Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к именам молодогвардейцев


Посмотреть фотографии Филиппа Петровича Лютикова и его родных можно ЗДЕСЬ >>


Ф. П. ЛЮТИКОВ

Филипп Лютиков

Филипп Лютиков

    Ф. П. Лютиков родился 28 декабря 1891 года в селе Арсеньевке Конышевского района Курской области. Оставшись сиротой, он рано познал нужду и лишения. В неполных 14 лет начал трудиться на шахтах Донбасса сначала смазчиком подъемных машин, затем электриком.
    В 1914 году мобилизован на фронт, служил в инженерных войсках. Здесь он впервые услышал о В. И. Ленине, о партии большевиков и определил свой дальнейший путь. В годы гражданской войны защищает молодую Советскую Республику от германских империалистов и внутренней контрреволюции в рядах 14-го авиаотряда Южного фронта.
    В мае 1920 года после демобилизации возвращается в Донбасс, налаживает энергетическое хозяйство на шахтах. В 1924 году по ленинскому призыву Ф. П. Лютиков вступает в партию. Честным, принципиальным коммунистом он оставался до конца своей жизни. О его самоотверженном труде на Анненском руднике (г. Красный Луч Ворошиловградской области) в апреле 1924 года писал журнал "Донецкий профессионалист". За ударную работу по восстановлению шахты "Анненка" в 1925 году он награжден орденом Трудового Красного Знамени.
    С мая 1926 года Ф. П. Лютиков работает на строительстве Штеровской электростанции, руководит энергоузлом. По заданию партячейки организовал кружки самообразования, настойчиво повышал свои знания. В сентябре 1928 года его назначили управляющим шахтой № 5-7, а через два года - директором строящегося рудоремонтного завода в городе Красный Луч. Новый руководитель сумел быстро наладить дело, и завод был пущен досрочно, к 7 ноября 1931 года. За отличную организацию строительных работ Ф. П. Лютиков премирован именными золотыми часами.
    В мае 1934 года Филипп Петрович переезжает в город Краснодон. Несколько лет заведовал рудничным отделением "Донбассэнерго", а с 1937 года возглавил Центральные электромеханические мастерские треста "Краснодонуголь". Этот чуткий и отзывчивый человек, строгий и требовательный руководитель пользовался заслуженным уважением в коллективе.
    В течение ряда лет Ф. П. Лютиков был депутатом Краснодонского городского Совета депутатов трудящихся, возглавлял родительский комитет школы № 4, где до войны учились многие будущие молодогвардейцы. Он часто выступал перед молодежью, делясь своим богатым жизненным опытом.
    Весной 1942 года за несколько месяцев до оккупации города Краснодона райком партии рекомендовал Ф. П. Лютикова руководителем партийного подполья. Бывший секретарь районного комитета Е. А. Герус вспоминает: "Во время беседы... Лютикову был задан вопрос, не помешают ли ему годы и состояние здоровья решать сложную и опасную задачу организации борьбы во вражеском тылу. Филипп Петрович ответил: "Я солдат партии. Воля Родины для меня закон. Любое задание партии я готов выполнить. Для коммуниста нет ничего выше, чем доверие партии. Я оправдаю это доверие".
    С особой силой проявился организаторский талант Ф. П. Лютикова в дни гитлеровской оккупации. Филипп Петрович сумел сплотить антифашистские силы в единую подпольную организацию и систематически, изо дня в день направлять ее боевую и агитационную деятельность, руководить всеми звеньями и группами.
    Уже к началу сентября 1942 года партийное подполье насчитывало более 20 человек. Центром его стали электромеханические мастерские, куда Лютиков, перейдя на легальное положение, устроился техническим руководителем. Рядом с ним работали принятые по его рекомендации участники подполья Н. П. Бараков (начальник мастерских), Д. С. Выставкин, Н. Н. Румянцев, Н. Г. Телуев, Г. М. Соловьев.
    Коммунисты- подпольщики, а под их влиянием и рабочие систематически выводили из строя станки, чем затягивали ремонт шахтного оборудования. То и дело останавливались водокачка и электродвижок, не выполнялись распоряжения оккупационных властей по восстановлению шахт № 21 и "Сорокино".
    Ф. П. Лютиков постоянно держал связь со штабом молодогвардейцев. Через Налину Георгиевну Соколову и Евгения Мошкова, а нередко через Владимира Осьмухина и Анатолия Орлова, работавших в электромеханических мастерских, он информировал руководителей молодежного подполья о предстоящих боевых операциях, о необходимости активно проводить агитационно-массовую работу среди населения, учил молодежь бдительности и осторожности, требовал неукоснительного соблюдения правил конспирации. Вся деятельность "Молодой гвардии" проходила под непосредственным руководством коммунистов-подпольщиков.
    Участники партийного подполья распространяли листовки, собирали оружие, накапливали силы для решительной схватки с врагом. Неоднократно на заседаниях решался вопрос о подготовке к восстанию, которое должно начаться в тот момент, когда Красная Армия подойдет к Краснодонскому району. 1 января 1943 года Ф. П. Лютиков доложил собравшимся на квартире И. Г. Дымченко (сестры подпольщицы М. Г. Дымченко) коммунистам, что есть вооруженный отряд в 50 человек. Наметили план боевых действий: при приближении фронта сделать налет на полицию и взорвать жандармерию. В захвате города должны принять участие и молодогвардейцы. Но план не был осуществлен из-за начавшихся в городе арестов.
    5 января был схвачен Ф. П. Лютиков. И в фашистских застенках он продолжал борьбу, воодушевляя товарищей своим мужеством и стойкостью. 16 января руководитель краснодонских подпольщиков казнен у шурфа шахты № 5.
    "...Когда после освобождения Краснодона он был извлечен из шурфа, у него были отрезаны уши, нос, не было рук, челюсти; вывернуты из суставов ступни ног..."
    (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 332)
    Похоронен в братской могиле героев в центре города Краснодона.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Филипп Петрович Лютиков посмертно награжден орденом Ленина.
   
   

ЖИЗНЬ - ПОДВИГ

Рассказ Е. Ф. Лютиковой о муже

   Когда началась Великая Отечественная воина, мой муж Филипп Петрович Лютиков был уже немолодым человеком. Зимой 1941 года мы готовились отметить его пятидесятилетие...
   12 июля 1942 года Филипп Петрович проводил меня с тринадцатилетней дочкой Раей и матерью- старушкой в эвакуацию. Отдал мне свои документы: благодарности, Почетные грамоты, удостоверение к ордену Трудового Красного Знамени и другие. Прощаясь, он сказал: "Уезжайте, вам нельзя оставаться, а я должен остаться. Над страной нависла серьезная опасность, ты должна это понять".
   Я было возразила: "Ведь мы с тобой старики, в гражданскую войну тебе уже пришлось быть па фронте. Может быть, найдется кто-нибудь помоложе?" Но он ответил: "Не будем больше говорить об этом. Я должен быть там, где прикажет партия. А если нужно будет, так и жизнь отдам за народ".
   Базой для подполья муж избрал электромеханические мастерские. Здесь можно было устроить рабочими товарищей по подполью и открыто общаться с ними, давать задания.
   С этой целью Филипп Петрович в первые дни оккупации города лично явился в канцелярию дирекциона № 10 и заявил о желании работать механиком.
   Это был рискованный шаг. В городе его хорошо знали, и немцы могли расстрелять без суда и следствия. Но он не испугался. Зная, что немцам нужны люди, способные наладить добычу угля, он решил действовать в открытую, надеясь завести гитлеровцев в заблуждение.
   Получив назначение на должность прораба механических мастерских, Лютиков стал подбирать нужных ему рабочих. В числе принятых были: Д. С. Выставкин, В. А. Осьмухин, А. А. Орлов, А. Г. Николаев и другие. Все они стали впоследствии активными подпольщиками. Начальником мастерских руководство дирекциона по рекомендации Лютикова назначило инженера Н. П. Баракова.
   Через Налину Георгиевну Соколову, Евгения Мошкова, Володю Осьмухина и Надежду Тюленину Филипп Петрович установил связь с молодежью и антифашистскими группами, которые возникали в городе и близлежащих поселках в первые дни оккупации.
   Живя на хуторе Керчик Ростовской области, я несколько раз наведывалась в Краснодон к мужу. В конце ноября я пришла к нему с Раей. Жил Филипп Петрович на квартире Колтуновой. Помню, вечером к нему приходил Володя Осьмухин. Филипп Петрович поспешно вывел его в другую комнату, они серьезно о чем-то поговорили, и Володя вскоре ушел. Я сказала тогда Филиппу Петровичу: "Как Володя возмужал, только худой стал, изменился - не узнать".
   - Да, изменился, Дуся. Горе заставило. Он умница мальчишка, и какие дела творит! - ответил Филипп Петрович.
   Вскоре я собралась идти обратно в Керчик.
   - Дуся,- сказал Филипп Петрович,- выполни мою единственную просьбу. Ты идешь по хуторам, возьми вот эти листовки и перед каждым селением разбросай понемногу. Ты уже старая, на тебя не подумают.
   Он дал мне целую пачку написанных от руки и напечатанных листовок. Я не читала их: очень взволновалась и за себя, и за дочку. Но отказать ему не могла...
   В следующий раз я принесла Филиппу Петровичу теплую одежду. Вечером ходила в ЦЭММ. Филипп Петрович познакомил меня с Николаем Петровичем Барановым. В ЦЭММе они делали ложки, зажигалки, гребешки, мундштуки из алюминия, Филипп Петрович дал мне тогда дюжины три ложек и вилок.
   - Вот наша работа,- улыбаясь, сказал он.- Возьми, пригодится для памяти. Мы им наработаем! На вилках игребешках далеко не уедут!
   Домой к нему приходила Соколова Налина Георгиевна с бидончиком, как будто за молоком. Я вначале удивилась: почему она пришла за молоком, ведь у нее своя корова. Но она поставила бидончик у порога, а Филиппу Петровичу отдала какие-то бумаги. Расспросила меня, как я живу, много ли немцев в наших краях, а на прощанье посоветовала:
   - Ты, Федотьевна, долго здесь не будь, уходи. Здесь опасно. Знаю, что это трудно, но скоро будем все вместе дома. Иди, не задерживайся.
   Скрытое сопротивление подпольщиков приводило фашистов в бешенство. Они чувствовали, что в городе есть организация, которая держит в руках весь район, сковывая попытки оккупантов наладить хозяйственную жизнь.
   На ноги была поднята вся явная и тайная полиция. Особенно усердствовали они в декабре 1942 года, когда из-за Донца все яснее стал доноситься гул артиллерийской канонады. Красная Армия подходила к Донбассу.
   5 января 1943 года по доносу предателя Ф. П. Лютиков был арестован вместе с другими коммунистами- подпольщиками. В фашистском застенке Филипп Петрович вел себя исключительно стойко.
   Он знал, что его не пощадят, что на него смотрят десятки арестованных юношей и девушек, находящихся здесь же, в камерах. Ни единого слова, ни стона но вырвалось у него, несмотря на невыносимую боль, которую причиняли ему враги на допросах. Лютиков все время был спокоен. А поздней ночью, когда кончились истязания, он собрал вокруг себя ребят, хвалил их за выдержку, требовал не уронить достоинства советского человека перед озверелыми врагами.
   Ночью 15 января, когда увозили на казнь первую группу краснодонских подпольщиков, очевидцы слышали, как Лютиков вместе с комсомольцами пел любимую песню Ильича "Замучен тяжелой неволей..."
   Вытащили из шурфа тело Лютикова одним из последних. Значит, смерть он принял, очевидно, одним из первых. Народ похоронил его в братской могиле вместе с соратниками по подпольной борьбе.

1948 год.

Ф. П. ЛЮТИКОВ ЖИЛ У НАС

Из воспоминаний Л. Л. Колтуповой

   С середины августа 1942 года по январь 1943 года Ф. П. Лютиков жил у нас. Все это время к нам приходили знакомые, а иногда и незнакомые люди. Очень часто бывали Румянцев Николай - молодой парень из военнопленных, Володя Осьмухин, работавший вместе с Лютиковым в мастерской, Соколова - всегда с бидончиком в руках. Узнав нас хорошо, она как-то сказала, что при чужих людях будет спрашивать молока, а вы, мол, ответите, что его нет. Соколова оставляла для Лютикова пакеты, а однажды сообщила, что с ним хотят познакомиться какие-то ребята. Лютиков ответил:
   - Не стоит знакомить их со мной. Лучше через вас будем иметь связь.
   Помню, приходила к нам Надежда Тюленина и просила Филиппа Петровича помочь ей пробраться через линию фронта. Он обещал ей сделать это.
   Несколько раз приходила к Лютикову справляться о сыне Елизавета Алексеевна, мать Володи Осьмухипа, когда тот, выполняя задание подполья, не бывал дома. Он обычно успокаивал ее, говорил: "Сейчас, сейчас придет".
   Когда горела биржа, мы с сестрой были на мельнице. Узнали о случившемся еще по дороге домой. Среди жителей города ходили толки, будто биржа загорелась от проводов. Дома мы спросили об этом Лютикова.
   - Нет, не от проводов,- ответил он.- Назначили народ угонять из района, вот и погорели документы!..
   Рано утром 7 ноября вошел он с улицы и говорит:
   - Флаг на школе имени Ворошилова повесили!
   Хорошо помню, как прощался Филипп Петрович со своей дочерью Раей, провожая ее из города.
   - Уходи,- сказал он ей, - ты мне мешать будешь.
   А погибну - Родина вас не забудет!

1948 год.

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
   АРХИВНАЯ СПРАВКА

   В регистрационном бланке к партбилету № 1774933 образца 1936 года Лютикова Филиппа Петровича записано: год рождения-1891, время вступления в ВКП(б): а) в кандидаты - март 1924 г. Луганский окружком KП(б)У, б) в члены ВКП(б) - декабрь 1924 г. Луганский окружком КП(б)У.
   п. 16. Какие имеет награды союзного и республиканского значения:
   Имеет орден Трудового Красного Знамени за восстановление шахт "Анненко" ныне Сталинский забой - выдан в марте 1925 г. Президиумом ВЦИКа.
   Бланк составлен 28 октября 1938 года.
   Группа Центрального партархива, г. Киров.
   
   
   

ШКОЛЬНЫЙ СОВЕТ

Из воспоминаний учительницы СШ N4
   А. Д. Колотович о Ф. П. Лютикове

   В нашей жизни школьный совет сыграл громадную роль. Не все так гладко было у нас. Если общая дисциплина поднималась, то наряду с этим были и происшествия, которые поражали своей несообразностью. Мелко, yо все же неприятно. И все детские шалости.
   Вот одна из них. В класс во время занятий заскочила кошка, при чьей-то помощи она угодила на учительский стол. Евгения Ивановна Мирошниченко, опытный, с приличным стажем учитель, завуч начальных классов и преподаватель 5-7 классов по украинскому языку, была возмущена случившимся. Возмущены были и другие учителя и ученики. Выяснился герой этого происшествия - Александр Новичков, бесшабашный, невоздержанный паренек. Плохо было то, что он ходил за изгородью школы, угрожая тем, кто вздумает пойти к нему на квартиру и рассказать о случившемся родителям. Дело принимало скверный оборот. На "героя" смотрела масса учащихся. Директор решил пригласить отца и сына на заседание школьного совета. Новичков-отец, инвалид труда, не имел возможности уделять сыну достаточно времени. Но пусть, решили мы, он воспользуется помощью учителей и родительской общественности, которые всегда принимали участие в заседаниях совета.
   ...Семь часов вечера. Пионерская комната убрана соответствующим образом. Посредине стол, покрытый красной скатертью, а на стенах плакаты, портреты вождей. Тихие приглушенные голоса. Входит коренастый сосредоточенный Филипп Петрович Лютиков, председатель родительского комитета. Появился Степан Григорьевич Яковлев, председатель горсовета, представитель городской общественности. Занятые своим трудом, они не жалели времени для того, чтобы посетить школу и помочь в проведении совета. Директор школы Анисимов заметно волнуется, когда собирается открыть совот. Но, произнося первые слова, успокаивается. Дальше он просто и внятно говорит о задачах школы, о поведении учащихся и ответственности родителей за создание нового человека советского общества, о значении коллектива в деле воспитания и еще о многом другом, не новом, но нужном, о чем никогда не бывает лишним еще раз напомнить. Директор немало затянул свое выступление (он не умел говорить коротко). Но оно произвело благоприятное впечатление. Помогала особая строгость всего происходящего. Слова директора о том, в чем обвиняются Новичковы, были выслушаны в абсолютной тишине. С волнением обращался к Новичкову Яковлев.
   - Понимаете ли вы, гражданин Новичков, какую ответственность несем мы за таких малышей, как ваш сын? Вы, как отец, и я, к примеру, как председатель горсовета и отец своих детей. За детьми - будущее. Они будут продолжать дело начатое в Октябре. А кого ты, товарищ Новичков,
   готовишь из своего сына? Ведь он не уважает тебя, не уважает меня, не уважает учителей, и я боюсь, что он, как искатель легкой забавы, веселого время препровождения, окажется в жизни лишним человеком, чуждым духу нашего времени. Подумай, мой или твой сын окажется лишним человеком! Мало ведь жизнь дать, нужно воспитать настоящего человека.
   Как всегда, сдержанно говорил Филипп Петрович Лютиков.
   - Мы, коммунисты, отвечаем не только за воспитание своих детей, но и за всех детей нашего времени. Ведь ты, товарищ Новичков, пойми: то, что я сделал своими руками, за что я проливал кровь, отдал добрый кусок жизни, то может разрушить твой сын, ибо ты и я - мы - не воспитали его так, чтобы он продолжал наше дело. Подумал ли ты, какую ответственность несешь за правильное воспитание сына!
   Новичков-отец сидел в напряженной позе, хмурился и беспрерывно вытирал платком потеющий лоб.
   - Но гляди, - предупреждал Лютиков, - не вздумай
   одним махом согнать оскомину за сегодняшний свой позор.
   Мы решаем сообща с тобой, со всеми учениками и учителями объявить поход за твоего Александра.
   Предупреждение было своевременным и мудрым. Новичков-отец до этих слов, кажется, готов был вскочить и за
   кричать во все горло: "Выпорю!"
   Теперь Новичков-отец поднялся и сказал другое:
   - Спасибо, Филипп! Спасибо вам всем... Мы с сыном
   подумаем хорошенько над всем, что случилось. Будем
   бороть этого супостата - недисциплинированность - сообща.
   Обсуждение проделки Александра Новичкова, возможно, немного и резкое, тем не менее прошло очень удачно. Школьный совет оказался подлинным советом. Конечно, он был строг. Но не оставлял чувства растерянности у его основных виновников, что для нас, педагогов, понимающих, что воспитательная работа далеко не закончится одним этим советом, было очень ценно. И виновником такого благополучия, безусловно, явился Филипп Петрович Лютиков, который с тактом и умением смог отделить обычную раздражительность, возмущение одним или двумя поступками от общей задачи воспитания детей.
   Школу он знал великолепно. Его постоянно влекло к ребятам, к нашим школьным делам. Мы только радовались этим его влечениям. На ребят он всегда производил глубочайшее впечатление. Всегда безукоризненно одетый, с орденом Трудового Красного Знамени на груди, он появлялся среди нас желанным гостем. Ребятам импонировали его известность и выдержка. Солидная, заметная, среднего роста фигура человека, наблюдательные глаза, которые, кажется, проникали в душу, были приятны всем.
   - А чего это ты так бежишь? Разве уж очень нужно? -
   ласково и требовательно скажет он, бывало, задержав своей рабочей рукой быстро бегущего хлопца.- А пойдем со мной погуляем!
   И идет паренек, как будто по доброй охоте, отвечая на вопросы Филиппа Петровича, часто красный, смущенно поглядывая по сторонам.
   С появлением Филиппа Петровича в школе ребята держали себя, конечно, организованнее. Филипп Петрович часто давал им практические советы по хозяйственной части и общешкольной работе. Опыт трудовой, многогранной жизни, общение с рабочей массой, руководящая работа в течение ряда лет - вот что делало Филиппа Петровича необыкновенно ценным в нашей школьной жизни. Все его взгляды и привычки, горячие протесты, может быть, как ни у кого другого появлялись в результате прожитой жизни. А жизнь его была типична для таких, как он, советских рабочих, тружеников и борцов.

1960 год.


   "Посетители музея читают воспоминания кандидата партии Евгения Мошкова о его первой встрече с Лютиковым. Филипп Петрович сказал тогда Мошкову:
   - Мы каждый день должны напоминать людям о себе, о свободе, о советской власти. Пока мы ещё не начали выпускать листовки. Но у меня созрел такой план: в моём сарае зарыт сундук, в нём хранится подшивка газет "Правда", я ведь лет двадцать подписчиком "Правды" состою. Придётся сундук отрыть и брать оттуда газеты, чтобы расклеивать по городу. Пусть люди выбирать такие номера газеты, где напечатаны портреты Ленина и Сталина. Газет хватит для начала.
   - Но это же старые газеты! - возразил было Мошков.
   - Наша большевистская правда никогда не стареет, - ответил Лютиков.
   ...Мы побывали в центральных механических мастерских Краснодона. В дни оккупации здесь работали Лютиков и Бараков. Сейчас в мастерских работает дочь Филиппа Петровича, комсомола Рая Лютиков. Она член партии комсомола.
   - Хочу вступить в партию, членом которой состоял мой отец, - говорит Рая.
   Ей было 12 лет, когда прощался с ней Филипп Петрович. Он подарил дочке географический глобус (это было в день рождения), и сказал ей:
   - Вот когда на этом шарике везде будет народная власть, тогда не будет войн и отцам не придётся расставаться с детьми..."




Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.