Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов


CЕКРЕТАРЮ ЦК ВЛКСМ
   - тов. МИХАЙЛОВУ    от капитана Третьякевича В.И.

   
   Ознакомившись с материалами комиссии о "Молодой гвардии" в ЦК ВЛКСМ я считаю свое первое заявление к Вам неправдоподобным. Сам я, как коммунист, поступил не по-партийному без уполномочия на это партийных органов для расследования деятельности подпольной организации "Молодая гвардия". Мною допущена ошибка в том, что, исходя из ложных материалов, собранных мною от некоторых членов "Молодой, гвардии" и семей молодогвардейцев, были сделаны и ложные выводы о работе комиссии, а следовательно и Олеге Кошевом, как об организаторе и вдохновителе "Молодой гвардии". Вместе с этим я заявляю о том, что райком партии и комсомола г. Краснодона, а также и обком ВЛКСМ, зная о собранных мною материалах, не предупредили меня, больше того посоветовали мне всерьез заняться над этим вопросом, поехать в ЦК ВЛКСМ узнать материалы о "Молодой гвардии" и поставить вопрос о реабилитации моего брата Виктора Третьякевича.
   Вопрос о Викторе Третьякевиче я прошу Вас пересмотреть, поскольку среди людей, знающих его, как участника "Молодой гвардии", ходят исключительно положительные толкования и отзывы, что это несколько противоречит материалу комиссии о Викторе Третьякевиче.
   Прошу Вас принять немедленные меры по поводу всех кривотолков, ходящих в гор. Краснодоне об Олеге Кошевом и о его матери.
   Вторично заявляю, что первое мое заявление к Вам является непартийным, легкомысленным, несерьезным, ложным, к чему привели меня нечестные и ложные показания участников "Молодой гвардии" /Борц В., Иванцовой О./ и семьи молодогвардейцев /Тюленины, Осьмухины, Борц и пр./ о деятельности подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   
   Капитан В.Третьякевич.
   29 ХП 44
   Верно: (роспись)
   
   
   


Заявление капитана Третьякевича В.И. на бюро ЦК ВЛКСМ 3 января 1945 года:

   "Я легко поверий ложным слухам и разговорам и поступил не по партийному, что своим письмом и заявлением оклеветал Кошевого - организатора и вдохновителя "Молодой гвардии". Но одновременно я считал, когда писал заявление, что возможно в работе комиссии допущены ошибки, мои действия по расследованию действий брата я проводил без полномочий и допустил ошибку, поступил не как большевик и офицер и фронтовик.
   Я молодой коммунист, на фронте с первых дней войны, за все время ничем себя не опорочил, четырежды награжден Правительством, имею благодарное"и от командования.
   Я прошу Вас рассмотреть мое заявление - письменное и устное , - не как злостную и умышленную провокацию, а как плоды неопытности моей, как молодого коммуниста, как молодого большевика. Прошу сделать по отношению ко мне партийные выводы".
   
   
   


Сов.секретно.
    С П Р А В К А
   о расследовании заявления капитана ТРЕТЬЯКЕВИЧА В. И. в ЦК ВЛКСМ

   Капитан Третьякевич В.И. обратился в ЦК ВЛКСМ с заявлением по поводу работы подпольной комсомольской организации гор.Краснодона "Молодая гвардия". В этом заявлении он пытается:
   I. доказать, что Герой Советского Союза Олег Кошевой не был комиссаром и секретарем комсомольской организации "Молодая гвардия". Капитан Третьякевич всячески чернит Кошевого, берет под сомнение факт его смерти от рук немцев и высказывает даже предположение, что Кошевой находится в Германии;
   2. доказать, что подлинным руководителем, комиссаром и секретарем комсомольской организации "Молодой гвардии" был его брат Виктор Третьякевич и что Виктор Третьякевич несправедливо обвинен в малодушии, а его семья несправедливо лишена льгот, которыми пользуются остальные семьи молодогвардейцев;
   3. доказать, что комиссия, расследовавшая деятельность "Молодой гвардии" в г.Краснодоне, недобросовестно провела свою работу.
   По п.1 капитан Третьякевич ссылается на, якобы, полученные им "показания" Надежды Тюлениной - сестры молодогвардейца Сергея Тюленина, членов "Молодой гвардии" Ольги Иванцовой и Вали Борц и "заявления" родителей Тюленина, Осьмухина, Сафонова, Шевцовой, Борц.
   
   На самом деле:
   
   а) Надежда Тюленина не была членом "Молодой гвардии", ни на одном из собраний организации не присутствовала и поэтому приведенных в заявлении Третьякевича данных о том, кто присутствовал на собраниях подпольщиков, кто принимал клятву и т.д. знать не могла. Так, например, она, якобы, утверждает, что комсомольский билет выдавал Валерии Борц Третьякевич. Сама Валерия Борц заявила, что она получила билет от Олега Кошевого.
   Хотя Третьякевич до подачи заявления неоднократно встречался с Валерией Борц, он оставил в заявлении это ложное показание.
   б) Третьякевич приводит, якобы, полученное им от Тюлениной заявление о том, что Кошевой не был комиссаром " Молодой гвардии"; но в документе, написанном Надеждой Тюлениной для комиссии в 1943 году, говорится о Кошевом, как о комиссаре "Молодой гвардии".
   в) В документах, написанных для комиссии Ольгой Иванцовой и родителями Тюленина, Осьмухина, Шевцовой не только нет никаких обвинений против Кошевого, а наоборот, о нем говорится, как об одном из активных руководителей организации.
   г) Борц в статье, помещенной в газете "Комсомольская правда", в выступлении по радио и др. говорила о Кошевом, как о руководителе организации, как о "совести" и "душе" организации. При разговоре в ЦК ВЛКСМ Борц отказалась от слов, якобы, сказанных ею своей матери и приведенных в заявлении капитана Третьякевича.
   д) В документе, неписанном для комиссии молодогвардейцем Ольгой Иванцовой, содержатся заявления прямо противоположные "показаниям", якобы, полученным от нее капитаном Третьякевичем.
   
   Например:

По заявлению Третьякевича:

 

По документу, написанному Ольгой Иванцовой и хранящемуся в ЦК ВЛКСМ

Листовки "Молодой гвардии" всегда писались Виктором Третьякевичем".

 

"Первые листовки были написаны в квартире Кошевого. Писал их Кошевой".

 

Сбор медикаментов проходил под руководством Третьякевича.

 

Сбор медикаментов проходил под руководством Кошевого.

 

 

"Олега Кошевого не любили, он был жадный" и т.д., "комиссаром "Молодой гвар-дии" был Третьякевич".

 

 

Олег Кошевой... - наш любимый, дорогой товарищ и комиссар".

 

   а) Капитан Третьякевич заявляет, что большинство семей молодогвардейцев, якобы, утверждает, "что Олег Кошевой в печати выведен неправильно" и, что "об Олеге Кошевом никто никогда не говорил и мы его не знали. На самом деле во всех имеющихся в ЦК ВЛКСМ документах, написанных молодогвардейцами и их родителями, Кошевой упоминается, как один из руководителей и комиссар "Молодой гвардии". Об активном участии Олега Кошевого в работе "Молодой гвардии" упоминают также отец и мать Виктора Третьякевича. Капитан Третьякевич знал об этом, однако, оставил в заявлении лживое утверждение, что никто из родителей не слыхал и не знал о работе Кошевого.
   Все документы говорят о Кошевом, как о волевом, умном, обаятельном человеке и разоблачают гнусную клевету, возводимую на Кошевого в заявлении капитана Третьякевича. Так, об этом пишут молодогвардейцы Георгий Арутюнянц, Ольга Иванцова, Нина Иванцова, Иван Туркенич. Характерно, что в оставшейся после смерти Ивана Туркенича - командира "Молодой гвардии" - записной книжке на первом листке написано:
   
   Нет! Нашу юность не убить
   И не поставить на колени,
   Она живет и будет жить,
   Так, как учил Владимир Ленин.
   
   И даже смерть не победит
   Ее дерзания живого.
   Над миром ярко заблестит
   Звезда Олега Кошевого.
   
   ж) Капитан Третьякевич В.И. утверждает в своем заявлении, что ни райком партии, ни райком комсомола, ни райотдел НКГБ, а также обком комсомола не знают, где похоронен Олег Кошевой", что труп Олега Кошевого... не был обнаружен". На самом деле, много людей присутствовало при раскопке могилы в Ровеньках и извлечении трупа Олега Кошевого и об этом не могут не знать партийные и комсомольские организации г. Краснодона. При извлечении трупа Кошевого и на его похоронах присутствовала, в частности, Ольга Иванцова, выступившая на похоронах Кошевого с речью. Третьякевич беседовал с Ольгой Иванцовой и не мог не знать об этом.
   з) Капитан Третьякевич заявил на бюро ЦК ВЛКСМ, что ему было известно много положительных отзывов о Кошевом. Однако, в заявлении приведена лишь гнусная, ни на чем не основанная клевета, которая опровергается теми самыми людьми, с которыми беседовал и на которых ссылается капитан Третьякевич.
   Таким образом, обвинения против Олега Кошевого, приведенные капитаном Третьякевичем, оказались необоснованными, выдуманными с начала до конца. Лживость, по крайней мере некоторых, этих обвинений была известна капитану Третьякевичу до того, как он подал свое заявление в ЦК ВЛКСМ.
   
   
    По п.2. - капитан Третьякевич ссылается на получение им, якобы, "показания" от лиц, которые уже упоминались выше.
   а) Капитан Третьякевич приводит, якобы, сделанное ему Ольгой Иванцовой заявление: "Секретарем комсомольской ор- ганизации "Молодая гвардия" был избран Виктор Третьякевич и оставался её бессменным секретарем до конца своей жизни. Я получила временный комсомольский билет из его рук, где он расписался "Кашук". За время пребывания в подполье я 2 раза платила ему комсомольские взносы... где Виктор Третьякевич также расписывался "Кашук".
   Он приводит также, якобы, сделанное ему заявление Надежды Тюлениной о том, что Третьякевич выдал комсомольский билет Валерии Борц.
   В делах ЦК ВЛКСМ находятся временные комсомольские билеты Ольги Иванцовой, Валерии Борц и др., на которых имеется подпись "Кашук", сделанная рукой Олега Кошевого. Валя Борц, Нина Иванцова подтверждают, что "Кашук" - это и есть Кошевой. Капитан Третьякевич признал, что подписи на билетах сделаны не рукой его брата.
   
   б) В документах Нины Иванцовой, Георгия Арутюнянца, командира "Молодой гвардии" Туркенича имеются заявления о том, что Виктор Третьякевич был отстранен от руководства организацией после того, как были получены сведения о его трусливом поведении в ворошиловградском партизанском отряде. Сведения об этом были получены через посредство Ольги Иванцовой.
   Между тем, капитан Третьякевич ссылается на Ольгу Иванцову, чтобы доказать, что его брат был бессменным
   в) Согласно документам, написанным для комиссии, Виктор Третьякевич был активным работником "Молодой гвардии". Это известно по опубликованным документам, в частности, по статье в журнале "Партийное строительство", которая совершенно точно говорит о фактах работы Виктора Третьякевича и Олега Кошевого. Третьякевич никогда комиссаром "Молодой гвардии" не был, одно время он был ее командиром, но затем, в связи с полученными из Ворошиловграда сведениям был отстранен от работы.
   После ареста и пыток Виктор Третьякевич проявил малодушие и выдал несколько членов организации, в том числе, ныне Героя Советского Союза Любу Шевцову. Это подтверждают документы и сделанные на основании тщательной проверки и расследования выводы следственных органов НКГБ УССР. Капитан Третьякевич не может ничем опровергнуть этого вывода. Он ссылается лишь на активную работу Виктора Третьякевича в организации, что не противоречит общеизвестным фактам и не может оправдать малодушия, проявленного Виктором Третьякевичем в конце.
   Таким образом, утверждения капитана Третьякевича о том, что Виктор Третьякевич был комиссаром "Молодой гвардии', бессменный секретарем комсомольской организации и не выдал под пытками своих товарищей оказались неверными. Подбирая для своего заявления клеветнические и лживые измышления об Олеге Кошевом и упустив все положительные отзывы о нем, капитан Третьякевич не приводит ни одного отрицательного отзыва о своем брате и подбирает преувеличенные и лживые сведения об его заслугах.
   По п.З. - капитан Третьякевич ссылается на, якобы, полученные им "заявления" родителей Осьмухина, Тюленина, Борц, Сафонова и соседей Кошевого и утверждает:
   а) что комиссия "ограничилась показаниями только трех из числа оставшихся в живых молодогвардейцев - Иванцовой Оли, Борц Валерии, Юркина Радия, а также матери и бабки Кошевого".
   Не самом деле комиссия опросила, кроме указанных капитаном Третьякевичем, оставшихся в живых молодогвардейцев Нину Иванцову, Георгия Арутюнянца, Ивана Туркенича, а также 111 человек - родителей, соседей, учителей молодогвардейцев. Все эти документы на 754 листах находятся в ЦК ВЛКСМ.
   б) Что с семьей Виктора Третьякевича никто из членов комиссии ни разу не беседовал. Однажды, мать Виктора Третьякевича пришла к члену комиссии Соколову, чтобы рассказать ему о работе Виктора Третьякевича в "Молодой гвардии", но он не захотел с ней разговаривать".
   На самом деле в материалах ЦК ВЖСМ имеются показания, собственноручно написанные отцом Виктора Третьякевича на 16 страницах и записанная т.Соколовым беседа с матерью Виктора Третьякевича. Запись беседы подписана матерью Третьякевича. Как заявил сам Третьякевич секретарю ЦК ВЛКСМ гов. Шелепину, он знал об этой беседе. Но в заявлении капитан Третьякевич умышленно вписал заведомо ложные сведения.
   в) Что секретарь Ворошиловградского обкома ЛКСМУ тов. Емченко, якобы, заявил ему, что с вопросом по делу молодогвардейцев слишком поспешили и погорячились, почему и искажены некоторые моменты в деятельности некоторых молодогвардейцев и в цепом "Молодой гвардии". Вопрос о Викторе Третьякевиче можно исправить, создав для расследования комиссию".
   На самом деле, как заявил в разговоре с секретарем ЦК ВЛКСМ т. Шелепиным тов. Емченко. он ничего подобного капитану Третьякевичу не говорил. Наоборот, он убеждал его а том, что оценка деятельности Виктора Третьякевича, данная в советской печати, правильна.
   г) Капитан Третьякевич, пытаясь доказать правильность своих выводов, ссылается на мнение "большинства" семей молодогвардейцев, всего города и т.п.
   Но он сам приводит имена лишь 8-11 человек, в то время, как выводы комиссии, в состав которой входили представители местных партийных и комсомольских организаций и ЦК ВЛКСМ, основывались на опросе действительно всех семей молодогвардейцев.
   Таким образом, обвинения, предъявляемые капитаном Третьякевичем комиссии оказались ложными, а в части поведения отдельных членов комиссии и клеветническими. Лживость ряда этих обвинений была заведомо известна капитану Третьякевичу.
   Оказалось также, что капитан Третьякевич, не имея на то никаких полномочии, до постановки им вопроса в ЦК ВЛКСМ или другой организации
   а) допрашивал членов "Молодой гвардии" и их родителей устно и письменно требовал от них тенденциозных показаний, направленных против Кошевого, против комиссии, расследовавшей работу "Молодой гвардия" и в защиту Виктора Третьякевича
   б) потребовал от Краснодонского РК ЛКСМУ, чтобы на памятнике, установленном на могиле молодогвардейцев, было вписано имя Виктора Третьякевича и добился этого;
   в) показывал свое заявление, содержащее гнусные выпады против любимого героя советского народа Олега Кошевого и выводы, опровергающие сообщения советской печати о "Молодой гвардии", посторонним лицам и печатал его в машинном бюро политотдела одной воинской части писал молодогвардейцам письма, содержащие гнусную клевету против Олега Кошевого и т.п.;
   г) явился на выставку "Комсомол в Отечественной войне" в Москве под видом офицера- фронтовика, расследующего по просьбе родителей Виктора Третьякевича дело их сына, и потребовал объяснений по поводу того, что на выставке в числе других героев-молодогвардейцев нет Викторе Третьякевича, в разговоре с работниками выставки т. Морской и т. Заслоновой капитан Третьякевич заявил, что факт невиновности его брага им установлен.
   По заявлению самого капитана Третьякевича в течение 9 месяцев - с января по сентябрь 1944 г., он, зная о том, что его брат проявил малодушие, никуда не обращался с вопросами о поведении брате, не пытался их выяснить. Только после того, как капитан Третьякевич был освобожден от комсомольской работы в армии, он занялся сбором всякого рода слухов и разговоров для оправдания Викторе Третьякевича.
   
   В ы в од ы:
   1. Все заявление капитана Третьякевича оказалось лживым, все приведенные им "факты" не подтвердились.
   2. Заявление капитана Третьякевича является клеветническим по своему существу, подобранные им "факты" подта- сованы. Лживость ряда этих фактов была ему известие до того, как заявление было подано, а, следовательно, заявление носит сознательно клеветнический характер.
   3. Поведение капитана Третьякевича при подборе материалов, составлении и разборе заявления следует характеризо- вать, как непартийное по своему существу.
   
   
   
   
   
   
   


СЕКРЕТАРЮ ЦК ВЛКСМ
   тов. ШЕПЕЛЕВУ от капитана ТРЕТЪЯКЕВИЧА В.И.

   Объяснительная записка.
   
   Из наших разговоров с Вами и по поводу своего заявления на имя секретаря ЦК ВЛКСМ тов.Михайлова делаю следующий вывод:
   
   1. Вывод, сделанный мною, по вопросу работы комиссии под председательством тов. Торицина, является неправильным. Вместе с этим я не понимаю, почему после работы комиссии участники "Молодой гвардии" и семьи молодогвардейцев делают противоречивые заявления своим же заявлениям, сделанным раньше членам комиссии,
   
   2. Я, как брат погибшего Виктора Третьякевича, не мог не заявить в ЦК ВЛКСМ об этих противоречиях, тем более что ни Краснодонский РК и ни Ворошилоградский обком ЛКСМУ не располагали никакими материалами о "Молодой гвардии". В обкоме комсомола секретарь по военной работе тов.Гуляев мне заявил, что материалов о "Молодой гвардии" нигде нет, есть только в ЦК ВЛКСМ.
   3. Считаю, что в материалах комиссии о "Молодой гвардии" есть неясность в деятельности и поведении Виктора Третьякевича, поскольку показания о трусости Виктора Третьякевича в партизанском отряде являются не конкретными и непроверенными, а заявление о том, что он при пытках дал показания есть заявление предателей "Молодой гвардии", которые стараясь выгородить себя, чернят других.
   4. Прошу рассмотреть мой приезд в Москву и мое заявление, как сигнал в ЦК BЛКСМ для принятия мер по устранению противоречивых толкований со стороны участников "Молодой гвардии и семей молодогвардейцев, о чем я изложил Вам в беседе и заявлении.
   5. Признаю свою ошибку в том, что мой взгляд на работу комиссии, узнав ее материал, был несерьезным и необдуманным.
   
   В.Третьяке вич,
   
   
   
   
   
   
   
   


Тов. ШЕЛЕПИНУ
   От БОРЦ Валерии Давидовны

   Объяснительная записка
   
   Прочитав материалы тов.Третьякевича, я поступила неправильно, сказав, что там есть правда, я выразилась не так, как бы следовало. Все, что написано в материалах, собранных Третьякевичем, я подтвердить не могу, т.к. это не соответствует действительности. Я поступила опрометчиво, сказав, что признаю его материал.
   Утверждение, что якобы Олег Кошевой не был организатором, неправильно, т.к. он был комиссаром и секретарем комсомольской организации.
   Слов, написанных Третьякевичем /которые он, якобы, слышал от моей матери/ я не говорила. Еще неизвестно, говорила ли их мама, т.к., там ее подписи нет.
   Третьякевич мне прислал однажды письмо, в котором он очернял "Молодую гвардию",основываясь на слухах. Большая моя ошибка состоит в том, что я своевременно не показала это письмо в ЦК ВЛКСМ. Когда я получила это письмо, то я просто не знала, что я могу ответить на те вопросы, которые он там задавал, и оставила письмо без ответа.
   Многого я сама не понимала, поэтому-то, что мне дали направление моего выступления по радио я поняла превратно и сказала в Вашем кабинете, что меня заставили. Мне просто дали нить и я выступила, сообразуясь с этой нитью.
   Все происшедшее объясняется моим легкомыслием и незнанием. Теперь мне многое стало ясно и я понимаю и признаю свои ошибки.
   
   Подпись: В.Борц.
   30. XII-44 г.
   
   
   
   
   
   
   


Партийная комиссия при Главком Политического Управления


   
   Народный Комиссариат Обороны Союза ССР
   Москва, ул. Фрунзе, 19, 1-дом НКО
   
   Утверждено Зам. Нач. Глав. ПУРККА
   
   Выписка
   Протокола заседания парткомиссии N3 п. 34, от 12 января 1945 г.
   В составе тт. Леонова, Чурсина, Батькова, Морина.
   
   Слушали:
   34. ТРЕТЬЯКЕВИЧ Владимир Иосифович, г.р. 1920, белорус, член ВКП(б) с сентября 1942 г. /п.б. N4564520, на руках/, служащий, образование среднее, в Красной Армии с 1941г.
   В настоящее время состоит в резерве полиотдела 47 армии.
   Вопрос рассматривается на основании решения ЦК ВЛКСМ от 6-г января 1945 г.
   Докладывает т. Леонов. Присутствуют т. Третьякевич.
   Дело поступило 10 января 1945 г.
   Установлено: т. Третьякевич, будучи освобождён от работы старшего инструктора полиотдела 47 армии по работе среди комсомольцев, встал на непартийный путь, т.е. без всяких оснований и специальных на то указаний поехал в г. Краснодон и, с целью реабилитации своего брата Виктора Третьякевича, собрал ложные материалы против некоторых членов "Молодой гвардии" и её руководителя героя Советского Союза Олега Кошевого, о чем написал заявление идущее вразрез с документами собранными специальной выделенной комиссией и опубликованной в журнале "Партстроительство" N17-18 сентябрь 1943 г. Предъявленные обвинения Третьякевич признаёт и заявляет, что после того, как он лично ознакомился с документами имеющимися по этому вопросу в ЦК ВЛКСМ своё поведение считает непартийным.
   
   Постановил и:
    Объявить т. Третьякевич В.И. строгий выговор с занесением в учетную карточку за непартийное поведение, выразившееся в сборе ложных материалов и дискредитацию героя Советского Союза Олега Кошевого и других членов "Молодой гвардии" героически погибших в борьбе с немецкими оккупантами.
   
    Отв. Секретарь Парткомиссии
    При ГЛАВПУРККА- ПОЛКОВНИК (Роспись) /Леонов/
   
    Выписки разослать:
    1) Начальнику полиотдела 47 армии для ознакомления т. Третьякевич.
    2) ЦК ВЛКСМ для сведения
    3) Отделение учёта коммунистов ГлавПУРККА
    4) В дело.
   

РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 339



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Капитальный ремонт и обогрев кровли в Москве стоимость по оптимальным ценам.