Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к именам молодогвардейцев


Посмотреть фотографии Ивана Туркенича и его родных можно ЗДЕСЬ >>


Иван Туркенич

Иван Туркенич

Иван Туркенич

    Иван Васильевич Туркенич родился 15 января 1920 года в селе Новый Лиман Петропавловского района Воронежской области. В конце 1920 года родители переехали в город Краснодон. Рос и воспитывался Ваня в шахтерской семье, где умели честно работать и прививали любовь к труду детям. Большое влияние на формирование его характера оказали рассказы о родном дяде Спиридоне Ивановиче Шабельском - комиссаре известного в годы гражданской войны Богучарского полка.
    Учился Ваня в школе № 1 имени А. М. Горького. Окончив 7 классов, поступил на рабфак Ворошиловградского пединститута, организованный в те годы в Краснодоне. В 1937 году начал трудовую деятельность в типографии районной газеты "Социалистическая Родина" наборщиком-метранпажем. В марте следующего года комсомольская организация редакции газеты приняла его в члены ВЛКСМ. С 1938 года Иван Туркенич - учащийся Севастопольского железнодорожного техникума, а в 1940 году поступает в училище зенитной артиллерии. Вместе с другими документами представил характеристику комсомольской организации техникума: "...Все поручения комсомольской организации Туркенич выполнял хорошо и добросовестно. За хорошую учебу и активную общественную работу он был несколько раз премирован. Комсомольская организация уверена, что тов. Туркенич будет достойным защитником нашей Родины".
    Летом 1941 года курсант Туркенич закончил училище и в звании лейтенанта был направлен в распоряжение Уральского военного округа, а затем на курсы командиров минометных батарей при академии имени Ф. Э. Дзержинского.
    В мае-июле 1942 года находился на фронте, был помощником начальника штаба 614-го истребительного противотанкового артполка. В одном из боев на среднем Дону попал в плен, но оттуда бежал и вернулся в оккупированный Краснодон, где началась борьба с фашистами в рядах "Молодой гвардии". Товарищи избрали его командиром подпольной организации.
    Авторитет Туркенича среди подпольщиков был несомненным. Кадровый офицер Красной Армии, он сумел ввести в организации воинскую дисциплину, разрабатывал боевые операции, учил, как нужно обращаться с оружием, маскироваться. Сам принимал непосредственное участие в разгроме вражеских автомашин, освобождении военнопленных из Волченского лагеря и Первомайской больницы, казни полицейских.
    Член "Молодой гвардии" Георгий Арутюнянц вспоминал, что при обсуждении важных вопросов Ваня "говорил спокойно, четко, тоном командира. Он понимал, что это нужно не для того, чтобы подчеркнуть сейчас свое "я". Нет, это нужно было, чтобы подчинить усилия группы людей единой воле, единому замыслу".
    В числе немногих участников подполья Ивану Туркеничу удалось избежать ареста и перейти линию фронта. В Краснодон он возвратился уже после его освобождения командиром минометной батареи 163-го гвардейского стрелкового полка. Над могилой павших товарищей он поклялся мстить фашистам "до последнего вздоха, до последней капли крови".
    Туркенич остался до конца верен своей клятве. В составе 99-й стрелковой Житомирской краснознаменной дивизии помощником начальника штаба 473-го артполка, затем помощником начальника политотдела дивизии по комсомолу сражался с фашистами командир "Молодой гвардии". В июне 1944 года он вступил в партию.
    Герой Советского Союза С. П. Серых в своих воспоминаниях пишет: "В жестоких освободительных боях на Украине и во время освобождения польских городов Ярослава, Жешува, Дембиц и других населенных пунктов Туркенич проявил военное мастерство, небывалую отвагу и выносливость".
    Он всегда умел ободрить бойцов и силой личного примера увлечь их в решительную атаку. 13 августа 1944 года во время боев за польский городок Глогув старший лейтенант Иван Туркенич был смертельно ранен, через сутки скончался на руках друзей. Хоронили его на следующий день с воинскими почестями.
    На траурном митинге как клятва прозвучали слова его боевого друга старшего лейтенанта П. В. Соболева: "Туркенич, ты слышишь, как танки идут на запад, - это наши танки, ты слышишь, как пушки идут на запад, - это наши пушки идут на запад, слышишь ли ты, как наша пехота чеканным шагом идет на запад? Дело, начатое тобою, идет к концу. Смерть немецким захватчикам!"
    Через несколько лет прах Туркенича по решению общественности Жешувского воеводства был перенесен на кладбище советских воинов в городе Жешуве. На могиле установлен обелиск.
    За мужество и доблесть, проявленные в борьбе с фашистами на фронте и в тылу врага, командир "Молодой гвардии" Иван Васильевич Туркенич награжден орденом Красного Знамени и медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й степени, посмертно - орденом Отечественной войны 1-й степени.

   
   
   

Дополнительные фотографии
Иван Туркенич -
боевой командир
-Молодой гвардии-

Иван Туркенич -
боевой командир
"Молодой гвардии"


Иван Туркенич -
боевой командир
"Молодой гвардии"






Иван Васильевич ТУРКЕНИЧ
Герой Советского Союза
Иван Васильевич ТУРКЕНИЧ
Герой Советского Союза
Иван Васильевич ТУРКЕНИЧ

   Командир комсомольской антифашистской подпольной организации "Молодая гвардия". Родился 15 февраля 1920 г. в селе Новый Лиман ныне Петропавловского района Воронежской области в крестьянской семье. В 1921 г. вместе с родителями переехал в Краснодон, где учился в школе № 1. В 1937-1938 гг. работал наборщиком в типографии районной газеты г. Краснодона. В 1938-1940 гг. учился в Севастопольском ж.-д. техникуме, а в 1940-1941 гг. - в Севастопольском (впоследствии - Житомирское) зенитно-артиллерийском училище. В 1942-м окончил курсы командиров минометных батарей при Военной академии им. Ф. Э. Дзержинского. В действующей армии с мая 1942 г., в августе 1942-го в боях на Дону попал в плен, бежал. Добравшись до Краснодона, установил связь с подпольщиками. Был назначен командиром "Молодой гвардии". Наряду с большой работой по руководству подпольем принимал непосредственное участие в боевых операциях. Когда начались аресты подпольщиков, ушел в глубокое подполье, а затем в районе Донца перешел линию фронта. В рядах Красной Армии с боями прошел всю Украину. Будучи помощником начальника политотдела 99-й стр. дивизии (60-я армия, 1-й Укр. фронт) проявил мужество и героизм в боях за Тернополь, на золотниковском плацдарме при прорыве обороны противника на львовском направлении. Во время боя на подступах к реке Вислока (нас. пункт Лотошин, 4-5 км юж. г. Дембица, Польша) 13 августа 1944 г. капитан Туркенич был смертельно ранен и через сутки скончался. Похоронен в г. Жешув (Польша) на кладбище советских воинов. 5 мая 1990 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
   
   
   
   
   
    


Жизнь Ивана Туркенича и память о нем в свете имеющихся документов и писем.

    По случаю юбилея Великого Октября в течении ряда месяцев проводится в нашей школе множество мероприятий и собраний.
    Наша молодёжная организация Союз Социалистической Молодёжи (ССМ), Союз Польских харцеров (пионеров), СКП и кружок полонистов в ознаменовании этого праздника созвали научно-популярную сессию памяти братства по оружию в борьбе с гитлеризмом, памяти совместно пролитой крови, памяти советских солдат, погибших во время великих наступательных боев на землях польских.
    Среди имен погибших солдат золотыми буквами написано имя Ивана Туркенича, героя "Молодой Гвардии", и находящейся на улице названной именем Ивана Туркенича, актив нашего школьного кружка советско-польской дружбы постановил собрать как можно больше информационных материалов о молодёжной организации "Молодая Гвардия", и о её главном герое Иване Туркениче. Необходимые нам сведения мы собирали разными путями: писали в СССР своим сверстникам, в Краснодон в музей "Молодая Гвардия", матери Ивана Туркенича, оставшимся в живых членам "М.Г.", товарищам, проводили беседы с жителями окрестностей Жешова и Глогува, которые были свидетелями тех памятных событий военных и послевоенных лет, рылись в архивах и библиотеках.
    Вот собранные нами сведения:
    20 июля 1942 года гитлеровцы вошли в Краснодон, в один из шахтёрских городков Донбасса. 22 летний Туркенич прошёл уже тогда первое боевое крещение, как начальник миномётчиков в боях на Дону.
    Тут он раненый попал в плен. К счастью удалось сбежать, и пробраться в оккупированный Краснодон. В своих записях "Дни подполья" он писал так о поведении гитлеровцев...
    "Гитлеровцы устанавливали свои порядки. Организовали суд, биржу труда, назначили полицию, приехало гестапо. Начались аресты коммунистов, комсомольцев, старых партизан. Немцы понимали, что эти люди могут стать организаторами антифашистской борьбы и в первую очередь решили расправиться с ними. Таким актом насилия стало убийство 32 горняков краснодонцев, которых зарыли живыми в местном парке с 28 на 29 сентября 1942 г.
    "Не оправдались надежды оккупантов застращать жителей Краснодона. Как раз напротив - сердца закипали гневом и жаждой мести".
    На другой день после убийства Иван Туркенич вместе с тремя другими комсомольцами повесил в центре парка двух полицаев, оставив возле них записку: "Это ждёт каждого врага Родины". Так началась опасная борьба с врагом. Молодые комсомольцы поняли, что трудно действовать в одиночку, что вести борьбу может сплоченная большая группа и поэтому в последних днях сентября 1942 возникла подпольная группа борцов с фашизмом, которая получила название "Молодая гвардия".
    Иван Туркенич писал: "Был выбран штаб. Меня выбрали командиром, Олега Кошевого - комиссаром, Ваню Земнухова - нач. разведки. Штаб поделил всех остальных на пятёрки, которые возглавляли самые верные". Далее идёт список командиров групп и места их действия. Туркенич давал советы своим товарищам, передавал свой опыт. Он был старше Олега Кошевого почти на 6 лет, смотрел на жизнь более зрело, много пережил и не раз предостерегал горячих ребят против необдуманных шагов. Он был всегда добрым, умел все примечать, чего не примечали другие, учил военной науке своих молодых друзей.
    Он руководил операцией подрыва автоколонны на участке Луганск-Краснодон, операцией отбива скота, которого угоняли в Германию и др. операциями.
    Под его опёкой был арсенал оружия молодогвардейцев, размещённый в старой бане. Вот что пишет об этом Туркенич: "...в начале декабря 1942 г. мы имели на складе 15 автоматов, 300 гранат, 15 тыс. патронов, 10 пистолетов, 65 кг. взрывчатого в-ва..."
    Росла и ширилась "Молодая гвардия". Если к октябрю 1942 в организации было 35 человек, то к концу октября в ней насчитывалось уже 92 человека. Много хорошего и полезного сделали молодогвардейцы: собрали 3 радиоприёмника, информировали жителей о настоящих событиях на фронте, помогали бороться с оккупантами. К концу 1942 г. Советская Армия была недалеко от Донбасса. Это событие наполняло молодогвардейцев чувством, что скоро победа.
    Туркенич проводил с товарищами военные занятия для вооруженного выступления против местного немецкого гарнизона. К сожалению, эти замыслы сорвала провокация. С начала января 1943 начались массовые аресты, в результате доноса предателя Почепцова. Когда весть эта дошла до Туркенича, он отдал приказ, чтобы члены "М.Г." покинули город и ушли к партизанам. К сожалению, не всем удалось уйти. Значительная часть молодогвардейцев, среди которых был Олег Кошевой, попала в руки гестапо.
    Морозной январской ночью 1943 года бесчеловечно замученных молодогвардейцев расстреляли. Так погиб 71 член "Молодой гвардии".
    Вскоре после трагических февральских дней 1943 Советская Армия освободила Краснодон. Туркенич оказался в числе тех, которым удался побег. После освобождения города он вернулся и на могилах своих погибших товарищей поклялся мстить за их смерть врагу до последней капли крови, до последнего дыхания.
    Он выполнил свою клятву. Ив. Туркенич был зачислен в 99 Стрелковую Титомирскую дивизию. С боями он прошёл всю Украину. В мае 1944 года он подал заявление в партию. Вот оно: "Прошу принять меня в члены партии. Хочу свою судьбу связать с жизнью нашей большевистской партии. Ничего не боясь, готов на великие подвиги и если надо, то отдам свою жизнь на полную победу над врагом". Сохранилось описание его биографии. Мы его нашли среди экспонатов музея в Краснодоне. У нас есть его копия. Вот она:
   
    "Я, Туркенич Иван Васильевич.
    Родился в 1920 г. Мой отец - Туркенич Василий Иванович до революции был батраком, после революции малоземельным крестьянином. После 10-ых годов - инвалид. С конца 20-г. я жил в г. Краснодоне. С 1929-1935 учился в средней школе им. Горького в Краснодоне. В 1935-1938 работал наборщиком в районной газете "Социалистическая родина". С 1938-1940 учился в Севастопольском Железнодорожном Техникуме. С 1940-41 был слушателем школы противозенитной артиллерии.
    Там узнал о нападении немцев. С августа 1941 до марта 42 служил в 82 запасном полку противозенитной артиллерии командиром взвода. С марта 1942 г. до мая 1942 был на курсах батарейщиков при артиллерийской академии имени Дзержинского в Самарканде. С июня 1942 до августа 1942 служил в 614 противотанковом полку, как помощник начальника штаба полка. Там попал в окружение. С конца августа 1942 до января 1943 руководил в г. Краснодоне подпольной комсомольской организацией "Молодая гвардия", за что был награждён орденом "Красной звезды" и медалью "Партизан Отечественной войны" I степени.
    С февраля 1943 г. до февраля 1944 служил в 473 полку помощником начальника штаба полка. С февраля 1944 я являюсь в распоряжении Политического отдела 99 Житомирской Краснознаменной Стрелковой дивизии. 27.V. 1944 И.В."
   
    В скупых и сдержанных словах информировал Туркенич партию о своей жизни. Слова его характеризовала скромность и простота. В свои молодые годы он узнал невзгоды и ужасы войны и сейчас жаждал бороться и мстить за смерть своих товарищей. После освобождения советских территорий, Туркенич воевал на землях польских. В июле 1944 г. его дивизия вела бои на участке Сандомир-Жешув. Во время военных действий в окрестностях Глогова в лесу в Братковицах бесстрашный командир "Молодой Гвардии" был ранен артиллерийским осколком. Смертельно раненого его привезли в Глогов, где скоро умер, не придя в сознание. Герою были устроены торжественные похороны с военными почестями. Похоронили его на площади возле ратуши.
    Помимо наиболее близких друзей никто не знал, кто был погибший молодой офицер. Не знал и глоговский гражданин Теодор Зарембски, у которого Туркенич снимал квартиру. Узнали о нем гораздо позже. Наши друзья 11 кл. Б попросили тов. Заремского рассказать о тех днях. Мы услышали рассказ очевидца прошедших дней...
    "Война продолжалась. Люди возвращались к работе. Росло число могил советских, польских и немецких солдат. Так же как и поляки, советские люди ждали конца войны, оплакивали погибших. Ещё не высохли слёзы у отцов и матерей молодогвардейцев. Непосредственно чрезвычайная комиссия решила расследовать одно из преступлений Гитлера на нашей территории. Центральный Комитет Комсомола попросил советского писателя А. Фадеева поехать в Краснодон, познакомиться с материалами деятельности "Молодой Гвардии". А. Фадеев в дни войны был на фронте в качестве военного корреспондента, два раза бывал в осажденном Ленинграде, видел много примеров удивительной самоотверженности молодых людей, и взялся за дело. Документы, которые ему предоставил комитет комсомола были такими потрясающими и волнующими, что он станет автором документальной повести о жизни советской молодёжи в дни войны. Осенью 1943 г. Фадееву удалось приехать в Краснодон. Здесь он встретился с родителями и товарищами молодогвардейцев, посетил их дома, изучил условия жизни городка и окрестностей. Жители рассказывали ему о погибших, приносили фотографии, их вещи. Фадеев с волнением изучил все материалы. Тема увлекла писателя. Он начал писать с увлечением и волнением. Эта работа поглотила его полностью, и уже в 1945 г. появилось первое издание документальной повести "Молодая Гвардия". Книга была расхватана. Начали интересоваться жизнью 20 членов организации, которые не погибли. После войны в 50 г. во многих советских газетах и журналах появились статьи с просьбой об информации. Долгое время не было известно, что стало с Туркеничем, пока, наконец, один из его боевых товарищей не сообщил, что он погиб в далёкой Польше на участке Сандомир-Жешув.
    Инженер Станислав Вуйчик, председатель Воеводского отделения Общества польско-советской дружбы в 50 г. прочитал в журнале "Огонек" большое письмо советского офицера. Автор писал о разносторонней деятельности Ивана Туркенича в организации "Молодая гвардия" и убедительно просил сообщить, где находится прах товарища. Друг Туркенича описывал обстоятельства, при которых погиб советский офицер, указал время военных событий. Письмом заинтересовались власти Жешува и отдел общества польско-советской дружбы. Начались кропотливые поиски. В архиве коммунального хозяйства в Жешуве находились документы, найденные у погибших польских, советских и немецких солдат. Пересмотрен был каждый клочок бумаги, пока не напали на военную книжку Ивана Туркенича - советского офицера, который летом 1944 г. снимал квартиру у гражданина Зарембского в Глогове. Гроб его был обозначен римской цифрой I. О результатах поисков уведомили советское посольство, мать героя, власти. Останки Туркенича, также как и других советских солдат, были перенесены с прежнего места на кладбище в Вильковии. Все могилы были ограждены, на плитах поместили имена погибших. Туркеничу общество Жешовского воеводства постановило соорудить памятник на общественные средства. Решено было, что будет он из жешовского песчаника, и будет проектировать его жешовский архитектор. В Жешовском воеводстве воевал, здесь погиб, значит, памятник тоже должен быть жешовским.
    О герое "Молодой Гвардии" написано в СССР много книг, но наибольшей популярностью пользуется книга А. Фадеева. Она переведена на 32 языка мира, кроме того, на десятки языков народов СССР, по роману создан одноименный фильм, театральные пьесы, опера. Имя "Молодой Гвардии" носят многие школы, организации, предприятия. Многие школы на территории Советского Союза создали музеи.
    К нам приходят письма из Одессы, Челябинска, Москвы, Камерово, из разных уголков Дальнего Востока с просьбой об информации о Туркениче и фотографии его памятника.
   
    Для нас Иван Туркенич является символом польско-советской дружбы скрепленной священной ценой крови и жизни "за нашу и вашу свободу".
   
   В ответ на вашу просьбы высылаем Вам реферат посвящённый жизни и борьбе Ивана Туркенича, подготовленный для музея общеобразовательного им. Молодой Гвардии в Жешове ул. Туркенича 24 для местной научно-популярной сессии, организованной местным отделом союза Социалистической молодёжи по случаю юбилея Великой Октябрьской революции.
    Просим извинения, что только теперь высылаем этот материал, но мы хотели дать вам более подробное описание. Желая собрать наиболее подробные данные, молодёжь связалась с тов. Зарембским жителем Глогова, у которого Иван Туркенич квартировал во время войны. Останки Туркенича, как и других советских солдат, покоятся на кладбище в Вильковии, которое находится под неустанным надзором молодёжи из средних школ нашего города, объединённых в Союз социалистической молодёжи.
    Мы полагаем, что установившийся контакт между нами будет в дальнейшем поддерживаться. Очень хотели бы познакомиться с работой вашей организации, что будет способствовать усовершенствованию нашей собственной работы.

   
    (ИЗ ФОНДА МУЗЕЯ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ N312)





Л. Кривоногова
Памяти Ивана Туркенича

    Яркую страницу в историю Ленинского комсомола вписала "Молодая гвардия", вожаком которой был Иван Туркенич. Его имя сегодня известно каждому в нашей. 14 августа 1944 года в боях за освобождение Польши он пал смертью храбрых.
    За мужество и доблесть проявленные в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами на фронте и в тылу врага, И. Туркенич награжден орденами Отечественной войны III степени, Красного Знамени и медалью "Партизану Отечественной войны" I степени.
    На могиле своих боевых товарищей - молодогвардейцев командир "Молодой гвардии" по- клялся:
    "...Пока видят мои глаза, пока бьётся в моей груди сердце, клянусь мстить за вас до последнего вздоха, до последней капли крови! Я не сниму этой солдатской шинели до тех пор, пока последний немец, как оккупант вступивший на нашу землю, не будет уничтожен".
    Беспощадно мстить врагу поклялся Туркенич, вступая в ряды Коммунистической партий...
    Война застала краснодонского паренька курсантом Севастопольского училища зенитной артиллерии. 22 июня 1941 года, слушая по радио сообщение о вероломном нападении фашистов, он заявил:
    - Мое место там, где решается судьба нашей Родины. - на фронте.
    В составе 99 стрелковой Житомирской Краснознаменной дивизии прошел он славный боевой путь от Миуса до Сандамира, освобождая родную землю от фашистской нечисти.
   
    ИВАН Туркенич был замечательным человеком, подлинным вожаком молодежи. И те, кто знал его хотя бы недолго, навсегда проникались к нему глубоким уважением, ибо в нём сочеталось все лучшее, что впитала в себя наша. молодежь: огромный заряд энергии, высокая воинская дисциплина, исполнительность, скромность, постоянное стремление к учёбе, знаниям. Рассказывать о себе он не любил, о нем говорили другие.
    - Смел был необыкновенно, - вспоминает Герой Советского Союза С. П. Серых. - Не помню уже как назывался тот полусожженный поселок неподалеку от Радомышля, где бойцы нашего батальона залегли в редком леске у околицы. Прикрывали нас артиллеристы под командованием Ивана Туркенича. В разгар боя из ближнего села выползли и двинулись на наши позиции пять фашистских "тигров". Они шли прямо на батарею Туркенича. Смолкло одно орудие, другое, А танки подходят все ближе, ещё минута - и они сомнут наши цепи, начнут утюжить позиции. И тут заговорило орудие - остановился один танк, загорелся на месте другой, а пушка все била и била прямой наводкой. "Тигры", не выдержав напряжения отчаянной дуэли, повернули обратно.
    Минометчики, артиллеристы, стрелки хорошо знали отважного офицера, своего комсомольского вожака И. Туркенича.. За короткое время работы в должности помощника начальника политотдела дивизии по комсомолу он сумел провести большую работу по повышению активности молодых воинов. Ежедневно бывал на передовых позициях, выступал перед солдатами в часы отдыха и в короткие минуты между боями. Много и увлеченно рассказывал о жизни и борьбе юных патриотов Краснодона. - молодогвардейцев. Имена Олега Кошевого, Ульяны Громовой, Любови Шевцовой, Сергея Тюленина, Ивана Земнухова стали известны всему фронту.
   
    Бывший комсорг 59-го отдельного танкового полка В. К. Липатов вспоминал, каким волнующим событием для него и его фронтовых друзей была встреча с командиром "Молодой гвардии". Высокий, подтянутый, старший лейтенант Иван Туркенич казался человеком из легенды. Он много говорил о своих боевых друзьях и почти ничего о себе. 2 марта 1944 года он писал: "Я думаю, что в моих действиях нет ничего особенного. Я - советский офицер, и куда бы меня не забросила судьба, в какой бы сложный переплет я не попал - моя обязанность бороться против врагов моего народа".
    Летом 1944 года наши войска стремительно продвигались на запад. Позади осталась советско-польская граница, освобождены города Перемышль, Люблин. "Сейчас, как вам известно, мы наступаем, успехи отличные, из сводок сами видите,- писал Туркенич домой родным. - Чём ближе подходим к логову фашистского зверя. тем он крепче начинает огрызаться. Но мы укрощать его умеем и выходит у нас неплохо...".
    Все чаще вспоминал он родной Краснодон, близких и друзей, мечтал о мирных буднях, о простых человеческих радостях и страстно хотел жить. В минуты коротких передышек он часто заходил в одну из батарей, бойцы которой всюду возили с собой патефон, послушать музыку. Особенно но любил вальс "Амурские волны" и однажды сказал ребятам, что когда закончится война, его первым танцем будет этот вальс. Но не довелось ему дожить до дня Победы.
    Фронт подходил к Висле. Фашисты упорно цеплялись за каждый рубеж. Жестокие бои развернулись за местечко Глогув. Медленно, шаг за шагом продвигались наши подразделения, рассказывал участник тех событий М. Кольцин, непрерывно били артиллерия и миномёты. Особенно тяжелая обстановка создалась в порядках 7-й роты 3-го батальона 206 стрелкового полка. Именно в это время появился в цепи наступающих Иван Туркенич.
    - Товарищи! - крикнул он, - надо вырваться из-под обстрела. Вперед комсомольцы, за мно-о-ой!
    Воодушевленные примером командира, пулеметчики, автоматчики ринулись в атаку.
   
    В схватке никто не заметил, как упал Туркенич, раненный осколком мины в грудь. Сутки боролся со смертью молодой организм, но совладать не смог.
    Его с почестями похоронили в местечке Глогув. Похороны вылились в яркую демонстрацию любви и признательности польского народа к советскому солдату-освободителю. Прощаясь с дорогим товарищем, старший лейтенант Соболев сказал: "Туркенич, ты слышишь, как танки идут на запад - это наши танки, , ты слышишь, как пушки бьют, - это маши пушки идут на запад... Смерть немецким захватчикам!..".
    Словно песня, оборвалась героическая жизнь этого замечательного человека, всей душой преданного Коммунистической партии, комсомолу, своему народу. Он был вожаком молодых патриотов Краснодона, вожаком комсомольцев-фронтовиков. Он был и останется навсегда образцом беззаветного служения Родине.
   
    Л. КРИВОНОГОВА.
    зав. отделом история
    Великой Отечественной войны
    музея "Молодая гвардия".
   


Анатолий НИКИТЕНКО,
   Раиса АПТЕКАРЬ
   
"За заслуги перед Родиной..."

    Материалы о подпольщиках собирались, казалось, очень тщательно, устанавливались лица, причастные к борьбе, составлялись списки рекомендованных к награждению. Однако досадных ошибок, и не только в фамилиях, именах, отчествах, избежать не удалось. Анатолий Лопухов, например, отмечен медалью 'Партизану Отечественной войны" 1-й степени в списках "зверски замученных" подпольщиков, а в то время он находился в действующей армии. Не награжденными оказались В.Левашов, В. Третьякевич, В. Гуков, Н Петрачкова, Ю. Полянский. А. Ковалев, В.(М.) Борисов. Причины были разные. Но даже спустя годы мы можем говорить о них лишь предположительно, ибо истинные мотивы остались "за кадром". Василий (Мефодиевич) Борисов ушел из Краснодона, когда начались аресты, погиб осенью 1943 года, будучи участником Новоград-Вольтского подполья на Житомирщине. Анатолий Ковалев бежал с места казни от шурфа шахты № 5 и через несколько дней, опасаясь преследований, покинул город. Впоследствии пропал без вести. Не имея достоверных сведений о судьбе этих юношей, комиссия в списки их не включила, Дезориентировало, по-видимому, и то, что в организации было два Василия Борисова.
    Следуя "народной" молве, Юрия Полянского из поселка Краснодон обошли из-за сестры Серафимы, обвиненной в сотрудничестве с оккупантами. И хотя очень скоро выяснилась непричастность Серафимы, недоразумения в отношении Юрия не устранены до сегодняшнего дня. Не были отмечены наградами Василий Гуков и Надежда Петрачкова, что, с нашей точки зрения, вообще необъяснимо.
    Несправедливо обошлись с Виктором Третьякевичем, большего заслуживал Иван Туркенич. В их биографиях как раз и были те "проколы", о которых уже сказано выше и в которых их участники менее всего виновны. Виктора обвиняли в предательстве, Ивана - косвенно в том, что остался в живых. Неоднократные аппеляции в высшие государственные инстанции лишь частично увенчались успехом, остальные ждут еще своего решения.
   
   
   
   
   
КОМАНДИР "МОЛОДОЙ ГВАРДИИ"
   
    Легких судеб, как правило, не бывает. Разве что по-разному можно оценивать их превратности. Разумный человек не станет жаловаться на невезение, причислять себя к разряду неудачников. Наоборот, он непременно будет искать выход из затруднительного, а, возможно, даже тупикового положения. И найдет его, и достигнет цели, и предстанет перед окружающими уверенным, удачливым. Ему еще и позавидуют. Таким был Иван Туркенич.
    Дважды в своей короткой жизни (а век его недолог - всего 24 с половиной года) он избежал смерти. Первый раз - летом 1942 года, когда в ожесточенных боях на Дону понес тяжелые потери 614 истребительно-противотанковый артполк, помощником начальника штаба которого был в то время лейтенант Туркенич. Часть попала в окружение, выходили группами или в одиночку. "Несколько дней бродил по занятой немцами территории с одной мыслью: во что бы то ни стало прорваться к своим. Но мне не повезло. У линии фронта немцы схватили меня и под стражей доставили в лагерь военнопленных" (И.Туркенич). Пять дней и ночей "страшного лагеря", а на шестой, когда пленных перегоняли на новое место (в сторону Суровыкино Ростовской области), Туркенич бежал. "От голода и усталости я совершенно обессилел. Теперь уже нечего было и думать о переходе через фронт". Решил пробираться в Краснодон, который был, казалось, рядом, пожить у родных, окрепнуть, а там будет видно, как действовать дальше . В Краснодоне он стал участником подполья, и не рядовым, а командиром "Молодой гвардии".
    "В этом городе меня многие знали, здесь я рос и учился, вступил в комсомол. Но никто не донес.
    Во второй раз трагические события разворачивались в январе 1943 года, когда прошли первые аресты. Штаб "Молодой гвардии" на экстренном заседании принял решение: всем покинуть город, немедленно скрыться. Приказ передать на места.
    "Аресты... начались так внезапно, - писал И.Туркенич, - что сильно морально подействовали на наших товарищей. Взять в руки руководство и организацию ухода группами из пределов Краснодона не было возможности". Поэтому каждый действовал на свой страх и риск: уходили в одиночку или по несколько человек, кто-то прятался неподалеку. К большому сожалению, были и такие, кто, недооценив опасность или проявив нерешительность, упустили время (сказалась все же психологическая неподготовленность к такому рикованному делу, как подпольная борьба с коварным и сильным врагом. В ночь с 4-го на 5-е января начались повальные обыски, облавы, аресты. В результате, большинство патриотов, в том числе и многие из тех, кто вначале сумел скрыться, оказалась в фашистской тюрьме.
    Ивану Туркеничу, как и немногим другим молодогвардейцам, повезло больше. Едва он покинул родной дом, как туда нагрянула полиция. Несколько дней Ваня скрывался в разных местах города, в основном, на окраине. Поддерживал связь через Анну Сопову с теми, кто еще находился в городе. Желая выручить ребят из тюрьмы, он "хотел подготовить налет на полицию, хотя бы поднять панику" (из беседы И.Туркенича в ЦК ВЛКСМ 4.11.43 г.). Однако, когда полиция напала на его след, он вынужден был уйти из города. Двигался в сторону линии фронта к Северскому Донцу, откуда отчетливо была слышна артиллерийская канонада.
    К концу января 1943 года он находился уже в воинской части, проходил проверку на установление личности и лояльность действий в период с августа 1942 по январь 1943 гг. В разных документах Центрального военного архива (г.Подольск Московской области ) И.В. Туркенич значится командиром минометной батареи 163 гвардейского стрелкового полка то с января, то с февраля 1943 года. В автобиографии он пишет, что "в феврале по болезни лежал в госпитале" и "с февраля сражался на фронте". Таким образом, даже в соответствии с суровыми законами военного времени, в биографии И. Туркенича преступных действии не обнаружено. А если учесть, что уже в апреле 1943 года он получил звание старшего лейтенанта и был переведен на должность помощника начальника штаба 473 артполка 99 стрелковой дивизии, то можно предположить, что доверие к этому честному боевому офицеру было полностью восстановлено.
    Что же касается доверия к Туркеничу как командиру "Молодой гвардии", то здесь были некоторые нюансы. В докладной записке А.В. Торицына отмечена роль Туркенича как руководителя, однако в списках представленных к награждению фамилия отсутствует, а далее значится: вызвать в Москву членов "Молодой гвардии" Ивана Туркенича и Георгия Арутюнянца. В докладной записке секретаря ЦК ВЛКСМ Н.Романова на имя Сталина, Маленкова, Щербакова, Хрущева вносится предложение: "Командира "Молодой гвардии" Туркенича Ивана Васильевича, находящегося в настоящее время в рядах Действующей Красной Армии, наградить орденом Ленина".
   И все же "изъяны в личном деле ("остался в живых") сыграли свою негативную роль: на высшую или самую высокую награду он "не тянул", а был удостоен ордена Красного Знамени и медали "Партизану Отечественной войны" 1-ой степени.
    Нам, краснодонцам, родственникам молодогвардейцев, сотрудникам музея "Молодая гвардия", такое решение тех далеких военных лет казалось необъективным. Поэтому общественность, руководство Краснодона и Луганской области неоднократно обращались с ходатайством о присвоении И.Туркеничу звания Героя Советского Союза посмертно.
    А сам Туркенич считал награду вполне достойной. Для него важнее было другое - честное исполнение своего гражданского и воинского долга. Он участвовал в боевых действиях дивизии, которая, сформировавшись в Ворошиловградской области, прошла с боями почти всю Украину, вышла к польской границе. В июне 1944 гола Туркенич стал членом ВКП(б). С июля назначен помощником начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев.
    Шли тяжелые бои на территории Польши. Маленькое мест очко Глогув стало последним в послужном списке гвардии старшего лейтенанта Й.Туркенича. Как полигработник, он находился непосредственно на передовых позициях 206-го стрелкового полка, где положение было наиболее угрожающим. 13 августа получил тяжелое ранение и через сутки, не приходя в сознание, скончался.
    Хоронили его с почестями, с залпами орудий, со слезами в голосе однополчане говорили теплые слова об очень мужественном и добром человеке, воине, гражданине. Политотдел и командование дивизии направило представление к награде - высшей в стран - званию Героя Советского Союза. В наградном листе подписи о согласии поставили начальник политотдела и командир 23 стрелкового корпуса, начальник политотдела 60 армии, и, наконец, последняя запись: "Приказом войскам 60 армии N0235 от 30.12.1944 года Иван Туркенич награжден орденом Отечественной войны I степени
   Попытку пересмотреть данное решение предпринимало в послевоенные годы командование Житомирского высшего училища радиоэлектроники ПВО (бывшее Севастопольское училище зенитной артиллерии, которое в 1941 году закончил Туркенич. Вопрос этот поднимался даже на ХХIV съезде ЛКСМ Украины, однако, как писал в музей помощник начальника политотдела училища по комсомолу капитан А.Ужанов, "патриотическому порыву не придали должного внимания". А из Главного Управления кадров Министерства обороны СССР пришел ответ, что "за одно и то же дважды не награждают".
    И все-таки справедливость в отношении И. Туркенича, командира "Молодой гвардии", офицера Советской Армии восторжествовала. 5 мая 1990 года, в канун 45-летия Великой Победы, вышел Указ Президента СССР о присвоении посмертно звания Героя Советского Союза капитану Туркеничу Ивану Васильевичу "за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".
    Вручить награду прибыл в Краснодон генерал-полковнике Борис Громов, в то время командующий Киевским поенным округом. Торжества состоялись в зале Славы музея "Молодая гвардия". Грамоту Президента, орденскую книжку с указанием наград - орден Ленина и медаль "Золотая звезда" - принял племянник героя Владимир Березовский. Теперь эти бесценные документы хранятся и экспонируются в музее.
   
   
   
    ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ДРУЗЕЙ
   
    Валерия Борц, член "Молодой гвардии":
    - Мне вспоминается один из вечеров в Краснодоне, когда мы еще только создавали свою подпольную группу. В комнате у Олега нас сидело 5 человек. Тусклый свет "шахтерки" придавал нашему собранию какую-то особую таинственность. Мы обсуждали план действий "Молодой гвардии". Ваня сказал нам тогда; "Товарищ Сталин приказал нам бить врага его же оружием. Мы достаточно собрали немецких винтовок, гранат и другого вооружения. Наш арсенал даст нам возможность бить немцев днем и ночью. Я предлагаю немедленно организовать нападение на вражеский обоз. Вот план операции.
    Он встал. Ваня был высокого роста, но теперь он казался мне еще выше, еще мужественнее. Его милое, славное лицо пылало огнем. В его глазах я читала страшную, нечеловеческую ненависть к захватчикам. И во всем его облике был призыв к борьбе за свободу и независимость нашей Родины.
    Георгий Арутюнянц, член "Молодой гвардии":
    - При обсуждении важных вопросов Иван Туркенич говорил спокойно, четко, тоном командира. Он понимал, что это нужно не для того, чтобы подчеркнуть сейчас свое "я" , Нет, это нужно было, чтобы подчинить усилие группы людей единой воле, единому замыслу.
    Ребята с первых же слов поняли, что это уже не игра в войну, в командиров и бойцов. Этот человек знает, что делает, на него можно положиться.
    И. К. Волох, заместитель начальника политотдела 99 стрелковой дивизии:
    - Это был замечательный человек, подлинный вожак молодежи. Он любил товарищей, умел быть верным другом. Его тоже любили. Стрелки, минометчики, артиллеристы хорошо знали этого отважного, скромного, обаятельного человека. В записной книжке Ивана Туркенича среди любимых стихов были записаны такие строки:
    Кто придумал, что грубеют на войне сердца.
    Только здесь хранить умеют дружбу до конца.
   
    Леонид Вышеславский, спецкор армейской газеты "За нашу Родину", известный поэт:
    - Отлично помню те дни, когда в нашу армию, ведущую наступательные бои на подступах к бывшей польской границе, прибыл стройный, рослый 24-летний старший лейтенант - овеянный славой командир краснодонского подполья. Мне много довелось беседовать с Иваном Туркеничем, расспрашивать его о "Молодой гвардии", о товарищах. Основное впечатление, которое производил Туркенич, можно выразить двумя словами: сдержанность и чистота.
    М.Кольцин, однополчанин, о последнем бое:
    - На пути наступающих фашисты создали мощный огневой заслон. Непрерывно била артиллерия и минометы. И.Туркенич обратился к солдатам; "Товарищи! Надо вырваться из-под обстрела. Вперед, друзья, за мной!"
    Голос этого человека хорошо был знаком солдатам, и фигура его весьма приметная. Хоть и недавно он в дивизии, а уже успели к нему приглядеться. Не раз видели его в самых горячих переплетах и полюбили боевого комсомольского вожака за храбрость, за отвагу.
    Поднялась цепь, пулеметчики и автоматчики неудержимо ринулись вслед за старшим лейтенантом, обгоняя дуг друга. В пылу боя никто и не заметил, как исчез этот человек с горячим сердцем.
    С.П.Серых, Герой Советского Союза:
   - Жители Глогува, наверно, помнят, как мы входили в местечко. Приветствовали нас цветами. А мы везли на повозке тяжелораненого офицера. Преклонного возраста крестьянин, увидев смертельно бледное лицо молодого героя, вытер рукавом слезы...
    Когда мы хоронили Туркенича, собрались все жители Глогува. Прогремел последний залп. На могиле выросла гора живых цветов и венков.
    П.В.Соболев, старший лейтенант, из выступления на траурном митинге 15 августа 1944 года:
    - Туркенич, ты слышишь, как танки идут на запад, - это наши танки, ты слышишь, как пушки идут, - это наши пушки идут на запад, слышишь ли ты, как наша пехота чеканным шагом идет на запад! Дело, начатое тобою, близится к концу. Смерть фашистским захватчикам.
   
   
   
   
    СТРОКИ ИЗ ФРОНТОВЫХ ПИСЕМ ИВАНА
   ТУРКЕНИЧА

   
   16 сентября 1943 года (родителям):
   Письма от вас получил, но даю ответ с задержкой. Сами знаете: со времени прорыва фронта на Миусе движемся вперед с боями, на одном месте стоять не приходится, а на ходу письмо писать трудно. Ну, ничего, помиримся как-нибудь и с этим. Впредь постараюсь писать как можно чаше. Ушли мы уже сравнительно далеко...
    22 февраля 1944 года (родителям):
    Жизнь моя протекает неплохо. Получил направление на фронт. Надеюсь скоро встретиться со своими боевыми друзьями. Сейчас нахожусь в пути на Запад. После отъезда писем еще ни от кого не получал. Писал очень многим. Надеюсь скоро получить ответы.
    2 марта 1944 года, открытое письмо к офицерам 1-Й гвардейской армии (газета "За нашу победу"):
    Я думаю, что в моих действиях нет ничего особенного. Я - советский офицер. И куда бы меня ни забросила судьба, в какой бы сложный переплет я ни попадал - моя обязанность: бороться против врагов моего народа. Лишь в той мере, в какой мне это удавалось делать, я считал и считаю себя достойным почетного звания советского офицера.
    11 марта 1944 года (родителям): Идем вперед. Фрицы бегут. Нахожусь пока на передовой. Успехи у нас хорошие. Верно, грязь немного мешает. Ну, ничего, надеюсь, справимся.
    5 мая 1944 года (А.В.Торицыну), п/п 40303:
    Теперь, когда я имею предварительно постоянный адрес, решил написать Вам письмо. Сейчас я нахожусь в одной из действующих частей 1-го Укр. фронта. До этого мы были все время в боях, шли вперед, теперь стоим в обороне.
    Я с самого прорыва веду политработу среди комсомольцев и беспартийной молодежи нашего соединения. Все беседы о нашей организации прошли с большим подъемом. Солдаты, сержанты и офицеры все как один клялись мстить за погибших товарищей и в прошедших боях оправдали эту клятву.
    14 мая 1944 года (родителям), п/ п 40303:
    Нахожусь я от вас очень далеко... в одном из действующих подразделений. Сейчас у нас пока затишье -стоим в обороне. На меня командование возложило огромную задачу: организовать посев зерновых у переднего края. Работа у меня сейчас идет хорошо. Люди сеют, пашут. Верно, посев вручную. Для нас это странно, но здесь люди сеялки и не видели, потому что земли каждый господарь имеет отдельно по несколько моргив и поэтому засевали и засевают вручную. С народом беседовать по этим вопросам очень трудно... взгляды на жизнь у них совсем иные... народ не воспитан в нашем духе и знает только частную собственность и частные интересы...
    Кроме того, я часто бываю на переднем крае. "Любуюсь природой" и слушаю "музыку*. Погода у нас здесь наладилась. Иной день бывает ветреный, но здесь вообще часто с Карпат подувает.
    23 июня 1944 года (подруге Нине Маркиной), п/п 40303: Жизнь моя солдатская течет своим чередом. Сейчас стоим в обороне... Надеюсь, скоро мы пойдем в наступление, и я думаю тогда проделать кросс Польша - Германия (Берлин). В обыденной жизни занимаюсь текущей работой, а ее хватает досыта. Иногда у нас бывает кино и концерты. Верно, здесь с очень большим интересом все это просматривается и прослушивается...
   
   Материалы подготовили:
   Анатолий НИКИТЕНКО,
   Раиса АПТЕКАРЬ
   


Иван Туркенич
   Рассказ матери Феоны Ивановны.
   адрес: г. Краснодон, ул. Садовая, дом 18, кв. 2.

    Ваня родился в 1920 г. в деревне Лиман. В Краснодон семья Туркенич переехала в 1922 г. Ваня рос очень шустрым, был шутником, поэтому товарищи иногда, любя его, называли в шутку "чмуриком". Ваня занимался спортом, любил его. Однажды он пришёл домой с разбитой щекой. Феона Ивановна испугалась, стала расспрашивать его. Оказалось, что Ваня делал стойки в школе и упал.
    В школе Ваня дружил с Козорезовым, они решили вместе поступить в военное училище. Ваню приняли, а Козорезова нет, т.к. его отец был осуждён. Ваня тогда очень переживал.
    Когда Ване выдали форму, он отдал свой костюм товарищу. Приехав домой, Ваня рассказал об этом матери и объяснил, что костюм ему теперь не нужен, а у товарища костюма не было.
    Год Ваня работал в типографии наборщиком. Здесь он подружился с Якуниным, который и сейчас работает в этой типографии. В настоящее время в этой типографии есть уголок Вани Туркенича.
    Ваня был высокий, голубоглазый.
    Автобиография.
    (Краснодоской неполной школе им. Горького. С 1936 по 1937 г. учился в Краснодонском надрабфаке).
    На Туркенича Ивана Васильевича
    Я, Туркенич Иван Васильевич, родился в 1920 г в Воронежской области в селе Ново-Лиман.
    Отец мой, Туркенич Василий Игнатьевич, до революции был батрак, после революции - бедняк.
    В конце 1920 г. мы семьей переехали в Ворошиловградскую область, в город Краснодон. где и живут родители по сей день.
    До 1930 г. отец работал на краснодонской шахте забойщиком, после - инвалид, мать - домохозяйка.
    С 1929 г. по 1936 г. учился в Краснодонской неполной школе им. М. Горького.
    С 1936 г. по 1937 г. - учился в Краснодонском недрабфаке ворошиловградского пединститута.
    С 1937 г. по 1938 г. - работал в типографии краснодонской районной газеты "Социалистическая родина" в качестве наборщика.
    С 1938 г. по 1940 г. - учился в Севастопольском путейско-строительном техникуме.
    С 1940 г. по 1941 г. - учился в Севастопольском училище зенитной артиллерии, где и принимал первый бой с немецкими варварами.
    С 1941 г (август) по март 1942 - работал в распоряжении Уральского военного округа в качестве комиссара взвода.
    С 1942 г. (март) по май 1942 г. - учился на курсах командиров миномётных батарей при арт. академии им. Дзержинского. С мая 1942 г. по июль 1942 г. - был на западном фронте, где попал в окружение.
    С августа 1942 г. по январь 1943 г. работал в тылу у врага, в подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия"
    С февраля 1943 г. по сей день сражался на южном фронте.
    23.11.43.
   
    Туркенич.
   
    Ваня увлекался театром. В клубе Ленина ставили постановку "Становье на Чангарах". Ваня играл жениха. Порвал шубу и сделал усы.
   
    "В первичную парторганизацию управления 99 стрелковой житомирской дивизии от кандидата ВКП(б) Туркенич Ивана Васильевича.
    Заявление.
    Питая безраздельную ненависть к врагам немецким поработителям и стремление быстрейшего разгрома ненавистного врага, всем прогрессивным человечеством.
    Прошу первичную парторганизацию принять меня в члены ВКП(б), т.к. я свою судьбу хочу связать с жизнью нашей большевистской партии.
    И, не считаясь ни с чем, я готов на любые лишения, и если потребуется отдать свою жизнь для полной свободы, победы над врагом.
    27/V - 44."
   
    Подарила 6 фотокарточек.
   
    Николай Старовойтов учился в одном училище с Ваней, живёт около универмага в г. Краснодоне.
   
   
    (ИЗ ФОНДА МУЗЕЯ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ N312)
   





Иван Васильевич Туркенич

   Родился 15 февраля 1920 года в селе Новый Лиман Петропавловского района Воронежской области. Отец Ивана Туркенича до революции был батраком. После революции он вместе со своей семьей переехал в Донбасс и работал шахтером в Краснодоне. В этом же городе прошли детство и юность Вани. Иван Туркенич учился в школе N1 имени А.М. Горького, где учились Олег Кошевой, Ваня Земнухов, Валя Борц. Всего 28 будущих молодогвардейцев. После окончания семи классов он поступает на рабфак Ворошиловградского института и работал в типографии газеты "Соц. Родина". В 1938 году он поступил в железнодорожный техникум в Севастополе. И в том же году Иван Туркенич вступил в комсомол. Через два года он стал курсантом Севастопольского училища зенитной артиллерии.
    Он хорошо учился, добросовестно выполнял общественные поручения, не имел никаких мер взысканий - о чем свидетельствует его характеристика. В 1941 году Иван Туркенич окончил училище с присвоением звания лейтенанта. Также он учился на курсах командиров миномётчиков батарей. В июне- августе 1942 года он находился на фронте в составе 614-го истребительного противотанкового артиллерийского полка в должности помощника начальника штаба. В боях на среднем Дону он попал в плен, но вскоре бежал и вернулся в Краснодон, оккупированный фашистами. Там он встретил своих школьных товарищей.
    Вот как вспоминает об этом сам Иван Туркенич: "В Краснодоне, где до войны я рос и учился, однажды, идя по улице, я нашёл свежее сообщение совинфомбюро, переписанное от руки. Для меня стало ясным, что в городе существует подпольная организация. После долгих поисков я, наконец, напал на её след. И к радости своей, узнал, что членами организации являются мои школьные товарищи. Организация называлась "Молодая гвардия" (Иван Туркенич. Открытое письмо к офицерам 1-ой Гвардейской Армии).
    Иван Туркенич стал активным участником подполья. Учитывая офицерский боевой опыт Ивана, товарищи избрали его командиром "Молодой гвардии" и доверили ему руководство боевыми операциями организации. Как командир подпольной организации, он пользовался большим авторитетом у товарищей. Иван Туркенич учил Молодогвардейцев обращаться с оружием, рассказывал им основные положения наших уставов, следил за дисциплиной и порядком в организации, разрабатывал планы боевых операций и сам участвовал в выполнении многих из них. Такими образом, Иван Туркенич во вражеском тылу продолжал действовать как офицер Красной Армии. Своей главной обязанностью, как и многие герои нашей советской Родины, Иван Туркенич считал: бороться против врага своего народа.
    Когда начались повальные аресты молодогвардейцев, Ивану Туркеничу удалось перейти линию фронта. В этом ему помогла Валентина Демьяновна Харитонова, теперь Ильина, которая тогда жила в Краснодоне, а теперь живёт в Москве.
    Перейдя линию фронта, Иван Туркенич сразу же попал в действующую армию. В рядах Красной армии он прошёл всю Украину, участвовал в освобождении своего родного Краснодона. Иван Туркенич присутствовал на похоронах своих боевых товарищей-молодогвардейцев. На могиле своих друзей Иван Туркенич произнёс клятву: "Прощайте друзья! Прощай Кашук, любимый! Прощай Люба, Ульяна милая, прощай! Слышишь ли ты меня, Сергей Тюленин, и ты, Ваня Земнухов? Слышите ли вы меня, други мои? Вечным, непробудным сном почили вы. Мы не забудем вас! Пока видят мои глаза, пока бьётся моё сердце в груди, клянусь мстить за вас до последней капли крови! Я не сниму этой солдатской шинели, до тех пор, пока последний немец, как оккупант, ступивший на нашу землю, не будет уничтожен! Ваши имена будет читать и вечно помнить великая наша страна!"
    За подпольную деятельность в организации "Молодая гвардия" Иван Туркенич был награждён орденом Красного знамени и медалью "Партизану Отечественной войны" 1-ой степени.
    Иван Туркенич служил в 99-ой стрелковой Житомирской краснознаменной дивизии помощником начальника штаба 473-го артполка. Иван Туркенич пришёл в эту дивизию, когда она вела бои за Донбасс. До выхода в свет Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении молодогвардейцев никто из его однополчан не мог даже подумать, что их скромный и смелый товарищ - командир "Молодой гвардии". Иван не любил много рассказывать о себе, не любил хвастать и был необыкновенно смел.
    Вот как вспоминает Герой Советского Союза С.П. Серыз о смелости и героизме Ивана Туркенича: "Бойцы нашего батальона залегли в редком леске около полусожженного посёлка недалеко от Родомышля. Прикрывали нас артиллеристы под командованием Ивана Туркенича. В разгаре боя пять фашистских "тигров" двинулись на наши позиции из ближнего села. Они шли прямо на батарею Туркенича. Наши орудия смолкли, танки подходили все ближе. И тут заговорило орудие. Танки останавливались и горели. Не выдержав поединка, они повернули обратно.
    После выяснилось, что это Иван Туркенич заменил орудийный расчет и не подпустил врага. Там мстил Туркенич врагу за погибших друзей-молодогвардейцев. Весть о его подвиге облетела весь фронт. О нём писали в газетах "листовках".
    Иван Туркенич с большой охотой рассказывал своим однополчанам о своих товарищах-молодогвардейцах. О том, как жили и боролись Олег Кошевой, Ульяна Громова, Сергей Тюленин, Иван Земнухов, Любовь Шевцова и другие, чьи имена стали к тому времени легендой.
    Одно время Иван Туркенич находился при политотделе 99-ой Житомирской дивизии в резерве. Он вел большую работу - выступал перед воинами переднего края с лекциями, беседами, воспоминаниями о молодогвардейцах. Он выступал перед воинами в часы отдыха, на привале, в короткие промежутки между боями. Но такая работа была ему не по душе. Он рвался на фронт, в бой и надоедал начальнику политотдела просьбами отправить его на передовую. И Иван Туркенич добился своего. Он был назначен помощником начальника политотдела 99-ой стрелковой дивизии по комсомольской работе.
   Вот как вспоминает о первой встрече с Иваном Туркеничем редактор многотиражной газеты "В бой за Родину" Н. Фоманченко "К нам прибыл новый помощник начальника политотдела по комсомольской работе, высокий, с выразительными ясными глазами, строгой выправкой офицер - гвардии старший лейтенант Иван Туркенич. При первой встрече я долго стоял перед ним словно завороженный. А он чувствовал себя неловко. Так вот каков командир легендарной "Молодой гвардии"! Сдержанный, скромный."
    С большим энтузиазмом Ваня взялся за дело. Он редко бывал в политотделе, чаще был в окопах, появлялся на самых трудных участках фронта, там, где решалась судьба боя. Его рассказы о подвигах молодогвардейцев вдохновляли молодёжь, зажигали сердца бойцов.
    И, действительно, у Вани был огромный запас энергии. Он сразу же окунулся в боевую работу, а не сел за бумаги. Его ежедневно видели на передовых позициях, в окопах, среди солдат. Вскоре он знал поименно весь комсомольский актив дивизии, а его знал каждый в роте.
    В мае 1944 года Ивана Туркенича во фронтовом блиндаже принимали в члены партии. Когда партийное собрание части решило принять его в партию, он повторил слова клятвенного обещания, произнесённые на могиле своих друзей-молодогвардейцев. На партийном собрании парторг прочитал заявление Ивана Туркенича: "Питая беспредельную ненависть к немецким поработителям и стремление быстрейшего разгрома ненавистного врага всем прогрессивным человечеством, прошу первичную парторганизацию принять меня в члены ВКП(б), так как я свою судьбу хочу связать с жизнью нашей большевистской партии. И, не считаясь ни с чем, я готов на любые лишения и, если потребуется, отдать свою жизнь для полной победы над врагом.
   27 мая 1944 г. (Туркенич)"
   Также на партийном собрании выступали рекомендующие. Работник политотдела Павел Соболев в своей рекомендации отметил честность, преданность, исполнительность Ивана Туркенича. Отметил его как твердого и решительного человека, свято хранящего боевые традиции героев Краснодонского комсомола, готового в любую минуту отдать жизнь за дело спасения Родины. Все подтвердили, что товарищ Туркенич вполне достоин быть членом ВКП(б) и единогласно приняли его в члены партии.
   С партийным билетом у сердца он пошёл в новые бои за родную землю.
   Иван Туркенич поддерживал крепкую дружескую связь с тылом. Часто, ночами, когда обстановка позволяла бойцам недолго заснуть, Иван Туркенич отвечал на письма своим многочисленным друзьям в тылу. В письмах он успокаивал родственников погибших товарищей или сообщал им о подвиге или награждении брата или сына.
   Иван Туркенич был замечательный человек, подлинный вожак молодёжи. Он любил товарищей, умел быть верным другом. Его тоже очень любили. Все знали этого отважного, скромного, обаятельного человека. В записной книжке Ивана Туркенича среди любимых стихов были записаны такие строки:
   
   Кто придумал, что грубеют
   на войне сердца?
   Только здесь хранить умеют
   Дружбу до конца!
   
   В особенно тяжелых боях Иван Туркенич первым бросался вперёд с возгласом: "Комсомольцы, за мной!" Если кто- нибудь говорил Туркеничу об осторожности, он всегда отвечал: "Комсомольцы, не задумываясь идут в бой, потому что Родина дороже жизни".
   Иван Туркенич хорошо знал немецкий язык. Принимал активное участие на допросах взятых в плен немцев и узнавал у них важные для Красной Армии и нашей Советской страны сведения.
   Ожесточенные бои вели полки 99-ой дивизии на подступах к Львову. Иван Туркенич дни и ночи проводил вместе с бойцами в блиндажах и землянках переднего края. Он вдохновлял воинов словом и личным примером на подвиги. Он не раз вел их в атаки и рискованные рейды.
   Из воспоминаний А. Романченко: "Как-то перед штурмом вражеского опорного пункта командир дивизии генерал-майор Сараев поставил разведчикам задачу во что бы то ни стало захватить "языка". Вместе с разведчиками во вражеский тыл отправился Иван Туркенич. Когда группа возвратилась с "языком" к переднему краю, она была обнаружена дозором противника. В перестрелке командир разведгруппы был тяжело ранен. Командование взял на себя Туркенич. Он вывел бойцов и раненого командира на участок фронта дивизии. "Язык" дал ценные показания".
   В августе 1944 года жаркие бои разгорелись в районе польского города Жешува. Дивизия понесла большие потери. Каждый километр давался тяжёлой ценой. Все работники политотдела пошли в части. Однажды батальон получил приказ провести разведку боем. Туркенич, узнав об этой операции, пришёл в подразделение. Он обошёл все окопы и блиндажи, беседовал с комсомольцами, разъяснял им важность боевой задачи. А во время боя Иван Туркенич поднял в атаку роту бойцов с возгласом "Комсомольцы, за мной!" Гитлеровцы начали отступать, но им на помощь подоспели артиллерийские и минометные батареи. Туркенич бежал впереди всех под непрерывным огнём. И вдруг рядом с ним разорвалась мина, смертельно ранившая Ивана Туркенича. Осколок пробил грудь, прошёл возле сердца. Командир "Молодой гвардии" жил после ранения всего несколько часов. Возле него сидел, не отлучаясь, работник политотдела Павел Соболев. Туркенич не терял сознания. И хотя разговаривать ему было очень трудно, перед смертью он несколько раз повторил: "Дело будет доведено до конца..." Это было 13 августа 1944 года в битве за польский город Глогув. Похоронен старший лейтенант Иван Туркенич в Жешуве на кладбище советских воинов.
   Ивана Туренича хоронили 15 августа 1944 г. Попрощаться со своим любимым товарищем и верным другом пришёл весь личный состав соединения, политотдел, партийная организация. На похоронах присутствовали делегаты 1-го полка, во главе с комсоргом Жардановым, комсорг 3-его батальона Литвиненко, представители 197-го, 206-го, 473-го полков.
   Около гроба застыли часовые. Похоронная процессия всё время увеличивалась. К ней присоединялись местные жители - поляки с цветами в руках.
   Было проведено открытое делегатское комсомольское собрание, где однополчане Ивана Туркенича отметили огромную роль Ивана Туркенича в организации "Молодая гвардия" и в действующей армии. И товарищи поклялись мстить за своего друга Ивана Туркенича. Над могилой Ивана Туркенича поставили памятник с надписью: "Здесь похоронен герой- краснодонец, член подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия", старший лейтенант Иван Васильевич Туркенич..."
   Посмертно Иван Васильевич Туркенич был награждён Орденом Отечественной войны 1-й степени.
   Польские друзья свято чтут память об Иване Туркениче. На могиле славного молодогвардейца всегда свежие цветы.
   Многие люди знали Ивана Туркенича. И все они всегда готовы поделиться своими воспоминаниями об отважном молодогвардейце. А.М Дягтеренко написала в своем письме о том, как она проводила Ваню в последнее боевое задание.
   Также много интересного о Ване рассказывали А.М. Асмосенков - служил с Ваней, и О. В. Тарабрина - училась в школе им. Горького. Вот таким он был - Иван Туркенич.
   Нет он не умер. Он живет среди нас, он живёт в наших сердцах, потому, что дело, за которое он боролся, бессмертно.
   Ваня Туркенич всем сердцем любил нашу страну и за неё отдал свою жизнь.
   Вечная память славным героям нашей Родины.
   
    Составила Аня Сергеева
    (ИЗ ФОНДА МУЗЕЯ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ N312)

   



Г. Субботина
Иван Туркенич политработник

    СЕГОДНЯ, кажется, любой мальчишка может рассказать о боевых операциях молодогвардейцев, с серьёзной степенностью будут рассуждать рабочие парни о том, что больше всего привлекает их в характере Ивана Туркенича и почему за право носить имя героя борется их бригада. Однако немногие так же подробно знают о дальнейшей судьбе командира "Молодой гвардии" - политработника, старшего лейтенанта Ивана Туркенича.
    Скупые строки биографии: "В составе 99-й стрелковой Житомирской Краснознаменной дивизии помощником начальника 473 артполка, затем помощником начальника политотдела дивизии по комсомолу прошёл Туркенич всю Украину. В июне 1944 года был принят в ряды Коммунистической партии". А за ними - полные напряжённой жизни фронтовые будни.
    Редко можно было застать его в политотделе. Он всегда - на самых трудных участках фронта, там, где решалась судьба боя. Рассказы Туркенича о подвигах молодогвардейцев вдохновляли молодёжь. Он умел и ободрить бойцов, и силой личного примера увлечь их в решительную атаку.
    ...На участке 3-го штурмового батальона 197-го стрелкового полка происходили особенно жаркие бои. Гитлеровцы предпринимали отчаянные контратаки одну за другой.
    В критический момент, когда батальону приходилось особенно тяжело, в боевых порядках пехотинцев появлялся Иван Туркенич. Он первым бросался вперед с возгласом: "Комсомольцы, за мной!" Если кто-нибудь говорил Туркеничу об осторожности, он всегда отвечал: "Комсомольцы, не задумываясь, идут в бой, потому что Родина дороже жизни".
    Как-то перед штурмом вражеского опорного пункта командир дивизии генерал Сараев поставил разведчикам задачу во что бы то ни стало захватить "языка". Вместе с разведчиками во вражеский тыл отправился и Туркенич. Когда группа возвращалась с "языком" к переднему краю, она была обнаружена дозором противника. Завязалась перестрелка. Командира разведгруппы тяжело ранило. Командование взял на себя Туркенич. Он вывел бойцов и раненого командира на участок фронта дивизии. "Язык" дал ценные показания.
   
    МНОГО их, фронтовых эпизодов, сохранила память ветеранов, боевых товарищей Ивана Туркенича - Героя Советского Союза. С.П. Серых, редактор фронтовой газеты "В бой за Родину" 99-й стрелковой дивизии Н. Романченко и других.
    "Это был замечательный человек, подлинный вожак молодёжи, - вспоминал И. Волох, - он любил товарищей, умел быть верным другом. Его тоже любили. Стрелки, минометчики, артиллеристы хорошо знали этого отважного, скромного, обаятельного человека. В записной книжке Ивана Туркенича среди любимых стихов были записаны такие строки:
    Кто придумал, что грубеют
    на войне сердца?
    Только здесь хранить умеют
    дружбу до конца!".
   
    В редкие минуты затишья, облокотившись о ствол дерева или склонившись над блокнотом в отблесках догорающего огонька в тесной землянке, пишет Иван Туркенич рекомендации по проведению воспитательной работы среди молодежи.
    В фондах музея "Молодая гвардия" бережно хранятся подготовленные им "План беседы с бойцами на тему "Полководец Суворов", статья "Обобщенный опыт" - о комсомольцах-чтецах.
    Туркенич подробно описывает, когда и как проводить читки, какие цели должен ставить перед собой чтец, проводя беседу с бойцами в различных условиях: при подготовке наступления, в обороне, при передвижении войск.
    Тщательно готовился к выступлениям и СА. Старший лейтенант И.В. Соболев вспоминал, что любимой книгой Туркенича, с которой он никогда не расставался, была брошюра в скромной коричневом переплете - сборник "Комсомол в боях за Родину". На образах бесстрашных комсомольцев Лизы Чайкиной, Зои Космодемьянской, Александра Чекалина и других он учился сам и учил своих товарищей, как надо жить и бороться в это сложное и тяжелое время. Его взволнованные выступлениях звучали в окопах и блиндажах, в уцелевших клубах освобожденных сел, на комсомольских собраниях и конференциях.
    Глубокой ночью, когда обстановка позволяла бойцам немного заснуть, молодой политрук отвечал на многочисленные письма. Ровными строчками, мелким почерком на скупом листке фронтового треугольника укладывались слова братского утешенья родственникам погибшего товарища, слова одобрения и радости несли в тыл сообщения о подвиге и награждении сына или брата. Но больше всего писем с рассказом о товарищах по подполью. К нему, командиру легендарной "Молодой гвардии", обращалась за этим молодёжь и фронта, и тыла.
   
   
  &n bsp; ДЕНЬ ото дня, бой от боя мужает политработник, растет его авторитет среди товарищей. Бойцы высоко ценили исключительную скромность, умение обойтись с каждым человеком, ободрить, поднять настроение человека.
    "В Золотниках это было, помню, заедает у меня ручной пулемет, одиночными бьет, а очередью никак не хочет. Только меня за это взводный отругал, гляжу, идет еще какой-то старший лейтенант, идет траншеей и пригибается (днем там у нас так было - не высовывайся), - читаем в политдонесении начальника полиотдела дивизии полковника Елисеева, где приводится этот рассказ бойца-комсомольца. - "Ну, думаю, сейчас и этот ко мне привяжется. И верно, смотрю - остановился присел около меня, спрашивает, в чем дело, а потом взялся сам, грязь нашел, постыдил. Наладили пулемет, попробовали - работает хорошо. "Эх, ты, - говорит, - горе-воин. А, наверное, комсомолец". Совестно стало мне, гляжу в землю. "Ну, ничего, только смотри в другой раз мне не попадайся с грязным оружием". И мне как-то сразу легко и обиды нет, а сам себе думаю - теперь такого у меня не будет, прослежу за оружием".
    В результате успешного наступления советские войска форсировали реку Сан и вступили на многострадальную польскую землю. Много такта, выдержки требовала политическая работа среди местного населения.
    В мае 1944 года Иван Туркенич пишет родным: "На меня командование возложило огромную задачу - организовать посев зерновых на переднем крае. Работа у меня сейчас идет хорошо. Люди пашут, сеют. Посев ведется вручную. Для нас это странно, но здесь люди сеялки и не видели, потому что господарь имеет отдельно по несколько моргив и засевает вручную. С народом беседовать по этим вопросам очень трудно, потому что взгляды на жизнь у них совсем иные, вернее, народ не воспитан в нашем духе и знает только частную собственность и частные интересы. Но мне удается наводить их на путь праведный, и результаты уже хорошие. Кроме того, я часто бываю на переднем крае, "любуюсь природой" и слушаю "музыку...".
    Под мощными ударами нашей армии гитлеровцы, ожесточенно огрызаясь, отходили к своему логову. Жаркие бои разгорелись в районе Жешува.
    Нелегкой ценой давался каждый километр - поредели боевые ряды дивизии. Все работники полиотдела пошли в части. 13 августа, находясь на передовых позициях 206-го стрелкового полка, в одной из трудных схваток Иван Туркенич с возгласом "Комсомольцы, за мной!" поднял в атаку роту бойцов. Гитлеровцы не выдержали дружного натиска пехотинцев и начали отступать. Но на помощь отступающим фашистам подоспели артиллерийские и минометные батареи. Туркенич бежал впереди с зажатой в руках гранатой. Вдруг рядом разорвалась мина. Молодогвардеец упал. Осколок пробил грудь, прошел через сердце. Через сутки Туркенич скончался.
   
    15 АВГУСТА 1944 года политотдел, партийная организация, комсомол, весь личный состав соединения, местные жители хоронили Ивана Туркенича.
    На траурном митинге, как клятва, прозвучали слова его боевого друга, старшего лейтенанта И.В. Соболева: "Туркенич, ты слышишь, как танки идут на запад, - это наши танки, ты слышишь, как пушки идут на запад, - это наши пушки идут на запад, слышишь ли ты, как наша пехота чеканным шагом идет на запад? Дело, начатое тобой, близится к концу. Смерть фашистским захватчикам!".
    Прозвучал салют. На свежий могильный холм поставлен деревянный памятник с надписью: "Здесь похоронен герой-краснодонец, член подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия", старший лейтенант Иван Васильевич Туркенич...".
    Через несколько лет прах Туркенича по решению общественности Жешувского воеводства был перенесен на кладбище советских воинов в городе Жешуве.
    Сорок лет над нашей страшной мирное небо. Плодотворно и творчески трудятся советские люди, готовясь достойно встретить XXVII съезд КПСС. В их числе и коллективы Краснодона, носящие имя командира "Молодой гвардии" политработника Ивана Туркенича: бригады гроз участка N2 шахты "Ореховская", гроз участка N4 шахты "Северная", машинистов электровозов участков ВШТ шахт "Молодогвардейская", имени XXVI съезда КПСС, звено гроз участка N5 шахты имени XXV съезда КПСС и многие другие.
   
    Г.СУББОТИНА,
   заместитель директора музея "Молодая гвардия".
   
   




Здравствуйте, дорогие школьники!
    С уважением к Вам А.П.Дегтяренко.

    Вы, милые детки, просите добавить в Ваш поиск хоть частицу жизни Ивана Туркенича. В слезах с горя пишу Вам то, что я знаю.
    Пошла я добровольно на фронт и в с.Дорохово под Тернополем служила на почте. Пришел на почту Иван Туркенич - кто-то ему сказал, что мы с Ворошиловграда. Тут же познакомились. Он был такой веселый, разговорчивый. Все рассказывал о "Молодой гвардии" и читал брошюру. Часто говорил: "Теперь, девушки, все погоним немца огоньком и вернемся домой. Ох и заживем!". И не дожил, не осуществилась мечта Ивана Туркенича.
    Тот день в 1944 году, который забрал жизнь Вани, мы назвали черным днем. Пером не описать, дорогие детки, как он шел на задание в тот черный день под городком Глуговом. Приехал военторг. А Ване некогда было стоять у военторга. Он дал мне деньги и карточки, чтобы я ему купила подворотнички, погоны и мыло. А сам пошел на задание и все время оборачивался и кричал: "Аня, пойдем со мной, Аня, пойдем я тебя отведу к немцам!". Я ему тоже отвечала, пока его было видно. Можете представить себе как это в лесу сопки песку и крик.
    Я продолжала носить почту и когда зашла в политотдел, где располагался Иван Туркенич, то мне писарь говорит: "Аня, мужа вбито". Я говорю: "Вреш, я вот ему несу покупки и всего полчаса прошло как мы с ним виделись." Но писарь говорит; "Вани нет." (Ваня шутил и шутя называл меня женой).
    Черты его характера были просты. Он общался с солдатами любого ранга, был незаносчив, с лаской мог убедить рассказать, пример привести, из своего опыта кое-что добавить. Его все любили и даже к нему обращались за советами. И он помогал. Некоторые с любовью его называли сынком.
    После демобилизации я ездила в г.Краснодон к родителям. Работала в колхозе, торговле. Сейчас на пенсии. Семья у меня небольшая - четыре человека. Сын в Забайкалье служит пожизненно - он майор. Дочь тоже четыре года была в армии радисткой. Вышла замуж и ушла на гражданку.
    Желаю Вам, дорогие детки, успехов и быть такими, каким был Иван Туркенич, Помогайте слабым и берите пример с передовых. Счастья Вам, детки!
   
   
    С уважением к Вам
    А.П. Дегтяренко
    23 марта 1983 г.
(ИЗ ФОНДА МУЗЕЯ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ N312)

   
   
   

Биография брата Туркенича Ивана Васильевича.

   (Внимание! В нижеприведённом документе сохранён авторский стиль, хотя и не понятно, кто его писал, так как в конце - подписи сразу нескольких родственников Ивана Туркенича)
   
   Родился в 1920 году 15 февраля Воронежской обл., Петропавловского р-на в селе Н. Лиман. Отца происхождения бедного крестьянина с 9 лет пошёл пасти скот, семья очень была большая, недостатки заставляли идти работать, а не учиться, в школу ходил 2 недели. Сейчас малограмотный, с 14 лет пошёл батрачить, по зажиточным кулакам работал в Мащенко, Трофименко и др. Работать приходилось с утра до ночи, а получал 6 руб. в м.ц. Когда женился, ходил на заработки на шахты в Кадевке и Сорокино. В 1921 году в виду большого неурожая хлеба пришлось переехать на рудник Сорокино. Семья уже состояла из отца, матери, сестры Вали, Оли и Вани. И для того чтобы детей своих выучить хотя немного грамоте, такой целью задался отец. Работал на шахте N1 забойщиком, пока его не прибило, перебило позвоночник - это было в 1931 году и его перевели в инвалиды, а теперь по старости пенсионер. Был отец ударник, за хорошую работу ни однократно премировался и даже ударников катали на самолете на одном из торжественных праздников. Сейчас по силе возможности работает на разных работах не покладая рук для нашей любимой родины.
    Мать провела детство в село Дедовка Воронежской обл., работала по найму в помещиках и экономкой Золодай, Харанов и др. Работать приходилось до пота с ранней зари до поздней ночи, а приходилось получать 4-5 руб в м.ц. Её всё время на шахте она проживала в тетки пока и вышла в замуж, а мать приезжала в своё любимое село, где родилась и возросла своих детей.
    Жизнь была очень тяжела, кругом барство и эксплуатация рабочей силы.
    Сын Иван Васильевич, когда приехали в Сорокино ему было один год, когда ему сравнялось 8 лет его отдали учиться в школу, учился очень хорошо. Такой был способный мальчик, что переходил с класса в класс. Кончив семилетку пошёл работать в типографию учеником наборщиком. Он в то время учился в пед рабфаке вечером и своевременно увлекался музыкой. Ходил играть в оркестр, играл на трубе и балалайке, хорошая успеваемость и отзыв в оркестре. В 1938 году немного подготовился и уехал в г. Севастополь в железнодорожный, не бросил музыку, там играл и одно время было что сам руководил оркестром. Когда учился, ему страшно нравилось военное дело, он мечтал о нём.
    В 1940 году с техникума он пошёл в Севастопольское лётное училище. В 1941 году их досрочно выпустили и дали направление в г. Петровск Саратовской обл, Молотов, Свердловск и Самарканд, где в академии выпускал курсантов миномётного дела. В 1942 году не получал от нас ни весточки он подал докладную Генералу арт. армии о том, чтоб послали на Юго-Западный фронт. И ему пришлось защищать г. Галачь где попали в окружение и пришлось работать в клубе актёром клуба им. Ленина. Он в то время работал в Молодой гвардии. Жили в родных все: он, сестра Валя 1913 года, и сестра Оля 1915 года и племянник Вова 1937 г, которого отец защищал Одессу и Севастополь. Очень часто к нему приходили Олег Кошевой, Вася Тюлев, Нина Иванцова, Ольга Иванцова и др. Закроют дверь и что-то говорят.
    Когда был набор в Германию, появились листовки написаны от руки со звездой, призывами молодёжь не ехать и что Красная Армия ещё жива и непобедима даже приводили примеры, где наши войска где сколько захватили трофей.
    Ваня всегда ходил грустный и задумчив все грустил за нашей доблестной армии, если начнем с ним говорит на тему о Красной Армии, что она непобедима и что враг будет разбит, то Ваня говорит, а почему я не там. Мы с ним все уверены что наши доблестные соколы с помощью нас и нашим народом всегда победят кровожадного зверя.
    7-го ноября появились флаги на школе Ворошилова, шахте 2бис и др. немцы и полицаи были злые как собаки, а Ваня с ребятами в восторге и с радостью слушали разговоры, мол как всё это можно сделать. Сняли флаг в клубе наши ребята немецкий и с фашистским знаком, ограбили машины, которые везли немецким солдатам на фронт подарки и обмундирование.
    Когда стали забирать молодёжь Олег Кошевой, Тюленев, Ольга и Нина Иванцова сбежали, и рано утром сестра Тюленева пришла, предупредила Ваню что Вася сбежал, был у них обыск и что Ване необходимо уйти или иметь предосторожность.
    Когда забрали Васю Гукова его сестра тоже пришла и сказала нам, что Васю забрали, уже Ваня прямо с занятия домой пришёл и ушёл из дому в 5 ч вечера, дома не ночевал. В 8 часов или позже приходят сам нач. полиции Суликовский, его помощник Захаров и 2 полицая и начали кричать и грубить, где ваш сын и брат. Кругом смотрели с прожектором в кладовке, под кроватью и ушли. А охрану возле квартиры оставили и в 2 ч. ночи постучали к нам в дверь и вошли 2 полицая под предлогом закурить, а сами как звери смотрят кругом, нет ли его. На утро 7/I 43 года приходит сам Захаров с автоматом, начинает грозить нам, где сын говорите, а не то я, если его увижу где на дороге, сразу застрелю, мы ему говорим, что не знаем, где он и что его нет у нас дома. Ну хорошо как только он мне попадётся, застрелю, - говорит, - как собаку.
    И так ни одного дня не было чтоб полицаи ни приходили и все время угрожали что будет очень плохо, если не найдём вашего сына.
    Даже мой сын или племянник Вани 6 летний мальчик боялся и прислушивался каждого шороха, он говорил, что мама наверное идёт полиция. Приходилось ложиться спать в 6 ч. вечера и вставать в 9 ч. утра. Ваня с 6 по 11 января скрывался в Шеверевке у сотрудницы актрисы клубы им. Ленина Нади Тарариной. Питание доставляла мама и сестра Валя. 11-го января 1943 года он решил идти через линию фронта, пошёл через Б.Суходол, где пришлось во время своего путешествия заболеть сыпным тифом и пролежал в госпитале в Фомино-Светникове и Митякинской станицы в оздоровительном. После всего ему дали направление в штаб армии, в одну гвардейскую часть, где он сейчас находится старшим лейтенантом, его мечты сбылись и теперь защищает нашу родину и нашу независимость от хищных зверей и людоедов, которые замучили и расстреляли тысячи и миллионы невинных людей, и даже младенцев, кровожадный хищник.
    Мы помним незабываемый день 14/II 43 года, когда первые части вступили в Краснодон, весь город оживлён был, народ лучшие наряды свои одевали и встречали наших соколов непобедимых.
    Спасибо Сталину за нашу свободолюбивую жизнь и непобедимую доблестную армию, которую он воспитал.
   
   мать, отец, сестра Оберезовская 4/VII - 43 г.
    РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 331




ПАРТИЙНАЯ РЕКОМЕНДАЦИЯ.

   Я, Соболев Павел Васильевич, член ВКП/б/ с октября месяца 1942 года партийный билет N5030631. Знаю товарища Туркенича Ивана Васильевича с февраля месяца 1944 года. Товарищ Туркенич за время прибывания при политотделе 99 стрелковой Краснознаменной Житомирской дивизии показал себя честным, преданным, исполнительным, свято хранящим боевые традиции славных героев краснодонского комсомола.
   Принимая непосредственное участие в боевых операциях на Проскуровском направлении у селения Мало Молицы, Меджибок в сложных условиях боевой обстановки /сильные танковые контратаки противника/, он показал себя твердым и решительным человеком, готовим в любую минуту отдать жизнь за дело спасения матери-Родины. Товарищ Туркенич много работал с бойцами нового пополнения, сопровождая их на марше, на привалах, а так же и в частях дивизии.
   Исключительно большую работу провел товарищ Туркенич среди комсомола, да и всего личного состава дивизии по рассказу об истории и деятельности лучших людей Ленинского комсомола героях краснодонцах.
   Боевой соратник Олега Кошевого, Ульяны Громовой, Любы Шевцовой и других, Туркенич с исключительной теплотой и правдивостью увлекательно рассказывал о тяжелом жизненном пути краснодонских героев, поднимая в комсомольцах и у всего личного состава наступательный порыв и разжигая в сердцах великую, неутомимую лютую ненависть к немецким оккупантам.
   Товарищ Туркенич безгранично предан партии Ленина и матери-Родине.
   За исключительные услуги перед Родиной по борьбе с немецкими оккупантами товарищ Туркенич награжден орденом Красного Знамени и Партизанской медалью первой степени.
   Товарищ Тукенич вполне достоин быть принятым в члены ВКП/б/.
   
   22 мая 1944 года"
   Подпись.
   
   
   Архив музея "Молодая гвардия",ф.1,д.62б,ед.хр.6571




Открытое письмо Ивана Туркенича к офицерам I гвардейской армии опубликовано в газете "За нашу победу" 2 марта 1944 года.

ПРОСЛАВИМ НАШЕ ЗНАМЯ НОВЫМИ РАТНЫМИ ПОДВИГАМИ.

   Товарищи офицеры! Как вам уже известно, на мою долю в этой войне выпало суровое испытание. Летом 1942 года немцам удалось окружить мое подразделение и я с товарищами оказался во вражеском кольце. Несколько суток без сна и пищи, пытался я вырваться из окружения, но добиться успеха мне тогда не удалось.
   Передо мной встал вопрос: что делать? И я решил: будь, что будет, а спину свою перед немцем гнуть не стану, буду бороться. И вскоре я нашел способ провести в жизнь свое решение. В Краснодоне, где до войны я рос и учился, однажды, идя по улице, я нашел свежее сообщение Совинформбюро, переписанное от руки. Для меня стало ясным, что в городе существует подпольная организация. После долгих поисков я, наконец, напал на ее след. И к радости своей узнал, что руководителями организации являются мои школьные товарищи, из которых самому старшему не было и 20 лет. Организация называлась "Молодая гвардия".
   Борьба с вражеской пропагандой, противодействие немцам во всех их мероприятиях, вооруженная борьба - вот коротко задачи, которые ставила перед собой организация.
   Товарищи, учитывая мой военный опыт, доверили мне руководство боевыми операциями "Молодой гвардии". Таким образом, я в немецком тылу продолжал действовать, как офицер Красной Армии. Я учил молодогвардейцев обращаться с оружием, рассказывал им основные положения наших уставов, насаждал в организации военную дисциплину и порядок, руководил боевыми действиями "Молодой гвардии."
   Я думаю, что в моих действиях нет ничего особенного. Я - советский офицер. И куда бы меня не забросила судьба, в какой бы сложней переплет я не попадал - моя обязанность: бороться против врагов моего народа. Лишь в той мере, в какой мне это удавалось делать, я считал и считаю себя достойным почетного звания советского офицера.
   Борьба ещё не закончена. Впереди жестокие схватки. Я клянусь, сражаясь бок о бок с вами, ничем не запятнать высокого звания, которым меня удостоила моя страна. Всеми своими помыслами и действиями я буду славить боевое знамя нашей части.
   А вас, мои дорогие боевые соратники, я прошу: отомстите немцам за мученическую смерть моих мужественных молодых товарищей из Краснодонской "Молодой гвардии".
   
   Гвардии старший лейтенант
   И.ТУРКЕНИЧ.
   





Cтатья Ивана Туркенича в газету
   "Ворошиловградская правда" от 26 мая 1944 года.

   Дорогие товарищи! Комсомольцы нашего соединения, среди которых немало земляков-ворошиловградцев, с честью выполняют свой долг перед Родиной, отлично выполняют задания командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками.
   Мы с большим вниманием следим за тем, как наши земляки-донбассовцы восстанавливают родные шахты, заводы, колхозы. Дух бессмертной "Молодой гвардии" - в трудовых ваших подвигах, в героических буднях возрождения советской жизни, в нашем повседневном трудном, но благородном деле разгрома ненавистного врага.
   Горячо поздравляю Вас с великим праздником - 25 годовщиной Ленинского комсомола, уверен, что Ворошиловградская комсомолия, давшая нашей Родине десятки Героев Советского Союза таких, как Александр Молодчий, Олег Кошевой... Ульяна Громова, давшая героев трудового фронта таких, как Иван Ланащатенко, Николай Головнев и многих других, высоко и впредь будет нести великое знамя Ленина.
   За новые победы на трудовом фронте!
   Вперед, за полный разгром фашистской Германии!
   С офицерским приветом Иван Туркенич.
   





ПИСЬМО С ФРОНТА ТУРКЕНИЧА

    5.8.1944года.
   
   Здравствуйте, многоуважаемые родители папа, мама, сестрицы Оля, Валя и племянничек Вовочка.
   В первых строках своего письма спешу сообщить вам о том, что я пока жив и здоров, чего и вам от души желаю. Живу хорошо. Работаю на новом месте с неновыми трудностями. Во-первых, все время в движении и в боях. Так что условия не позволяют работать без трудностей. Во- вторых, на новом участке работы я только осваиваюсь. Но работа yжe идет на полный ход.
   Сейчас, как вам известно, мы наступаем. Успехи отличные, из сводок сами видите. Верно, чем ближе подходим к логову, занятому немчурою, тем он крепче начинает огрызаться. Но мы укрощать его умеем и выходит у нас неплохо. Здесь, где мы находимся, я встретил много такого, о чем я только в книгах читал. Верно. Мы находимся в Польше. А здесь, известно, живут своим обычаем. Здесь можно встретить помещиков, их работников. Впрочем, не такая жизнь, как у нас, в какое-то недоразумение...
   
   Архив музея "Молодая гвардия",ф.1,д.62,ед.хр.1273
   




Александр Ужанов
"К 85-летию со дня рождения Ивана Васильевича Туркенича"

Есть много имен на свете,
   С которыми люди Земли
   Сквозь череду столетий
   Свой образ светлый несли!
   
   Есть образ святой у России,
   Есть имя, которым устлана
   История, славянская мрия,
   И мудрость - она от Ивана!
   
   Родство прославляя от века-
   Купель материнского знака,
   Иван - торжество Человека,
   Иван - вечный зов Зодиака!

   
    Александр Ужанов
   
   

Газета "На боевом посту" от 19.10.1990 года. г. Москва
ЗАЧЕМ? Размышления по поводу одного Указа.

   "За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, присвоить звание Героя Советского Союза (посмертно): .... Туркеничу Ивану Васильевичу - капитану".
   Москва, Кремль. 5 мая 1990 года. /Из Указа Президента Союза Советских Социалистических Республик/.
   
   "Ну и зачем Вам все это, товарищ капитан?" - просто и довольно жестко прозвучал вопрос одного из солдат, прервав мой рассказ о судьбе представления Ивана Туркенича к званию Героя Советского Союза. Обескураженный неожиданным вопросом, в приливе далеко не лучших чувств, в упор взглянул на рядового. А солдат, не испытав ничего, подобного смятению и неловкости, спокойно продолжил: "Ну и что изменится с появлением еще одного героя? Этот Указ Президента, которому вы так рады, он ведь большинству людей безразличен, понимаете?"
   Не по себе как-то стало от этих слов... Еще раз окинул взглядом, увы, бесстрастные лица собеседников, военных водителей, по чьим мозолистым рукам только что ходили дорогие мне фотографии, газеты, письма, в которых - вся жизнь одного из советских Иванов...А еще жизнь тех, кто долгие годы отстаивал перед будущим правду о прошлом, изо всех сил стараясь добиться справедливости. Неужели все это для того, чтобы потом с болью в сердце выслушивать подобные вопросы... И тоже от Иванов, только других, хотя и советских, но родства своего не помнящих! А ведь лет пять тому назад этой идеей - добиться, наконец, признания Родиной своего сына-героя, горели сверстники моих нынешних собеседников, курсанты Житомирского высшего училища радиоэлектроники ПВО имени Ленинского комсомола...
   Шел 1985 год. Вместе с заведующей музеем боевой славы училища Евгенией Анатольевной Носковой офицеры, курсанты и солдаты ВУЗа возобновили работу, начатую лет двадцать тому назад, по увековечению памяти отважного командира подпольной комсомольской организации г.Краснодона "Молодая гвардия", предвоенного выпускника в то время Севастопольского училища зенитной артиллерии, Ивана Туркенича.
   Что двигало нами тогда? Ведь подвиги И.Туркенича были уже оценены в годы Великой Отечественной войны - двумя орденами и медалями. Да и после войны его имя не забывалось в народе, особенно среди личного состава его родного училища, сменившего после войны дислокацию на украинский город Житомир. Но было нечто недосказанное, скрытое, что всякий раз давало о себе знать, когда из любопытства посетители музея училища спрашивали: "А почему все-таки Туркенич не Герой Советского Союза?" И в таких случаях экскурсовод Е.А.Носкова переживала нелепую ошибку прошлого.
   ... Август 1942 года. Тяжелые, упорные бои с наседающим врагом на Сталинградском фронте в районе реки Чир. Подразделение, в котором воевал Туркенич, получило приказ: "Стоять насмерть". Отважный командир и его товарищи приказ выполнили. Пушки стреляли до последнего снаряда. Упал тяжело раненный артиллерист. Очнулся и увидел рядом гитлеровцев. Подталкивая автоматами, они подвели его к колонне пленных. Когда фашистский офицер дал команду трогаться, Туркенич, сделав шаг вперед, упал. Немецкий лейтенант подошел к нему, не спеша извлек из кобуры пистолет и хладнокровно выстрелил.
   К счастью, не добил фашист Ивана. Полуживого его подобрала в поле казачка и вскоре выходила. Встав на ноги, Туркенич пытался перейти линию фронта. Это ему не удалось. Тогда окольными путями он возвращается в родной городок Краснодон. Вскоре связывается с подпольем и становится командиром молодежной организации. Много подвигов совершено "Молодой гвардией" под руководством опытного боевого офицера. Пятеро молодогвардейцев удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Только не было в списке представления к этой награде И.Туркенича.
   Чудом избежав ареста, Туркенич выполняет приказ руководства покинуть город. Уже будучи командиром партизанского отряда, он планирует освободить товарищей из застенков гестапо. Но мученическая смерть юных подпольщиков опередила помощь. Вместе с частями 99-й Житомирской орденов Красного Знамени и Суворова I степени стрелковой дивизии Туркенич дошел до польского города Глогув...
   Начальник 473 артиллерийского полка дивизии, проживающий ныне в Витебской области, К.П.Овчинников, бывший в близких отношениях с Туркеничем, вспоминает: "Южная Польша. Части нашей дивизии на сутки встали на отдых. Но в атаку пошли власовцы, пехота отступила. Пришел приказ - всем офицерам убыть в роты. Атаку все же мы отбили. Но по телефону сообщили - смертельно ранен наш Иван. Несколько часов он еще жил накалом боя. Хрипел и что-то говорил, стонал... И вдруг затих. Накрыли мы героя. А я заплакал и фуражку снял..."
   Посмертно начальник политотдела дивизии полковник Елисеев представляет 29 августа 1944 года своего помощника по работе среди комсомольцев к званию Героя Советского Союза: "В боях за Тернополь, в боях на Золотниковском плацдарме, при прорыве обороны противника на Львовском направлении Иван Туркенич всегда был там, где было самое опасное место и где требовалась поддержка и организация людей. В боях на подступах к реке Вислока при отражении особо опасной контратаки противника И.Туркенич сражался в боевых порядках 206 стрелкового полка. Погиб, воодушевляя людей".
   Четыре месяца по штабам бродили документы, и все же чья-то властная рука сумела их отклонить... Теперь хорошо понятно, сколь роковую роль в отказе на представление сыграла вписанная в личное дело Туркеича строчка: "Был в плену, выходил из окружения". Приказом по 60-й армии от 30 декабря 1944 года И.Туркенич награжден орденом Отечественной войны I степени.
   Уже после войны трудящиеся города Глогува установят на его могиле семиметровый памятник из местного камня, выбив на нем текст на польском и русском языках: "Герою "Молодой гвардии" Ивану Туркеничу 1920-1944 граждане Жешувской области". А в 1965 году, впервые после окончания войны, командование Житомирского военного училища отправит в Главное управление кадров Министерства обороны СССР представление о присвоении выпускнику звания Героя Советского Союза. Но это первое послевоенное представление, как, впрочем, и ряд последующих, постигла одна и та же участь, "отказать".
   Четверть века понадобилось для того, чтобы справедливость наконец восторжествовала. Указом Президента от 5 мая нынешнего года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками капитану И.В.Туркеничу присвоено в числе пятнадцати звание Героя Советского Союза.
   Не скрою, много чувств пережил, прочтя в газете сообщение. Радость и горечь слились воедино. С чувствами этими, дополненными памятными документами, пришел в одно из солдатских подразделений, попросил у замполита время, отведенное для политзанятия. Вот только на вопрос "А зачем вам все это?" я не смог тогда ответить, уж слишком больно стало на душе. Но не дает он мне покоя...Чего же больше в нем воплотилось - утраченной веры в прежние идеалы, исторического нигилизма или не по годам убийственной иронии?
   Чудес не бывает на свете, доброту творят конкретные люди, с верой в справедливость, надеждой на победу разума, любовью к своему Отечеству и его достойным сыновьям. Это они - заведующая музеем Житомирского училища Е.А.Носкова, председатель совета музея подполковник Юрий Мезенцев, комсомольские работники офицеры Игорь Липатов и Игорь Сащук, руководитель патриотической группы "Поиск" курсант Сергей Фриз, руководитель туристического клуба училища Владимир Мочалов долгое время не давали себе и другим покоя... И куда только не ездили, в какие инстанции ни обращались. Больше везло, конечно, на хороших людей. В их числе назову члена бюро ЦК ВЛКСМ Александра Зинченко. Два года тому назад я перешагнул порог его, тогда секретаря ЦК ЛКСМ Украины кабинета. Поделился наболевшим. Честно говоря, не рассчитывал на помощь, которая вскоре пришла. В училище состоялось выездное заседание редакции газеты "Комсомольское знамя", на котором было обсуждено и принято, а впоследствии опубликовано, обращение в Президиум Верховного Совета СССР о награждении И.Туркенича Золотой Звездой Героя Советского Союза. Сотни и сотни подписей стоят под этим обращением.
   Здорово помогла в формировании общественного мнения радиопередача "Герои комсомола. Иван Туркенич", подготовленная сотрудником редакции республиканского радио "Молодая гвардия" Жанной Деминой. Живое участие в благородном деле приняли руководитель аппарата особой комиссии ЦК ВЛКСМ Сергей Кречетов и тогдашний помощник начальника Политуправления Войск ПВО по комсомольской работе подполковник Виктор Двуреченских, посетившее училище в году 70-летия ВЛКСМ.
   Встретился с Сергеем Владимировичем Кречетовым уже после выхода указа, поделился с ним радостью. "А ведь уверенности у меня не было", - сказал он в разговоре, - что решение состоится. Сомневалась в этом и Людмила Швецова, заведующая наградным отделом Президиума Верховного Совета СССР, которой я передал ваше обращение..." Не было уверенности и у нас, и все жили лишь надеждой, которая, как известно, умирает в человеке последней. Как же счастливы те люди, долгожданные надежды которых сбываются!
   Спустя два года накануне юбилея Великой Победы в училище раздался звонок. Наградной отдел Министерства обороны СССР запросил подтверждающие документы. Так завершился долгий путь Ивана Туркенича к заслуженной награде Родины.
   Послесловие.
   
   Есть у нас глубокая традиция - делать на земле памятные отметки, в камне ли, металле. У полесского села Раковичи, что на Житомирщине, стоят в километре друг от друга два памятных знака: один в граните, венчающем исскуственный холм, другой в металле, ржавеющем на ветру, со скромной пятиконечной звездой на верхушке. На обоих высечены слова. На граните - "Здесь с 18 на 19 декабря 1943 года вел пулеметный огонь начальник политотдела 18 армии Л.И.Брежнев", на металле - "Участнику боя за село Раковичи".
   Знал ли Л.И.Брежнев, открывая в Киеве монумент Победы, что отмечено на земле полесской место, где он лежал за пулеметом? Знал, не мог об этом не знать. И мог ли подумать Туркенич в далеком декабре 43-го о том, что к месту, с которого прямой наводкой из артиллерийского орудия он уничтожил три фашистских "тигра" придут курсанты его родного училища, одержимые поиском справедливости и положат цветы?.. Едва ли. Однако по их просьбе сельский Совет назовет поле, в котором пролегала передовая 99-й стрелковой дивизии, его именем. Ивановым полем.
   1727 человеческих сердец перестали биться в Ивановом поле. Следопыты училища и средней школы №22 после продолжительных исследований восстановили происходящие здесь события, эпизод отчаянной дуэли Туркенича с фашистскими танками, впоследствии описанный в газете "Красная звезда" за 6 мая 1990 года. Этот подвиг вошел в содержание последнего представления. Подвиг бойцов дивизии было решено запечатлеть в образе Ивана Туркенича. К разработке проекта памятника подключилась группа архитекторов, состоялся конкурс на лучший эскиз, областным правлением Общества охраны памятников истории и культуры выделены денежные средства, в горкоме комсомола открыт счет добровольных пожертвований. Но дело так и не доведено до конца.
   А пока... на Украине по-прежнему стоят друг возле друга два памятных знака: один в нетленном граните, другой - в дешевом металле.

   

капитан Александр Ужанов
   

Газета "Красная звезда" за 15 февраля 2005 года.
    ИВАНОВО ПОЛЕ

   Имя Ивана Васильевича Туркенича, командира молодежной подпольной организации Краснодона "Молодая гвардия", выпускника предвоенных лет Севастопольского училища зенитной артиллерии, уникально уже хотя бы потому, что за свою короткую, но такую яркую жизнь и после своей гибели он не единожды представлялся к званию Героя Советского Союза. Сегодня, 15 февраля, ему могло бы исполниться 85 лет...
    В августе 42-го шли тяжелейшие бои с наседающим врагом на Сталинградском направлении в районе реки Чир. Подразделение, в котором воевал недавний выпускник артучилища лейтенант Иван Туркенич, получило приказ: "Стоять насмерть!" И он был выполнен: пушки стреляли до последнего снаряда. Ивана тяжело ранило, присыпало землей. Когда очнулся, увидел гитлеровцев. Затем были лагерь смерти и дерзкий побег. Туркенич пытался перейти линию фронта. Это ему не удалось. Тогда окольными путями он возвратился в родной Краснодон, где вскоре связался с подпольем. Учитывая его боевой опыт, товарищи избрали Ивана командиром молодежной организации. Авторитет 22-летнего Туркенича среди подпольщиков был непререкаем. В организации он ввел воинскую дисциплину, учил обращаться с оружием, маскироваться. По всем правилам военного дела разрабатывал боевые операции, сам был непосредственным участником многих из них: разгрома вражеских автомашин, освобождения военнопленных из Волченского лагеря и Первомайской больницы, казни полицейских. Думается, нет необходимости подробно говорить о подвигах краснодонцев - о них сказано и написано немало. Им посвящена известная книга А.А. Фадеева "Молодая гвардия", которую в советское время изучали в школе. В этом романе правда и вымысел тесно переплелись. Главный руководитель "Молодой гвардии" - ее командир, офицер Советской Армии Иван Туркенич с легкой руки Фадеева оказался как бы не у дел. О нем автор упоминает лишь мимоходом. Логика писателя-соцреалиста понятна: побывавший в немецком плену не может быть героем. Очевидная нелепость: рядовые члены-молодогвардейцы - Герои, а командир - нет. Когда начались аресты "Молодой гвардии", Туркенич сумел чудом избежать ареста, незаметно скрыться, перешел линию фронта. Начались бесконечные допросы в "Смерше". Когда все прояснилось, его направили в действующую армию. Он так и не узнал, что в представлении военного совета Юго-Западного фронта молодогвардейцев к высшим званиям он значился под № 1... Дальнейший боевой путь командира "Молодой гвардии" проходил в составе 99-й стрелковой Житомирской Краснознаменной дивизии в должности помощника начальника штаба 473-го артполка, а затем помощника начальника политотдела дивизии по комсомолу, он прошел суровыми фронтовыми дорогами через города и веси Запорожья, Днепропетровска, Сум, Чернигова, Киева и Житомира. В районе села Раковичи Радомышльского района Житомирской области в декабре 1943 года Иван Туркенич совершил один из своих многочисленных фронтовых подвигов, заменив погибший орудийный расчет и уничтожив три фашистских "тигра". Спустя полвека то самое место, где когда-то стояло орудие, было доподлинно установлено военными историками и следопытами Войск ПВО страны, увековечено силами сельского совета, СШ № 22 г. Житомира и личного состава Житомирского гарнизона. Узаконено и название той легендарной местности - Ивановым полем оно зовется и по сей день... Установлен там и скромный металлический знак с пятиконечной звездой - память о Туркениче. И вот о чем нельзя не сказать. До недавнего времени в том поле на житомирской земле буквально в километре от отчаянной дуэли возвышался мемориал, выстроенный в одном из юбилейных победных годов в честь генсека Леонида Ильича Брежнева, на котором золотом была высечено: "Здесь с 18 по 19 декабря 1943 года вел пулеметный огонь член военного совета 18-й армии Л.И. Брежнев". То ли времена изменились, то ли нужда заставила, но предприимчивым фермерам продан тот самый земельный участок, где по роковому стечению обстоятельств свела судьба после смерти в единое соседство одного из русских богатырей - Ивана и руководителя, увы, уже ушедшей в историю мировой державы. Но факт остается фактом: скромный обелиск в честь краснодонского Ивана отстояли люди как священную память о войне и продолжают поклоняться тому героическому месту по христианским житейским традициям. Равно как правда и то, что, поддавшись предпринимательскому зуду, не дрогнула рука "новых украинцев", когда сравнивали они с землей легендарный блиндаж, где отличился в годы войны Леонид Ильич. Такова вот суровая жизненная правда... А что Туркенич? После кровопролитных боев на Житомирщине он с честью прошел по Львовщине и после форсирования реки Сан вместе с советскими войсками вступил на многострадальную польскую землю. Особо тяжелые бои развернулись в первой половине августа 1944 года в районе города Жешува. 14 августа в один из критических моментов боя Иван Туркенич поднял в атаку роту бойцов 206- го полка. Враг (по одной из версий, в сражении участвовали власовцы) открыл бешеный огонь по наступающим. Рядом с Туркеничем взорвалась мина, осколок пробил ему грудь... Похоронили Туркенича в польском городке Глогув, а после войны прах его был перезахоронен в городе Жешув. Забегая вперед, скажем, что на его могиле установлен 7-метровой памятник с надписью на польском и русском языках: "Герою Советского Союза, герою "Молодой гвардии" Ивану Туркеничу 1920-1944 гг.. Граждане Жешувской области". В том же 44-м командование дивизии представило посмертно Ивана Туркенича к званию Герой Советского Союза. Четыре месяца ходили по разным инстанциям документы, но чья-то властная рука отклонила их. Теперь хорошо понятно, сколь роковую роль здесь сыграла вписанная в личное дело Туркенича строчка: "Был в окружении". Приказом по 60-й армии Туркенич посмертно был награжден лишь орденом Отечественной войны I степени. Тем не менее это была не последняя попытка воздать должное памяти бесстрашного офицера- артиллериста. Через двадцать лет после окончания войны командование его родного Житомирского военного училища ПВО (в послевоенные годы оно было передислоцировано из Севастополя) отправило в Главное управление кадров Минобороны СССР представление о присвоении своему выпускнику звания Героя. Но это представление постигла та же участь, что и предыдущие, - "отказать". Однако этот безжалостный вердикт не охладил головы энтузиастов-житомирцев. Им потребовалось еще долгих 25 (!) лет, чтобы восторжествовала справедливость. Следует назвать фамилии заведующей народного музея боевой славы военного вуза Евгении Носковой, председателя музейного совета Юрия Мезенцева, руководителей патриотической группы "Поиск" Сергея Фриза, турклуба училища Владимира Мочалова, корреспондента киевской радиостанции "Молодая гвардия" Жанны Деминой, житомирского учителя-историка Александра Субботина, а еще первого заместителя мэра Москвы Людмилы Швецовой (в те времена руководителя наградного отдела Президиума Верховного Совета СССР), Николая Тимошенко, Валентины Собчук, Натальи Литвиненко, Сергея Кречетова и Виктора Двуреченского, занимающих ныне высокие государственные посты в Украине и России, многих-многих других офицеров и курсантов, которые по крупицам собирали свидетельства тех, кто знал и воевал рядом с Иваном Туркеничем, а также архивные материалы и документы. Их труд - назидание потомкам о том, что память о героях нетленна! Обращение в Президиум Верховного Совета СССР, под которым стояло несколько тысяч подписей, наконец-то было услышано. 5 мая 1990 года - через 45 лет после Победы - президент СССР подписал указ о присвоении звания Герой Советского Союза (посмертно) капитану Туркеничу Ивану Васильевичу. ...На траурных мероприятиях, посвященных 60-летию освобождения лагеря смерти Освенцим, президент Польши А. Квасьневский поблагодарил в лице Президента России Владимира Путина всех советских воинов, принявших участие в освобождении Польши от гитлеровских захватчиков. Среди 600 тысяч (!) павших на польской земле наших солдат и офицеров есть и бесстрашный руководитель краснодонского подполья Герой Советского Союза Иван Туркенич, чье имя выбито на века в граните.

   
   

"И на подвиг благословила"
(Из книги Галины Плиско
"Матери Молодогвардейцев")

   Давно ушла из жизни мать командира "Молодой гвардии" Ивана Туркенича Феона Ивановна, и рассказать о ней, о ее жизни может только один человек - ее внук В. И. Березовский.
   Владимир Иванович - коренной краснодонец. Здесь родился, вырос. И вот уже более 30 лет работает на шахте имени XXV съезда КПСС заместителем начальника участка, который носит имя И. Туркенича.
   Мы рассматриваем с ним старые фотографии, Владимир Иванович рассказывает:
   - Это дядя Ваня с группой участников духового оркестра. А это с сестрой Ольгой, моей матерью. Они были очень дружны. Когда дядя приехал из Севастопольского училища, бабушка настояла, чтобы они сфотографировались вместе на память. Мама ненадолго пережила брата - и тридцати двух не было... Уже после войны, в 1946-м, умерла мамина сестра Валентина.
   Не мог пережить гибели сына и смерти двух дочерей Василий Игнатьевич - похоронила его Феона Ивановна. Осталась с семилетним внуком Володей, заменив ему и мать, и отца. Позже определила его в специальное горно-техническое училище, куда брали детей- сирот, чьи отцы не вернулись с войны. К бабушке приезжал мальчик на летние каникулы и всегда был согрет любовью и лаской. Они часто говорили о Ване. И в рассказах Феоны Ивановны возникал образ цельной героической личности. Дядя стал для Володи его совестью, он - племянник героя, командира "Молодой гвардии" - старался быть достойным этого родства.
   И еще одним главным человеком в его жизни была бабушка. Став старше, Владимир часто искал для себя ответ: где она брала силы, чтобы вынести столько горя, как не сломилась душой?
   
   В 1921 году, когда Ване исполнился год, Туркеничи из села Новолиман Воронежской области переехали в Донбасс. Пригласил их сюда родной брат Феоны Ивановны - С. И. Шабельский. С 1915 года работал Степан Иванович на одной из шахт Сорокинского рудника. В первую империалистическую войну был призван на действительную службу. Там и свела его доля с большевиками. В 1916 году С. И. Шабельский становится членом РСДРП. В годы гражданской войны - он политкомиссар 4-го кавалерийского полка 5-й кавалерийской бригады Богучарской дивизии - той самой, которая принимала участие в освобождении Сорокинского рудника от белоказачьих банд. В одном из писем к сестре Шабельсий писал: "Много еще у нас врагов, и бороться с ними непросто. Но вот закончится гражданская, восстановим наши разрушенные шахты, и какая хорошая жизнь начнется! Наши дети будут жить по-другому".
   Феона Ивановна глубоко уважала и любила своего брата. И часто бывало, когда Ваня подрос, стал пионером, мать рассказывала ему о боевой молодости дяди Степана. Семья Шабельских к тому времени переехала в г. Богучары Воронежской области. Жизнь этого человека стала для Вани символом преданности пролетарскому делу, стойкости коммуниста. С ярким и доходчивым материнским словом входила в душу подростка романтика революционной бури, обрастая живой плотью.
   В июле 1944 года Иван Туркенич узнал от матери о геройской смерти Степана Ивановича. Оставленный для подпольной работы во время оккупации Воронежской области, он был схвачен и после зверских пыток расстрелян фашистами в декабре 1942 года. Семья Шабельских 16 июля 1944 года получила письмо от Вани. В нем были его фронтовой фото-снимок с теплой надписью и такие строчки: "За смерть своего любимого дяди Степана я жестоко отомщу фашистам".
   Больше всего любила рассказывать Феона Ивановна о том, как за отличную учебу Ваня был награжден путевкой в "Артек".
   - Пусть едет, раз заслужил,- коротко сказал отец Василий Игнатьевич. А Феона Ивановна забеспокоилась: впервые Ваня уезжал так далеко. Возвратился он через месяц загоревший и какой-то весь искрящийся. Все соседи с улицы Пролетарской Диктатуры пришли посмотреть на Ваню. Сверкая глазами, он восхищенно рассказывал о Черном море, о захватывающих экскурсиях по Крыму и особенно о белокрылых чайках.
   ...Чайки, белокрылые, стремительные, и сегодня парят над "Артеком". Там, где на мемориальном камне сверкают золотом имена героев-артековцев: Рубен Ибаррури, Володя Дубинин, Ваня Туркенич...
   Воскресный день 22 июня 41 года Феона Ивановна помнила, сколько жила. Он начался для матери . с приятных хлопот. Пришла Ольга с мужем и пятилетним Володей. Всей семьей сели в саду за стол. Стукнула калиткой молоденькая почтальонша. Феона Ивановна тут же поспешила ей навстречу.
   - От Вани, читай скорее,- протянула она Ольге конверт, подписанный аккуратным сыновним почерком.
   Письмо было из Севастополя, где Ваня учился в училище зенитной артиллерии. С присущим ему юмором описывал он дни учебы, сообщил, что успешно овладевает воинской профессией.
   Вести были приятные, все оживились, а Феона Ивановна все же горестно вздохнула.
   - Да что вы, мама, расстраиваетесь! - заговорила Ольга.- Вот приедет скоро Ваня в отпуск в военной форме, все краснодонские девчата потеряют покой. Он же у нас такой видный...
   Ольга щебетала что-то еще, а потом вдруг замолкла, увидев заходящего во двор соседа - старого проходчика, коммуниста, работавшего на одной из шахт Краснодона. Повернулись разом к нему и все остальные. Всегда приветливый, добродушный сосед на сей раз даже не взглянул ни на кого, тяжело оперся о край стола и, глядя куда-то невидящими глазами, хрипло произнес:
   - Радио включите. Война началась.
   Матери показалось, что свет, еще минуту назад заливавший двор, сразу померк. И первой же мыслью, пришедшей к ней после оцепенения, была мысль об Иване. Какой будет его судьба? И покатились дни, недели, месяцы, полные тревог. Где он? Что с ним?
   Она теперь подолгу простаивала у ворот госпиталя, куда стали поступать раненые, напряженно всматривалась в измученные болью лица, замирая над забинтованными солдатами, казавшимися ей чем-то похожими на Ваню. За несколько дней до того, как в Краснодон вошли гитлеровцы, незнакомый молоденький лейтенант передал Туркеничам коротенькое, наспех нацарапанное карандашом письмо. В нем Ваня сообщал, что жив, здоров, бьет врага, просил о нем не беспокоиться.
   Фашисты уже хозяйничали в Краснодоне, когда в одну из августовских ночей в окошко дома Туркеничей кто-то осторожно постучал. Феона Ивановна первой кинулась к двери: так стучал в окно только Ваня. И она не ошиблась.
   Худой, с запавшими щеками, в гимнастерке, покрытой бурыми пятнами. Правая рука подвязана на груди заскорузлым бинтом. Припав к сыну в беззвучном плаче, мать тут же спохватилась. Старыми платками тщательно занавесила окна, остерегаясь, чтобы свет коптилки не проник в щели: по улице ходили вражеские солдаты, полицейские. Кто знает, чего было больше в той неожиданной встрече родителей с сыном: радости или горечи. Пока мать грела воду, обмывала и кормила Ваню, Василий Игнатьевич тяжело и сосредоточенно молчал, опустив на колени большие свои руки. О том, что произошло с Иваном, родители, его сестры узнали на второй день.
   В одной из ожесточенных схваток под Ростовом батарея, которой командовал Туркенич, получила приказ: стоять насмерть. И артиллеристы выполнили его: пушки стреляли до последнего снаряда. Иван, раненный в правое плечо, попал в окружение. Несколько дней бродил он по оккупированной территории, намереваясь выйти к своим. Но у самой линии фронта его схватили, обессиленного от голода и потери крови, бросили в лагерь близ станции Суровикино.
   Туркенич решил бежать. Когда военнопленных перегоняли в другой лагерь, Иван, превозмогая боль, "бросился с крутого обрыва вниз, в заросли терновника. Он не слышал выстрелов конвойных, ударившись головой об острый камень, потерял сознание. Когда очнулся, понял - перейти фронт ему не под силу. Нужно добираться в родной город..
   - Ну вот я и дома,- закончил Ваня свой рассказ. Вытирали глаза Валя и Ольга, не переставая курил Василий Игнатьевич. Феона Ивановна первой нарушила молчание:
   - Что же дальше будет, Ванюша? В городе тебя каждый знает - комсомолец, офицер.
   - Пока немного наберусь сил, а там дело покажет,- ответил сын.
   Около двух недель Иван даже на улицу не выходил.
   Плечо заживало медленно, рана гноилась. Феона Ивановна раздобыла целебные травы и с их помощью стала лечить сына. Наступил день, когда Ваня смог выйти в город. Он ушел рано утром, и Феона Ивановна с вечера не находила себе места. Попросила Василия Игнатьевича поговорить с Ваней.
   - Ты же отец, слушал он тебя всегда.
   - Сам решит, что ему делать,- отрезал старший Туркенич.- Тысячи матерей сейчас сыновей выглядывают...
   Ваня ходил как туча. Чутьем, интуицией Феона Ивановна понимала, что ноющая рана не главная причина его плохого настроения. Что-то скорбное, жесткое появилось в его красивом лице, всегда добродушном, будто светящемся. Иван не знал, что делается на фронте, что стало с его боевыми друзьями, и чувствовал себя непривычно одиноким, беспомощным. Своими мыслями делился с матерью, с отцом: - Фашисты гуляют по городу как хозяева. Хоть бы кого-то из знакомых хлопцев встретить. Ведь не все эвакуировались.
   Иван был уверен, что в Краснодоне действует подполье. Подорванная на дороге машина с фашистами, рукописные листовки, о которых ему рассказали сестры. Он стал настойчиво искать единомышленников. В своем отчете "Дни подполья", написанном в июле 1943 года, командир "Молодой гвардии": писал: "В один из сентябрьских дней ко мне подошел Анатолий Ковалев и попросил патефонные пластинки на вечер... В назначенное время я их принес. Он завел разговор о прошлом, коснулся содержания листовок, делал предположения о том, кто их мог выпускать. И вдруг спрашивает: "А что, Ванюша, хотел бы ты быть с ними?" Я, конечно, сразу же сказал, что ищу их. Он говорит: "В таком случае завтра будешь иметь свидание с одним из них". На следующий день я встретился с Виктором Третьякевичем, который частично посвятил меня в подпольную работу. Рассказал, что листовки - дело их рук. После этого он пригласил меня для встречи с товарищами. Свидание, на котором присутствовали Олег Кошевой, Ваня Земнухов, Виктор Третьякевич, Вася Левашов, Георгий Арутюнянц, Сергей Тюленин, состоялось на следующий день. Здесь я узнал, что организация, имеет радиоприемник. Познакомили меня с ранее выпущенными листовками. Было решено создать штаб организации. По предложению Сергея Тюленина мы решили назвать свою организацию "Молодая гвардия".
   Феона Ивановна и Василий Игнатьевич узнали о "Молодой гвардии" только тогда, когда в Краснодоне начались аресты. Они могли только догадываться, что их сын не сидит сложа руки. Частые отлучки по ночам, после которых Ваня возвращался смертельно усталый, в грязи, настораживали мать. Но на ее предостережения он отвечал спокойно:
   - Только не волнуйтесь, мама. Вы же знаете, на плохое я не пойду и стыдиться вам за меня не придется.
   Однажды Феоне Ивановне удалось случайно услышать разговор пришедших к Ване ребят.
   Первомайская группа предлагает серьезное дело, - мать узнала голос Ивана Земнухова.- В поселковой больнице разместили пленных красноармейцев...
   - Сколько их? - быстро спросил Ваня.
   - Человек двадцать. Их разместили только на ну ночь, а завтра погонят дальше.
   Какое-то время в комнате молчали, потом прозвучал твердый голос Ивана:
   - Собирайте первомайских ребят. Нужно смотреть все вокруг. В три часа ночи всем быть месте с оружием.
   Опасения за жизнь сына и одновременно чувство гордости за его мужество овладели матерью. Она поняла, что товарищи слушают Ивана как старшего, как командира, подчиняются ему.
   Ваня с Иваном Земнуховым и Толей Поповым вышли из горницы. Сын сказал:
   - Не дожидайтесь меня, мама. Мы с ребятами пойдем пластинки послушать.
   Мать молча кивнула в знак согласия, только стиснула под передником потяжелевшие руки.
   Позже, когда Ваня устроился работать в городской клуб имени Горького, его ночные отлучки участились. и теперь уже Феона Ивановна не сомневалась: ребята действуют. Увидев 7 Ноября на школе красный флаг, сказала об этом сыну. Он сразу посуровел: - Пусть фашисты знают: наш Краснодон не сдался.
   
   Когда в городе начались аресты, Ваня сказал родителям о том, что решил перейти линию фронта. Они прощались, и мать с ужасом думала одну думу: доведется ли еще увидеться? Судьба пощадила. ее, подарив еще одну встречу с сыном. В конце марта с частью, освобождавшей город, Иван опять прибыл в Краснодон.
   Получив разрешение командования, бросился к родному дому. Валя, увидевшая брата через окно, кинулась ему навстречу.
   Феона Ивановна невидящими глазами смотрела на сына, повторяя как заклинание:
   - Живой, живой. Родной ты мой.
   Иван рассказал о том, как темной ночью перешел Донец, как прятался в заснеженном кустарнике, чуть не замерз.
   - Воюю в артиллерии, звание старшего лейтенанта присвоили,- сообщил Ваня родным.
   Узнав о том, как погибли его товарищи, почернел лицом.
   - Пока я не сквитаюсь с этим зверьем за смерть товарищей, мне жизни не будет.
   Вместе с Ольгой Ваня отправился в центр города. Он стоял возле свежей еще могилы молодогвардейцев, суровый и подтянутый, и снежинки таяли на его обожженной боями шинели. Он возвратился в Краснодон как освободитель, чтобы встретиться с ними, а приходилось прощаться навеки.
   - Прощайте, друзья! Прощай, Кашук любимый! Прощайте, Люба, Ульяна милая, прощай! Слышишь ли ты меня, Сергей Тюленин? Ты, Ваня Земнухов? Слышите ли вы меня, други мои? Пока видят мои глаза, пока бьется сердце в моей груди, клянусь мстить за вас до последнего вздоха, до последней капли крови. Я не сниму этой солдатской шинели, пока последний немец как оккупант, вступивший на нашу землю, не будет уничтожен.
   
   С фронта Иван писал родным часто. В марте 1944-го Туркеничи получили очередную весточку. Вместе с письмом, исписанным бисерным почерком, конверте была армейская газета 1-го Украинского фронта "За нашу победу!", напечатавшая письмо И. Туркенича ко всем офицерам армии, в котором он призывал мстить врагам за мученическую смерть его друзей по подполью. Здесь же был и отчет командира "Молодой гвардии" о бессмертных делах краснодонцев.
   Позже он писал: "Сейчас нахожусь в распоряжении политотдела. Выступаю с беседами, воспоминаниями о боевых делах своих товарищей. Солдаты слушают с интересом, волнением, и каждая встреча с ними превращается в своеобразный митинг, на котором фронтовая молодежь клянется отомстить гитлеровцам за все". Как о большом событии в своей жизни написал Иван о том, что 27 мая 1944 года его приняли в члены партии.
   
   ...Известие о Ваниной гибели сначала показалось Феоне Ивановне невероятным - так отчетливо еще видела она каждую черточку дорогого лица, казалось,; чувствовала под руками шероховатое сукно его шинели, слышала голос. Потом слегла. И временами, теряя чувство реальности, бросалась на каждый стук в дверь, истово надеясь, что произошла ошибка и почтальон принесет в дом очередное Ванино письмо.
   Судьба отняла у нее сначала Ваню, потом Ольгу и Валентину, Василия Игнатьевича... Володе порою: казалось, что Феона Ивановна смотрит и на него, единственного близкого ей человека, стеклянными невидящими глазами, оцепеневшая от горя и отчаяния.
   Как родного встретила Феона Ивановна однополчанина Вани Героя Советского Союза Семена Прокофьевича Серых. Они провели вместе несколько часов, посетили музей "Молодая гвардия". Серых рассказал подробно о том, как погиб Ваня. Случилось это в окрестностях польского города Жешува в августе 44-го. Наши войска успешно форсировали Вислу и захватили на ее западном берегу удобный плацдарм. Днем и ночью шли там ожесточенные бои. 13 августа, выполняя задание, Туркенич прибыл в одно из подразделений. Во время налета фашистской авиации осколком вражеского снаряда Туркенич был ранен в грудь. Его срочно доставили в медсанбат. Двенадцать часов врачи боролись за его жизнь. Но все их усилия оказались напрасными: не приходя в сознание, командир "Молодой гвардии" скончался.
   Его хоронили 15 августа во второй половине дня. Проститься с Туркеничем прибыли представители всех подразделений дивизии. Замерли возле гроба часовые, в скорбном молчании склонили головы воины. Когда траурная процессия тронулась по направлению к Жешуву, бойцы несли его боевые награды - орден Красного Знамени и медаль "Партизану Отечественной войны". Пришли на центральную площадь Жешува с цветами местные жители. Состоялся траурный митинг.
   - Туркенич! Ты слышишь, как танки идут на запад? Это наши танки! Ты слышишь грохот орудий? Это наши танки, наша пехота,- говорил старший лейтенант Соболев.- Жизнь твоя - подвиг, и мы сквитаемся за нее с врагом. Победа будет за нами!
   Прозвучал салют. И на центральной площади Жешува поднялся памятник, покрытый живыми цветами, на нем надпись:
   
   Герою "Молодой гвардии"
   Ивану Туркеничу -
   граждане Жешува
   1920- 1944
   
   Его именем в Жешуве названа улица. До самых последних дней Феона Ивановна получала письма из братской Польши.
   Вместе с Радием Юркиным Феона Ивановна съездила в Воронежскую область, где на родине Вани был открыт ему памятник. А в доме она бережно сохраняла уголок сына: его книги, старые тетради, кое-что из одежды. Мать командира "Молодой гвардии" часто приглашали в музей. Если могла собраться с силами, то приходила, рассказывала о сыне, которого вырастила смелым, честным и на подвиг благословила.



"Запись беседы с И.В. Туркеничем"


    [г. Москва]
   
   4 ноября 1943 г.
   
    Я пришел в эту организацию в то время, когда она, уже действовала. Как только я пришел, то сразу же познакомился с ребятами, хотя и до этого я их уже знал, но как подпольщиков еще не знал. Потом они открыли мне свою тайну и я вошел в эту организацию. Меня сразу же приняли в штаб. Назначили меня командиром отряда.
   В основном наша работа заключалась в агитационной деятельности, вели всякого рода агитацию, выпускали и распространяли листовки. Например, напишем листовку, потом на заседании штаба утверждаем ее содержание, потом раздаем ребятам для размножения, а на утро их расклеивали. Кроме расклеивания, забрасывали листовки в скважины, в приоткрытые двери.
   Из рассказов товарищей, которые принимали участие в формировании этой организации, видно, что ребята все понимали, что надо работать. В основном много работали Олег Кошевой и Ваня Земнухов.
   В отношении Олега Кошевого я скажу, что это инициативный парень. Через некоторое время он был у нас поставлен, комиссаром отряда.
   Скажу в отношении работы организации. Как мы проводили операции? Прежде чем провести то или иное мероприятие {вопрос] ставился на заседании штаба, и уже потом решение штаба выполнялось. Разрабатывались планы. Давались указания.
   Наиболее активными деятелями в работе нашей организации считались Уля Громова, Люба Шевцова, Толя Попов, Сергей Тюленин, Олег Кошевой и Ваня Земнухов - который считался как сыщик-разведчик. Он вел и конспирацию. Под его руководством следили за отдельными людьми, как например, за полицией. Если на заседании штаба решали принять в организацию того или иного товарища, то потом Ваня Земнухов подбирал человека и поручал ему следить за втягиваемым и только после этого мы уже втягивали его к себе в организацию.
   В отношении комсомольских билетов. На заседании штаба мы решили ввести комсомольские билеты по предложению Олега и выдать их членам организации. И вручив их, потребовать настоящей работы от своих членов организации. Поручили Осьмухину отпечатать, что и было сделано.
   Сначала нас была маленькая группа, потом мы расширили ее. Мы рассчитывали на то, чтобы связаться с одним из действующих партизанских отрядов и часть ребят вывести как партизан, с помощью чего облегчить наше расширение и обогащение. Но это нам не удалось, а поэтому мы продолжали работу и на месте в более стесненной обстановке проводили эти мероприятия.
   Какая связь была у нас и с кем? Во-первых, у нас была связь с так называемым "Данило". У него была связным Оля Иванцова. Только через нее мы имели связь с ним. Ни Олег, ни я его никогда не видели и сами с ним не могли добиться личной связи. Так что о "Даниле" мы знаем только со слов Оли Иванцовой. Была и еще связь с "Андреем", тоже из этого же штаба, но и его ни Олег, ни я тоже никогда не видели. Они давали по нашей просьбе нам указания в отношении наших товарищей, чтобы перевести их в один из партизанских отрядов. В частности было указание - отобрать наиболее надежных людей, не более 15 человек, из всей группы, которых они направят в один из действующих партизанских отрядов. Нами все было отработано и отобраны люди для ухода и для оставления в городе - для проведения начатой нами работы. Но "Данило" и "Андрей" после полной нашей подготовки это указание отменили. Чем сильно подорвали авторитет штаба.
   Со слов Оли Иванцовой я знал, что якобы этот "Данило" имел звание генерал-майора. Оля Иванцова говорила, что видела его лично, и она авторитетно заявляла, что он действительно генерал- майор.
   Однажды Оля ("Оксана") пошла к "Даниле" на свиданье, и после этого нам пришлось собирать деньги для того, чтобы выкупить ее из полиции.
   Ни "Данила", ни "Андрей" у нас ни разу не были, мы у них тоже, а поэтому друг друга не знаем. Однажды "Данила" Олегу назначил свидание, но оно не состоялось.
   Как мы распространяли листовки? Вот, допустим, выпускаем мы ту или иную листовку. Мы заранее узнавали на какую тему необходимо выпустить листовку. Вот, например, проходит мобилизация в Германию. Через знакомых ребят на бирже мы узнавали, в каком именно районе завтра будет проходить мобилизация. И вот в этот район на следующий лень забрасывались листовки о том, чтобы люди уходили в села, избегали угона в Германию. Распространять эти листовки приходилось, как говорят, рассчитывая на "ловкость рук и никакого мошенства". Больше всего, конечно, ночью. Известно, что ночью без пропусков ходить не разрешалось, полиция вылавливала всех прохожих ночью, но мы все-таки ухитрялись. Зачастую сталкивались с полицейскими. Уже заранее видно, когда ты можешь столкнуться с полицейским, поэтому зайдешь в ворота, а когда он к тебе подойдет и спросит - почему ты на улице, то скажешь ему, что просто вышел из дома. Переодевались и их форму и т.п.
   Когда был доклад товарища Сталина о 25-й годовщине Октября, то мы выпустили множество листовок. Доклад прослушали по радио и по этому докладу написали листовки, в которых рассказали о содержании доклада.
   На октябрьские дни мы решили вывесить флаги. На заседании штаба мы разобрали кому какой район поручить для вывешивания флагов. Выбросили мы флаги в ряде районов. Под новый год мы унесли из [комнаты] дирекциона фашистский флаг. Непосредственно флаг унес Сергей Тюленин, на это давал ему я и Олег Кошевой. Брали этот флаг очень просто: во время картины зашли в клуб, а перед концом Сергей залег под лавку. Когда сторож, принимая зал, зашел в одну из комнат, в этот момент Сергей снял флаг и перенес к Кошевым.
   Мы готовили нападение на дирекцион, но это дело у нас сорвалось. У немцев было указание - за одного убитого немца расстреливать 50 чел. мирного населения, а за одного убито: о румына - 20 чел. мирного населения. Как раз на новый год немцы в дирекционе решили устроить вечер. Туда собралось много немецких подхалимов, а также было не менее 50 самих немцев. Мы решили взорвать дирекцион и забросать гранатами. Операцией по подготовке взрыва конкретно руководил Машков. Мы выделяли туда людей. Нам была поставлена задача - в 8-00 вывести всех своих людей оттуда, так как наши там тоже были, а потом произвести взрыв. Но потом эту операцию отменили. Об отмене этой операции поступило указание свыше. В частности, нам его передала Оля - "Оксана". Она же получила это указание от "Данилы", под предлогом, что, якобы, нам за это по голове дадут, что мы можем погубить много мирного населения, а кроме того, там, якобы, были члены партии из других организаций и проводили свою работу, дескать, вы их не знаете, а поэтому вывести не сможете и таким образом они могут погибнуть. Вот такую установку мы получили от "Оксаны", полученную ею, якобы, от "Данилы" и "Андрея". Вот таким образом операция была остановлена. Кроме того, "Данила" же отменил наш уход в партизанский отряд.
   Вопрос: Кто уполномочивал Иванцову быть связной между "Данилой" и организацией?
   Олег Кошевой связался с ней как уже со связной "Данила".
    "Вопрос: "Каково ваше мнение об Иванцовой?
   Мое мнение такое, что она очень много говорит.
   Вопрос: Каковы были отношения Иванцовой с Машковым?
   Об их отношениях я ничего не могу сказать. Неплохие были отношения у Иванцовой с Олегом Кошевым.
   Была у нас одна паника, это когда почти все ребята из группы получили повестки для отправки в Германию. Третьякевич и Земнухов говорили, что нужно отсюда уходить, взять всех своих товарищей и таким образом покончить с деятельностью организации в районе Краснодон. Я и Олег утверждали, что на эти повестки не надо обращать внимания, так как уход, как таковой, немыслим. Мы утверждали, что нужно остаться, продолжать работу, а по повесткам просто не являться, к тому же поджечь биржу. К счастью, у немцев с этими повестками работа была поставлена неважно и если нам поджечь биржу, то они их просто забудут. Этим временем части товарищей устроиться (для отвода глаз) на работу и продолжать свою деятельность. А также уход мы считали немыслимым, немыслимым потому что у нас не было ничего подготовлено. Да и уходить особенно некуда было, так как ближайшие леса расположены там, где нет никаких объектов для подрывной деятельности. Следовательно, мы могли оказаться просто без дела, да и продовольствия у нас не было.
   Вопрос: Как уходил народ от немцев, когда стали разоблачать организацию?
   Когда начали немцы арестовывать, то в первую очередь они наметили арестовать Лопухова, Арутюнянца, Машкова, Земнухова, Тюленина, Кошевого и некоторых других. Некоторые ребята, в частности, Тюленин, Кошевой, Лопухов, Арутюнянц. я и еще некоторые быстро были предупреждены и скрылись. Верно, это для нас была внезапность. Полиция не успевала прийти, как все предупрежденные уже ускальзывали от них. Оля. Нина Иванцовы, Сергей Тюленин, Олег Кошевой, Валя Борц пошли, по предложению Оли, с тем, чтобы перейти линию фронта. Они пошли через Донец, но потом, подходя к линии фронта, подверглись большой опасности и им пришлось вернуться назад. Сергей Тюленин все-таки чуть позже перешел фронт, но когда он пошел и разведку, то попал под обстрел, где был ранен и пленен. Уйдя от немцев, и раненым не в состоянии перейти фронта, вернулся домой, где и попал в полицию.
   Меня предупредили об этом в театре. Мне сказали о том, что меня должны арестовать. Предупредила меня об этом одна девушка, некая Люба Карасева. Она же узнала об этом от своей подруги, которая работала в полиции машинисткой, а поэтому она знала весь список, кого должны арестовать. (Сейчас эту Любу выселили оттуда за то, что она проводила время с одним из немцев). Когда она меня предупредила, то я сразу же вышел из клуба, прибежал домой, переоделся и только успел выйти, как за мной пришла полиция.
   Я ушел сразу на окраину, был я сначала у Валентины Харитоновой, это одна актриса, потом был у Мяличкиной, одним словом, скрывался у своих товарищей, но, конечно, не объяснял им в чем дело. Так я скрывался пять дней. В это время я держал связь с Соповой, потому что часть ребят уже забрали, а часть ушла, её же не трогали. Через нее я хотел выручить ребят, хотел подготовить налет на полицию, хотя бы панику поднять. Через Сопову же я хотел связаться с одним из партизанских отрядов, так как она говорила, что знает действующий отряд и его командира. Но в то время этот отряд куда-то уходил и через день-два должен был вернуться. Однако, на пятый день жандармы напали на мой след и я вынужден был перейти фронт.
   Вопрос: Знаете ли вы о том, как над товарищами издевались?
   Об издевательствах над ребятами я знаю только из рассказов других.
   Вопрос: Не знаете ли вы о том, что Шевцову оставляли по заданию, или ее вовлекли в организацию ?
   По-моему, Шевцова была вовлечена в организацию. Был у меня разговор с Олегом Кошевым в отношении того, кто оставлен по специальному заданию. В частности, он говорил о Васе Левашове.
   Вопрос: Можете ли вы что-нибудь сказать о Третьякевиче?
    Третьякевич был у нас одно время комиссаром. Вообще Третьякевич представляет из себя серьезного, толкового товарища, работал он неплохо, но были у него личные счеты с Олегом из-за должности. Но это, конечно, пустяки. Мы его вообще ценили, как товарища, верили ему. На одном из заседаний, на котором были я, Олег, Оля Иванцова, Нина Иванцова и Земнухов, Оля нам от имени "Данилы" передала, что якобы Третьякевича надо опасаться. По сведениям, которые, якобы, были у "Данилы", Третьякевич был в Ворошиловградской группе и, якобы, из-за него эта группа распалась. Как товарищ он был инициативный, работал ничего, особенно за ним ничего не замечали. Что в последствии с ним было сказать не могу.
   Вопрос: Что вы можете рассказать о предателях организации?
   Я могу сказать о Почепцове Геннадии. Вообще Геннадий в Краснодоне жил давно. Работал ничего, мы ему доверяли, инициативный был, но в конце он стал клонить не туда, куда надо. У него появились недовольства, стал клеветать на членов штаба. В частности на Олега. Из членов штаба он знал Олега Кошевого, Земнухова, Третьякевича. Меня он тоже знал, но не знал как командира. Это я так предполагаю.
   Вопрос: Знаете ли вы что-нибудь о Громове?
   О Громове я ничего не знаю.
   Вопрос: Вы Кизикова знаете ?
   Не знаю.
   Вопрос: Кто из родителей членов организации знал о существовании этой организации ?
   Знала об этом Кошевая, потому что у нее на квартире мы часто собирались, она нас несколько раз предупреждала об осторожности. Вела она себя неплохо, помогала нам. Только один случай был, это когда мы принесли флаг из клуба к ней на квартиру, то она сказала нам - унести его скорей отсюда.
   Кроме того, знали о нашей организации родители Арутюнянца, потому что у них в квартире мы тоже собирались. Они нам даже способствовали в этом, как например, в одной комнате мы заседали, конечно, с патефоном, с соответствующей обстановкой, а в другой комнате у окна мать стирала и в то же время следила не идет ли кто, а на дворе стоял отец и строгал, в то же время тоже смотрел не идет ли кто. Как раз в этот момент разносили повестки для отправки в Германию. Когда они заметили, что незнакомец приближается к их дому, то они нас сейчас же предупредили об этом и мы немедленно, как говорится, сменили пластинку..
   Кроме того, по-моему, косвенно знали об этом родители Тюленина, но они обо всем не знали. В отношении матери Тюленина я ничего не могу сказать.
   Вопрос: Сейчас в Краснодоне очень много находится людей, которые претендуют на то, чтобы их считали членами организации. Знаете ли вы кого из этих людей?
   Таких людей я почти не знаю. Если считать таких, как Козырева, которая тоже претендует на это, то в отношении ее я могу сказать только то, что у нее была пишущая машинка. Олег, кажется, с ней проводил время. Когда он узнал, что, якобы, у ее дяди есть пишущая машинка, то он просил ее принести машинку ему для того, чтобы печатать песенки и стихи. Но просьбу его она не выполнила.
   Вопрос: Согласны ли вы с награждением членов организации. Как по вашему - правильно наградили товарищей?
   Конечно, правильно и наградили хорошо. Вот только упустили Гукова и Левашова В., их можно сказать обидели. Верно, Гуков молодой член нашей организации и в самих действиях не участвовал, не успел еще.
   Вопрос: Куда делись новогодние подарки немцев, которые вы забрали в машине, кому пошли эти подарки ?
   Эти подарки первое время сохранялись у Машкова на квартире, часть из них мы роздали, когда же начались аресты, то полиция забрала остатки.
   Вопрос: Под чьим руководством проводилась операции в отношении побоя скота ?
   Мы давали указание, говорили, как надо это делать, но сами лично не участвовали. Выполняли операцию другие по моему указанию. В частности Тюленин.
   Вопрос: Что вы можете сказать о Жукове?
   Как такового, я его никогда не знал, никаких указаний не получал. Но вот когда я приехал в Краснодон [после} освобождения, то оказывается он там славится как начальник партизанского отряда "Молодая гвардия". Он даже подписал мне справку, как командир партизанских отрядов Краснодонского и других районов717.
   РГАСПИ. Ф. М-1. Oп. 53. Д. 343. Л.:. 4-13.

   
   
   
   

ЧЕЛОВЕК БОЛЬШОГО СЕРДЦА

Из воспоминаний Героя Советского Союза майора С. П. Серых о гибели командира "Молодой гвардии" Ивана Туркенича

   Вблизи Глогува 14 августа 1944 года погиб смертью храбрых старший лейтенант Советской Армии Иван Туркенич, одни из героев "Молодой гвардии".
   В августе 1944 года в окрестностях Жешува и недалеко от Вислы происходили упорные бои. Враг всеми силами старался задержать наступление советских войск, которые упорно, шаг за шагом, с жестокими боями шли вперед, освобождая братский народ из-под ига гитлеровских фашистов.
   В одном из этих боев был смертельно ранен офицер Советской Армии старший лейтенант Иван Туркенич.
   ...Жители Глогува, наверно, помнят, как мы входили в местечко.
   Приветствовали нас цветами. А мы везли на повозке тяжелораненого офицера. Преклонного возраста крестьянин, увидев смертельно бледное лицо молодого героя, вытер рукавом слезы...
   Когда мы хоронили Туркенича, собрались все жители Глогува. Прогремел последний залп. На могиле выросла гора живых цветов и венков.
   Тяжело нам было прощаться со своим товарищем и руководителем. Нашу глубокую печаль разделяли с нами и жители местечка.
   Они хорошо понимали, что от фашистского ига освободит их только Советская Армия. Поэтому, чем могли, помогали уничтожать фашистов и в минуты опасности оказывали помощь нашим солдатам...
   ...Иван Туркенич служил в нашей части с того времени, как ему удалось перейти фронт и попасть в действующие части Советской Армии.
   Во время боевых походов мы с ним подружились. Это был человек большого сердца, решительный, волевой. Его уважали и офицеры, и солдаты.
   В жестоких освободительных боях на Украине и во время освобождения польских городов Ярославля, Жешува, Дембпц и других населенных пунктов Туркенич проявил военное мастерство, небывалую отвагу и выносливость.
   Часто рассказывал он о героических подвигах молодежной организации Краснодона.
   Его рассказы звали бойцов к новым подвигам за счастье и свободу Родины.
   Этот пламенный патриот, горячо любивший Коммунистическую партию Советского Союза, отдал жизнь за свободу своей Родины н свободу братского польского народа.
   Враги вырвали из наших рядов Ивана Туркенича и других героев, но слава их не умерла.
   Имя Ивана Туркенича и других героев вечно будет жить в наших сердцах. {1}
   
    14 августа 1954 года.
   
   
   
   

КЛЯТВА

командира "Молодой гвардии" И. Туркенича на могиле своих боевых друзей 15 марта 1943 года

   Прощайте, друзья! Прощай, Кашук любимый! Прощай, Люба, Ульяна, милая, прощай! Слышишь ли ты меня, Сергей Тюленин, и ты, Ваня Земнухов? Слышите ли вы меня, други мои? Вечным непробудным сном почили вы. Мы не забудем вас! Пока видят мои глаза, пока бьется в моей груди сердце, клянусь мстить за вас до последнего вздоха, до последней капли крови! Я не сниму этой солдатской шинели до тех пор, пока последний немец как оккупант, вступивший на пашу землю, не будет уничтожен! Ваши имена будет чтить и вечно помнить великая наша страна. {2}
   
   
   
   
   
   

В первичную парторганизацию
   управления 99-й стрелковой Житомирской
   Краснознаменной дивизии от кандидата ЫШ(6)
   Туркенича Ивана Васильевича

ЗАЯВЛЕНИЕ {3}

   Питая беспредельную ненавистъ к немецким поработителям и стремление быстрейшего разгрома ненавистного врага всем прогрессивным человечеством, прошу первичную парторганизацию принять меня в члены ВКП(б), так как я свою судьбу хочу связать с жизнью нашей большевистской партии. И, не считаясь ни с чем, я готов на любые лишения и, если потребуется, отдать свою жизнь для полной победы над врагом.
   (Туркенич).
   
    27.5.44 года.
   Архив Министерства Обороны СССР, ф. 99, он. 284965, д. 15, л. L
   
   
   
   
   
   


    И В А Н
   Т У Р К Е Н И Ч

    И для тебя, и для меня
   Он сделал все, что мог.
   Себя в бою не пожалел,
   Но Родину сберег.
   
   Эти слова выбиты на памятнике
   погибшим выпускникам
   Севастопольского училища
   зенитной артиллерии.

У К А З
   
   Президента Союза Советских Социалистических Республик
   о присвоении звания Героя Советского Союза
   активным участникам Великой Отечественной войны
   1941 - 1945 годов

    За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашисткими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, присвоить звание Героя Советского Союза (посмертно):
    Туркеничу Ивану Васильевичу - капитану.
   Президент Союза Советских
   Социалистических Республик
   М.Горбачев
   
   5 мая 1990 года, Москва
   
   
   
   
   
   

"ЗА ЗАСЛУГИ ПЕРЕД РОДИНОЙ..."

    Заслуги перед Родиной... Награды Родины... Всегда ли эти понятия совпадают? Всегда ли оценки адекватны?
    Жизнь не дает однозначных ответов, особенно если это касается военного времени. Да, в результате неполной информации или из идеологических соображений были допущены ошибки, неточности, искажения. Многое диктовалось жесткими законами, по которым тогда жила страна и которым подчинялись все без исключения граждане. Но задача государства и общества как раз и заключается в том, чтобы в последующие годы восстановить истину, отдать должное каждому, заслужившему благодарность за участие в минувшей войне. Поэтому радует и новое имя ранее не известного воина, появившееся на обелиске братской могилы, и запоздавшая награда, и неравнодушие ныне живущих в Украине людей, помнящих провозглашенный когда-то очень гуманный лозунг: "Никто не забыт, и ничто не забыто".
    Очень важно, следуя этой прекрасной цели, не оставлять без внимания этическую сторону проблемы. Строить новое, укладывая кирпичик к кирпичику, а не один вместо другого, как мы уже привыкли это делать.
    Не все так просто и в истории "Молодой гвардии", если говорить о награждении молодогвардейцев.
    Материалы о подпольщиках собирались, казалось, очень тщательно, устанавливались лица, причастные к борьбе, составлялись списки рекомендованных к награждению. Однако досадных ошибок, и не только в фамилиях, именах, отчествах, избежать не удалось. Анатолий Лопухов, например, отмечен медалью "Партизану Отечественной войны" 1-ой степени в списках "зверски замученных" подпольщиков ( в то время он находился в действующей армии). Не награжденными оказались Василий Левашов, Виктор Третьякевич, Василий Гуков, Надежда Петрачкова, Юрий Полянский, Анатолий Ковалев, Василий (Мефодиевич) Борисов. Причины были разные. Но спустя годы мы можем говорить о них лишь предположительно, ибо истинные мотивы остались "За кадром".
    Василий (Мефодиевич) Борисов ушел из Краснодона, когда начались аресты. Погиб осенью 1943 года, будучи участником Новоград-Волынского подполья на Житомирщине. Анатолий Ковалев бежал с места казни от шурфа шахты № 5 и, через несколько дней, опасаясь преследований, покинул город. Впоследствии пропал без вести. Не имея достаточных сведений о судьбе этих юношей, комиссия в списки их не включила. Дезориентировало, по-видимому, и то, что в организации было два Василия Борисова.
    Следуя "народной" молве, Юрия Полянского из поселка Краснодона обошли из-за сестры Серафимы, обвиненной в сотрудничестве с оккупантами. И хотя очень скоро выяснилось непричастность Серафимы, недоразумения в отношении Юрия не устранены до сегодняшнего дня.
    Не были отмечены наградами Василий Гуков и Надежда Петрачкова, что с нашей точки зрения, вообще не объяснимо.
    Несправедливо обошлись с Виктором Третьякевичем, большего заслуживал Иван Туркенич. В их биографиях как раз и были те "проколы", о которых уже сказано выше и в которых их участники менее всего виновны. Виктора обвинили в предательстве, Ивана - косвенно в том, что остался в живых.
    Неоднократные апелляции в высшие государственные инстанции лишь частично увенчались успехом, остальные ждут еще своего решения.
   
   
    ***
   
    Легких судеб, как правило, не бывает. Разве что по-разному можно оценивать их превратности. Разумный человек не станет жаловаться на невезение, причислять себя к разряду неудачников. Наоборот, он непременно будет искать выход из затруднительного, а, возможно, даже тупикового положения. И найдет его, достигнет цели, и предстанет перед окружающими уверенным, удачливым. Ему еще позавидуют.
    Таким был Иван Туркенич.
    Дважды в своей короткой жизни (а век его недолог - всего 24 с половиной года) он избежал смерти. Первый раз - летом 1942 года, когда в ожесточенных боях на Дону понес тяжелые потери 614 истребительно-противотанковый артполк, помощником начальника штаба которого был в то время лейтенант Туркенич. Часть попала в окружение, выходили группами или в одиночку.
    "Несколько дней бродил по занятой немцами территории с одной мыслью: во что бы то ни стало прорваться к своим. Но мне не повезло. У линии фронта немцы схватили меня и под стражей доставили в лагерь военнопленных" (И. Туркенич). Пять дней и ночей "страшного лагеря", а на шестой, когда пленных перегоняли на новое место ( в сторону Суровыкино Ростовской области), Туркенич бежал. "От голода и усталости я совершенно обессилел. Теперь уже нечего было и думать о переходе через фронт". Решил пробираться в Краснодон, который был, казалось, рядом, "пожить у родных, окрепнуть, а там будет видно, как действовать дальше". В Краснодоне он стал участником подполья, и не рядовым, а командиром "Молодой гвардии".
    "В этом городе меня многие знали, здесь я рос и учился, вступил в комсомол. Но никто не донес немцам о скрывающемся советском офицере".
    Во второй раз трагические события разворачивались в январе 1943 года, когда прошли первые аресты. Штаб "Молодой гвардии" на экстренном заседании принял решение: всем покинуть город, немедленно скрыться. Приказ передать на места.
    "Аресты...начались так внезапно, - писал Туркенич, - что сильно морально подействовало на наших товарищей. Взять в руки руководство и организацию ухода группами из пределов Краснодона не было возможности". Поэтому каждый действовал на свой страх и риск: уходили в одиночку или по несколько человек, кто-то прятался неподалеку. К большому сожалению, были и такие, кто, недооценив опасность или проявив нерешительность, упустили время (сказалось все же психологическая неподготовленность к такому рискованному делу, как подпольная борьба с коварным и сильным врагом). В ночь с 4-го на 5-е января начались повальные обыски, облавы, аресты. В результате, большинство патриотов, в том числе и многие из тех, кто в нале сумел скрыться, оказалось в тюрьме.
    Ивану Туркеничу, как и немногим другим молодогвардейцам, повезло больше. Едва он покинул родной дом, как туда нагрянула полиция. Несколько дней Ваня скрывался в разных местах города, в основном на окраине. Поддерживал связь через Аню Сопову с теми, кто еще находился в городе. Желая выручить ребят из тюрьмы, он "хотел подготовить налет на полицию, хотя бы поднять панику" (из беседы И. Туркенича в ЦК ВЛКСМ 4.11.43 г.). Однако, когда полиция напала на его след, он вынужден был уйти из города. Двигался в сторону линии фронта к Северскому Донцу, оттуда отчетливо была слышна артиллерийская канонада.
    К концу января 1943 года он находился уже в воинской части, проходил проверку на установление личности и лояльность действий в период с августа 1942 по январь 1943 гг. В разных документах Центрального архива Министерства обороны (г. Подольск Московской области) И.В. Туркенич значится командиром минометной батареи 163 гвардейского стрелкового полка то с января, то с февраля 1943 года. В автобиографии он пишет, что "в феврале по болезни лежал в госпитале" и "с февраля сражался на фронте".
    Таким образом, даже в соответствии с суровыми законами военного времени, в биографии И. Туркенича преступных действий не обнаружено. А если учесть, что уже в апреле 1943 года он получил звание старшего лейтенанта и был переведен на должность помощника начальника штаба 473 артполка 99 стрелковой дивизии, то можно предположить, что доверие к этому честному боевому офицеру было полностью восстановлено.
    Что же касается доверия к Туркеничу, как к командиру "Молодой гвардии", то здесь были некоторые нюансы. В докладной записке А.В. Торицына, возглавившего в 1943 году спецкомиссию ЦК ВЛКСМ, отмечена роль Туркенича как руководителя, однако в списках представленных к награждению фамилия отсутствует, а далее значится: вызвать в Москву членов "Молодой гвардии" Ивана Туркенича и Георгия Арутюнянца. В докладной же записке секретаря ЦК ВЛКСМ Н.Романова на имя Сталина, Маленкова, Щербакова, Хрущева вносится предложение: "Командира "Молодой гвардии" Туркенича Ивана Васильевича, находящегося в настоящее время в рядах Действующей Красной Армии, наградить орденом Ленина".
    И все же "изъяны" в личном деле ("остался в живых") сыграли свою негативную роль: на высшую или самую высокую награду он "не тянул", а был удостоен ордена Красного Знамени и медали "Партизану Отечественной войны" 1-ой степени.
    Нам, краснодонцам, родственникам молодогвардейцев, сотрудникам музея "Молодая гвардия", такое решение тех далеких военных лет казалось необъективным. Поэтому общественность, руководство Краснодона и Луганской области неоднократно обращались с ходатайством о присвоении И.Туркеничу звания Героя Советского Союза посмертно.
    А сам Туркенич считал награду вполне достойной. Для него важнее было другое - честное исполнение своего гражданского и воинского долга. Он участвовал в боевых действиях дивизии, которая, переформировавшись в Ворошиловградской области, прошла с боями почти всю Украину, вышла к польской границе. В июне 1944 года Туркенич стал членом ВКП(б). С июля назначен помощником начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев.
    Шли тяжелые бои на территории Польши. Маленькое местечко Глогув стало последним в послужном списке гвардии старшего лейтенанта И. Туркенича. Как политработник он находился непосредственно на передовых позициях 206-го стрелкового полка, где положение было наиболее угрожающим. 13 августа получил тяжелое ранение и через сутки, не приходя в сознание, скончался.
    Хоронили его с почестями, с залпами орудий. Однополчане говорили теплые слова об этом очень мужественном и добром человеке, воине, гражданине. Политотдел и командование дивизии направило представление к награде - высшей в стране - званию Героя Советского Союза. В наградном листе подписи о согласии поставили начальник политотдела 60 армии, и, наконец, последняя запись: "Приказом войскам 60 армии № 0235/н от 30.12.1944 года Иван Туркенич награжден орденом Отечественной войны 1 степени".
    Попытку пересмотреть данное решение предпринимало в послевоенные годы командование Житомирское высшего училища радиоэлектроники ПВО (бывшее Севастопольское училище зенитной артиллерии, которое в 1941 году закончил Туркенич). Вопрос этот поднимался даже на ХХIV съезде ЛКСМ Украины, однако, как писал в музей помощник начальника политотдела училища по комсомолу капитан А. Ужанов, "патриотическому порыву не придали должного внимания". А из Главного Управления кадров Министерства обороны СССР пришел ответ, что "за одно и то же дважды не награждают".
    И все-таки справедливость в отношении И. Туркенича, командира "Молодой гвардии", офицера Советской Армии, восторжествовала. 5 мая 1990 года, в канун 45-летия Великой Победы, вышел указ Президента СССР о присвоении капитану Туркеничу Ивану Васильевичу звания Героя Советского Союза посмертно.
    Вручить награду прибыли в Краснодон генерал-полковник Борис Громов, в то время командующий Киевским военным округом. Торжества состоялись в зале Славы музея "Молодая гвардия". Грамоту Президента, орденскую книжку с указанием наград - орден Ленина и медаль "Золотая звезда" - принял близкий родственник (племянник) Владимир Березовский.
    Да, запоздали награды, задержались и воинские звания. О некоторых из них остался в неведении и сам Туркенич. Только спустя десятилетия, в результате исследовательской работы в военных архивах, выяснилось, что приказ о присвоении звания "старшей лейтенант" был подписан еще 5 мая 1942 года, т.е. после окончания курсов командиров минометных батарей при артиллерийской Академии им. Дзержинского, которая находилась тогда в Самарканде. Знал ли об этом Туркенич? По-видимому, о приказе знал. Но получил ли документ (удостоверение личности) на руки, остается загадкой, потому что в начале 1943 года прибывший в воинскую часть Туркенич именуется "лейтенантом", а в апреле, как мы уже говорили, ему присвоено звание старшего лейтенанта. Присвоено вновь или восстановлено - на этот вопрос пока еще нет ответа.
    Если внимательно проследить служебные распоряжения о Туркениче (а подобное, вероятно, происходило и с другими военнослужащими), становится очевидным, как велика протяженность во времени от представления до окончательного решения. Примеров, кажется, достаточно. Но вот еще один. Приказом войскам I-го Украинского Фронта по личному составу № 0769 от 6 октября 1944 года Туркеничу присвоено новое звание - звание капитан. Причем, указана его предыдущая должность - помощник начальника штаба артполка. Выходит, документ оформлялся не менее полугода и пришел с опозданием: после гибели героя прошло уже два месяца. Но такова действительность. И сегодня мы не судим ее, а лишь констатируем факт, чтобы лучше понять, каким настоящим человеком, без учета наград и званий, был наш краснодонский Герой. И большое счастье, что всенародное признание и слава пришли к нему все же вовремя, еще при жизни.

   
   
   
   
   

"ИЗ ОТЧЕТА И. ТУРКЕНИЧА
   ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ ВЛКСМ"

    В августе я прибыл в Краснодон... узнав о листовках, стал искать тайных писателей листовок. Но вопреки моим желаниям, они опередили меня, и вот в один прекрасный августовский день подходит ко мне Анатолий Ковалев (подосланный от группы) и спрашивает у меня на вечер патефонных пластинок. Я не отказываю. Он просил меня принести их именно в тот день и время, когда в театре никого не бывает. В назначенное время и день я приношу пластинки на место встречи. Он уже ожидал меня там. Конечно, пластинки он принял и заводит разговор о вечере, вспоминает прошлое. Коснулись и содержания листовок. Я в свою очередь со вниманием ловлю его на словах (ведь всякий человек может затеять этот разговор). Потом незаметно для себя мы начали вместе вести разговор, предполагая, кто может выпускать их. И вдруг он говорит: "А что, хотел бы ты быть с ними?" Я, конечно, дал слово, что ищу такую. Он говорит: "В таком случае завтра, в такое-то время будешь иметь свидание с одним из представителей. Он все объяснит". На следующий день я имел свидание с Виктором Третьякевичем, который меня частично посвятил в работу. Объяснил, что листовки - это дело их рук. После этого он меня пригласил на свидание с товарищами. Свидание проходило на следующий же день, где присутствовали Олег Кошевой, Ваня Земнухов, Виктор Третьякевич, Вася Левашов, Георгий Арутюнянц. Здесь я более подробно узнаю о том, что имеется радиостанция, и что ребята решили создать более обширную группу. Знакомят меня с ранее выпущенными листовками.
    ... Мы решили создать штаб руководства. Наметили кандидатуры, в число которых вошли: Олег, я, Третьякевич, Тюленин, Земнухов и Левашов (впоследствии Шевцова и Громова)... На этом первом заседании мы решили, в основном, организационные вопросы, имеющихся и вновь поступивших товарищей разбить по пятеркам с целью предосторожности. Пятерки подобрать поблизости места жительства товарищей и более близкого их отношения между собой. Во главе групп (пятерок) поставить наиболее проверенных товарищей, как-то: Анатолий Попов - Первомайская группа, Василий Левашов - центральная группа, Евгений Мошков - группа шахты 1-бис, Анатолий Ковалев, Иванихина, Сумской и др.
    Здесь же мы решили ввести временные комсомольские удостоверения. Всем членам организации и вновь вступающим товарищам принять присягу. Ввести в организацию воинский порядок. На заседании поставили перед собой следующую задачу: не давать лживой немецкой пропаганде обманывать население Краснодона, укреплять в народе уверенность в Победе над немцами, поднимать на борьбу молодежь и все население Краснодонского района, обеспечить себя оружием и в удобный момент перейти к открытой борьбе против немецких властей, всячески мешать проводить в жизнь немецким властям все мероприятия...
    Сбор вооружения мы проводили на всем протяжении. Вначале у нас такового было совсем мало, в частности, мы имели: пистолет дамский, сохранившийся каким-то чудом у Олега, автоматы в количестве 3 шт. С таким вооружением мы начали свою деятельность. При нападении на машины, скот и освобождении военнопленных мы обогащались оружием и боеприпасами.
   
   Отрывок из Отчета печатается по первоначальному варианту с учетом дополнений, внесенных рукой Ивана Туркенича. Подлинник отчета находится в бывшем Центральном архиве комсомола (г.Москва).

   
   
   
   
   

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ДРУЗЕЙ

    ВАЛЕРИЯ БОРЦ: Мне вспоминается один из вечеров в Краснодоне, когда мы еще только создавали свою подпольную группу. В комнате у Олега нас сидело 5 человек. Тусклый свет "шахтерки" придавал нашему собранию какую-то особую таинственность. Мы обсуждали план действий "Молодой гвардии". Ваня сказал нам тогда: "Товарищ Сталин приказал нам бить врага его же оружием. Мы достаточно собрали немецких винтовок, гранат и другого вооружения. Наш арсенал дает нам возможность бить немцев днем и ночью. Я предлагаю немедленно организовать нападение на вражеский обоз. Вот план операции".
    Он встал. Ваня был высокого роста, но теперь он казался мне еще выше, еще мужественнее. Его милое, славное лицо пылало огнем. В его глазах я читала страшную, нечеловеческую ненависть к захватчикам. И во всем его облике был призыв к борьбе за свободу и независимость нашей Родины.
   
   ГЕОРГИЙ АРУТЮНЯНЦ: При обсуждении важных вопросов Иван Туркенич говорил спокойно, четко, тоном командира. Он понимал, что это нужно не для того, чтобы подчеркнуть сейчас свое "я". Нет, это нужно было, чтобы подчинить усилие группы людей единой воле, единому замыслу.
    Ребята с первых же слов поняли, что это уже не игра в войну, в командиров и бойцов. Этот человек знает, что делает, на него можно положиться.
   
   И.К.ВОЛОХ, заместитель начальника политотдела 99 стрелковой дивизии: Это был замечательный человек, подлинный вожак молодежи. Он любил товарищей, умел быть верным другом. Его тоже любили. Стрелки, минометчики, артиллеристы хорошо знали этого отважного, скромного, обаятельного человека. В записной книжке Ивана Туркенича среди любимых стихов были записаны такие строки: "Кто придумал, что грубеют на войне сердца. Только здесь хранить умеют дружбу до конца".
   
   ЛЕОНИД ВЫШЕСЛАВСКИЙ, спецкор армейской газеты "За нашу Родину", поэт: Отлично помню те дни, когда в нашу армию, ведущую наступательные бои на подступах к бывшей польской границе, прибыл стройный, рослый 24-летний старший лейтенант - овеянный славой командир краснодонского подполья. Мне много довелось беседовать с Иваном Туркеничем, расспрашивать его о "Молодой гвардии", о товарищах. Основное впечатление, которое производил Туркенич, можно выразить двумя словами: сдержанность и чистота.
   
   М.КОЛЬЦИН, однополчанин, о последнем бое:
    На пути наступающих фашисты создали мощный огневой заслон. Непрерывно была артиллерия и минометы. И. Туркенич обратился к солдатам: "Товарищи! Надо вырваться из-под обстрела. Вперед, друзья, за мной!"
    Голос этого человека хорошо был знаком солдатам, и фигура его весьма приметная. Хоть и недавно он в дивизии, а уже успели к нему приглядеться. Не раз видели его в самых горячих переплетах и полюбили боевого комсомольского вожака за храбрость за отвагу.
    Поднялась цепь, пулеметчики и автоматчики неудержимо ринулись вслед за старшим лейтенантом, обгоняя друг друга. В пылу боя никто и не заметил, как исчез этот человек с горячим сердцем.
   
   С.П.СЕРЫХ, однополчанин, Герой Советского Союза:
    Жители Глогува, наверно, помнят, как мы входили в местечко. Приветствовали нас цветами. А мы везли на повозке тяжелораненого офицера. Преклонного возраста крестьянин, увидев смертельно бледное лицо молодого героя, вытер рукавом слезы...
    Когда мы хоронили Туркенича, собрались жители Глогува. Прогремел последний залп. На могиле выросла гора живых цветов и венков.
   
   П.В. СОБОЛЕВ, старший лейтенант, из выступления на траурном митинге 15 августа 1944 года:
    Туркенич, ты слышишь, как танки идут на запад, - это наши танки, ты слышишь, как пушки идут, - это наши пушки идут на запад, слышишь ли ты, как наша пехота чеканным шагом идет на запад! Дело, начатое тобою, близится к концу. Смерть фашистским захватчикам!

   
   
   
   

СТРОКИ ИЗ ФРОНТОВЫХ ПИСЕМ ИВАНА ТУРКЕНИЧА

    1 августа 1943 года (родителям):
    Получил открытку из обкома ВЛКСМ и письмо из редакции "Радянська Украiна, написал на оба ответы. Также получил письмо от Саши. Впрочем, письма получаю, как никогда. Погода у нас переменная. Часто идут дожди и чаще всего со стальным "градом". Ну, это все пустяки.
   
    16 сентября 1943 года (родителям):
    Письма от вас получил, но даю ответ с задержкой. Сами знаете: со времени прорыва фронта на Миусе движемся вперед боями, на одном месте стоять не приходится, а на ходу письмо писать трудно. Ну, ничего, помиримся как-нибудь и с этим. Впредь постараюсь писать как можно чаще. Ушли мы уже сравнительно далеко...
   
    19 декабря 1943 года (из Краснодона в Харьков сестре Ольге):
    В Москве я побыл больше месяца. Впечатлений о ней осталось очень хорошее.
   
    22 февраля 1944 года (родителям):
    Жизнь моя протекает неплохо. Получил направление на фронт. Надеюсь скоро встретиться со своими боевыми друзьями. Сейчас нахожусь в пути на Запад. После отъезда писем еще ни от кого не получал. Писал очень многим. Надеюсь скоро получить ответы.
    Читал свою статью в журнале "Смена" №№ 21,22. Если у вас журнала нет, постарайтесь достать. Там почти все мои воспоминания и есть фотография, та, что я сфотографировался в Москве.
   
    2 марта 1944 года, открытое письмо к офицерам 1-й гвардейской армии (газ. "За нашу победу"):
    Я думаю, что в моих действиях нет ничего особенного. Я - советский офицер. И куда бы меня ни забросила судьба, в какой бы сложной переплет я ни попадал - моя обязанность: бороться против врагов моего народа. Лишь в той мере, в какой мне это удавалось делать, я считал и считаю себя достойным почетного звания советского офицера.
   
    11 марта 1944 года (родителям):
    Идем вперед. Фрицы бегут. Нахожусь на передовой. Успехи у нас хорошие. Верно, грязь, немного мешает. Ну, ничего, надеюсь, справимся.
   
    22 марта 1944 года (родителям):
    Нахожусь на передовой. Жизнь моя протекает неплохо (по-солдатски). Гоним фрица. Все время в движении. Верно, погода не ахти. Беспрерывно моросит дождик со снегом. Дороги плохие. Но нас это не останавливает... Оформился в партию.
   
    5 мая 1944 года (А.В. Торицыну), п/п 40303:
    Теперь, когда я имею предварительно постоянный адрес, решил написать Вам письмо.
    Сейчас я нахожусь в одной из действующих частей 1-го Украинского фронта. До этого мы были все время в боях, шли вперед, теперь стоим в обороне.
    Я с самого прорыва веду политработу среди комсомольцев и беспартийной молодежи нашего соединения. Все беседы о нашей организации прошли с большим подъемом.
    Солдаты, сержанты и офицеры все как один клялись мстить за погибших товарищей и в прошедших боях оправдали клятву. Сейчас также с честью выполняют свой долг перед Родиной. Надеюсь, что и в предстоящих боях Сараевцы не подкачают.
    Кроме этого, я выполняю отдельные приказания командования. На мою долю выпало также организовать сев в районе нашей обороны. Это также осуществляем.
   
    14 мая 1944 года (родителям) п/п 40303
    Нахожусь я от вас очень далеко... в одном из действующих подразделений. Сейчас у нас пока затишье - стоим в обороне. На меня командование возложило огромную задачу: организовать посев зерновых у переднего края. Работа у меня сейчас идет хорошо. Люди сеют, пашут. Верно, посев вручную. Для нас это странно, но здесь люди сеялки и не видели, потому что земли каждый господарь имеет отдельно по несколько моргив и поэтому засевали и засевают вручную. С народом беседовать по этим вопросам очень трудно... взгляды на жизнь у них совсем иные...народ не воспитан в нашем духе и знает только частную собственность и частные интересы...
    Кроме того, я часто бываю на переднем крае. "Любуюсь природой" и слушаю "музыку". Погода у нас здесь наладилась. Иной день бывает ветреный, а здесь вообще часто с Карпат подувает.
   
   
    23 июня 1944 года (подруге Нине Маркиной) п/п 40303:
    Жизнь моя солдатская течёт своим чередом. Сейчас стоим в обороне...
    Надеюсь, скоро мы пойдём в наступление, и я думаю тогда проделать кросс Польша-Германия (Берлин). В обыденной жизни занимаюсь текущей работой, а её хватает досыта. Иногда у нас бывает кино и концерты. Верно, здесь с очень большим интересом всё это просматривается и прослушивается...
   
    {1} Польская газета "Новости недели"-недельное приложение к газете "Жешувские новости", № 29, 14 августа 1954 г.

Вeрнуться


   

        {2} М. Котов, В. Лясковский. Сердца смелых. М., "Молодая гвардия", 1944, с. 86.

Вeрнуться
   
   
   

        {3} Когда начались аресты в Краснодоне, И. Туркенич перешел линию фронта и вступил в ряды Советской Армии. Прошел с боями через всю Украину. В феврале 1944 г. он стал кандидатом партии.

Вeрнуться

См. также:
Ужанов Александр Евгеньевич Боевой путь командира "Молодой гвардии"



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.