Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к перечню материалов

Председатель Верховного Суда Литовской ССР А. Л. Ликас
Палачи из "Охранной роты"

   Всякий раз, проезжая мимо деревни Пирчюпис, я не могу не остановиться и не постоять несколько минут, склонив голову у скульптуры Матери.
   Памятник открыт 24 июля 1960 года. Создателю его - скульптору Гедиминасу Иокубонису, лауреату Ленинской премии, удалось передать великую скорбь женщин-матерей, народное горе: страдание в лице, в руках, во всей фигуре... Как и всякое талантливое произведение советского монументального искусства послевоенных лет, скульптура Матери отличается поразительной простотой.
   В сутки через Пирчюпис проходит много автобусов междугородных и местных линий, десятки легковых автомашин. И ни один автобус, ни одна автомашина не промчится мимо. Люди не могут равнодушно проехать мимо скульптуры Матери и гранитной стены с именами погибших.
   Монументальный ансамбль напоминает людям о бесчеловечной расправе над мирным населением деревни.
   ...Пирчюпис вошел в историю своей страшной, трагической судьбой. 3 июня 1944 года фашисты сожгли дотла всю деревню и ее жителей. Палачи не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. В пламени пожара погибло 119 человек. Старшему из казненных было 90 лет, младшему - 5 недель. Заживо сгорели 14 мальчиков и девочек, не достигших и пяти лет, а четверо сгоревших - грудные младенцы.
   Скульптура Матери напоминает и будет долго напоминать многим поколениям людей о чудовищных злодеяниях фашистов в годы войны в Литве.
   За три с лишним года хозяйничанья на литовской земле гитлеровцы и их пособники - буржуазные националисты уничтожили свыше 700 тысяч рабочих, крестьян, интеллигентов - почти шестую часть жителей Литвы.
   В древнем Вильнюсе - городе редкостной красоты - ничто сейчас не напоминает о войне. А ведь он был фашистами разрушен и сожжен более чем на 40 процентов. В руины превратили оккупанты Шяуляй, Клайпеду - город с незамерзающим портом. Стерт с лица земли Расейняй. Сильно пострадали Лаздияй, Алмтус, Юрбаркас. Разрушены были многие предприятия республики. Огромный ущерб война нанесла сельскому хозяйству.
   Гитлеровским убийцам усердно помогали в их черном деле главным образом буржуазные националисты. Нашлись негодяи, которые угодливо прислуживали нацистам в годы оккупации, вместе с нацистскими палачами проливали кровь народа. Во главе их стоял некий Ульбинас. В своем предательском пособничестве он опирался на бывших сотрудников буржуазной литовской охранки Рудинскаса, Синкевичюса и других. В 1943 году буржуазные националисты в своей газетенке писали: "Мы хотим с немцами жить в мире и сотрудничать. Мы их снабжаем продуктами питания, одеждой, и мы не спрашиваем, что мы за это получим".
    Сразу же после Великой Отечественной войны в Литве прошли судебные процессы по делам о злодеяниях гитлеровских захватчиков и буржуазных националистов. В первые послевоенные годы я был еще далек от судебной деятельности, поэтому о многих процессах знаю из газетных отчетов. Но вот об одном судебном процессе не могу не рассказать. В нем мне довелось участвовать самому в качестве председательствующего.
   В памяти хорошо сохранились подробности этого процесса. Рассказать о нем есть смысл еще и потому, что читатель получит представление о других, во многом сходных судебных процессах над предателями Родины.
   
   Судебный процесс в Рокишкисе состоялся во второй половине ноября 1965 года. Продолжался он пять дней. И все эти дни просторный зал детской спортивной школы был заполнен жителями Рокишкиса.
   В зале, где всегда царили радость, бодрость и спортивный азарт, в эти дни была совсем иная обстановка. Многие из присутствующих еще помнили лето 1941 года. Теперь жители Рокишкиса, окрестных городов и сел с глазу на глаз встретились с убийцами. Здесь собрались свидетели событий, воспоминание о которых щемило сердце. Многие из них подвергались пыткам, издевательствам, которые чинили те, кто сидел на скамье подсу- димых.
   Находились в зале и представители младшего поколения, выросшего после войны, знающего обо всем, происшедшем в 1941 году, только по рассказам взрослых или из книг, журналов, пожелтевших от времени газет.
   Тяжело было мне, председательствующему, успокаивать зал, когда оглашались документы, заслушивались показания свидетелей об ужасных событиях того времени в Рокишкисе.
   Обвинительное заключение, допрос свидетелей, вещественные доказательства, документы раскрывали суду неимоверные страдания людей, их трагические судьбы.
   Что же произошло в окрестностях Рокишкиса?
   Там, где сейчас стоит памятник жертвам фашизма, было убито 3207 ни в чем не повинных советских людей. В тяжелые для нашей Родины дни, когда гитлеровская Германия внезапно напала на Советский Союз и литовский народ вместе со всеми народами страны поднялся на борьбу с захватчиками, буржуазные националисты, ушедшие год назад в подполье, выползли из своих нор. Стараясь услужить своим новым хозяевам, они всячески пособничали оккупантам.
   Оставшиеся в Рокмшкисе офицеры бывшей буржуазной армии И. Жукас и М. Пяткунас создали отряд убийц, так называемую "охранную роту" комендатуры уезда. В ней и служили подсудимые Казимирас Дагис, Стяпонас Лашас Стасис Варнас и Пятрас Струмскис. Эти молодчики не только слепо выполняли указания гитлеровцев, но и проявляли инициативу, состязались между собой в садизме, стремясь любым способом угодить гитлеровцам, выслужиться перед ними и получать награды за убийства невинных людей.
   На суде был оглашен тайный документ под грифом "Государственной важности". Перед судом предстал отчет командира СД и немецкой полиции безопасности в Литве о деятельности оперативного отряда N 3. Подписан он штандартенфюрером СС Егером. В нем в нескольких строчках упоминается о деятельности рокишкской "охранной роты".
   Егер признает: из Рокишкиса надо было вывезти для физического уничтожения 3207 человек к месту ликвидации, которое находилось на расстоянии четырех с половиной километров. Для того чтобы эту работу можно было выполнить за двадцать четыре часа, "восемьдесят бывших в нашем распоряжении литовских партизан (так именовали гитлеровцы предателей литовского народа) работали вместе с моими людьми".
   Перед Верховным судом республики постепенно, шаг за шагом, раскрывалась жуткая история двух августовских дней в окрестностях Рокишкиса.
   15-16 августа 1941 года в деревне Баёрай по указанию гитлеровцев каратели из рокишкской "охранной роты" расстреляли 3207 человек. Их жертвами были женщины, старики, дети. Лилась кровь невинных людей, окрестности оглашались криками и стонами умирающих...
   За несколько дней июля и августа 1941 года в районе Рокишкиса было убито более 4000 человек.
   На Чертовой горе в Баёрае, в Антаноше бандиты устроили, как они сами выражались, "чертов пир".
   И вот четверо из них предстали перед судом.
   Кто они?
   Стасис Варнас - вступил добровольцем в "охранную роту" в Рокишкисе. Служил в чине сержанта. Участвовал в расстрелах советских активистов. По собственному признанию, взял себе три пальто и костюм, снятые с приговоренных к смерти. Получил также премию "за выполнение особых обязанностей".
   В ходе судебного следствия Варнас был изобличен в том, что сопровождал к месту расстрела председателя исполкома Казлишкского сельского Совета Михаила Шороховаса, комсомольца Ионаса Пупениса и других арестованных. Во время расстрела Варнас вместе с другими стоял в оцеплении. Когда комсомолец Ионас Пуленис бросился бежать, Варнас и Лашас открыли по нему огонь. Варнас ранил Пупениса в плечо, но тому все же удалось скрыться.
   И вот И. Пупенис дает свидетельские показания суду о кровавых делах предателей Родины.
   Варнаса изобличили свидетели не только в зверствах, но и в мародерстве. Это он после расстрела срывал с убитых одежду и тащил к себе. Даже через четверть века после этих кровавых событий при обыске у Варнаса было обнаружено много чужой одежды, в том числе женской и детской.
   В конце судебного следствия государственный обвинитель возбудил перед судом ходатайство о приобщении к делу справки Государственного архива Литовской ССР и протокола допроса бывшего сотрудника полиции безопасности буржуазной Литвы Ионаса Диделиса. Из этих документов следует, что подсудимый Стасис Варите в 1933-1935 годах был агентом гитлеровской разведки, за что получал ежемесячно денежное вознаграждение, значился под кличкой Хитрец, поддерживал связь с коммунистами и выдавал их охранке.
   Казимирас Дагис в "охранную роту" вступил добровольно. Служил в ней в чине ефрейтора. Во время событий в Баёрае находился у края ям и вместе с другими карателями стрелял в безоружных людей. Во время массового убийства в Антаноше охранял место расстрела. От главарей "охранной роты" получил премию "за выполнение особых обязанностей". В судебном заседании Дагису был предъявлен документ, на котором есть его роспись о получении денег за участие в акции.
   Дагис был наиболее активным сообщником гитлеровских бандитов. Это он пригнал к месту расстрела две группы по 50 человек и собственноручно расстрелял их.
   Стяпонас Лашас вступил в "охранную роту" добровольцем. Служил рядовым. Вместе с другими карателями вывел из рокишкской волостной гауптвахты 30 советских активистов, в том числе председателя исполкома Казлишкского Совета Михаила Шорсиховаса. Все они были расстреляны, кроме комсомольца Ионаса Пупениса, который, как отмечалось, сумел в самую последнюю минуту бежать.
   Лашас участвовал в массовых убийствах в местечке Баёрай. За верную службу карателям получил премию "за выполнение особых обязанностей".
   Лашас вместе с другими палачами доставил к месту расстрела группу обреченных, в которой было более 500 человек. Он же участвовал в конвоировании другой группы из 250 человек, лично участвовал в расстреле людей.
   Бывший лесник Степонского леса, участник бандитской шайки (осужденный по другому делу) И. Мешкаускас подтвердил в суде, что видел, как каратели из рокишкской "охранной роты" расстреливали согнанных в ямы людей. Активным участником расстрелов он назвал и Стяпонаса Лашаса.
   Столь же омерзительным предстал перед судом Пятрас Струмскис. В начале войны он служил в оккупационной полиции, а затем перешел в отряд карателей.
   В судебном заседании Струмскис отрицал свою причастность к расстрелам, утверждая, что выполнял в роте лишь обязанности повара. Однако в ходе судебного разбирательства было доказано, что он участвовал в убийствах советских активистов в Степонском лесу, расстреливал их и в Баёрае, в Антаноше.
   Свидетельница Д. Шашкова показала в суде, что каратели арестовали 27 июня 1941 года ее дочь комсомолку Раису. Шашкова просила Струмскиса отпустить дочь, но тот нагло заявил: "Всех вас ждет такая участь!" Девушку через несколько дней расстреляли.
   Струмскис сидел на скамье подсудимых, опустив глаза: он боялся взглянуть на свидетельницу.
   Было установлено, что Струмскис лично участвовал в расстрелах около трехсот человек. В поместье Антаноше было уничтожено 1160 человек. Советских людей к месту расправы конвоировал Струмскис, а во время расстрела он стоял на краю ямы и следил за тем, чтобы ни один человек не мог спастись.
   "За выполнение особых обязанностей", а иными словами, за убийства невинных людей Струмскис, как Дагис, Лашас и Варнас, получал денежное вознаграждение. Получал он и другие "премии".
   В 1948 году Струмскис был арестован, но бежал. С тех пор он скрывался в Шяуляе, в Пагегяе, а затем работал столяром на конном заводе "Нямунас" Шилутского района, жил по подложным документам на имя Сависа. Однако укрыться от возмездия ему не удалось.
   Суд вынес справедливый приговор четырем бандитам: смертная казнь.
   На судебном процессе, о котором идет речь, часто возникал вопрос: как могло случиться, что подсудимые и их сообщники стали активными пособниками гитлеровцев?
   Фашизм породил массовые убийства. Миллионы людей уничтожались за нежелание признать тот "новый порядок" в Европе, который хотели установить захватчики.
   Многие свидетели, осужденные ранее по другим делам буржуазных националистов, были пособниками гитлеровских оккупантов. Почему? Постараюсь ответить на этот вопрос.
   ...В конце 1918-начале 1919 года к власти в Литве пришли рабочие, безземельные и малоземельные крестьяне. Революционное движение в Литве, его бурный рост и его заключительный этап произошли под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции. Борьба литовского народа за свое социальное и национальное освобождение развивалась в условиях террора со стороны немецких оккупантов, поддерживаемых буржуазно-националистической верхушкой. Борьба эта, несмотря на сопротивление оккупантов и националистической буржуазии, увенчалась успехом.
   Литовская буржуазия, подстрекаемая международной реакцией, не смирилась со своим поражением, не хотела так просто уступить власть рабочим и крестьянам. Поэтому, пользуясь вооруженной поддержкой из-за рубежа, она активно готовила контрреволюционный переворот. Переворот этот готовился из одного центра, по единому плану. В марте 1919 года контрреволюционные силы выступили против народной власти.
   21 апреля 1919 года после трехдневных боев белополяки захватили Вильно (Вильнюс). Интервентов активно поддерживали отряды буржуазных националистов. Сплотившись вместе, внешняя и внутренняя контрреволюция утопила в крови молодую, еще не окрепшую Советскую власть в Литве.
   9 декабре 1926 года реакция, поддержанная крупной буржуазию, опираясь на армию, разогнала сейм (парламент) и захватила государственную власть. Новое правительство фашистского толка произвело перестройку государственного аппарата. Перестройка эта носила антиконституционный характер. Все шло к тому, чтобы укрепить новый режим. Для этого прежде всего необходимо было ликвидировать остатки буржуазного парламентаризма, лишить граждан демократических свобод и каких-либо прав, сконцентрировать власть в руках правящей верхушки.
   Несмотря на террор, революционное движение и Литве неуклонно росло. Эта борьба закончилась победой трудящихся летом 1940 года.
   3 августа 1940 года Верховный Совет СССР принял Литву в Союз Советских Социалистических Республик в качестве равноправной республики.
   Но свободная жизнь литовского народа была недолгой. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.
   Литовская буржуазия не могла смириться с тем, что национализировали ее землю, промышленные предприятия, лишили возможности эксплуатировать чужой труд. Поэтому с первых же дней оккупации Литвы гитлеровцами враги народной власти стали усердно помогать оккупантам в уничтожении советских активистов. Среди них оказались и те, кто впоследствии предстал перед судом в Рокишкисе.
   Бандитские шайки буржуазных националистов своими зверствами нисколько не уступали гитлеровцам.
   Из показаний бандитов можно было четко представить их образ жизни. Вот глубокий бункер и лесной чащобе. Здесь затаились два десятка головорезов из шайки бывшего фашистского прислужника Ионаса Квиклиса. В лесу тишина, но нервы бандитов напряжены, и они вздрагивают от каждого шороха. Вокруг выставлена охрана, но и это не приносит покоя. Страх и неуверенность в душе каждого.
   Основу шайки составляют те, кому нет пути к честной жизни. Когда литовский народ томился под пятой оккупантов, эти выродки добровольно пошли в услужение к гитлеровцам. Вместе с немецкими карателями они преследовали партизанские отряды в Литве, в соседней Белоруссии, безжалостно расправлялись с населением.
   Когда гитлеровцы отступали с территории Литвы, вместе с ними бежали на запад многие убийцы и насильники из числа буржуазных националистов. Впоследствии они нашли приют у тех кто мечтает покончить с советским строем.
   Однако не всем фашистским прихвостням удалось бежать. Боясь заслуженной кары, они укрылись в лесах и на глухих, хуторах, объединились в бандитские шайки. К ним присоединились и уголовники.
   Через кулаков и других пособников бандиты распространяли среди населения слухи о том, что советский строй в Литве - явление временное, что скоро вернутся старые хозяева и восстановят прежние порядки. Не за горами, дескать, тот день, когда вспыхнет новая мировая война, когда литовскому народу будет протянута с запада "рука помощи".
   Литовское крестьянство, все трудящиеся решительно боролись против бандитов. Даже те, кто в свое время были обмануты буржуазными националистами и втянуты в антисоветскую деятельность, осадная ее вред для народа, порвали с прошлым и вернулись на путь честной жизни.
   Как смертельно раненный зверь кидается на каждого, кто попадается ему на троне, так и литовские националисты, сознавая безнадежность своего положения, убивали первого встречного. Бандиты стали особенно опасны. Учитывая это, партийные и советские органы приняли все меры, чтобы как можно быстрее их ликвидировать.
   Но еще бродят по земле отщепенцы, чьи руки обагрены кровью советских людей. Долгие годы под чужой фамилией скрывался Бинцас Саусайтис. Он добровольно вызвался служить в фашистской полиции, а затем перешел в зондеркоманду, специально созданную для уничтожения людей.
   Полторы тысячи документов уголовного дела, вещественные доказательства, живые свидетели изобличили Саусайтиса не только в участии в массовых расстрелах, но и в мародерстве. Саусайтис и его сообщники торговали вещами убитых. Об этом рассказали в суде железнодорожник Петр Янковский и пенсионер Антанас Чибирас.
   Саусайтис полностью признал свою вину. Верховный суд Литовской ССР, рассматривавший это дело в феврале 1978 года, приговорил фашистского палача к расстрелу.
   Советский закон четко и ясно определяет: гитлеровские преступники не должны избежать справедливого возмездия, где бы и как бы долго они ни скрывались от правосудия.
   Закон наш полностью соответствует принципам международного права. Тем принципам, которые нашли свое отражение в Уставе Международного Военного Трибунала и в резолюциях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.
   И хотя за рубежом открыто не высказываются против этих общепризнанных международных норм, на деле же к фашистским преступникам применяют положения обычного уголовного права о сроках давности привлечения к ответственности.
   Сроки давности существуют и у нас. В одном случае давность наступает через три года, в другом - лишь через пятнадцать лет. Все зависит от характера преступления и личности виновного.
   В виде исключения из статьи 41 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик установлено, что нацистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира и человечности и в военных преступлениях, граждане СССР, проводившие активную карательную деятельность, подлежат суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения преступления.
   Советские люди никогда не забудут кровавых преступлений гитлеровских палачей и их сообщников - буржуазных националистов.
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.