛКСМУ была оставлена группа комсомольцев: Л. Е. Лукьянова, В. Т. Страшнова, П. И. Каплина, В. Н. Жировой. Все они вошли в состав подпольного комитета комсомола, секретарем которого была Л. Е. Лукьянова.
   Свою деятельность комитет комсомола начал с того, что мобилизовал население, в первую очередь молодежь, на оказание помощи оставшимся в городе раненым бойцам и командирам Красной Армии. Около 200 советских воинов под разными предлогами были размещены в городской больнице и на частных квартирах. Всем им была оказана медицинская помощь. По мере выздоровления комитет комсомола снабжал воинов документами, одеждой, помогал им переправляться на восток. Вот что пишет о деятельности днепродзержинских комсомольцев спасенный ими командир Красной Армии А. П. Сольский: "...комсомольцы уделяли максимум внимания и заботы о воинах Красной Армии, которые по случаю ранения остались на оккупированной территории. Все уходившие из больницы были снабжены справками и одеждой для перехода линии фронта. Раненым, оставшимся на продолжительное лечение в больнице, оказывалась надлежащая врачебная, материальная и моральная поддержка".
   Многие комсомольцы выполняли задания по приобретению документов, диверсиям и т. д. Так, работавшая в управлении Днепродзержинского металлургического завода К. В. Горбенко доставала различные бланки и удостоверения. Возглавлявшаяся В. А. Рыбниковым комсомольско-молодежная группа на вагоностроительном заводе им. газеты "Правда" организовала молодежь завода на массовый саботаж: работы велись так, что через 40-45 часов отремонтированные вагоны снова приходили в негодность. Члены группы, работавшие на находившихся на заводе немецких складах обмундирования, обливали одежду кислотой, вкладывали в карманы листовки и карикатуры.
   Организованно начали борьбу с оккупантами подпольщики Павлограда. Здесь был оставлен подпольный горком партии в составе: А. П. Караванченко (секретарь, до войны работал инструктором орготдела Павлоградского горкома партии), С. С. Прибер (заместитель секретаря, до войны работал инспектором ЦК профсоюза на заводе), М. Т. Шубин, Г. К. Яценко, И. И. Соколовский и другие. Заранее были намечены явочные квартиры, будущие подпольщики обучены правилам конспирации, шифрам и т. д. Для подпольного горкома партии были оставлены в тайниках оружие, бумага, пишущие машинки, радиоприемники, паспорта и другие документы, продовольствие на 2-3 месяца и деньги.
   Павлоград был занят фашистскими войсками 11 октября 1941 года. Наряду с массовым уничтожением советских людей, гитлеровцы стремились сломить их моральный дух. Со страниц фашистской печати шли истошные вопли о разгроме Красной Армии, непобедимости гитлеровских войск, всесилии "нового порядка". Поэтому подпольный горком партии начал свою деятельность с разоблачения фашистской пропаганды. Была создана группа агитаторов из 36 человек. В нее вошли М. П. Шаповалова, М. Ф. Лубянская, А. С. Лаврик, Л. И. Попов и другие. Среди населения распространялись листовки и сводки Совинформбюро, сбрасывавшиеся с советских самолетов воззвания, газета "Радянська Украша", на стенах домов и заборах писались лозунги и т. д. Активную агитационную работу по заданию подпольного горкома партии в Павлоградских хуторах вела подпольная группа, в которую входили В. И. Индюков, И. Белоконь, И. Ф. Перепелица, И. Г. Фееенко, М. Кулакова, К. Индюкова, К. А. Таблер-Новикова. Возглавлял группу бежавший из плена командир Красной Армии П. О. Кравченко.
    Массово-политическая работа подпольщиков приобрела столь широкий размах, что немецкий комендант города Юргенс вынужден был неоднократно выступать по радио с призывами к населению "не верить большевистским листовкам и слухам".
   Широкий размах получили саботаж и диверсии. Работавший по заданию подпольного горкома партии на лубочном заводе Филатов в июне 1942 года вывел из строя локомотив в результате чего завод не работал 15 дней. В дальнейшем под руководством Филатова рабочие массовым вредительством довели дело до того, что завод давал не более 230 килограммов пряжи при суточной мощности в тонны На веревочном заводе группа, руководимая подпольщиком К. Г. Яценко, систематически совершала диверсии организовывала саботаж. В результате продукция завода, как правило, была недоброкачественной, план выпуска ее срывался. В октябре 1942 года группа подпольщиков под руководством В. А. Горленко подожгла нефтебазу. Группа И. Т. Белого в 1942 году дважды на продолжительное время выводила из строя электростанцию, лишая предприятия города электроэнергии.
   Эффективности деятельности подпольщиков Павлограда способствовало и то обстоятельство, что в городе находился областной подпольный партийный центр. Н. И. Сташков постоянно направлял работу подпольного горкома, участвовал в разработке планов многих его конкретных мероприятий.
   Подпольная борьба не прекращалась даже и там, где подполье было разгромлено или по разным причинам распалось. Так было, например, в Кривом Роге. Здесь удалось спастись только одному члену горкома - В. С. Сингирцову. Но коммунист не опустил рук. Он снова создал подпольную группу, в состав которой вошли В. А. Потапенко, И. Г. Кравченко, И. Н. Леваненко, С. С. Пляха, Н. В. Потапенко, Е. И. Квитко, А. Л. Цыганков, П. А. Ильченко, П. А. Лаптева и другие. Подпольщики мобилизовали горняков на саботаж работ по восстановлению шахт, срыв мероприятий оккупантов по вывозу населения и шахтного оборудования в Германию. За короткий срок группа выпустила около 10 листовок тиражом в несколько сот экземпляров, взорвала мост на Приднепровской железной дороге, произвела крушение воинского эшелона, вывела из строя 11 грузовых и 1 легковую автомашину, несколько раз портила телеграфно-телефонную линию Долгинцево - Верховцево, уничтожала гитлеровцев. В. С. Сингирцев выявил 10 активных пособников оккупантов, которые впоследствии понесли заслуженную кару.
   24 ноября 1941 года политуправление Южного фронта забросило в тыл врага, в Криворожье, П. А. Тарандушко, Костова и Верескуна. В результате неудачного приземления на парашюте П. А. Тарандушко сломал ногу и поэтому прибыл в Кривой Рог только после выздоровления, через два месяца. Устроившись под видом военнопленного на работу в совхоз № 38, П. А. Тарандушко создал подпольную группу, в которую вошли коммунист П. М. Новиков, комсомольцы В. Петров, Н. Потапенко, беспартийные И. Серов, В. А. Потапенко, С. М. Журавлева. Группа проводила работу в шахтерском поселке Мудреный и среди рабочих совхоза. Были выпущены листовки: "Фашизм - людоед народа" (описание зверств гитлеровцев на советской земле), "Кем считают нас фашисты", "Фашизм, его тактика", "Братьям и сестрам временно оккупированных областей". Рабочие совхоза под руководством подпольщиков сорвали в 1942 году весенний сев: по заданию П. А. Тарандушко подпольщики М. Серов и В. Петров сняли с 7 тракторов важные детали, в результате не удалось вспахать 75 процентов земель совхоза. Кроме того, П. А. Тарандушко сжег скирды необмолоченной озимой пшеницы, собранной со 100 гектаров.
   Подпольную комсомольско-молодежную организацию в Кривом Роге создал 16-летний комсомолец Н. М. Решетняк. В ее составе действовали А. П. Желтуха, Н. И. Ходич, А. Г. Щербак, Г. Е. Романова и другие. Все они были воспитанниками 15-й школы Кривого Рога. Занимавшиеся в школьном кружке радиолюбителей Решетняк и Желтуха смонтировали два радиоприемника. По передачам советского радио подпольщики составляли листовки. Чтобы увеличить их выпуск, на квартире Решетняка ребята соорудили печатный станок, на котором ежедневно печатали 50-100 листовок. В одной из них юные подпольщики писали: "Товарищи! Прошло немного больше года, как фашистские гады вступили на нашу землю. А сколько горя и страданий перенесли трудящиеся порабощенных областей!.. "Мы вас освободим! "- кричали фашисты. Да, нас освободили от хлеба. Каждый знает, какие страдания переносят наши люди, угнанные в Германию...
   Товарищи! С каждым днем фашисты все сильнее и сильнее выжимают из нас последние соки. Довольно издевательств! Довольно страданий! Долой фашизм!"
   Подпольная борьба разворачивалась и в сельских районах. Правда, не всегда она была успешной, особенно вначале. Распалось, например, подполье, созданное в Синельникове. Но уже в октябре 1941 года здесь возникла комсомольско-молодежная подпольная организация, созданная бывшим заведующим районной библиотекой Ф. Д. Зайцем. В организацию входили В. В. Георгиевский, А. А. Тарабурин, Т. Д. Немченко, Н. 3. Дьяков, В. Н. Букреев, И. П. Проходимцев, Е. К. Сергеев и другие - всего 29 человек. Для конспирации подпольщики были разбиты на группы, по 5 человек в каждой. Во главе организации стоял комитет в составе Ф. Д. Зайца, В. В. Георгиевского, Н. 3. Дьякова, И. П. Проходимцева и Е. К. Сергеева.
   Свою деятельность молодые подпольщики начали с выпуска рукописных листовок, призывавших население к саботажу мероприятий оккупантов. Особенно активную работу развернула организация в мае 1942 года, когда гитлеровцы начали массовую мобилизацию молодежи на работу в Германию. Подпольщики выпустили листовку, в которой говорилось: "Дорогие товарищи, отцы, матери, братья и сестры! Немецкая пропаганда распространяет лживые легенды о "немецком рае" в Германии. Не верьте фашистским выдумкам. Если здесь, на оккупированной территории, мы видим только издевательства, то что может нас ждать в Германии? Еще больший гнет, пытки, издевательства, голод.
   Близок час освобождения, час встречи с родными любимыми воинами Красной Армии.
   Сокращайте час разлуки. Прячьтесь от немцев, удирайте из эшелонов в дороге, вооружайтесь, присоединяйтесь к партизанским отрядам. Сохраним себя для будущих сражений в рядах Красной Армии!"
   Комсомольцы-подпольщики изготовили и выдали многим юношам и девушкам ложные справки, в которых указывалось, что они уже побывали в Германии и возвратились оттуда по болезни. Текст этих справок был списан со стандартной справки, а бланки для них достал В. В. Георгиевский. Справки заверялись похищенной у гитлеровцев немецкой печатью. Кроме того, комитет комсомола снабжал подлежащих отправке в Германию юношей и девушек фиктивными паспортами. В них проставлялись завышенные годы рождения, неточно указывалась профессия и т. д. Бланки паспортов доставала Л. Е. Филоненко, работавшая по заданию комитета в паспортном столе городской управы.
   В Верхнеднепровске и в некоторых селах района успешно действовала подпольная группа, которой руководил заведующий отделом пропаганды и агитации райкома партии П. И. Палеха. В ее состав входили коммунисты С. И. Сероштан, Г. А. Макаренко, Д. И. Якименко, А. Н. Ворона, Т. А. Касьяненко, И. Г. Косяченко, беспартийные В. Г. Щербицкий, Л. М. Коваленко, А. М. Полтораков.
   П. И. Палеха имел связь с подпольным обкомом партии. Встречи с Н. И. Сташковым и его связными проводились на квартире В. Г. Щербицкого, в Верхнеднепровске. Подпольщики выпускали листовки, принимали по радио и распространяли сводки Совинформбюро, совершали диверсии. В декабре 1941 года они взорвали механический цех на Верхнеднепровском маслозаводе, трижды разрушали телефонную и телеграфную связь между Верхнеднепровском и Кременчугом. Зимой 1942 года члены группы взорвали мост и две автомашины с немецкими солдатами и продовольствием возле села Куцеволовки Кировоградской области, а также мост на дороге Верхнеднепровск - Кременчуг.
   И так было во всех сельских районах области: всюду действовали и возникали новые подпольные организации, население активно срывало мероприятия захватчиков. Причем здесь, как и в городе, саботаж мероприятий оккупантов происходил в условиях жесточайшего террора. Гитлеровцы превратили колхозы и совхозы в свои вотчины, в которых были введены по сути крепостнические порядки. Вся их продукция изымалась. С разрешения сельскохозяйственных комендантов старосты за деньги выписывали крестьянам, выработавшим 20 и свыше трудодней в месяц, по 10 килограммов кукурузы или ячменя. Не выработавшие этой нормы угонялись на каторжные работы в Германию или в концлагеря.
   Однако террор и угроза голода не останавливали советское крестьянство. В 1942 году в результате массового саботажа 50 процентов посевной площади области не было засеяно, уборка урожая затянулась до зимы и даже до весны следующего года. При обмолоте большая часть зерна пускалась в мякину. Чтобы оправдать затягивание обмолота, тягловая сила переключалась на поднятие зяби, запутывался учет и т. д.
   Таким образом, в течение нескольких месяцев вражеской оккупации всю Днепропетровщину охватило пламя всенародной борьбы с захватчиками. Во главе ее выступал подпольный обком партии. Он создавал новые и укреплял ранее созданные подпольные организации и партизанские отряды, развернул через них широкую агитационную работу среди населения и всем этим придавал борьбе политическую целеустремленность и организованность.
   Во второй половине 1942 года гитлеровцам удалось нанести тяжелые удары по подполью. В ночь на 9 июля 1942 года произошли массовые аресты подпольщиков в Днепропетровске. Роковую роль в этом сыграло нарушение правил конспирации связной подпольного обкома партии В. А. Давыдовской: под матрацем ее постели гитлеровцы нашли список членов городского подполья. Были схвачены И. П. Дементьев, К. К. Кудинов, М. X. Калинкин, Ф. М. Гафурова, В. И. Хитько, Н. Н. Токмаков, Г. А. Шепитько и другие. Секретарю подпольного горкома партии Г. П. Савченко удалось скрыться. Имея документы для выхода из Днепропетровска, он все же остался в городе, чтобы организовать освобождение товарищей. Но в октябре 1942 года Г. П. Савченко был арестован. В это же время гестаповцам удалось схватить Е. М. Кулакову, В. М. Кулакова, Б. И. Сондака, Я. А. Самарского. Всего по делу днепропетровской подпольной организации с июля 1942 года по январь 1943 года было арестовано около 80 человек.
   В июле 1942 года в Павлограде гитлеровцы схватили Н. И. Сташкова. В перестрелке с гестаповцами Н. И. Сташков был тяжело ранен. Фашисты затащили его во двор павлоградской полиции и здесь, истекающего кровью, теряющего сознание, зверски избили, а затем натравили на него овчарок. Но и после такой "обработки" руководитель областного партийного подполья был для них страшен. Под усиленной охраной Н. И. Сташков был направлен в Днепропетровск и брошен в тюрьму гестапо.
   С исключительным мужеством вели себя подпольщики на допросах. Гестаповцы не добились от героев ни признаний, ни просьб о пощаде. А когда их увозили на расстрел, Ф. М. Гафурова встала в автомашине во весь рост и запела "Интернационал". Гимн коммунистов был подхвачен остальными подпольщиками. Позже в вещах Ф. М. Гафуровой нашли написанную на папиросной бумаге предсмертную записку: "Мужайтесь, нас не победят!"
   Особенно жестоким истязаниям подверглись Н. И. Сташков и Г. П. Савченко. В отношении Н. И. Сташкова применялся и другой метод: гитлеровцы сулили ему сохранение жизни, предлагали крупное вознаграждение за измену. Слишком уж заманчиво было для фашистов заполучить "раскаявшегося" секретаря подпольного обкома партии. Но все их усилия были тщетны: Н. И. Сташков и Г. П. Савченко были непреклонны. "Жить очень хочется,- писал родным Г. П. Савченко,- но умираю спокойно, зная, что... вместо меня будут тысячи".
   26 января 1943 года Н. И. Сташков и Г. П. Савченко были расстреляны.
   В сентябре 1942 года ЦК КП(б)У возложил обязанности секретаря подпольного обкома партии на Д. Г. Садовниченко, который развернул энергичную работу по дальнейшему усилению деятельности подполья и партизанских отрядов.
   Подпольный обком партии оказал помощь местным подпольным организациям кадрами. Так, в Синельниковский район для организации подпольной работы был направлен бывший редактор павлоградской газеты "Соцiалiстичнии наступ" коммунист В. И. Иваненко, в Петропавловский район - кадровый работник завода коммунист И. Панченко, в Юрьевский район - бывший агроном "Заготзерно" коммунист А. Шилов и т. д.
   В декабре 1942 года в Павлограде было проведено второе областное совещание руководителей подпольных организаций. Оно обсудило причины провалов подпольных организаций, меры по их предупреждению, политические и боевые задачи подполья. Было решено усилить вооруженную борьбу с захватчиками, готовиться к восстаниям к моменту приближения Красной Армии, к вооруженной поддержке ее операций.
   Решения второго областного совещания руководителей подпольных организаций осуществлялись в условиях коренного поворота в ходе войны, вызванного разгромом немецко-фашистских войск под Сталинградом и последующим затем мощным наступлением Красной Армии. Находившиеся на оккупированной территории советские люди рвались к борьбе. Увеличивалось количество подпольных организаций и партизанских отрядов, росли их ряды, ширился, становился все более активным массовый саботаж мероприятий оккупантов. Смертная схватка с врагом развернулась во всех городах и селах Днепропетровщины.
   После провала Днепропетровского подпольного горкома партии непосредственное руководство борьбой с оккупантами в областном центре взял на себя подпольный обком партии. Он восстановил связи с сохранившимися и создал ряд новых подпольных групп, направил их деятельность на срыв попыток оккупантов наладить работу промышленных предприятий. Например, на заводе им. Петровского рабочие во главе с подпольщиком С. Л. Кравцом затянули установку котлов, вывели из строя паропровод, срывали слесарные работы. До прихода Красной Армии завод фактически не был пущен в ход.
   Подпольщики придавали большое значение работе на Днепропетровском железнодорожном узле. В начале июня 1943 года в депо станции Днепропетровск был создан боевой подпольный комитет (ВПК) в составе В. Е. Анищенко, В. Л. Кузьмичева, А. С. Торбаса, А. П. Леденева, Г. Винника, И. А. Литвиненко. Председателем ВПК был избран В. Е. Анищенко, заместителем - В. Л. Кузьмичев. Члены комитета приняли клятву на верность Родине. Текст ее гласил: "Я, член боевого подпольного комитета паровозного депо ст. Днепропетровск, воин Союза Советских Социалистических Республик, клянусь перед Родиной: верно служить Союзу Советских Социалистических Республик и делу партии Ленина. Беспощадно бороться с немцами и их холуями. Быть примером отваги с оружием в руках в борьбе против немецких захватчиков. Свято хранить тайну боевого подпольного комитета, как военную тайну. И если я нарушу ее, пусть постигнет меня самая тяжкая кара".
   Каждый член организации получил от БПК оружие и задание по организации диверсий и саботажа. Так, работавший на ремонте паровозов подпольщик В. Л. Кузьмичев разными способами добивался того, что сокращалась скорость движения паровозов, они быстро вновь приходили в негодность. Такие операции Кузьмичев проделал на 54 паровозах, из них 23 вернулись в депо, не дойдя до места назначения. Кроме того, Кузьмичев и его товарищи засыпали песком буксы стоявших в депо исправных паровозов. Подпольщик А. П. Леденев производил холодную заливку дышловых и буксовых подшипников. Такого рода диверсия была совершена на 86 паровозах. Диверсии дополнялись массовым мелким вредительством рабочих: работы велись для вида, качество их было крайне низким.
   Важной формой саботажа являлось массовое уклонение от работы. Гитлеровцы вынуждены были посылать полицейских за рабочими на квартиры, угрожали им виселицей. Но все было тщетно. Неделями на работу не выходило до половины рабочих ремонтного цеха, до 40 процентов - других цехов и до 35 процентов-паровозных бригад.
   Активную диверсионную работу под руководством И. Ф. Земляного проводила группа, действовавшая на первом вагонном участке. Ею было произведено столкновение двух паровозов, в результате чего оба они вышли из строя. В июле .1943 года И. Ф. Земляной совместно с И. П. Коваленко и С. П. Вороной сняли сигналы с задней части стоявшего на пути поезда. Подходивший на большой скорости толкач врезался в хвост состава. Было повреждено до 20 вагонов, разбито 4 автомашины. 11 июля 1943 года подпольщики перевели стрелку и направили шедший состав на эшелон, стоявший на станции. При аварии было повреждено 16 вагонов.
   Наращивали удары по врагу подпольщики Днепродзержинска. В 1943 году гитлеровцам кое-как удалось закончить ремонт мартеновского цеха № 2 завода им. Дзержинского. Но рабочие варили сталь, нарушая технологию, а работники химической лаборатории "устанавливали" ее "высокое качество". Вместо стали оккупанты получали груды негодного металла. Аналогичное положение было на других предприятиях. Активная диверсионная работа под руководством подпольщика П. М. Огурцова велась на ГРЭС.
   Подпольный горком партии привлекал к борьбе все новых патриотов. Члены вновь созданной группы в составе Т. М. Андриенко, А. А. Киреевой, Е. А. Жицкой, Л. А. Губы, С. Л. Корнецкого, Л. И. Тарасовой предоставляли свои квартиры для совещаний подпольщиков, укрывали освобожденных из лагерей советских воинов, собирали оружие, сведения о противнике. Работу среди советских военнопленных, использовавшихся на заводах города, вели подпольщики Ф. Ф. Бендер и Л. Д. Корнецкий. В управление Днепродзерджинской водной трассы в качестве переводчицы подпольный горком партии устроил Т. У. Дуракову. Она собирала данные о промерах Днепра, доставала бланки документов для прохода по берегам Днепра и проезда по реке от Днепродзержинска до Кременчуга.
   Отважно действовали молодые подпольщики. В феврале 1943 года комсомолка Л. Синькова достала немецкий паспорт и под фамилией Шмидт поступила медсестрой в госпиталь, где помещались советские военнопленные. С помощью комсомольско-молодежной организации она подготовила и успешно осуществила побег 15 военнопленных. Подпольщица Т. Савина достала документы, которые помогли бежавшим переправиться через линию фронта.
   Подпольный горком партии вел большую работу по подготовке к вооруженной поддержке Красной Армии. Для этого создавались специальные боевые группы. Для руководства ими был образован штаб боевых групп (А. Н. Грушевский, И. И. Матына, П. М. Полторацкий, П. Китаенко). На 1 января 1943 года в группах насчитывалось до 100 человек. К этому времени горком партии имел связь с подпольем Криничанского и Царичанского районов и совместно с ними создавал партизанские отряды.
   В январе - марте 1943 года гестаповцам удалось выследить некоторых подпольщиков. Были арестованы и расстреляны Ф. Ф. Бендер, И. Ф. Ляудис, А. Н. Грушевский, Е. А. Жицкая, Л. И. Тарасова, Н. А. Лысенко, П. К. Светальская, Гасан Карбагиров и другие. Гестаповцы принимали энергичные меры к аресту секретаря подпольного горкома партии К. Ф. Ляудиса. Он скрывался в селе Нетесовка Царичанского района, где находилась одна из созданных горкомом боевых групп. Во главе подпольного горкома партии был оставлен руководитель подпольщиков завода им. Дзержинского И. А. Гавеля. К. Ф. Ляудис продолжал руководство горкомом через связных.
   Активно продолжал действовать Павлоградский подпольный горком партии. Ему удалось заслать своих людей на работу в оккупационный аппарат. Работавший секретарем биржи труда И. Т. Терещенко снабжал горком различными бланками, в том числе справками для освобождения молодежи от угона в Германию. Привлеченный к подпольной работе секретарь городской управы Киденко прописывал на жительство в городе бежавших из лагерей военнопленных и сообщал горкому о решениях управы. В городской полиции служили подпольщики А. Г. Чемерский, И. И. Сидоров и Г. Ларченко. Они сообщали горкому о предстоящих облавах и арестах. Из надежных людей в полиции были созданы подпольные группы, которые выпускали из камер заключенных.
   Они спасли комсомолку Д. Ковальскую, приговоренную к расстрелу за распространение листовок. Полицейскому управлению удалось раскрыть деятельность Чемерского. Он был арестован. Подпольный горком поручил Сидорову и Ларченко освободить патриота. В ночь на 11 февраля 1943 года Ларченко выпустил из камеры Чемерского и вместе с ним открыл все камеры. 74 заключенных оказались на свободе. За этот побег фашисты расстреляли преданного им служаку, дежурившего в ту ночь в полицейском участке.
   Подпольный горком партии направил бежавшего из лагеря лейтенанта С. А. Чумака в дорожную жандармерию. Ему удалось подобрать в состав жандармерии надежных людей и создать из них две группы в количестве 50 человек. Позже на помощь Чумаку в жандармерию были посланы подпольщики А. И. Нестеренко, М. И. Соловьев, А. К. Черкасский, И. Г. Носач, К. И. Шлега, П. О. Кравченко. Переводчицей в дорожной жандармерии по заданию подпольного горкома партии работала замечательная советская патриотка, немка по национальности, К. А. Таблер-Новикова. Она была руководителем подпольной работы в жандармерии. С. А. Чумак был ее заместителем. Пользовавшаяся большим доверием у гитлеровцев, Таблер-Новикова с помощью подпольщицы Г. М. Пасько похитила немецкую гербовую печать, типографский шрифт и 100 бланков документов на право ношения огнестрельного оружия. В результате энергичной работы подпольщиков команды дорожной жандармерии Павлограда, сел Межеричи и Богуслава оказались под полным контролем подпольного горкома партии и выполняли его задания.
   В Кривом Роге продолжали активно действовать подпольные группы, возглавлявшиеся В. С. Сингирцовым и П. А. Тарандушко, комсомольско-молодежная организация Н. М. Решетняка. Весной 1943 года Сингирцев, Тарандушко и Новиков откопали и перерубили подземный кабель на магистрали Кривой Рог - Днепропетровск, взорвали трубу, питавшую водокачку станции Долгинцево, уничтожили горючее, предназначенное для уборки урожая в районе.
   Члены комсомольско-молодежной организации Н. М. Решетняка, работавшие в парке связи армейской группы "Юг", с мая по август 1943 года вывели из строя 30 радиоприемников. Организация деятельно готовилась к восстанию. С этой целью юные подпольщики добывали оружие, искали связи с партизанами. В одной из записок к членам организации Н. М. Решетняк писал: "Мы должны увеличить свою организацию, приобрести оружие. Мы знаем, настанет время, когда фашисты побегут с Украины, и мы обязаны быть наготове. Сейчас мы должны работать много лучше. У нас есть оружие, гранаты. Охрана завода организована плохо. При приближении Красной Армии мы ударим по фашистам с тыла и не дадим им уничтожить мост и завод".
   Вынашивая план восстания, организация предполагала вовлечь в него население Кривого Рога, сделать выступление массовым. В одной из ее листовок говорилось: "Товарищи! Мы знаем, что немцы бегут сейчас без оглядки, неся большие потери. Скоро фронт приблизится к нам, поэтому мы долиты быть готовы на все, как один, должны встать на разгром немецкой армии.
   Нужно приложить все силы, чтобы выгнать немцев с нашей земли, из нашего родного Криворожья. Необходимо освободить наших людей, которые тысячами сидят в тюрьмах и концлагерях. Мы должны дать возможность молодежи Украины жить свободно.
   К оружию, сыны Украины!
   Настал час расплаты. Бейте немчуру и гоните ее с Украины!"
   Однако осуществить восстание подпольщикам не удалось. С фронта были возвращены испорченные радиоприемники, и 17 августа 1943 года все члены организации были арестованы. Целый месяц их зверски избивали, травили собаками. Но юные герои были непреклонны. На угрозы гестаповцев расстрелять их А. П. Желтуха отвечал: "Стреляйте! Мы знаем, за что умираем!" Утром 17 сентября 1943 года Н. М. Решетняка, А. П. Желтуху, Г. Е. Романову, Н. И. Ходича и А. Г. Щербака загнали в узкий квадрат из колючей проволоки. Рядом выстроились автоматчики. Когда раздалась команда стрелять, Н. М. Решетняк воскликнул: "Смерть вам, палачи! Мы не одиноки! За нас отомстят!" Г. Е. Романова была тяжело ранена в левое плечо. Фашисты бросили ее в общую могилу и зарыли живой.
   Но никакие зверства фашистов не могли остановить рост всенародной борьбы с оккупантами.
   Активно развивалась подпольная борьба в Синельникове. Посланный сюда в декабре 1942 года подпольным обкомом КП(б)У в качестве секретаря подпольного райкома партии В. И. Иваненко сразу начал собирать вокруг себя патриотов. В доме своего брата, И. Е. Шмалько, он открыл мастерскую по починке калош и велосипедных камер, ставшую явочной квартирой подпольного райкома партии. В течение первых трех месяцев В. И. Иваненко привлек к подпольной работе 15 человек, в числе которых были коммунисты рабочий-железнодорожник А. В. Васильковский, грузчик П. И. Кислый, заведующий конторой "Заготзерно" Г. В. Лаврешко, Г. Ф. Павлов, беспартийные патриоты рабочий Н. И. Жуков, машинист Н. Г. Губанов, грузчик С. П. Смык, секретарь отдела биржи труда А. И. Вейко, врач Г. П. Еланский, И. И. Еланский, С. В. Пустовойт и И. Л. Душин. Кроме этих лиц по заданиям подпольной организации работало около 100 человек. Среди них были голова городской управы Попов заведующий типографией Н. И. Бессмертный, агроном земуправы А. Чернов и многие другие. Подпольщики Н. И. Бессмертный, Т. Т. Зубов и Миронов по заданию подпольного райкома партии подделали печать алчевскои городской управы и изготовили в типографии бланки паспортов. По поддельным документам легализовалось около 100 подпольщиков.
   В. И. Иваненко установил связь с действовавшей здесь комсомольско-молодежной организацией, которую возглавлял Ф. Д. Заяц. В начале 1943 года член этой организации Георгиевский по заданию Иваненко снял с разбитого танка радиоприемник и отремонтировал его. Это дало возможность подпольному райкому партии принимать и распространять сводки Совинформбюро. Кроме того, райком выпустил около 500 экземпляров своих листовок. В листовке, обращенной к угоняемой в Германию молодежи, подпольщики писали: "Лучше умереть честной смертью на родной земле, чем ехать в гитлеровскую Германию, производить оружие и боеприпасы против отцов и братьев, героически сражающихся в рядах Красной Армии!.."
   Подпольный райком партии организовал выпуск и распространение листовок для немецких, румынских и итальянских солдат.
   Велась и устная пропаганда. В апреле 1943 года на станции Синельниково стоял поезд, в котором находилось 256 отправлявшихся в Германию молодых людей. Райком направил на станцию агитаторов. После проведенных бесед вся завербованная молодежь, за исключением 6 человек, разбежалась. Посредством агитации, а также с помощью А. Т. Вейко (работавшего на бирже труда) и главврача больницы С. Л. Алексеева подпольщикам удалось спасти от угона в фашистское рабство 225 человек.
   Выполняя указание подпольного обкома КП(б)У об усилении боевой деятельности, организации саботажа и диверсий на транспорте, райком создал сильную подпольную группу на Синельниковском железнодорожном узле. Помощник машиниста Н. Г. Губанов вывел из строя 6 паровозов. В мае 1943 года Н. Г. Губанов и А. В. Васильковский перевели стрелку и пустили шедший состав на занятый путь: было разбито 2 паровоза и 8 вагонов. Диверсионная группа Васильковского и Губанова систематически портила паровозы, воздушные рукава вагонов, разбирала путь. Ее примеру следовали многие машинисты. Они портили паровозы, без надобности простаивали на перегонах, создавали "пробки". Диверсии и саботажи приняли столь широкий размах, что Синельниковский железнодорожный узел стал предметом специального обследования различных комиссий гитлеровцев. Они выносили решения по радикальному улучшению работы узла. Подпольщики же продолжали свое дело, умело преодолевая меры оккупантов по выполнению решений комиссий.
   Подпольный райком партии создал также боевые группы в синельниковской артели "Красная горка" и в селе Васильевка. В их составе было около 60 бойцов, вооруженных 4 пулеметами, 7 автоматами, 15 винтовками, пистолетами, гранатами. Группы развернули активную деятельность.
   В апреле 1943 года на перегоне Синельниково - Ивановка был пущен под откос воинский поезд. При крушении погибло 42 вражеских солдата. В разное время было уничтожено 18 автомашин, разоружена полиция в селе Средне-Раевка. Боевые группы вели активную разведывательную работу, действуя далеко за пределами своего района: в Мелитополе, Запорожье, Днепропетровске, Павлограде и т. д. Собранные данные переправлялись советскому командованию.
   Энергично действовала комсомольско-молодежная организация. Еще 5 ноября 1942 года на заседании комитета было решено усилить боевую деятельность. Для этой цели комитет создал диверсионную группу. Командиром ее был А. А. Тарабурин (Старик), заместителем - В. В. Георгиевский (Горячий).
   В феврале 1943 года части Красной Армии подошли к Синельникову, но в конце этого же месяца враг потеснил их. На поле боя осталось 36 тяжелораненых советских воинов. По указанию подпольного райкома партии подпольщики подобрали их и поместили в районную больницу. Через местных жительниц подпольщики собрали для раненых продукты и белье. Когда советские бойцы стали поправляться, подпольный райком партии поставил перед работниками больницы задачу: не допустить, чтобы они попали в концлагерь. Задание было выполнено. 16 поправившихся воинов были списаны как умершие и переправлены в надежные места. Часть из них и еще 24 бойца и командира с помощью подпольщиков и работников больницы бежали к партизанам и за линию фронта.
   Большую работу подпольный райком партии развернул по срыву заготовок оккупантами сельскохозяйственной продукции. Саботаж производился через работников райпотреб-союза. Они вносили неразбериху в складирование продуктов, утаивали объекты обложения сельскохозяйственными поставками. В марте - апреле 1943 года подпольщики организовали падеж 3000 птиц, по заданию подпольного райкома партии раздали 100 центнеров хлеба семьям красноармейцев. Крестьяне уничтожали скот, а работавшие в учреждениях оккупантов подпольщики составляли фиктивные акты о падеже.
   Группа добывала оружие, совершала диверсии. В Северном парке станции Синельниково -I подпольщики открыли двери вагона с военнопленными красноармейцами. Было спасено 30 воинов. Подпольщики В. М. Собакарь, Н. П. Страхолис, П. П. Побегун, В. Л. Трусько во главе с В. И. Фоменко проникли в вагоны, находившиеся на станции Синельниково-1, и похитили 2 пулемета, 2 автомата, мины, много патронов и другое оружие. В конце января 1943 года Георгиевский я Тарабурин на квартире Т. Д. Немченко захватили и обезоружили 5 итальянских солдат. Затем диверсионная группа совершила налет на георгиевскую сельуправу и по- лицейский участок, где удалось забрать много оружия и важных документов.
   После этой операции было решено перебазировать диверсионную группу в лес и начать открытые вооруженные действия. 3 февраля 1943 года группа во главе с А. А. Тарабуриным и В. В. Георгиевским вывела из гаража депо станции Синельниково-I немецкую автомашину. 30 человек при полном вооружении выехали в лес. Однако по дороге машина вышла из строя и подпольщики были вынуждены ее сжечь. Отъезд был отложен. 4 февраля при попытке угнать машину с завода им. Коминтерна А. А. Тарабурин и В. Н. Букреев были схвачены жандармами. "С фашистами разговаривать не буду!" - заявил следователям Тарабурин. Решительно отказался выдать товарищей Букреев. Оба патриота перенесли зверские пытки и были расстреляны в Днепропетровске.
   Оставшиеся на воле их боевые друзья усилили удары по врагу. Особенной активностью отличался В. В. Георгиевский. За его выдачу гитлеровцы сулили 25 тысяч рублей. Но Георгиевский был неуловим. Однако вскоре в синельниковскую подпольную комсомольско-молодежную организацию проник вражеский агент. В июле 1943 года все ее члены были арестованы и расстреляны гестаповцами. Геройски погиб B. В. Георгиевский. Не желая сдаваться гестаповцам живым, он долго отстреливался и был убит.
   Тот же агент, некто Слуцкий, выдал и участников партийного подполья. Были расстреляны А. В. Василевский, П. И. Кислый, А. С. Бутенко, Н. Кравченко, Д. В. Попова, О. С. Жукова, Т. 3. Лаврешко, С. П. Смык, П. И. Кротенко, C. Л. Алексеев, Н. И. Бессмертный, С. С. Оноприенко, Н. 3. Дьяков, П. П. Кондратов, Ягупов, 3. С. Алексеева. Некоторым подпольщикам, в их числе секретарю подпольного райкома партии В. И. Иваненко, удалось бежать.
   Фронт подпольной борьбы в области неуклонно расширялся. Возникали новые подпольные организации. Так, в.марте 1943 года в Никополе начала действовать подпольная группа "Мститель". Организовал ее бывший председатель городского комитета физкультуры коммунист Л. С. Хлястиков. В начале войны он ушел в армию, воевал в Крыму, попал в плен, но сумел бежать. Пробравшись в родной город, Л. С. Хлястиков собрал вокруг себя группу патриотов из 17 человек. Группа была разбита на пятерки и тройки. Связь между ними осуществлял сам руководитель группы. Подпольщики распространяли листовки, препятствовали угону советских людей в Германию, приводили в негодность предназначенную для гитлеровцев сельскохозяйственную продукцию, указывали сигналами расположение вражеских объектов и частей в городе советским самолетам. Члены группы Н. И. Емец, М. А. Коверсун и П. Кириченко собирали оружие. Хлястиков вместе с В. Д. Быковским и П. Кириченко уничтожали гитлеровцев и полицаев.
   Вооружившись, группа ушла в никопольские плавни, к партизанам. В начале ноября 1943 года подразделение партизан, куда входила группа Хлястикова, в бою с карателями .потерпело поражение. Оставшиеся в живых подпольщики возвратились в Никополь. Вскоре 7 членов группы, в том числе Л. С. Хлястиков, были арестованы гестапо и 1 декабря .1943 года расстреляны. Сохранились последние письма Л. С. Хлястикова. В письме отцу, матери и жене он писал: "Не осуждайте меня. Я, как гражданин, поступил правильно, т. е. честно. Умираю за народ, за Родину. Вел я себя хорошо.Смерти не боюсь". А вот последние слова Л. С. Хлястикова обращенные к дочери: "Женя, обязательно научись ненавидеть врагов земли русской и, чем только можешь, послужи народу и нашей великой Родине..."
   В начале февраля 1943 года Красная Армия подошла к границам Днепропетровщины. Для подпольщиков и партизан наступило время последней, но чрезвычайно напряженной схватки с врагом. В это время они решали две основные задачи: 1) оказание максимальной помощи советским войскам; 2) срыв планов гитлеровцев по угону населения и превращения оставляемой ими территории в "зону пустыни". Героические события разыгрались в это время в Павлограде. Подпольщики значительно усилили свою боевую дельность. Диверсии следовали одна за другой. Так, группа подпольщиков во главе с В. И. Зуевым организовала крушение немецкого бронепоезда с десантом автоматчиков, вышедшего в тыл наступавшим частям Красной Армии. Другая группа, под руководством И. П. Савенко и Шинкаренко, разрушила линию телефонной связи между городом и аэродромом, сожгла склад продовольствия. Подпольщики, действовавшие в лагерях военнопленных (руководитель группы A. К. Черкасский), освободили 700 советских воинов из богуславского лагеря и 400 из лагеря, находившегося на территории одного из заводов.
   В связи с приближением Красной Армии находившиеся в Павлограде подпольные обком и горком партии развернули подготовку к вооруженному восстанию. Между членами горкома были распределены обязанности по проведению организационных мероприятий. Были выявлены все коммунисты, комсомольцы и беспартийные патриоты, способные принять участие в вооруженных действиях, а также скрывавшиеся в городе командиры Красной Армии. Из них формировались боевые группы.
   Большую помощь в подготовке восстания оказал павлоградским подпольщикам ЦК КП(б)У, который поддерживал связь с подпольным горкомом партии через связного B. Я. Портянко. Во время последнего прихода он передал горкому установки ЦК КП(б)У об оказании помощи наступавшей Красной Армии. Выполняя эти установки, подпольные обком и горком партии в декабре 1942 года свели боевые группы в единый отряд. Командиром его был назначен майор П. О. Кравченко, комиссаром - член подпольного горкома партии С. С. Прибер, начальником штаба - заброшенный в тыл врага штабом 38-й армии старший лейтенант К. В. Рябой. Во все боевые группы были назначены политические руководители. Штабом отряда была организована усиленная разведка дислокации войск, опорных пунктов и баз противника в прифронтовой полосе.
   Восстание было назначено в ночь на 14 февраля 1943 года. Подпольный горком партии и штаб отряда тщательно разработали его план. В штаб 4-го гвардейского стрелкового корпуса 6-й армии в сторону Лозовой была послана связная О. В. Куликова. Через нее подпольный обком партии просил командование корпуса ускорить наступление, так как оккупанты, готовясь к контрудару, подтягивали к Павлограду резервы. 10 февраля штаб отряда начал сосредоточивать боевые группы в районе Павлограда. В ночь на 12 февраля в типографии оккупантов Б. Шимановский под охраной украинской "жандармерии" (подпольщиков, засланных в жандармерию) отпечатал воззвание к населению. В нем говорилось: "...К оружию, к оружию! Пусть каждый дом дает бойца. Пусть села превратятся в батальоны и города в полки. В бой!.. Сражайтесь всем, что вам попадется под руку. Подымайся, украинский люд!"
   13 февраля подпольщики широко распространили воззвание в городе и окрестностях Павлограда. Это вызвало панику среди оккупантов. Жандармерия и полиция стали поспешно покидать город. Воспользовавшись суматохой, подпольщик Н. А. Панченко похитил в кабинете коменданта города карту с дислокацией военных объектов группировки противника в Донбассе. Эти документы были переданы штабу 4-го гвардейского стрелкового корпуса Красной Армии.
   В связи с тем, что немецкое командование находилось в районе оборонных работ вне города, подпольный горком партии разрешил командиру отряда А. И. Нестеренко собрать 13 февраля в 12 часов на кожевенном заводе членов трех боевых групп и поставить перед ними конкретные задачи. Узнав об этом, гитлеровцы бросили против подпольщиков свыше 300 немецких и итальянских солдат с артиллерией. Окружив завод, фашисты завязали бой, длившийся до ночи. Свыше 150 солдат потеряли гитлеровцы в этом бою. Смертью храбрых пали многие бойцы отряда, засевшие на заводе: А. И. Нестеренко, С. А. Чумак, А. К. Черкасский, Г. X. Зозуля, П. Задорожный, И. П. Величко и другие. Уже будучи смертельно раненным, командир отряда А. И. Нестеренко написал на стене: "Нас было 21. Стояли насмерть. Погибаем, но не сдаемся!" Оставшиеся в городе боевые группы на протяжении двух дней вели перестрелку с подброшенными из Днепропетровска отрядами 14-й карательной бригады. Гитлеровцы объявили город партизанским и учинили кровавую расправу над попавшими в их руки подпольщиками и населением.
   15 февраля вернулась связная О. В. Куликова, которая принесла из штаба 4-го гвардейского стрелкового корпуса согласованный план совместного удара по врагу. В ночь на 16 февраля в городе началось вооруженное восстание. Из тюрьмы было освобождено 300 заключенных. Вместе с восставшими они завязали уличные бои. Активное участие в восстании приняли состоявшие из подпольщиков команды дорожной жандармерии.
   На рассвете 16 февраля боевая группа под командованием И. И. Соколовского на трех грузовиках, поддержанная двумя советскими танками, ворвалась в город на улицу Карла Маркса и завязала уличные бои. Во второй половине дня боевые группы И. Т. Белого и Ю. И. Осьмиченко окружили штаб 104-го итальянского полка и разгромили его. Две роты этого полка сдались в плен. 17 февраля с помощью подошедших частей 4-го гвардейского стрелкового корпуса Павлоград был полностью очищен от захватчиков. В этот же день в городе начали работать пекарня, столовая, радио. Активными действиями боевых групп удалось спасти от разрушения почти все предприятия города, связь, склады с зерном и другим продовольствием. Частям Красной Армии было передано 9 тысяч тонн зерна, 120 центнеров подсолнуха, 730 голов крупного рогатого скота, 135 свиней, 130 лошадей, 14 автомашин, 23 трактора и миллион рублей советских денег.
   В первый же день после изгнания захватчиков в Павлограде возобновили работу горком КП(б)У во главе с А. П. Караванченко и городской Совет депутатов трудящихся под председательством С. С. Прибера. Однако вскоре гитлеровцы сконцентрировали в районе Павлограда огромные силы. Массовыми налетами вражеской авиации с 18 по 21 февраля город был полностью разрушен. 22 февраля фашисты повели контрнаступление. Части Красной Армии начали временный отход за Северный Донец. Часть уцелевших членов подпольной организации ушла в Богуславский лес, остальные остались в подполье. 24 марта гитлеровцам удалось арестовать секретаря подпольного горкома партии А. П. Караванченко. При следовании эшелона с заключенными в Германию Караванченко вместе с группой из 44 человек бежал. 2 ноября 1943 года в селе Красный Кут Софиевского района он перешел фронт.
   Окончательно Павлоград был освобожден частями Красной Армии 18 сентября 1943 года.
   В феврале 1943 года произошло вооруженное восстание в поселке Петропавловка. Вместе с населением в нем активно участвовал партизанский отряд "Петропавловский" (командир В. Г. Фесенко, комиссар Ф. Н. Сапьян, начальник штаба И. Д, Фурсов). Восстание было приурочено к прорыву советскими войсками фронта на Донце. 17 февраля 1943 года отряд вступил в бой с местным гарнизоном и занял Петропавловку. В поселке и прилегающих к нему селах была восстановлена Советская власть. Командование отряда направило через линию фронта связную 3. И. Перескок для передачи наступавшим частям Красной Армии сведений о состоянии вражеской обороны.
   Партизаны и население мужественно обороняли районный центр, не давали противнику возможности овладеть важной для него железной дорогой Павлоград-Донбасс. В жестоких боях были уничтожены сотни вражеских солдат и офицеров. Особо отличились в этих боях партизанские группы И. А. Горы и И. Коваленко. На седьмой день восстания оккупантам с помощью механизированных частей удалось захватить Петропавловку. Партизанский отряд с боем отступил и соединился с частями Красной Армии.
   Вооруженные восстания в Павлограде и Петропавловке - одна из ярчайших страниц борьбы народных масс Украины против немецко-фашистских оккупантов.
   Активную деятельность по дальнейшей организации боевых групп развернул с приближением фронта Днепродзержинский подпольный горком партии. Под командованием коммуниста П. JI. Педиско боевые группы днепродзержинских подпольщиков ударом с тыла оказали большую помощь наступавшим частям Красной Армии. При подходе советских войск непосредственно к городу боевые группы развернули сражение за каждую улицу, каждый квартал. Они уничтожали вражеских факельщиков, освобождали заключенных из концлагерей. На помощь днепродзержинцам подошли боевые группы Криничанского района под руководством секретаря подпольного райкома КП(б)У В. С. Терещенко. Вместе с частями Красной Армии они участвовали в форсировании Днепра и расширении плацдарма на его правом берегу.
   Совместными действиями частей Красной Армии и боевых групп подпольщиков 25 октября 1943 года Днепродзержинск был освобожден от захватчиков.
   Деятельно помогали наступавшей Красной Армии подпольщики Днепропетровска. Члены группы В. М. Мараховского переставляли на перекрестках таблички с указанием направлений, чем вносили путаницу в передвижение вражеских войск и грузов. В течение августа, сентября и октября они срывали и переставляли условные знаки в Кайдаках, около паровозостроительного завода, в тупике 3-й линии трамвая, в Диевке № 1. В результате не только нарушалось движение вражеских частей, но нередко образовывались скопления войск, что позволяло советской авиации наносить большой урон противнику. Не прекращал подрывной деятельности до освобождения города боевой подпольный комитет Днепропетровского железнодорожного узла. Под видом рабочей бригады боевая группа подпольщиков продержалась в депо до 22 октября. Она вывела из строя 3 паровоза, предназначенных для отправки на запад эшелонов с грузами, сохранила много оборудования и инструментов.
   25 октября 1943 года гитлеровцы были выброшены из Днепропетровска. В течение сентября 1943 года - февраля 1944 года Красная Армия очистила от оккупантов всю территорию Днепропетровщины и погнала врага дальше, на запад.
   
   * * *
   
   Героическая борьба подпольщиков и партизан Днепропетровщины явилась достойным вкладом в достижение победы над фашистскими захватчиками. По далеко не полным данным, за период с сентября 1941 года по февраль 1944 года они уничтожили более 3000 вражеских солдат и офицеров, 178 изменников Родины, пустили под откос 22 воинских эшелона, вывели из строя 228 автомашин, 72 паровоза, взорвали 30 железнодорожных и шоссейных мостов, 3 склада боеприпасов, повредили более 60 километров телефонно-телеграфных линий, отбили у врага до 5000 голов крупного скота, захватили большие трофеи. Подпольными организациями и партизанскими отрядами было освобождено из лагерей 3415 пленных советских воинов, спасено от угона в фашистское рабство более 5000 советских граждан.
   Руководимые подпольным обкомом партии, подпольщики и партизаны вели широкую политическую работу среди населения, подняли его на массовый саботаж мероприятий оккупантов, в результате которого провалились все попытки гитлеровцев восстановить промышленность области, поставить себе на службу ее сельское хозяйство.
   Подвиги подпольщиков и партизан Днепропетровщины высоко оценены Родиной. 1113 героев награждены орденами и медалями СССР.
   Многие из героев народной войны в тылу врага отдали свою жизнь в борьбе с захватчиками. Народ свято чтит их память. В день 20-летия победы над фашистской Германией в Днепропетровске на набережной Днепра заложена аллея в память Н. И. Сташкова. На ней установлена гранитная глыба с надписью на мраморной доске: "Жил коммунистом, умер коммунистом". Далее следуют слова: "Аллея имени Сташкова Николая Ивановича - Героя Советского Союза, секретаря Днепропетровского подпольного обкома партии.
   Никогда не забудем тебя, тридцатичетырехлетнего, замученного гестаповцами в 1943 году".
   На набережной Днепра заложена другая аллея - в память днепропетровского подпольщика Захара Ефимовича Демьянченко. На проспекте Гагарина раскинулся живописный сквер. Там возвышается гранитный камень, на котором высечено: "Ее расстреляли на рассвете... Сквер в память храброй подпольщицы Галины Илларионовны Андрусенко (1924-1943)".
   На проспекте имени К. Маркса, где главная магистраль города спускается к Днепру, в честь советских воинов, партизан и подпольщиков, павших в борьбе, с немецко-фашистскими захватчиками, сооружен памятник Вечной славы.
   Но слава павших героев хранится не только в народной памяти. Она присутствует и в трудовых подвигах живых, вдохновляет их на великие свершения в строительстве новой жизни.
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Узнать цены на лечения в медицинском центре.