Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов


Письмо Н.И. Коваленко В. Третьякевичу

14 апреля 1987 г.
   г. Кировоград
   
   Здравствуйте, дорогой Владимир Иосифович!
   
    Несказанно обрадовался Вашему письмо, т.к. в силу сложившихся обстоятельств не мог написать Вам более или менее подробное письмо /кроме поздравительной открытки/. Давно уже послал Вите целую серию материалов, которые ему обещал, но получил ли он их, так и не знаю - не пишет он мне почему-то. Обиделся что ли? А может что-то у них стряслось? Напишу сегодня и ему несколько строк /выбралось несколько часиков передышки во всей этой кутерьме/.
    Сразу же по Вашему письму. Что значит "не успеваю написать воспоминания о брате?" Разве Вы забыли, что я ведь могу их размножить в необходимом для Вас количестве экземпляров? Понимаю, что в свете сегодняшнего дня они требуют доработки, дорабатывайте и присылайте мне. Я с радостью размножу столько, сколько вам нужно и все будет в порядке. Теперь у меня свободного времени будет много... Но об этом несколько позже.
    Относительно СШ N5 г Утены могу сказать следующее. Мы с ними давно дружны, постепенно оказываем им помощь в фотографиях и копиях имеющихся у нас материалов /и в своё время они даже прислали нам Благодарственное письмо на литовском и русском языках/. Вообще там народ толковый и серьезный в отношении "Молодой гвардии" и проводимой в связи с этим работой. Приглашение от них мы получили ещё в ноябре прошлого года. Я им кое-что посоветовал включить из мероприятий на эту встречу и они приняли мои предложения. Думаю, что этот форум у них пройдёт великолепно и будет ещё одним доказательством того, что "Молодая гвардия" живет в сердцах нынешних поколений нашего народа.
    Вообще-то я особых опасений не имею насчёт Краснодонского музея "Молодая гвардия" по отношению к моей персоне. В конце концов никто не может человеку запретить говорить Правду во имя Правды. Хотя не исключаю, что где-то в чем-то они и могут сделать попытку "подставить ножку" /Вам там, рядом с ними, по всей вероятности виднее в этом плане/. Давно уже написал письмо Галине Ивановне Чапанской /парторгу музея/ и по поводу Виктора, и по поводу нелепых воспоминаний некоего И.Н. Пураса из Иркутской области, который был якобы то ли председателем, то ли врачом чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний фашистов в Краснодоне, работавшей там с первого дня его освобождения от гитлеровцев. Вам случайно не попадали в руки воспоминания этого "товарища"? А они ведь давно ходят по Союзу в форме "Стенограммы выступления И.Н. Пураса в Иркутском Дворце пионеров и школьников в 1972 г.". Там действительность настолько переплетена с "авторским домыслом", что просто невероятно, с какой целью автор воспользовался таким необычным приемом. В качестве примера хочу привести один из эпизодов его липовых воспоминаний:
    "...Серёжу Тюленина немцы бросили в шурф, он зацепился за скобу и повис. Труп его страшно вытянулся и имел ужасный вид: голова согнута к коленям, а связанные сзади руки подняты вверх. Мать Сережи день и ночь дежурила у шурфа и ждала, когда поднимут её сына. Пурас говорил, что они поднимать Сережу в таком виде, как его нашли, не могут.
    Боясь за жизнь матери, решили поднимать его ночью, чтобы не видела, распилить труп и сложить его в гроб, а потом показать матери. Но она как будто почуяла неладное и сказала, что хочет сама одеть сына в последний раз. Что было делать? Помогла одна женщина-врач. По её совету достали огромную ванну и в течении 50 часов парили труп Тюленина, пока он принял нормальный размер и только потом показали матери..."

    И почти все в таком же духе. Что скажете? Силен "товарищ" Пурас в своем "художественном" вымысле? Однако до сих от Г.И. Чапанской нет ответа. Возможно она его не получила и мое письмо перехватил кто-либо другой в музее? Не знаю. Кстати, до сих пор не удосужила меня ответом и Алина Каменщикова...
    Так что приглашение мы получили давно, как видите, но поехать в Утену, к сожалению, не сможем. Как я узнал почти совсем недавно, этим приглашением у нас никто так и не занимался. Получив его, я сразу же поставил об этом в известность председателя нашего заводского профкома, к которому относится и наш подростковый клуб. Он взял его и пообещал решить вопрос в обкоме профсоюза, но... Как оказалось, это приглашение до 13 апреля пролежало у него в столе и я вчера забрал его в свой домашний архив. Так что...
    Ну а теперь о причине моего столь длительного молчания. Вы уж простите, что я Вам расскажу об этом, но думаю и Вам надо хотя бы приблизительно представить сущность "перестройки", которая идет здесь, у нас. Дело в том, что меня 20 марта турнули с работы. Да, да. Самым настоящим образом "турнули". Причина весьма банальная.
    Помните, я и на слете, во время встречи рассказывал Вам причину перехода в подростковый клуб из школы. В течении почти 5 лет там не решался вопрос с предоставлением комнаты для школьного музея. Вот я и увидел перспективу открытия музея "Молодой гвардии" в подростковом клубе, директором которого я и стал работать с сентября 1985 г. В то время я совсем забыл украинскую народную мудрость, которая гласит: "Дурень думкою багатiе". Вот так и я.
    В течение полутора лет пришлось ходить по всем кабинет и начальникам по вопросу "выколачивания" помещений для кружков подросткового клуба и музея "Молодой гвардии". Ровно столько же и письма идут на мой домашний адрес, т.к. адреса подросткового клуба "Молодогвардеец" просто-напросто не существует. Не было у меня все это время и своего кабинета, в котором можно было бы повесить расписания и всякую документацию, где можно было бы собирать руководителей кружков и своих активистов-молодогвардейцев. И вот в конце прошлого года /где-то числа 27 декабря/ председатель профкома делает мне весьма "лестное" предложение: "Знаешь, с помещением ничего не получается, у нас же в перспективе будет ДК и нам надо держать его будущего директора, чтобы он не ушёл никуда. В общем пиши заявление о переводе на должность воспитателя общежития, а он на твое место". Естественно, я отказался от такого варианта и потребовал либо дать мне возможно работать с ребятами и выделить для этого помещения, либо возвратить меня туда, откуда взяли по переводу, т.е. в школу. И таким образом вызвал огонь на себя. Буквально через несколько дней появляется комиссия, которая по поручению профкома проверяет работу подросткового клуба /а в течение полутора лет этот клуб никого не интересовал и никакие комиссии тоже/. Мне лепят выговор и снова не дают ни одной комнаты. Тогда я впервые за всю жизнь почувствовал, где у меня сердце находится. Так травили и портили нервы почти 3 месяца, в некоторых случаях даже откровенно издеваясь. И вот во исполнение, так сказать, предыдущего решения профкома меня освободили от занимаемой должности.
    Не буду отнимать Ваше время на чтение подробностей этого подлейшего "судилища". Скажу только, что все было настолько гнусно, грязно и подло, что одни воспоминания об этом болью отзываются во всем моем существе. Вот так, дорогой Владимир Иосифович, из учителя и воспитателя я превратился в обыкновенное ходячее недоразумение, а теперь ещё и безработное.
    Написал я по этому поводу письмо в ЦК КПСС на имя М.С. Горбачева, где его /согласно уведомлению/ уже получили. Здесь, в Кировограде, этим делом сейчас занимаются обком комсомола и наша областная молодёжная газета "Молодой коммунар". Обратился я также и в Народный суд по поводу незаконного увольнения, но там мне объяснили, что прежде я должен обратиться в вышестоящую инстанцию - в обком нашего отраслевого профсоюза. Завтра думаю поехать туда, хотя и уверен, что ничего это не даст, т.к. в этом "городе ненапуганных идиотов" /по образному выражению одного приезжих товарищей/ все звенья руководящие тесно переплетены круговой порукой, безответственностью и проч.
    Недавно приезжал в отпуск Славик /помните, мой фотограф на Ленинградском слёте, и у Вас он был со мною в сентябре, служит он в Минске/. Ходил он в обком комсомола и /спасибо ему/ раскрыл немного глаза обкомовским работникам на всю грязь и гниль в этом моем "деле". Вот такие дела.
    А тут все одно к одному: с 8 января по 2 февраля в больнице пролежала Маринка /болезнь Боткина/, а после выписки, в начале марта, она же провалилась в канализационный колодец прямо во дворе нашего дома. Его кое-как прикрыли строители, а в 3 часа дня мы послали Маринку в магазин за хлебом, и... Буквально через 5 минут её внёс сосед домой /благо, что он в это время мыл во дворе машину и услышал её крики/. Спасло ещё и то, что в этот момент в колодце не было кипятка, а лишь грязная вонючая вода. Так что все обошлось вроде бы. А прошлым летом в соседнем дворе 3-летняя девочка упала в такой же колодец, в котором был кипяток, и погибла. В общем 1987 год - год юбилея Советской власти и "Молодой гвардии" для меня, как видите, начался весьма "плодотворно" и "приятно".
    Ну а как там дела у вас всех? Как здоровье, что нового?
    Жду Ваши воспоминания и уже запасаюсь бумагой для их размножения.
    Огромный Вам привет и наилучшие пожелания во всем от моих ребят-молодогвардейцев и от всего моего семейства.
    Пишите. Не забывайте.
    Жаль, конечно, что смогу с ребятами побывать в Утене...
    Обнимаю Вас. Привет Вите и семье его, Марье Васильевне и Вашей супруге нижайший поклон и лучшие пожелания.
    Искренне Ваш Николай Иванович.
    Пишите. Жду с нетерпением.
   
   
   
   
   
    Примечание: Николай Иванович Коваленко, руководитель школьного музея в г. Кировоград умер в 1993 году в возрасте 45 лет.
   


РГАСПИ. Ф.М-1. Oп. 53. Д. 350-a

Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
техподдержка сайта