Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Воспоминания о большевиках-подпольщиках г.Краснодона


Рассказ Ковтуновой Александры Лукиничны
Хозяйки квартиры, где жил Лютиков Филипп Петрович. Медпункт шахты 1-бис.


    Я жила и работала в Краснодоне почти всю свою жизнь. Когда началась эвакуация в июле 1942 года, я эвакуироваться не смогла: у меня была больная мать и ребенок, и мы осталась на оккупированной территории.
    Семью Лютикова и его самого я хорошо знала.
    Семья Лютикова эвакуировалась, но далеко уехать не могла и осталась в одном из районов Ростовской области, а сам Лютиков вернулся в Краснодон и поселился у меня в доме по ул. Буденного N8. Это было в начале августа 1942 года.
    Почти сейчас после своего возвращения он устроился на работу в механический цех.
    С этого времени к нему часто начала приходить Соколова Мелина Георгиевна. Обычно она приходила с бидончиком, как будто за молоком, и с этим же бидончиком ходила расклеивать листовки. С октября 1942 года начали очень часто приходить Румянцев, Бараков, Осьмухин Володя.
    В октябре из мехцеха ездили за моторами в Довманку и взорвали по дороге мост. Об этом Лютиков рассказывал нам в доме.
    Через некоторое время Лютиков и Бараков снарядили подводу с оружием и углем, как будто-бы менять уголь на хлеб, и все это направили в сторону Каменска.
    Временам к Лютикову приходил неизвестный мне человек, с бородой, усами и молодым голосом. Когда он приходил, они закрывались в комнате Лютикова, и о чем говорили мне 'неизвестно.
    Часто приходил Володя Осьмухин , Толя Орлов .приносили, не скрываясь, патроны, гранаты Лютиков очень любил Володю Осьмухина и хвалил его. Филипп Петрович намрассказывал все новости на фронтах. Каждый день у него можно было узнать что-нибудь новое
    Очень часто по заданию Лютикова в Каменск ездила Соколова. Это была исключительно смелая, храбрая женщина, она была домашняя хозяйка, коммунистка и пользовалась большим авторитетом у Лютикова, Баракова и других, кто приходил к ним. Из Каменска Соколова привозила в картошке патроны, листовки и туда возила листовки.
    Еще в начале осени, она сказала Лютикову, что ребята хотят связаться с ним. Он ей ответил: "Обо мне не говорите, а связаться свяжемся".
    В конце ноября немцы качали почти поголовно мобилизацию населения в Сталинскую область. По этому поводу Лютиков сказал так:"Боюсь, как бы наши пацанята не наделали делов". А в начале декабря сгорела биржа. Лютиков еще не уходил, когда я пришла и сказала, что горит что-то, он усмехнулся и ответил, что горит биржа.
   
   
   Записано со слов Ковтуковой Александром Лукиничны,
   гор Краснодон, шахта 1-бис.
   Записала старший научный сотрудник Комиссии по истории
   Отечественной войны АН УССР ЦВЕЛИХ Т.И.
   28 марта 1943 года.

РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 332


РАССКАЗ ЖИТЕЛЬНИЦЫ ГОРОДА КРАСНОДОНА - СТАСЮК МАРИИ ФЕДОРОВНЫ

   До Великой Отечественной войны мой муж работал в тресте Краснодонуголь, я была, домашней хозяйкой и работала в женской активе. Лютикова Ф.П. - начальника ЦЭММ и Баракова - начальника шахты им. Энгельса я. хорошо знала до войны, и они меня тоже хорошо знали.
    В начале войны мой муж был мобилизован в Красную Армию. Когда началась эвакуация в городе Краснодоне, я эвакуироваться не смогла и принуждена была остаться;- на оккупированной территории. Чтобы не привлекать к себе внимания немцев и полицейских, я старалась одеваться в грязные лохмотья, маскироваться под старую уродливую женщину.
   В начале августа в Краснодон вернулся Лютиков, семья Лютикова находилась где-то в эвакуации, а он поселился на одной со мной улице в доме Ковтуненко Александры Лукиничны.
   Через несколько дней после его приезда, я встретилась с ним на улице. Он поговорил о том о сем, узнал о моих настроениях сейчас и, зная, что мой муж член партии, предложил мне помогать в работе ему. Я согласилась и с этого времени начала систематически выполнять задание партизанской группы.
   В начале сентября Бараков дал мне газету "Гудок" и сказал, чтобы я, где только могла ее читала и объясняла женщинам. Я это и делала. Обычно я ходила в семьи, которые мне были известны своими советскими взглядами и беседа у нас продолжалась иногда по несколько часов. Воктябре Бараков дал мне, пачку листовок, написанных от руки и напечатанных, и я их должна была распространить на базаре. Часть листовок я дала дочерям, чтобы они их разбросали по дороге на Чистаково, куда они ходили в лагерь военнопленных, где мучился их отец.
   Приблизительно в это же время Бараков поручил мне отнести листовки в дом Швейде - начальника дирекциона. Член партии Соколова Н.Г. для этой цели принесла мне отрез мануфактуры и посоветовала мне назначить за него непомерную цену. С этим отрезом я пошла в дом Швейде. Меня приняли, к пока рассматривали принесенную мною мануфактуру, я незаметно, свернув в трубочку листовку, оставила в комнате.
   В начале декабря немцы, остановившиеся у нам на ночлег, оставили патроны, 800 штук. Я сказала об этом Лютикову и он мне сказал, что пришлёт за патронами ребят. За патронами пришли Тюленин Сергей, Тюленина Надежда и Третьякевич Виктор.
   Еще в ноябре из Ростовской области пришли партизаны и Лютиков приказал мне приготовить кое-что из продуктов. Я эти продукты приготовила и за нами пришла Соколова.
   Часто мне приходилось ходить за получением заданий к Лютикову и Баракову в мехцех, но больше всего мы собирались у Дымченко Марии Георгиевны, где слушали радио. Перед праздником Великой Октябрьской революции на совещании у Дымченко Бараков нам сказал, что в городе будут вывешены флаги.
   Главными моими заданиями было распространение листовок. С этой целью Бараков мне выдал пропуск для ночного хождения по городу. Одевшись в лохмотья с веником и ведром, я выходила из дома и раскладывала листовки, где только могла.
   В середине декабря Надя Тюленина принесла мне медикаменты, которые, как сказал Лютиков, я должна сохранить до того пока они понадобятся.
   В декабре по заданию Лютикова я пришла к Баракову на водокачку. Там был Бараков к Музыкантов. В моем присутствие они спустили воду из котла и котел лопнул. Ремонт водокачки начали снова.
   В январе Бараков к Лютиков были арестованы, и среди народа пронеслась весть, что арестованы партизаны.
   Записано со слов СТАСЮК Марии Федоровны, город Краснодон, ул, Будённого №4
   
   Записала ст. научный сотрудник Комиссии по
   истории Отечественной войны АН. УССР ЦВЕЛИХ Т.И.
   28.III. 1948 года.

РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 332


РАССКАЗЫ КЛАДОВЩИЦЫ МЕХАНИЧЕСКОЙ МАСТЕРСКОЙ гор. КРАСНОДОН - ВОРОБЬЕВОЙ ЕЛЕНЫ МАКАРОВНЫ.

   В июле 1942 года, когда немцы придвинулись к Ворошиловграду, я эвакуироваться не смогла и осталась в гор. Краснодоне.
   Почти сейчас же после занятия Краснодона фашисты начали мобилизацию молодежи и женщин в Германии, и я получила повестку на отправку в Германию. Я долгое время скрывалась, а в середине августа 1942 года встретилась в Лютиковым Филиппом Петровичем, которого я хорошо знала, до войны. По его предложению, якобы скрыться от мобилизации в Германию я вступила в мехцех уборщицей.
   Начальником мехцеха был Бараков Николай Петрович, техруком Лютиков Филипп Петрович. Цех не занимался выполнением тех работ, которые поручали немцы. Почти все рабочие выделывали зажигалки, самогонные аппараты и другие вещи. Бараков и Лютиков не только не запрещали в рабочее время заниматься своими делами, но поощряли это.
   Один paз, в то время, когда Павел Колотович, рабочий мехцеха выделывал зажигалку, пришел в цех немец, спросил что Колотович делает и тот, не растерявшись, ответил: "часть к двигателю", немец ничего не понимал в технике поэтому его не боялись, больше всего боялись главного инженера треста Андреева и инженера Кистринова, которые могли выдать рабочих немцам.
   Каждый раз, когда я мела цех Колотович говорил мне, чтобы я мела на мотор, мелкий песок и пыль оседали на смазке, мотор останавливался, и вся мастерская тоже останавливалась на ремонт.
   Когда Лютиков ближе узнал меня, он мне тоже приказал мести на мотор, а когда никого нет в цехе и просто подсыпать песку.
   К Лютикову и Баракову, очень часто приходили какие-то люди. Парень в кожанке - Третьякевич Виктор к парень о перевязанной головой мне неизвестный.
   Как то пришел человек в тулупчике, один рукав у тулупчика был подвернут, я спросила у Лютикова: "Филипп Петрович, а для чего это он". Лютиков усмехнулся и ответил: "А так нужно, Лена".
   Очень часто собрав несколько рабочих Бараков и Лютиков проводили совещание в кабинете у Баракова. Обычно ставили сторожа, который должен был сообщать о приходе чужих. Иногда на страже, стояла и я.
   В конце октября по распоряжению. Баракова и Лютикова рабочие нагрузили в подводу уголь, на низ положили оружие и все это направили к фронту лейтенантом Ельшиным Александром Яковлевичем, под видом того, что едут менять уголь на хлеб.
   В ноябре кто-то из рабочих /кто именно я не знаю/, вывинтил фарсунку от двигателя, ее так и не нашли. Приходил немец кричал, угрожал, но мастерская не работала.
   В конце ноября Лютиков спросил у меня: можно ли провести на квартире заседание, я ответила, что можно и вечером у меня собрались Бараков, Лютиков, Толуев, Румянцев, Соловьев. Как только организовалась мастерская, немцы поручили Баракову отремонтировать водокачку. На ремонт водокачки Бараков ходил сам, но водокачку так и не отремонтировали. Как только ее сдавали с эксплуатации она снова выходила из строя, и ее снова начинали ремонтировать.
   Однажды на ремонт прислали машину Швейде - начальника дирекциона. Ее отремонтировали, а через короткое время она испортилась вновь. Швейде вызвал к себе Лютикова, угрожал ему. После этого случая из жандармерии прислали человека, для тайного надзора за рабочими
   Бараков отправил этого человека для ремонта на шахту им. Энгельса /9 клм. от Краснодона/.
   По моему мнению в организации, связанной Бараковым и Лютиковым состояли: Бараков Николай Петрович, Лютиков Филипп Петрович, Колотович Павел, Лешов Леонид, Малахов Александр Романович, Воробьёва Елена Максимовна, Румянцев, Соловьев, Соколова Мелина Георгиевна, Толуев, Ельшин Александр Яковлевич, Целевич, Михайличенко Александр Леонтьевич, Дымченко Мария Георгиевна. С этой же подпольно-партийной организаций была связана и Стасюк Мария Федоровна.
   Листовки Лютиков приносил часто. В начале ноября он вызвал меня к себе с Стасюк Марии Федоровна и предложил нам расклеить листовки в клубе и на базаре, что мы и сделали
   У Дымченко Марии Георгиевны, был радиоприемник, очень часто мы собирались слушать радио у нее.
   С Лютиковым были связаны и ребята из Молодой Гвардии. Я была свидетелем разговора между Лютиковым и Володей Осмухиным. Лютиков посылал Осьмухина на подстанцию и поручал ему произвести там диверсию.
   Лютикова арестовали 4-го января, вместе со всеми рабочими мехцеха. Когда я носила ему передачу, я слыхала от полицейских, что его тяжко пытали, что ему дали 300 плетей, но что он только лишь стонал в ответ на истязания палачей.
   15-го января вместе с группой молодогвардейцев его бросили в шурф шахты N5.
   Когда после освобождения Краснодона, это было в марте 1943 года, он был извлечен из шурфа, у него были отрезаны уши, нос, не было кистей и рук, челюсти, вывернуты из суставов ступни ног.
   
   
   Записано со слов Воробьевой Елены Максимовны
   
   Записала ст. научный сотрудник Комиссии по
   Отечественной войны АН. УССР ЦВЕЛИХ Т.И.
   22.III. 1948 года.
   Г.Краснодон.

РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 332



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://health-feed.ru/