Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Рассказ о моём сыне

    Мой сын, молодогвардеец Толя Орлов родился в селе Красниково Знаменского района Орловской области в семье рабочего 7 января 1925 года. В 1931 году наша семья переехала в Краснодон в связи с переменой места работы. В нашей семье было четверо детей: две девочки Марина и Шура и два мальчика - Толя и Александр. В большой и дружной нашей семье Толя рос живым и подвижным мальчиком. Готовя сына к поступлению в школу, я учила его считать на пальчиках до десяти, учила писать буквы. И вот настал день, когда Толя с большой радостью и охотой пошёл в школу. В это время ему было 7 лет. Возрастая в обстановке простой трудовой семьи, Толя был дисциплинированным и послушным мальчиком, уважал старших, заботливо ухаживал за сестрёнками и братом. С увлечением подготовив уроки, солнечным утром идёт наш Толя в школу. Одетый в свой любимый тёмно-синий костюм, он с каким-то радостным удовольствием летит в школу, где до начала занятий надо проверить готовность к урокам у пионерского звена, а потом отнести на школьную выставку свои рисунки. На выставке уже помещён портрет В.И. Ленина, но вчера Толя закончил рисовать Чапаева с пулемётом. В пионерской, где размещена выставка, всегда много народа. Сейчас там идёт горячий спор: чья картина лучше: Анатолия Ковалёва "Тарас Бульба" или Сени Остапенко "Валерий Чкалов". Толя тоже много рисовал: оформлял стенные газеты, мог несколькими точными штрихами изобразить девочек слушающих урок. Глядя на свое изображение в зеркале, рисовал свой портрет. Учась в школе им. Ворошилова, Толя сдружился с Володей Осьмухиным, Серёжей Тюлениным и Любой Шевцовой. Они вместе с песнями шли на воскресники, выступали на школьной сцене, подолгу засиживались в техническом кабинете школы. Увлекаясь электротехникой и машиностроением, Толя с Володей Осьмухиным подолгу задерживались в техническом кружке, конструировали приборы, помогали учителям проводить опыты по физике и химии на уроках. Помогая мне по хозяйству или мастеря что-нибудь, Толя напевал:
   
   "Не сынки у маменек
   В помещичьем дому -
   Выросли мы в пламени,
   порохом дыму"
   
   Всей семьей мы ходили смотреть кинофильм "Большая жизнь" о донецких шахтёрах. Толя сразу запомнил мотив песни "Спят курганы тёмные". Толя любил технику и всегда что-нибудь мастерил. Однажды он с братом сделал макет посёлка зимой, электрифицировал его, осветив лампочками, подключив батарейки. Над зданием Красный флаг, снег - накрахмаленная вата - красиво переливался и сверкал. Потом Толя с друзьями смастерил киноаппарат и показывал кино детям своего двора.
   Окончив 7 классов, Толя пошёл учиться в 8-ой, но внезапная смерть отца возложила на его плечи заботу о младших. Толя идёт работать. Сперва в комунхоз учеником статистика, потом в механический цех слесарем. Вместе со своим закадычным другом Володей Осьмухиным Толя хорошей работой заслужили уважение рабочих. Свой тщательно разутюженный галстук Толя передал младшей сестренке. Теперь одетый в спецовку, с засученными рукавами, Толя утром бодро спешил на работу. В свободное время и под выходные дни Толя с Володей уходили на Донец ловить рыбу, купаться. Сидя у костра, юноши беседовали. Они мечтали.
   Но грянула война... На защиту нашей Родины по зову коммунистической партии встали все народы Советского Союза. Но враг, жестокий и неумолимый, наступал, разрушая города и сёла. Ушли на фронт отцы краснодонцев. Более 162 тысяч комсомольцев и молодёжи Ворошиловградской области - в их числе 23 тысячи девушек - добровольцами ушли на фронт. В их числе были и наш Толя и Люба Шевцова, Иванихина и братья Левашёвы. В партизанскую школу особого назначения были зачислены Евгений Мошков и Загоруйко, Люба и другие Краснодонцы. Толя был зачислен в 38-й отдельный инженерный полк, где и служил в течении полугода, а потом был ввиду болезни направлен домой. Это было тревожное время. 1942 год.
   Немцы, создав в южном направлении нашего многокилометрового фронта громадный численный перевес, сумели ценой огромных усилий и потерь продвинуться к стенам Сталинграда и предгорьям Кавказа. 20 июля враги пришли в Краснодон. Настали мрачные дни оккупации, длившееся более шести месяцев. Хмурый и молчаливый, Толя не находил себе места. Вскоре ему принесли повестку, приказывая явиться на работу в Механические мастериские. Толя долго отказывался, не хотел идти, ссылаясь на болезнь, но, узнав, что там свой человек Филипп Петрович Лютиков, пошёл. Лютиков и Бараков, оставленные для подпольной работы в Краснодоне, хорошо знали Толю, Володю Осьмухина и Юру Виценовского ещё по довоенному времени, как крепких и надёжных ребят. Сейчас центром партийного подполья стали механические мастерские. Для связи с молодёжью были выделены Толя и Володя Осьмухин с Анатолием Николаевым. Вскоре Толя стал приносить домой сводки Советского Информбюро и рассказывать о положении на фронтах. Мы иногда видели, как Толя что-то писал и мастерил. Но что там было он нам не показывал. И вот однажды я со своей дочкой, старшей сестрой Толи Марусей нашли его портфель и в нём - "Временное удостоверение" и листовки со сводками о боях Красной Армии. Зимой Толя приходил домой очень поздно, а иногда совсем не ночевал дома. Где он бывал, мы точно не знали. И лишь после Вася Левашев, молодогвардеец оставшийся в живых, рассказывал, что Толя был "главным конструктором" печатного станка подпольной типографии "Молодая гвардия", что он печатал и хранил у себя бланки временных комсомольских билетов. Жора Арутюнянц рассказыват, что у Толя хранились шрифты. Мы и не знали в это время, что он занимался сбором печатного станка, так как считался специалистом по этому делу, что шрифт доставляли Сергей Тюленин и Анатолий Ковалёв со своими товарищами, собирая его в развалинах типографии районной газеты "Социалистическая Родина". Теперь нам ясно, где пропадал Толя зимними ночами. Более 5000 листовок 30 названий выпущено молодогвардейцами. Теперь в городе каждый день появлялись новые листовки. Их находили на стенах домов, на дверях гестапо, в клубе, в церкви.
   "Прочти и передай товарищу" - просил Ш(таб) П(артизанского) О(тряда). Затем сообщал сведения о боях и заканчивал: "Смерть немецким оккупантам и их прихвостням! Да здравствует наша освободительница, родная Красная Армия!"
   С большой радостью и волнением следили жители Краснодона за боями наших войск. И пусть покамест злобствуют свирепые полицаи, презренные холуи фашистов, - близок час возмездия и расплаты! К нам однажды ворвался сосед Силенко. Воспитанник юнкерского училища, белогвардейский служака, он скрывал до поры до времени свое настоящее лицо врага. При немцах вся эта недобитая белогвардейская сволочь вылезла на свет. Вот и Силенко разрядился в казачью форму, нацепил погоны. Он, нагло улыбаясь, ворвался в квартиру: "-А-а! Здесь краснопузые живут! - на мой вопрос, кто же он, Силенко распахнул полушубок и, показав золотой крест, сказал: "Вот кто я!" Но мы знали, что наши скоро придут.
   Но какой-то предатель выдал "Молодую гвардию" 31 декабря полиция арестовала лучшего друга Толи - Володю Осьмухина. 13 января полицейские пришли к нам. Говорят, что Анатолий обещал им сделать зажигалки. Они посидели, поджидая его, помолчали, потом начали делать обыск. Они переворачивали всё вверх дном, рылись в одежде, перетряхивали книги. Вдруг я случайно глянула в окно и сердце моё замерло от ужаса: в пальто нараспашку, бодрый и весёлый идёт Анатолий... Идёт, ничего не подозревая, прямо в руки палачам. Пересилив себя, я взяла топор: "Печка совсем затухает, пойду нарублю дров", - объяснила я полицейским. Вышла во двор, рукой машу Толе, показывая руками: "Двое пришли за тобой - уходи!" Понял меня Толя, повернулся и пошёл к механическому цеху. Обрадовалась я: "Теперь уйдёт.." Вошла в комнату, где полицаи в беспорядке свалили все вещи. Пусть мерзавцы роются, пусть ищут: всё равно ничего не найдут, главное - сын ушёл. Толя с Володей О. были организаторами типографии. Они наладили производство листовок. И вот полицаи нашли где-то у нас сумочку со шрифтом. Со злобой полицай Туканов сунул мне в лицо находку: "Доигрались!" - прошипел он. Наша соседка Строкова Таисья Трофимовна, коммунистка, видела как Тукалов и следователь забрали у нас сумочку шрифта. Пусть! Но вдруг сердце мучительно сжалось: в комнату весёлый и жизнерадостный вошёл Толя. Сразу прекратив обыск, полицаи нагрузили его корзиной с вещами и повели: "К вечеру вернётся!" Но женщинам стоящим около магазина Толя сказал, сняв фуражку: "До свиданья, товарищи! Наверное больше мы с вами никогда не увидимся!" Многие женщины знавшие его с детских лет, заплакали. В гестапо Толя пробыл 4 дня. Туда я ему носила передачи. На третий день пришли полицейские, требуя вещи. Я думала, что, наверное, пришли за дочкой, ведь она 27-го года рождения, на очереди. Но Давыденко - я знала его, он был прикреплен к столовой, где я работала, сказал: "Нам дано указание забрать мужскую одежду". И вот полиция стала копаться в квартире и забрала все, что им понравилось.
   15 января Толя передал записку, сообщая, что их будут отправлять дальше, неизвестно куда и я принесла ему шубу, т.к. стояли жестокие морозы. 16 января я принесла передачу Толе и его товарищам по камере. Но на дверях тюрьмы был вывешен список, в котором были перечислены "господа, вывезенные в Ворошиловград на работу". Среди них был и мой сын... Но один старик говорил, что их расстреляли и сбросили в шурф шахты N5. Но точно мы ничего не могли узнать. Ругалась полиция: "...Мы знаем, кто распустил эти слухи: сторож банный". Тот же сторож говорил, что мой сын сбежал. Лишь когда город был освобождён Красной Армией, мы узнали о страшной участи наших детей, которые были казнены за активную борьбу против фашистов и сброшены в шурф шахты N5. Через несколько дней после прихода нашей армии начались работы по поднятию тел казненных молодогвардейцев. Отец Лиды Андросовой руководил этими работами. Отец Сергея Тюленина и сестёр Иванихиных, отец Ули Громовой участвовали в извлечении тел погибших из 53-х метрового ствола. Семь дней и ночей мы не спали: среди тел молодогвардейцев не было нашего Толи. Сторож шахты бани сказал, что мой сын бежал. Но это был, вероятно, Анатолий Ковалёв. Но вот однажды утром из шахты в бадье подняли трех человек... "Вот и наш Толя!" - крикнул Шурик, подбегая к телу своего брата. Истерзанный палачами, Толя был неузнаваем. Расстрелянный 17 января, Толя был раздет палачами - мародерами. Перед смертью Толя не отклонил головы перед палачами, они выстрелили ему в лицо разрывной пулей. Пуля вошла в лицо, раздробив весь затылок. На одной ноге была кровь, не было ботинка... Тела казненных юношей и девушек перенесли в здание шахтной бани и ламповой, туда откуда они после зверских пыток вышли в свой последний смертный путь...
   А недалеко от Краснодона шла тяжёлая битва: нам были слышны грохот канонады, могучие бомбовые удары, беспрерывный грохот залпов гвардейских миномётов "Катюш". И там, на фронте, в передовой цепи наступающих шли молодогвардейцы, оставшиеся в живых. Мстя за мученическую гибель своих друзей по оружию, они шли вперёд, громя ненавистного врага. И в грохот отдалённого большого сражения вплелись залпы троекратного салюта, которым проводила Родина в последний путь своих верных сынов. 1 марта 1943 г. молодогвардейцы, павшие в борьбе с врагами нашей Родины были похоронены в братской могиле в парке им. Комсомола, который они когда-то садили, где часто собирались, гуляя по вечерам. Коммунистическая партия и советское правительство высоко оценили подвиг "Молодой гвардии" присвоив высокое звание героев Советского Союза организаторам и руководителям Краснодонской подпольной комсомольской организации: Ване Земнухову, Уле Громовой, Сережё Тюленину, Любе Шевцовой и Олегу Кошевому. За проявления мужества и геройства молодогвардейцы были награждены орденами и медалями. Указом Президиума Верховного Совета СССР за доблесть и мужество проявленные в тылу врага орденом Отечественной войны были награждены 35 молодогвардейцев. Среди них Орлов Анатолий Алексеевич. 21.09.43 г. Толя был награждён медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й степени. В Краснодонском государственном музее "Молодая гвардия" бережно хранятся многие документы и личные вещи молодогвардейцев. В "Зале славы" на стенах портреты тех, кто погиб в борьбе с фашизмом. Здесь же, среди портретов героев, у скульптурного бюста руководителя Краснодонского партийного подполья Филиппа Петровича Лютикова фотография его верного ученика и помощника Толи Орлова. В нашей семье уже много лет бережно хранится письмо Михаила Ивановича Калинина и орден Отечественной войны 1-й степени. Мы свято храним все, связанное со светлой памятью Толи. Брат и сестры Толи в жизни стараются быть похожими на него. Мой второй сын Александр Алексеевич Орлов служит сейчас в Советской Армии, капитан. Дочь, Александра Алексеевна, окончив физико-математический факультет Моршанского института, работает учителем средней школы N26 на шахте N12 вблизи Краснодона. Вторая дочь - Марина Алексеевна, закончив Одесский технологический институт, работает в Таганроге на крупном судоремонтом заводе. У всех детей уже свои семьи. Я сейчас работаю в одном из магазинов Краснодонского ОРСа
   


    4 августа 1958 года
    мать Толи
   Орлова Вера Васильевна
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Где купить толстовку для девочки www.kidsmod.com.