Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Елена Николаевна Кошевая
Письмо

   Привет и наилучшее пожелание, уважаемый Вячеслав Иванович!
    Письмо Ваше получила, от души благодарю Вас за внимание к покойному Олегу и ко мне. Во-первых, прошу извините мне за то, что долго не писала ответ, но это потому, что меня не было дома.
    Дорогой Вячеслав Иванович, какое великое горе постигло меня, эти бандиты в серо-зелёных мундирах отняли жизнь у моего дорогого мальчика, а также и у меня. Без содрогания нельзя вспомнить 20 июля 1942 года, когда в Краснодон ворвались немецкие душегубы. Олег, когда Вы его оформили к себе в часть, был счастлив и от восторга не знал, что делать. Я ему все собрала в дорогу, и он ожидал Вас. Но прождав до 16 числа, а Вас все нет. Тогда Николаю дали поганую лошадь и бричку, Николай забрал свою жену с ребёнком, Олега и ещё 4 рабочих и уехали, а мне нельзя было, так как мама тяжело заболела, и я осталась с мамой. А за Вас решили, что Вас уже нет в живых. Но нашим не удалось уйти далеко, их уже за Новочеркасском окружили немцы, и дальше ехать нельзя было. 25 июля все возвратились в Краснодон. В Краснодоне в это время уже шёл страшный кровавый террор. Уже пороли нагайками, расстреливали, бросали в шурфы шахт людей, грабили квартиры, насиловали женщин, полнейший разгул. К нам на квартиру поставили 2 немцев офицеров. И один из них побил по лицу Олега за то, что Олег возразил на его пахабную брехню по отношению к Советскому Союзу и русскому народу.
    Тогда мне Олег сказал, что я, мамунька, молчать не буду и сидеть тоже не буду, ожидать, чтобы они издевались медленно надо мной и над людьми. Я буду работать.
    В это время, в августе месяце, в нашем парке /Вы его знаете/ закопали живыми 58 человек мужчин, женщин и детей. Их ставили по 5 человек, связывали руки проволокой, и так в стоячем положении засыпали землею. Жизнь становилась с каждым днём невыносимая. Начали угонять молодёжь в Германию, голод, кровь, нищета и террор - вот что восстановили немцы в Краснодоне. Начали распространять ложные слухи о том, что, якобы, Ленинград и Сталинград они уже взяли, на днях возьмут Москву и победа за ними. Тогда Олег начал организовывать отряд ребят. Предложил и мне с ними работать, я, конечно, согласилась. Мы с Олегом решили, что лучше смерть в бою, чем жизнь в неволе. Оружия вначале не было, Олег начал работу с листовок, текстов было много разных, листовки писали в большом количестве и распространяли по всему району. Затем Олег достал радиоприемник, и в нашей квартире начали принимать сводки Совинформбюро, Николай подключил нелегально электросвет. А также Николай снабжал нас бумагой для листовок, помогал сочинять тексты. Каждый день почти люди читали сводку Совинформбюро. Когда ребят собралось человек 25, Олега избрали комиссаром отряда, и секретарём подпольной комсомольской организации. Он вел большую политическую работу среди молодёжи. За 6 месяцев он принял в комсомол 36 человек, выдал временные комсомольские билеты, отпечатанные ими самими на своем типографском станке, который они смонтировали. Систематически портили телефонно-телеграфную связь, начали поджигать стоки с хлебом и сеном, чтобы меньше вывезли в Германию. Сожгли 6 больших стогов хлеба и 4 стога сена. Олег лично поджог 2 стога хлеба и 1 стог сена. Сожгли биржу со всеми списками и документами, спасли тысячи от угона в Германию молодёжи. Пока немцы составляли новые списки и учёт молодёжи, то наши подошли и освободили всех. На октябрьские праздники вывесили Красные флаги по городу с надписью "Смерть немецким оккупантам". С румынской машины унесли 3 ящика гранат и несколько винтовок. Таким образом немного вооружились. Уничтожили и частично разогнали 500 голов скота, который немцы отправляли в Германию. Освободи с концлагерей 80 человек военнопленных и 20 человек из госпиталя, разбили 6 немецких машин, а оружие забрали себе. Убили 25 немцев и 4 полицейских, заразили на складке зерно клещом, помогали продуктами и деньгами семья красноармейцев.
    У нас на квартире в ноябре месяце поставили немца очень высокого звания, этот немец прожил у нас пять дней, и вот в один вечер собрались к нему несколько ещё офицеров, разложили карту и начали говорить, чтобы отвлечь внимание наступающих советских войск в другое направление, и потом взять все войска в кольцо и уничтожить. Олег и Николай понимали немецкий язык, услышали об этом. И Олег моментально сообщил под .............. на фронт. /Это было под Морозовской станцией/. Таким образом вовремя было предупреждено эту воинскую часть, и наши разбили очень немцев.
    Дорогой Вячеслав Иванович, всего не опишешь, сделали много ребята, сделали бы ещё больше, но подлый предатель предал всю организацию. Моя работа состояла в том, что надо разведать, если это необходимо, перепрятывать оружие, сходить иногда и за сто с лишним километров. Ходила помогать писать и сочинять листовки, иногда распространять по городу, дежурить на дворе во время заседаний штаба и во время приёма по радио сводки. Советовать в некоторых местах, ну еще кое-что по мелочам. Я одна была мать, перед которой тайн и секретов не было.
    1 января 1943 года начались массовые аресты "молодогвардейцев". Нескольким человекам, в том числе и моему Олегу, удалось уйти за город. Как раз были сильные морозы, а полиция дала распоряжения во все ближайшие районные полиции не принимать на ночлег без проверки тщательной документов, иначе, если кто из граждан возьмёт на квартиру кого-нибудь, будет повешен вместе с "молодогвардейцем". Немецкая жандармерия описала подробно внешность Олега, и было разослано по всем полициям. Проходив одиннадцать дней, Олег вернулся в Краснодон к моей приятельнице. Это было 11 января, в этот день арестовали Николая, жену его и маму. У меня полиция дежурили со второго января день и ночь, ожидая Олега, все из квартиры забрали, мне велели ходить на отметку в жандармерию ежедневно 2 раза в день. Когда пришел Олег, у него были отморожены пальцы на ногах. Сидеть было в Краснодоне нельзя. Я его переодела в женское платье и проводила за город, и он пошёл скрываться снова. Вячеслав Иванович, дорогой, я плакала, моя душа, наверное, чувствовала быть беде. Прощалась, целовала своего дорогого мальчика, а он успокаивал, говорит, береги, мамунька, себя, а я обязательно буду жив. И так я его больше живого не увижу, его палачи поймали 24 января и страшно казнили. 14 февраля нас освободила наша Красная Армия, и я нашла труп своего дорогого единственного сына, моего умницу красивого мальчика, изуродованного до неузнаваемости.
    Дорогой Вячеслав Иванович, Олег мой был седой, как молоко, исколот и истерзан, раздет до тела, палачи даже и одежду сняли. Вы можете себе представить, что палачи делали над Олегом, когда он поседел за несколько дней. Моему горю нет предела, горе матери настолько велико, что его не с чем не сравнишь, его не опишешь.
    Дорогой Вячеслав Иванович! Как мне тяжело, какое горе тяжелое. Какие страшные пытки пришлось вынести "молодогвардейцам", на их телах выжигали номера комсомольских билетов, загоняли иголки под ногти, выкалывали глаза, подвешивали за ноги к потолку и так держали, пока кровь начинала литься изо рта, били в две плети, нанося сразу по сто ударов, заставляли кровь слизывать языками, отрезали уши, носы, языки. А затем полуживых сбрасывали в ствол шахты 58 метров глубины. 14 февраля, когда наши части вступили в Краснодон, то сразу начали извлекать трупы из шурфа, что творилось, около ста юношей и девушек до неузнаваемости изуродованных были извлечены. Кровь в жилах холодеет и руки дрожат, когда вспоминаешь. Здесь был труп и Сережи Левашова, он также погиб. Наградили всех погибших молодогвардейцев орденом Отечественной войны 1 степени и медалью партизана 1 степень. Матери Сережиной передала от Вас привет, а отец ушел с немцами, но как будто бы уже возвращается обратно. Николаю удалось сделать побег с тюрьмы после того, как он месяц просидел в полиции, остался жив. Я сидела мало в полиции, на меня было составлено дело и 18 февраля должны были бросить и меня в шурф, но не успели. Да, на 17 число многие должны были погибнуть. Вся наша семья арестовывалась.
    Вячеслав Иванович, всего не напишу, возможно когда-нибудь встретимся, тогда поговорим, расскажу много кой-чего. Мою маму наградили медалью партизана 1 степени и меня орденом и медалью. В нашем домике открыт музей имени "Молодой гвардии". Мы уже там не живём, 15 декабря переехали жить в Ворошиловск. Здесь Коля работает в тресте геологом, и я решила жить у них, одной очень тяжело. Возможно Вам когда-нибудь удастся побывать у нас, мы все вас просим, приезжайте к нам, будем рады и примем как родного. Прошу Вас пишите о себе больше, о своей семье, где они, как живут. Привет Вам от мамы, Коли, Оли и маленького Валерки. Пишите по адресу: Ворошиловская область, Паркоммуна, трест Ворошиловскуголь - Кошевой Е.Н.
    Будьте здоровы, жму крепко Вашу руку. Елена Кошевая.
    25/XII - 43 г.
   
    P.S. Вячеслав Иванович! Вы сейчас находитесь на фронте, прошу Вас, бейте немецких детоубийц, отомстите им за смерть моего дорогого Олежка. Вы его хорошо знали, какой он был умный, красивый мальчик, как часто вспоминал он о Вас.
    Горе мое горе велико, как хотела я бы Вам рассказать о своём горе. Прошу, пишите, отвечу сразу. Извините, что много пишу, когда пишу легче мне, а иногда тяжело. Е.К.
   

РГАСПИ Фонд М-1, опись 53, ед. хр. 330



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Открывается доступ к сервисам самообслуживания через личный кабинет мтс.