Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к именам молодогвардейцев


Посмотреть фотографии Михаила Григорьева и его родных можно ЗДЕСЬ >>


М. Н. ГРИГОРЬЕВ

Михаил Григорьев

Михаил Григорьев

    Михаил Николаевич Григорьев родился 25 ноября 1924 года в деревне Липнеце Севского района Орловской области в семье рабочего. Отец Михаила, Николай Михайлович, был строителем, в связи с этим Григорьевым приходилось неоднократно менять место жительства.
    В первый класс Миша пошел в 1932 году, тогда семья Григорьевых жила в совхозе "Красная роза" в Крыму, В 1936 году вместе с родителями он переезжает в Донбасс, в Свердловский район на шахту № 6 "Центросоюз", а через три года - в город Краснодон, где продолжил учебу в 7-м классе школы № 4 имени К. Е. Ворошилова. Учительница Е. X. Овчарова вспоминает: "Посадила я Мишу за вторую парту, потому что он был невысокого роста, но физически крепкий. Он сразу же показал себя хорошим, внимательным, скромным учеником. Успеваемость у него была хорошая, дисциплина отличная. Вскоре я узнала, что Миша хорошо рисует. На него была возложена обязанность художественно оформлять стенные газеты. Кроме рисунков любил Миша и покритиковать своих товарищей за недостойные поступки. Рисунки же свои подписывал очень остроумно, так что газета становилась живой и интересной".
    Григорьев был членом стрелкового кружка, мечтал стать летчиком. В апреле 1941 года он вступил в ряды Ленинского комсомола. В 8-м классе перешел в вечернюю школу рабочей молодежи и поступил учеником слесаря в "Донбассжилстрой".
    В дни оккупации Михаил вступил в ряды подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия". Он участвовал в казни полицейских, добывал оружие, писал и расклеивал антифашистские листовки. По заданию штаба поступил работать в полицию, откуда его вскоре выгнали за "недисциплинированность".
    27 января 1943 года Григорьев был арестован. После пыток и истязаний ночью 31 января Михаила с группой молодогвардейцев фашисты привезли к шурфу шахты № 5. При попытке к бегству был тяжело ранен и сброшен палачами в ствол шахты № 5. Похоронен в братской могиле героев на центральной площади города Краснодона.
    Михаил Николаевич Григорьев посмертно награжден медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й степени..

   
   
   
   

Мои воспоминания

    Маша Григорьев поступил к нам в школу N4 в 7-ой класс. Он был невысокого роста, но физически крепок. Сразу же Миша показал себя хорошим, скромным, внимательным, прилежным учеником. Успеваемость у него была хорошая, дисциплина отличная. Хорошо рисовал. Миша оформлял стенную школьную газету. Кроме рисунков, Миша любил и покритиковать своих товарищей за недостойные поступки. Рисунки свои он подписывал очень остроумно, так что газета становилась живой и интересной. Миша много читал, брал книги в 2-х библиотеках: в школьной и в библиотеке клуба им. Горького. Особенно он увлекался чтением произведений М. Горького, В.В. Маяковского, Л.Н. Толстого, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Островского. Миша был начитанным, развитым мальчиком.
    В 1940 году, в апреле месяце, будучи в 8-ом классе, Миша вступил в ряды ВЛКСМ. Все поручения он выполнял быстро и аккуратно.
    Проучившись в 8-ом классе 1-ую четверть, он вынужден был по семейным обстоятельствам поступить на работу. Работал на производстве. Миша посещал школу вечернюю, т.е. рабочей молодёжи. Учеба его была прервана войной. Миша мечтал стать лётчиком. Но мечте не суждено было осуществиться. Не только учёба, но и жизнь была оборвана, он погиб в 19 лет, в расцвете юношества.
    Миша был честным, правдивым, смелый, скромный, сильной воли человек.
    Пусть его светлый образ будет для вас, молодое поколение, маяком, освещающим путь к светлому будущему - коммунизму!
   Е.Х. Овчарова, учительница-пенсионерка
   Г. Краснодон

    (Из архива музея "Молодая гвардия" Московской школы N312)
   
   
   
   

Воспоминания матери Михаила Григорьева

   Пелагеи Матвеевны о сыне.
   
    Родился в 1924 году. Учился в школе им. Ворошилова. Миша дружил с Пирожком, Земнуховым, Осьмухиным, Третьякевичем, Дадышевым. Михаил был умным, вежливым, выдержанным юношей. Любил спорт, занимался боксом. Его заветной мечтой было стать лётчиком. Любил читать, любимыми были произведения Пушкина, Некрасова, Горького. Больше всего дружил с Осьмухиным. Вместе собирали радиоприёмники - любил радиотехнику. В комсомол вступил в школе. Когда пришли немцы поступил в полицию на работу вместе с Пирожком и Ковалёвым. В полиции работал 1-1,5 месяца, после чего был арестован и сидел 7 суток. В доме у Григорьевых несколько раз проходили собрания организации "Молодая гвардия". По заданию организации дома рисовал плакаты. Часто Миша приходил домой с Ковалёвым и Земнуховым. Михаил с Ковалёвым должны были бросить гранату в здании, но им помешал Соликовский, вышедший в это время на улицу. Арестовали Михаила 27 января в 3 часа ночи.
    (Из архива музея "Молодая гвардия" Московской школы N312)
   

Биография Михаила Григорьева

   Григорьев Михаил Николаевич родился в 1924 г. ноября 25 в семье рабочего. Детство Михаила Николаевича при школьном возрасте проходило очень хорошо, его уважали все товарищи с которыми он проводил детство. В 1932 году вступил в школу, где учителя его уважали за отличную учёбу и за его способность. В 1941 году закончил 8 классов на отлично, и он матери что:
   - Мамка, не горюй, что я мало закончил. Закончил 8 классов, а знание имею не менее 10 классов.
   В 1942 году 20 июля город Краснодон оккупировали немецкие захватчики, в это время он вступил в отряд "Молодая гвардия". Тов. Григорьеву М.Н. было поручено поступить в полицию для торможения работы полиции, и узнать, что у них проделывается в полиции. Григорьев М.Н. при работе в полиции приобрёл себе 2 нагана и принёс их домой, тут же вскоре его из полиции рассчитали, за прогулы в полиции и за замечание работы в отряде.
   Мишу вскоре арестовали и посадили. В полиции он просидел 3 суток, но он сдесь хотел убежать, схватился с полицейским бороться, но его всё же выпустили вскоре и посадили его товарища Ковалёва Анатолия, где просидел 5 дней, когда его выпустили, то они встретились с т. Григорьевым М.Н.
   М.Н заявил что:
   - Толя, я познакомился с одним человеком, который борется против немецко-фашистской власти.
    И с этого времени они стали больше работать в "Молодой гвардии". У Михаила Николаевича часто собирались в квартире совещаться и разрешали вопросы за которые мне не известно матери.
   И в большинство собирались в квартире Третьякевича. Когда они собирали собрания в квартире Третьякевича, то они вырабатывали план и чтобы взорвать здание дирекциона 10, в котором немецкие офицеры, солдаты и их приспешники, т.е. предатели Советской власти собирали вечер горянку под новый год, но им не разрешали этого делать, тот товарищ, с которым они познакомились, лишь потому, что он сказал:
   - Ущерба немецкой армии мы не нанесём, а пострадает мирное население.
   Миша всё время уходил из города в лес, но мать его убеждала:
   - Миша, поступай на работу. Ты знаешь, что нам кушать нечего.
   Но Миша отвечал:
   - Не беспокойся, мамка, будет всё, когда наши придут.
   Тов. Григорьев и все его товарищи выработали план для разгона скота, который был отобран у мирного населения, они знали, где будут гнать и когда, но их тут же вскоре арестовала полиция и посадили. Просидели они 5 дней, их план был сорван из-за предателей, их предали.
   Тов. Григорьеву до его смерти снились сны. Он рассказывал своей матери:
   1) "Ох, мамка, видел я сон: гоняла полиция коров в балку шахты N5 Сорокино, но они бежали туда как сумасшедшие". И мать ответила: "Миша, сон твой не хороший".
   2) "Мама, видел я сегодня сон - одел костюм, который мне не хотелось - чёрный, брюки клешом". Мать и на этот сон ответила, также как и на тот: "что-то нехорошее тебя, Миша, ожидает".
   3) "Мамка, сегодня я видел во сне, будто бы я в каком-то здании перелазил через какие-то парты, а под ними было очень много семечек, и я упал на них (а потом набрал в карманы их, поднялся и пошёл). Иду и вижу глубокий обрыв, вцепился за доску и полез в гору, но я не вылез на гору". А мать ему сказала, что: "Сыночек, тебе сны снятся очень плохие".
   После этих снов Миша что-то не находил в себе, когда он приходил домой, то говорил матери:
   - Что такое, мамка, куда я ни пойду, и сам себе не рад.
   В это время мать ему отвечала:
   - Миша, у меня также что-то на душе вроде камня лежит.
   27 января 1943 г в 3 часа ночи стучится полицейский им в окно квартиры, где жили Миша с матерью, но Миша не разрешал открывать дверей. Они ещё больше начали стучать в окна и двери, в это время Миша разрешил матери открыть дверь.
   И в квартиру вошли два полицейских, открыли все двери настеж и приказали Мише встать и одеться. Миша с сердцем героя встал, оделся, при выходе из квартиры попрощался с матерью и передал привет своим меньшим сестрёнкам, которых у него только две, вложил руки в карманы пиджака и пошёл. Его изменники родины полицейские повели, наставив на него два штыка.
   31 января Мишу уже везли на расстрел к шурфу ш. N5 Сорокино. Руки его были связаны проволокой, с ним вместе ехал его товарищ Толя Ковалёв, по дороге они договорились бежать. Анатолий имел больше у себя силы, перервал проволоку и все время говорил:
   - Миша, давай бежать.
   Услыхал разговоры полицейский и ударил Анатолия по лицу и приказал не разговаривать.
   Когда Анатолия с Мишей подвели к шурфу сбрасывать, начальник полиции Суликовский вознёс свои слова на Анатолия, что:
   - Я убиваю тебя восьмидесятого своей собственной рукой.
   Но ему не удалось убить Анатолия по счёту восьмидесятого. Анатолий убежал, за ним была погоня, где его поранили в руку, но, несмотря ни на что, он был ранен, снял с себя все остальное и прибежал на квартиру к знакомым в одних трусах.
   В последнюю минуту расставания товарищей Михаил выкрикнул свои слова Анатолию:
   - Отомсти, дорогой товарищ, за всех погибших.
   Он не в силах был бежать, потому что над ним очень много издевались, когда он сидел в полиции в течении 5 дней, он потерял силу и возможность бежать, он был весь изрезан плетками полицейских.
   Когда его подвели к шурфу, то его не расстреливали, а били прикладами и чем кто мог и сбрасывали его в шурф живым за то что он вознёс слова своему товарищу, который убегал.
   1 февраля мать понесла передачу в полицию. Полицейские ей ответили, что всех отправили в г. Ровеньки, в том числе вашего сына: "Но я не знала, что этот сброшенный мой сын и всего его товарищи, где были слышны крики и стоны 3 дня. Я узнала через некоторое время, что мой сын был сброшен в этот шурф".
   

Мать Григорьева.

   Что узято:
   Нижне билья 1 пара
   Простыни 1 нового
   Наволочку 1 нового
   Варежки 1 новую
   Москвичку ватную
   Шапку
   Ботинки 1 пару
   Костюм 1
   
    Что нужаетесь
   
   Пальто долгополое 2 40-46 размер для детей
   Жакет 48 размер для матери
   Обувь 3 пары 35-32- 36
   Головного убора как шарфы или платки
   Материала для платья как для детей и для матери на 3-х
   
   
    В наличии в тов. Григорьевой нет ничего, что добудет, то и скушает.
   
   Проверил (подпись) Солдатов




КОГДА ОККУПАНТЫ ЗАНЯЛИ КРАСНОДОН...

Из воспоминаний П. М. Григорьевой о сыне

   ...Когда оккупанты заняли Краснодон и началась мобилизация в Германию, Миша заявил, что поступает в полицию. Я обмерла. Муж в рядах РККА, а сын - полицейский.
   - Как ты можешь! - воскликнула я.
   Он уклонился от прямого ответа, только сказал:
   - Так надо, мама.
   Больше я от него ничего не добилась. Когда в Октябрьские дни над городом были вывешены красные флаги, я стала кое о чем догадываться. Но он по-прежнему молчал. Все попытки завести с ним разговор об этом заканчивались впустую.
   Попался Миша на расклеивании листовок. Его арестовали. Семь дней просидел в камере. Потом выпустили. После побоев и истязаний сын заболел. Во время болезни он рассказал мне, что, работая в полиции, выполнял задания "Молодой гвардии".
   Когда арестовали первую группу подпольщиков, Миша встревожился, хотел уходить, но так как стояли сильные морозы, а в доме не было ни куска хлеба, он не решился меня оставлять. Как-то принес мне два револьвера и сказал: "Спрячь получше". К дому стал подходить с опаской. Сначала спросит, кто был, и только тогда войдет в квартиру.
   Фронт все приближался. В соседних селах уже была разведка Советской Армии. Ребята решили пробираться через фронт к своим, но не успели. 27 января 1943 года в три часа ночи раздался стук в дверь. Миша проснулся, поднял голову и сказал: "Это за мной". Вошли двое полицейских и сказали, что его вызывает Соликовский. Миша был спокоен. Собравшись, подошел ко мне: "Ну, мама, давай простимся, может быть, больше не увидимся". Поцеловал меня, и его увезли.
   Больше я Мишу по видела. В шурф его сбросили живым. Только по рубашке я узнала своего сына, когда его труп вытащили оттуда вместе с другими.
   
   

1964 год.



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.