Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Воспоминания
   Об участнике организации "Молодая гвардия" города Краснодона Викторе Третьякевиче.

   Витя родился в 1924 году 8 сентября в селе Ясенки, Горшеченского района, Курской обл. В начале 1932 года родные с сыновьями Володей и Виктором переехали в г. Краснодон где в то время я работал.
   В 1932 году Витя пошёл в школу. По 4 класс включительно он учился в школе им. МЮДа, которая размещалась в помещении где до 1970 года был музей "Молодая гвардия".
   Учительница Киреева Анна Ивановна в своих воспоминаниях пишет о Викторе:
    "Школа им. 19 МЮДа размещалась на вершине угла образованного улицей Банковской и железнодорожной веткой, идущей от станции Верхнее-Дуванной на шахту 1-бис. Железная дорога шла границей школьного двора с южной его стороны и, возвышаясь, служила своеобразной оградой.
    Несколько раз в день мимо школы проходили товарные поезда. Громыхая и пыхтя они везли на шахту крепёжный лес и оборудование, оттуда увозили уголь.
    Как ни следили учителя за своими питомцами, но кто-то всё равно умудрялся положить на рельсу пятак, гвоздь или какой- нибудь другой металлический предмет.
    Стайкой собираются тогда ребята, и едва поезд пройдёт, налетают на место "эксперимента", любуются результатом: колёса паровоза и вагонов расплющивают положенный на рельсы предмет.
    Если случалось, что поезд подходил к школе во время перемены, дежурный учитель давал звонок раньше времени, чтобы помешать ученикам, - в который уже раз повторить "эксперимент".
    На этот раз звонок на урок был тоже преждевременный. Ребята побежали к двери школьного здания и только один отделился, стремглав помчался к железнодорожной насыпи навстречу приближающемуся поезду.
    Что случилось? Куда и зачем полетел мальчуган?
    И только когда непонятный комок покатился вниз, обдаваемый паром, стало ясно.
    - Это Витька Третьякевич!
    Ребята рванулис с мест и, перегоняя друг друга, побежали к насыпи. Витя был бледный, губы его сжаты. Дрожащими руками он стряхивает песок с костюма. Рядом с ним стоял мальчик с крепко сжатым кулачком. Подражая старшим, Вова хотел положить болтик под колёса паровоза. Происшествие взволновало сотни сердец. Ребята плотным кольцом окружали Витю, заглядывали ему в лицо, щупали руками. Каждому хотелось поближе узнать героя.
    Потрясён был и сам Витя. Он шёл никого и ничего не замечая вокруг, видно представлял ужас трагедии, которую предотвратил. Урок начался, но работы не было. Класс гудел, как улей с пчёлами. А я и не пыталась унять ребят. Я и сама ещё не освободилась от впечатлений внезапно разыгравшегося события, волновалась. Попыталась было объяснить задание, хотела написать что-то на доске, но из дрожащих рук мел сразу выпал, покатился под парты.
    - Анна Ивановна! Это подвиг? - спрашивает кто-то из ребят.
    - Да, это подвиг! - не без гордости за 12-летнего питомца отвечаю я.
    - А если б вас обоих накрыл паровоз? - проговорил сосед по парте.
    - Я же побежал спасать, а не погибать. Ну хватит об этом, - заключил успокоившийся Виктор.
    Но ребята ещё долго обговаривали самоотверженный поступок ученика 4 класса Виктора Третьякевича. Его подвиг был описан в стенной газете, отмечен в приказе по школе.
    По окончании 4 класса школы им. МЮДа, в 1932 году Витя со всем классом был переведён в школу им. Кирова.
    Преподовательница русского языка и литературы Щербакова К.А. вспоминает:
    "Знакомство с Витей Третьякевичем оставило во мне глубокий след. Наша первая встреча произошла в Кировской семилетней школе г. Краснодона, куда он перешёл после окончания 4-летней школы им. МЮДа. Перешёл Витя не один, а всем классом. Этот класс назывался у нас 5 "А". Я преподавала русский язык и литературу. Лучшим учеником оказался Витя Третьякевич. Он очень хорошо писал, готовил и умел внимательно слушать объяснения учителя, был способным и начитанным учеником.
    Так и представляется мне Витя с его голубыми умными глазами. Он стал лучшим учеником в классе. Он не стремился выделиться, но само его поведение и трудолюбие выделяли его на первое место. Я надеялась на его знания. Уроки им всегда были выучены, тетради опрятны, вёл он себя культурно, спокойно и вежливо.
    Он заботился не только о себе, но и о товарищах. Он оказывал помощь отстающим в учёбе, объясняя им после уроков непонятные для них разделы программы. Таким образом, Витя был ближайшим помощником учителя, когда ему было только 12-13 лет.
    С открытием в Краснодоне школы им. Ворошилова в неё был переведён 6 класс из нашей школы, а в нём учился Витя.
    Мы с Витей теперь встречались только изредка. Через несколько лет, из-за недостатка учителей, мне пришлось совмещать работу в школе им. Ворошилова, преподавая русский язык и литературу в 8-9 классах. Снова я увидела Виктора на своих уроках в 8 классе. Он вырос, лицо стало не детское, а юношеское, голубые умные глаза остались те же. Он был уже не пионером, а комсомольцем. Кроме хорошей учёбы, Витя показал себя активным общественником. Он был секретарём комсомольской организации школы им. Ворошилова. Витя имел много нагрузок общественного характера, что его ещё больше развило. Грамотность у него была высокая. Сочинения писал продуманно и грамотно.
    Как-то я была на комсомольском собрании всех школ г. Краснодона... Собрание проходило в школе им. Горького. Выступали комсомольцы от многих школ. Лучшим было выступление Вити Третьякевича... Перед нами стоял уже взрослый юноша. Он призывал молодёжь учиться по Ленину, звал к активной общественной работе. Я подумала, что хороший человек вырос из этого мальчика. У меня навсегда остались хорошие воспоминания о Вите Третьякевиче.
    Настолько Витя был не по возрасту серьёзным можно судить по тому, что он, участь в 9 классе, читал произведения Ленина, Карла Маркса. Он ни одного дня не пропускал, что бы прочитать газету, вступал в разговоры со взрослыми на атеистические темы.
    Ещё будучи в 6 классе, Витя прочитал "Как закалялась сталь" Н. Островского. Прочитав эту книгу, он много говорил о ней, восторгаясь подвигом Павла Корчагина.
    Виктор был человеком высокой дисциплины. Бухтевич Анна Александровна в своих воспоминаниях пишет:
    "Преподавая украинский язык и литературу в 8 и 9 классах школы им. Ворошилова я обучала и Витю Третьякевича. Витя был серьёзным, вдумчивым и строго относился к обязанностям ученика. Он отличался справедливым характером и пользовался большим уважением своих товарищей. Вследствие привычки серьёзно относился ко всякому делу. Вити на уроках рассказы учителя слушал внимательно. Большая внимательность, как отмечали в то время учителя, давала ему возможность хорошо усваивать материал. Он мог самостоятельно находить красоты и особенности того или иного литературного произведения.
    Охотно делился Витя своими знаниями с товарищами по школе, объясняя им трудные разделы уроков по литературе, химии, математике. У меня остались самые отрадные воспоминания о Вите, как ученике-комсомольце, который был всегда полон желания организовать ученический коллектив (в то время он был секретарём комсомольской организации школы) на большие дела: высокую успеваемость, выпуск содержательных и красочно оформленных газет, аккуратную посещаемость школы и предметных кружков.
    Витя организовал музыкальный кружок в школе: он сам хорошо играл на струнных инструментах.
    Он умел организовать коллектив на борьбу за честь класса, за честь школы".
    Витя много занимался спортом. Утренняя гимнастика была его правилом. Он увлекался летом футболом, зимой лыжами и коньками. Это положительно сказывалось на закалке его организма. Он был крепким, здоровым, физически выносливым. Ещё находясь с ним вместе в партизанском отряде, я завидовал ему - как быстро он мог забраться на гору, на дерево.
    Приготовление уроков Витя не откладывал на завтра. Придя со школы, отдохнув 30-40 минут, он брался за уроки. И только после подготовки уроков он просил разрешения у родных пойти погулять.
    За всё время учёбы Виктора в школе, родных ни разу не вызывали в школу по какому-либо случаю плохой его учёбы или поведения.
    После окончания 9 классов Витя пришёл домой жизнерадостным.
    - Мама, - сказал он, - я получил похвальную грамоту, вот она, вручаю её тебе на хранения (Витя до 9 класса включительно ежегодно получал похвальные грамоты).
    По окончании 7 класса в 1939 году Витя, возвратившись домой, сказал серьёзно:
    - Можете поздравить меня: я назначен пионервожатым в Суходольский пионерлагерь. Завтра я туда должен ехать.
    1939 и 1940 годы Витя летние каникулы проводил в пионерлагере в хуторе Б. Суходол в качестве пионервожатого. Там же ему пришлось спасти утопавшего мальчика, за что Витя получил благодарность от руководства лагеря.
    Его влекло к детям. Уже когда Виктор стал юношей он продолжал дружбу с малышами. Во дворе на брёвнах вокруг него собиралась группа ребят, значительно меньших по возрасту, с которыми он по долгу беседовал об учёбе, школе, о поведении дома, рассказывал, каким должен быть пионер.
    Витя много писал в местную газету "Соц. Родина" г Краснодон, где часто публиковались его статьи. 5 мая 1965 г. в Ворошиловградской областной газете "Прапор перемоги" была опубликована статью под заглавием: ЮНКОР "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РОДИНЫ".
    Много наклонностей было у прославленного молодогвардейца Виктора Третьякевича. Он интересовался музыкой, поэзией, рисованием, был активным юнкором краснодонской газеты "Соц. Родина" (сейчас она выходит под названием "Слава Краснодона").
    О чем же писал этот пытливый паренёк? В первую очередь о том, что пленило его юное сердце: весенние заботы пернатых, интересные походы во время каникул.
    В газетном архиве г. Киева обнаружено восемь материалов Виктора Третьякевича, опубликованных в 1940-1941 годах. 26 марта 1940 г. он вместе с двумя учениками своей школы - Ж. Прилепским и А Краснянским - выступил с заметкой "Организованно встретим прилёт птиц". Через три дня обратился через газету к комсомольцам, пионерам и школьникам города Краснодона принять активное участие в благоустройстве родного города. "Нас много, - писал юнкор, - и если каждый ученик посадит одно дерево около своей квартиры, дома - это принесёт большую пользу. На соц. Соревнование вызываем комсомольцев и учащихся школы им. Горького.
    Выступать от имени коллектива большая честь. И Виктор имел на неё право. Он был секретарём комитета комсомола средней школы, учился хорошо, пользовался авторитетом среди учеников.
    Наибольшую радость принёс Третьякевичу номер газеты от 1 сентября 1940 г. Там было опубликовано групповое фото лучших учеников школы, среди которых он увидел и себя, а также свою статью "С новыми силами за учёбу". Знакомство с ней раскрывает красоту души, показывает широту души комсомольского вожака.
    Вот что говорится в ней: "Интересно прошло лето у меня в этом году. Его я провёл в пионерском лагере хутора Большой Суходол. Работал там вожатым. Ребята в лагере хорошо отдохнули, многому научились, многое увидели. Приобрели там и трудовые навыки. В лагере читались лекции о Георгии Седове и Иване Мичурине, об Олеко Дундиче и Александре Пархоменко, о Северном полюсе".
    Далее Виктор рассказывает о захватывающих походах, спортивных соревнованиях.
    "Интересными и весёлыми были экскурсии на пирамидную гору, на озеро. Хорошо прошла экскурсия на левый берег реки Донец. Почти до полуночи не спали, ловили рыбу и потом готовили из неё уху... Интересно прошла спартакиада, в которой принимали участие около 100 мальчиков и девочек. Дети прыгали, кидали гранаты, играли в футбол, волейбол. За весь период работы лагеря было выпущено 25 стенных газет с интересным содержанием".
    Заканчивается статья так: "После отдыха возьмёмся за учёбу с новыми силами. Будучи в 8 классе я соревновался с одноклассницей Галей Шляхтиной, оба мы получили похвальные грамоты. Сейчас я готовлюсь к отчётно-выборному собранию. Надеюсь, что это собрание пройдёт на высоком идейно-политическом уровне".
    Заметки за подписью Виктора Третьякевича были опубликованы в Краснодонской газете также 8 мая и 4 сентября 1940 г. и 17 сентября 1941 г.
    Если у кого- нибудь из старожилов города комсомольской славы сохранилась довоенная подшивка "Социалистической Родины", то передайте её, пожалуйста, музею "Молодая Гвардия".
    Пусть наша юность больше узнает об одном из наиболее активных молодогвардейцев.
    СМАГА"
   
   Наступило грозное время. Гитлеровская Германия внезапно напала на нашу Родину. В первые дни войны Витя, Ваня Земнухов и другие ребята пошли в райвоенкомат с просьбой послать их на фронт. Но ребята были слишком молоды и им в военкомате отказали.
    В тяжёлой обстановке мне довелось впервые встретиться с Виктором во время войны. Осень 1941 года. Фашисты подкатываются к Донбассу. Мариуполь, Павлоград, Полтава оставлены нашими войсками. 10 октября вражеская авиация совершила зверский налёт на наш город Пираты бомбили "маленький базарчик", где всегда собирался народ. (на этом месте сейчас построены пятиэтажные жилые дома). На этом базарчике был убит 11-летний сын Ивана Прокофьевича Донченко, партизана гражданской войны, чудом бежавшего из-под расстрела в 1919 году. Его сын ходил на базар за молоком с эмалированным кувшином, который сейчас хранится с двумя осколочными пробоинами. Несколько авиабомб попало в санитарный поезд с раненными бойцами, который стоял на подъездных путям завода им. Пархоменко. В результате 49 человек было убито. В этот день город впервые ощутил на себе ужасы войны... Народ ещё больше насторожился. Угроза оккупации казалась близкой. Началась эвакуация предприятий и населения.
    Работая в это время секретарём Октябрьского райкома партии я знал, что организовывается подпольная организация городского комитета КП(б) У. Я твёрдо решил остаться в тылу врага для борьбы за освобождение Родины от ига фашизма. И мои мечты сбылись. Во второй половине дня 11 октября 1941 года приезжает ко мне секретарь горкома партии И.М. Яковенко и задаёт вопрос:
    - Как ты смотришь на то, чтобы остаться для работы в тылу врага?
    Ни секунды не размышляя, я ответил:
    - Я готов.
    Я был счастлив, что партия мне оказала такое высокое доверие. Мы с Иваном Михайловичем три часа посвятили обсуждению мероприятия подготовки.
    12 октября день разлуки с семьей, выезжавшей в глубокий тыл. Тяжело было расставаться... Жене Марии я сказал, что остаюсь по заданию в тылу врага. Впервые я видел такую Марию, которая городится мужем, идущим на битву с врагом. Однако, я и она рассчитывали, что может быть больше не увидимся.
    - Миша, я знаю тебя: во имя партии ты на всё готов.
    Это были последние слова, с которыми мы расстались.
    С каждым днём становилось всё тяжелее. Эвакуировали завод им. Октябрьской Революции. Город стал неузнаваемо суров. Казалось, что каждый дом, улица, переулок дышат близостью чего-то странного... Заходишь в цеха завода им "ОР", где рабочие демонтируют оборудование и видишь, как им не хочется выполнять эту работу: сколько их труда вложено в создание такого красавца как их родной завод... Но патриоты Родины понимали, что оставить врагу богатство, созданное нашими руками, нельзя.
    Через город проходили на восток части 12 армии, что с большей силой укрепило сознание у жителей города в неизбежности оккупации города немцами.
    В начале ноября 1941 г. ко мне приходит Виктор. Несмотря на то, что я не видел его полгода, сразу брата не узнал - он очень возмужал. Мы расцеловались.
    - Я пришёл к тебе, Миша, чтобы решить, что мне делать...
    Ему было 17 лет. Я ему сказал:
    - Тебе надо выехать в тыл. Там ты будешь работать на заводе, а через год - полтора пойдёшь в Красную Армию.
    - Я не за таким советом приехал к тебе, я хочу пойти на фронт и прошу мне в этом помочь. Прошу тебя, напиши письмо райкома партии горвоенкомату, чтобы меня приняли в армию.
    Этот разговор проходил в присутствии зав. Военным отделом райкома тов. Ярыльченко. Пошли в столовую обедать. Во время обеда Виктор несколько раз возвращался к этому разговору, но я всё время его просьбу отклонял. Показав ему кровать в общежитии райкома партии, я предложил ему отдохнуть, но Виктор сказал, что он до конца дня походит по городу, поищет какие-то книги.
    Сижу в своём кабинете. Вдруг звонит горвоенком тов. Щедрин и говорит:
    - Вот у меня сидит товарищ: говорит, что он твой брат. Просится в армию, на фронт. Я считаю, что он ещё молод. Придёт время, мы удовлетворим его просьбу.
    Я согласился с горвоенкомом. К концу дня в общежитие приходит Виктор. У нас опять завязался разговор на эту же тему.
    - Видно, плетью обуха не перешибёшь. Я вижу у тебя здесь большие связи.
    Я его начал успокаивать, долго с ним беседовал и уже к полуночи он согласился, что надо выехать в тыл.
    В этот вечер я сказал Виктору, что по заданию остаюсь в тылу врага. Он начал просить меня, чтоб остаться со мной. Я категорически отказал ему и настаивал на его выезде в тыл.
    Чтобы не затягивать дело с отъездом Виктора, я на следующий день связался с зам. начальника комбината "Ворошиловград- уголь" тов. Алёховым, чтобы Виктора взяли в формирующийся эшелон комбината. Тов. Алёхов взял Виктора в вагон в котором ехал сам. Эшелон стоял на подъездных путях завода им. "О.Р.". При расставании Витя ещё упрекнул меня, что я напрасно не выполнил его просьбу.
    Пожелал ему успеха работать в советском тылу на благо Родины, я не в тылу врага, мы расстались т.к. я должен был идти на экстренное бюро горкома партии по вопросу эвакуации города. Хотя эшелон должен был отходить через два часа. Итак, Виктор выехал на восток. Перед отъездом я посоветовал ему поехать к моей семье в Самарканд, там устроиться работать на одном из предприятий, к тому же вместе с родными легче пережить трудности, связанные с эвакуацией.
    Контратакуя вражеские войска, наша армия остановила их на границе Ворошиловградской области. Только Папаснянский район был захвачен немцами, и то не полностью.
    Воодушевлённые победой нашей армии под Московой в начале декабря 1941 г., мы стали организовывать работу цехов и отдельных предприятий, используя оставшееся основательно потрёпанное оборудование. Так, на заводе им. ОР в тендерно-стокерном цехе организовали изготовление автоматов ППШ, ремонт танков и автомашин, коллектив завода им. ОР, оставшийся после эвакуации, изготовил два бронепоезда, команды которым были сформированы из рабочих завода. Бойцы и командиры этих бронепоездов, на многих участках фронта, отличались в разгроме фашистских захватчиков.
    Началась работа на всех предприятиях города.
    1 января 1942 года в 10 часов утра во время завтрака мама случайно выглянула в окно, вскрикнула, что идёт Витя. Через минуту зашёл Витя. На лице следы пережитого, в потрёпанной одежде, в стоптанных сапогах... первым долгом ему организовали баню, дали переодеться, накормили. Начали его расспрашивать:
    - Что случилось? Почему вернулся? Почему не поехал в Самарканд?
    И вот что он рассказал:
    - Доехав до Куйбышева, я услышал по радио о победе нашей армии под Москвой и решил, что немцы теперь будут только отступать, так как под Москвой они основательно разгромлены нашей Армией. Я думаю, что в тылу мне делать нечего, лучше буду ковать победу здесь.
    - Но что же ты будешь делать, ведь здесь предприятия работают не с полной нагрузкой?
    - Я пойду туда, куда пошлёт меня комсомол, а в крайнем случае буду заканчивать школу, - ответил Витя.
    В январе 1942 года он пошёл учиться в 10 класс школы N7 г. Ворошиловграда, который окончил в июне 1942 года. Несмотря на то, что половина учебного года им была пропущена, он учился только на хорошо и отлично.
    Витя регулярно оформлял стенную газету школы, в которой изобличал гитлеровцев и их зверства на нашей земле, показывал хороших и нерадивых учеников.
    Как-то в начале мая захожу к родителям. Витя готовит очередной номер стенной газеты, где в передовой статье, написанной им, перечислено несколько учащихся старших классов, которые отставали в учёбе. В статье было написано:
    "Товарищи! Наши отцы и братья не щадят своей жизни за дело победы над врагом, куют победу в тылу, не отходя сутками от станков. Так почему же мы должны плохо учиться? Партия и правительство создали нам все условия, и мы должны ответить только хорошими и отличными оценками.
    Уманская Анастасия Семёновна учительница младших классов седьмой школы вспоминает:
    "В средней школе N7 города Ворошиловграда в 1941-1942 учебном году в 10 классе учился Третьякевич Виктор. В это время я работала в этой школе в должности завуча 1-4 классов. В старших классах я не работала, но по педсовету все мы, учителя, хорошо знаем не только плохое об учёбе и дисциплине учащихся, но ещё лучше знаем ребят, хорошо занимающихся и принимающих активное участие в общественной жизни школы. Вот к последним и относился Витя Третьякевич. Он был парторгом класса. В школе часто проводились вечера на литературные темы, где мне и приходилось с ним встречаться.
    В период эвакуации города летом 1942 года мне не удалось выехать и я осталась в оккупированном немцами городе. Ко мне приходили некоторые учащиеся - жила я тогда по ул. Ленина, 41. В один из осенних дней заходит ко мне Виктор... Точной причины его посещения я не знала, но по всему было видно и чувствовалось из наших с ним разговоров, что он думал застать у меня кое-кого из учащихся и поговорить с ними о работе в тылу врага."
    В июне Витя закончил школу. У них состоялся выпускной вечер. Возвратясь, Витя с довольным видом сказал, что он на этом вечере "держал речь".
    - О чём же ты там говорил? - спросил я.
    - Во-первых, от имени учеников поблагодарил преподавателей за их труд по воспитанию нас, потом говорил, что задача нас, выпускников - активно включиться в борьбу с общим врагом - гитлеровцами.
   
   

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
   

    Документ из архива музея Московской школы N312
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://intell.in.ua/