Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к именам молодогвардейцев


Н. Г. СОКОЛОВА

Налина Соколова

Налина Соколова

    Н. Г. Соколова родилась 14 марта 1900 года в городе Таллине в семье рабочего. Ей рано пришлось познать горе: трех лет Налина осталась без матери, шести - без отца.
    В годы гражданской войны Налина Георгиевна прошла нелегкий путь в рядах легендарной дивизии Чапаева. Немалый вклад внесла она в восстановление разрушенного народного хозяйства в Саратове, где работала в аппарате губкома комсомола, а позже - в органах рабоче-крестьянской милиции.
    С 1930 года она вместе с мужем Ф. Ф. Соколовым, потомственным шахтером, жила в разных городах Донбасса, с 1931 года работала в системе "Донбассэнерго" № 3 в городе Краснодоне, была избрана председателем городского совета женщин-общественниц.
    Накануне оккупации Краснодона райком партии предложил ввести в состав подпольной партийной организации Налину Георгиевну Соколову, как человека надежного, преданного, инициативного.
    Подпольщица имела непосредственную связь с Ф. П. Лютиковым. От него уносила листовки, советские газеты, сводки Совинформбюро. А. Л. Колтунова, хозяйка конспиративной квартиры Филиппа Петровича, рассказала впоследствии, что Налина Георгиевна приходила к ним всегда с бидончиком в руках: "Узнав нас хорошо, она как-то сказала, что при чужих людях будет спрашивать молока, а вы, мол, ответите, что его нет. Соколова оставляла для Лютикова пакеты, а однажды сообщила, что с ним хотят познакомиться какие-то ребята".
    Лютиков ответил: "Не стоит знакомить их со мной. Лучше через вас будем иметь связь".
    Н. Г. Соколова осуществляла связь партийной организации с комсомольским подпольем, передавала задания в штаб "Молодой гвардии".
    "В сентябре 1942 года, - вспоминает Е. Н. Кошевая, - Олег показал мне кипу листовок, которые по поручению Лютикова принесла тов. Соколова Олегу для распространения их в Поповке, Суходоле и Шевыревке".
    Налина Георгиевна и сама систематически распространяла листовки, чаще всего в районе рынка. Об одном эпизоде она сама рассказывала мужу - Ф. Ф. Соколову: "Иду я, как обычно, на базар с листовками. В воротах какая-то нищая бабка попросила у меня копеечку. Я отвела ее в сторону и говорю: "На вот тебе, бабка, пачку курительной бумаги, стань за прилавок и гони по две копейки за листок, вот тебе и хватит денег на целую неделю". "Бабка за прилавок не пошла, а стала распродавать тут же, у ворот. Я устроилась за прилавком. Торгую, а одним глазом за бабкой наблюдаю. Не прошло и пяти минут, как около нее собралась толпа".
    6 января 1943 года Н. Г. Соколова была арестована. "Несколькими месяцами позже я случайно встретил женщину, которая сидела в одной камере с Налиной Георгиевной, - вспоминает Ф. Ф. Соколов. - Она рассказала мне, что Н. Г. Соколову в первый же день били плетьми. Назначили 25 плетей, выдержала же она только 20 ударов, после чего ее в бессознательном состоянии бросили в камеру. Спина была исполосована, горела. Н. Г. Соколова заболела и не вставала до самого последнего вечера, когда ее с другими арестованными подпольщиками вывезли на казнь".
    15 января бесстрашная патриотка была расстреляна и сброшена в шурф шахты № 5. Похоронена в братской могиле героев на центральной площади города Краснодона.
    Налина Георгиевна Соколова посмертно награждена орденом Отечественной войны 1-й степени.
   
   



В. Велькевич
Беспартийный большевик

    "В числе коммунистов, оставленных Краснодонским РК КП(б)У на подпольной работе были: Лютиков Филипп Петрович, Бараков Николай Петрович, Выставкин Даниил Сергеевич, Дымченко Мария Георгиевна, Яковлев Степан Григорьевич, Винокуров Герасим Тихонович и беспартийный большевик Соколова Налина Георгиевна..."
    (Из материалов комиссии Ворошиловградского обкома Компартии Украины).

   
    Сегодня исполняется девяносто лет со дня рождения Н.Г. Соколовой. Прожить же суждено ей было лишь неполных сорок три. Но своей активной, деятельной, героической жизнью она вписала значимую страницу в историю Краснодонского подполья.
    Родилась Налина Георгиевна Крафт (девичья фамилия) в городе Ревеле Эстляндской губернии (ныне г. Таллинн) в рабочей семье.
    В шестилетнем возрасте девочка осталась без родителей, и ее взял на воспитание Н. Г. Позднов (брат матери), проживавший в г. Камышине. Дядя владел кондитерским магазином и был ктитором одной из местных церквей.
    Прислуживание у алтаря, пение в церковном хоре, обслуживание покупателей, уборка в магазине - вот все, что вспоминалось Налине Георгиевне о детстве.
    Познав сполна все тяготы и лишения сиротской жизни, девочка с ранних лет очень близко к сердцу принимала чужую боль, чужое горе. Однажды, во время катания с горки на санках, одна из её подружек разорвала свое единственное платье. Налина, не раздумывая, сняла своё и отдала пострадавшей.
    Чувство сострадания, сопереживания, желание помочь нуждающимся в этом, разделить чужую беду осталось в ее характере на всю жизнь. Ярким примером тому может свидетельствовать и тот факт, что в 1932 году Налина Георгиевна и ее муж Соколов Федор Федорович взяли к себе на воспитание мальчика-подростка Рытикова Николая.
    "Учился я тогда в 6-7 классах, - вспоминает Николай Степанович. - Несмотря на то, что они оба работали, очень много внимания уделяли мне, моей учебе и воспитанию. Федор Федорович в то время работал главным инженером Краснодонского "Донэнерго", а Налина Георгиевна диспечером на электростанции N38, находящийся около Краснодонской горбольницы. Часто она брала меня на работу, где обучала электротехнике, рассказывала о гражданской войне...".
   
    Рассказать этой молодой ещё женщине уже было о чем: она служила при штабе легендарной 25-й стрелковой дивизии Василия Ивановича Чапаева.
    Непрестанными душевными заботами о людях, о всенародном счастье были заполнены и последующие годы ее жизни. В фондах музея "Молодая гвардия" хранится документ, утверждающий, что с сентября 1922 года по октябрь 1926 года Налина Георгиевна находилась на службе в управлении Кролевецкой уездной милиции (ныне Сумской обл.). Была она и агентом по оказанию помощи голодающим Саратовского губкома комсомола.
    Приехав с мужем в 1931 году на рудник Сорокино, Налина Георгиевна активно включилась в общественную работу. Она исполняет обязанности народного контроллера в магазинах орса, проявляет неустанную заботу об усовершенствовании снабжения шахтеров, улучшении общественного питания.
    В предвоенные годы Соколова возглавляла городской женсовет, вела активную пропагандистскую работу. Она не была членом партии, но все ее считали коммунистом.
    В оккупированном фашистами Краснодоне Налина Георгиевна была оставлена по ее личной просьбе. Партийное подполье поручило ей наиболее ответственный и опасный участок работы - установить контакт с оставшейся в городе молодёжью и привлечь ей к борьбе с врагом.
    Уже в августе 1942 года Соколова познакомилась с Олегом Кошевым, в сентябре с Иваном Туркеничем, Ульяной Громовой, Анатолием Поповым, Иваном Земнуховым, Юрием Виценовским.
    А. Колтунова, хозяйка конспиративной квартиры Ф.П. Лютикова, рассказывала: "Очень часто бывали Румянцев Николай - молодой парень из военнопленных, Володя Осьмухин, работавший вместе с Лютиковым в мастерской, Соколова - всегда с бидончиком в руках. Узнав нас хорошо, она как-то сказала, что при чужих людях будет спрашивать молока, а вы, мол ответьте, что его нет. Соколова оставляла для Лютикова пакеты, а однажды сообщила, что с ним хотят познакомиться какие-то ребята. Лютиков ответил: "Не стоит знакомить их со мной. Лучше через вас будем иметь связь".
    Когда же молодёжь сплотилась в единую подпольную организацию, Соколова по-прежнему оставалась связующим звеном между партийным подпольем и "Молодой гвардией".
    Положительное воздействие на молодогвардейцев встреч и бесед с Соколовой отмечает в воспоминаниях "Боевая молодость" Георгий Арутюнянц:
    "В те дни Ваня Земнухов внутренне как-то очень заметно повзрослел. Ему всегда было свойственно высокое чувство ответственности. Вероятно, оно становилось ещё сильнее после встреч с Налиной Георгиевной Соколовой - связной подпольной партийной организации...".
    Налина Георгиевна принимала самое непосредственное участие в массово-политической работе среди населения. В распространении листовок она была особенно изобретательна и оперативна. Каждое утро, не позднее семи часов, она с корзиной в руках отправлялась на базар.
    Однажды, вернувшись, поведала мужу: "Иду я, как обычно, на базар с листовками. В воротах нищая попросила у меня копеечку. Я отвела ее в сторону и говорю: "На вот тебе, бабушка, пачку курительной бумаги, стань за прилавок и гони по две копейки за листок, во тебе и хватит денег на целую неделю".
    Старуха за прилавок не пошла, а стала распродавать тут же у ворот. Я за бабкой наблюдаю. Не прошло и пяти минут, как около нее собралась толпа...". Неоднократно с этим же заданием партийного подполья Налина Георгиевна обращалась и к молодогвардейцам. Но подлый и коварный враг уже шел по следам краснодонских патриотов.
    ...Арестовали Н.Г. Соколову 6 января 1943 года. В тот день она, как обычно, рано утром отправилась на базар. Вскоре пришли полицаи. В качестве заложника они забрали мужа. Налина Георгиевна сама пришла в полицию. "Посмотрев многозначительно друг другу в глаза, - рассказывал Ф.Ф. Соколов, - мы поняли, что расстаемся, быть может, навсегда...".
    Добиваясь у Соколовой признаний, в подпольной деятельности, жандармы подвергали её жестоким истязаниям. По рассказам очевидцев, начальник краснодонской полиции Соликовский назначил ей двадцать пять плетей. После двадцатой она потеряла сознание.
    15 января 1943 года Налина Георгиевна одной из первых была сброшена палачами в шурф шахты N5.
    Акт районной комиссии по расследованию злодеяний немецких фашистов в Краснодонском районе, совершенных в период с 20 июля 1942 года по 14 февраля 1943 года, свидетельствует: "Соколова Налина Георгиевна - 1900 года рождения. Извлечена в числе последних с размозженной головой. Тело в кровоподтеках, на груди ножевая рана".
    Она была дочерью эстонского народа. Но свою жизнь отдала за свободу и независимость всей нашей Родины - Союза Социалистических Республик.
   

    В. ВЕЛЬКЕВИЧ,
    ученый секретарь музея "Молодая гвардия".
    "Слава Краснодона", 14/III 1990
   



СВЯЗНАЯ ПОДПОЛЬЩИКОВ

Из воспоминаний Ф. Ф. Соколова о жене

   Во время оккупации Налина Георгиевна ежедневно, не позднее 7 часов утра, с корзинкой в руках уходила на базар. Зачем и почему, я не спрашивал, вполне ей доверял и вообще не ограничивал в действиях.
   Через некоторое время Налина Георгиевна мне призналась, что она подпольная связная между коммунистом Ф. П. Лютиковым и комсомольской организацией и что он, Лютиков, снабжает ее листовками, которые она. распространяет на базаре. Рассказала один эпизод.
   "Иду я, как обычно, на базар с листовками. В воротах какая-то нищая бабка попросила у меня копеечку. Я отвела ее в сторону и говорю: "На вот тебе, бабка, пачку курительной бумаги, стань за прилавок и гони по две копейки за листок, вот тебе и хватит денег на целую неделю". Бабка за прилавок не пошла, а стала распродавать тут же, у ворот. Я устроилась за прилавком. Торгую, а одним глазом за бабкой наблюдаю.
   Не прошло и пяти минут, как около нее собралась толпа. Потом 2 полицейских забрали бабку в полицию. Я приостановила свою политическую коммерцию, стала наблюдать за дверью полицейского управления. Минут через 20 бабка вышла".
   От Налины Георгиевны я узнала, что по заданию Ф. П. Лютикова комсомольцы в ночь с 6 на 7 ноября вывесили в городе красные флаги, в том числе на трубе шахты N1-бис и на здании дирекциона. Полицаи быстро убрали шлаги на дирекционе, а вот залезть на трубу шахты N1-бис смельчаков не нашлось. Полицейские стали целиться в флаг из винтовок. Безрезультатно. И лишь пулеметом удалось срезать древко, флаг упал.
   Арестовали Налину Георгиевну 6 января 1943 года. Как обычно, в тот день рано утром она ушла на базар. В половине восьмого кто-то постучал в дверь, сначала тихо, потом сильнее. Я наскоро оделся, клюшки под мышки, вышел. Это пришли полицейские. Бесцеремонно вошли в комнату, стали спрашивать, здесь ли живет Соколова Налина. Говорю, что здесь, но сейчас она на базаре. Приказали мне собираться в полицию. Я под конвоем вышел из дому. Конвоиры, как полагается, метров па десять шли сзади, покуривали и понукали, чтобы я шел быстрее и не оглядывался, а то получу пулю.
   Начальник полиции спрашивал, где моя жена. Ее нигде не могли найти - ни дома, ни на базаре. Тогда он распорядился: "Пока не найдем Налину Соколову, запереть её мужа в качестве заложника в камеру № 3".
   Меня повели к камере. Дежурный полицейский перебирал связку ключей, подыскивая нужный, чтобы открыть дверь. В это время в коридор быстро вошла Налина Георгиевна и сказала: "Вы разыскиваете Соколову? Я Соколова".
   Посмотрев многозначительно друг другу в глаза, мы поняли, что расстаемся, быть может, навсегда...
   Несколькими месяцами позже я случайно встретил женщину, которая сидела в одной камере с Налиной Георгиевной. Она рассказала мне, что Н. Г. Соколову в первый же день били плетьми. Назначали 25 плетей, выдержала же она только 20 ударов, после чего ее в бессознательном состоянии бросили в камеру. Спина была исполосована, горела. Н. Г. Соколова заболела и не вставала до самого последнего вечера, когда ее с другими арестованными подпольщиками вывезли на казнь.
   Днем 15 января всем заключенным объявили, что вечером их повезут в Ворошиловград на дополнительное следствие. Примерно в 10 часов вечера по команде "Стройся с вещами" все выстроились в коридоре. Налина Георгиевна, истощенная недоеданием и болезнью, не могла сама взять свои вещи. Ей помогала женщина. Арестованных проверяли по списку, а во дворе уже гудели готовые к отправке автомашины.

1956 год.






Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.