Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Любовь Шевцова

   В истории "Молодой гвардии" важная роль принадлежит члену штаба Любови Шевцовой. Это была воистину героиня, патриотка, которая самозабвенно любила свою Отчизну, буду активным членом подпольной организации, она сочетала борьбу бойца незримого фронта, нелегкую работу радистки-разведчицы в тылу врага с работой в "Молодой гвардии".
    Летом 42 г. Любовь Шевцова 18-летняя стала курсантом спец. школы. Освоила рацию, включилась в борьбу с оккупантами.
    Луганский областной комитет направил в органы безопасности лучших коммунистов и комсомольцев, среди них была и Любовь Шевцова. Ей доверили важную работу - наладить связь с одной из подпольных диверсионных групп, засланной для работы в оккупированный Луганск. Она состояла из 5 человек, которые жили до оккупации в Луганске и хорошо знали окружающую местность.
    Перед ними стояло задание - чинить диверсии на промышленных объектах и коммуникациях врага, вести разведку среди немецких и итальянских войск в Луганске и других населённых пунктах области. Для связи с центром группа имела рацию, 2 комплекта питания для неё. Рация Любы Шевцовой сначала была в тайнике, находилась в доме N56 по улице Заречная, слесаря водопроводчика завода им Октябрьской революции Андрея Наумовича Чеканова. Через некоторое время выяснилось, что местная полиция проявляет интерес к дому Чеканова. Любовь Шевцова с членами группы унесла рацию в другое место. Сама же она поселилась у члены группы под видом его племянницы.
    В это время в Луганске расположились различные гитлеровские карательные органы, в том числе СД, ГФП, гестапо и жандармерия. Для борьбы с советскими патриотами они широко использовали местную полицию. В Старобельске расположился так называемый "Мовдекопф-Гасбн" - передовой пост немецкой контрразведки, руководимый нацистом Фельске, в задачу которой входило ловить советских разведчиков. Фельске установил тесную связь с немецкими органами в Луганске.
    Угроза провала Чеканова сильно затрудняла действия группы. Но несмотря на опасность Люба Шевцова неоднократно устанавливала связь с Центром, передавала наиважнейшие сведения.
    Вскоре полиция арестовала одного из членов подпольной группы как антифашистски настроенного. Но так как никаких данных про его связь с советской разведкой полиция не имела, он был освобождён. Однако неосторожность этого члена группы остановила работу Шевцовой. В августе 1942 г. в квартиру, где она жила, вошли два немца и с ними третий, одетый в штатское. Они заинтересовались особой Шевцовой и пытались узнать где она сейчас пребывает. Люба в это время была у родителей в Краснодоне. Приехавши в Луганск и узнавши о посещении немцев, она переехала.
    Появляться в Луганске девушке было небезопасно, но несмотря на это она ещё много раз приезжала в город, пыталась установить связь с руководителем группы. Ряд обстоятельств давали повод думать, что немцы напали на след Шевцовой. Будучи в Луганске, Люба один раз заметила на улице знакомого, который шёл рядом с немецким офицером. Это был некий Козюбердин, он знал Шевцову. Люба не подозревала, что Козюбердин - бывший подхорунжий белоказацких войск, который до войны скрыл своё прошлое, втёрся в доверие у Советской власти. С оккупацией города он пошёл на службу к фашистам. Козюбердин, встретя Любу в городе, мог нанести непоправимый вред группе. Зная это, Люба, рискуя жизнью, попыталась забрать рацию и вывести её в Краснодон. Но установить связь с командиром группы так ей и не удалось.
   Сохранилась её записка командиру группы, написанная маслом на обрывке нотной бумаги: "Я была у вас, что у вас за поганое место. Если вам будет плохо жить здесь, то попробуйте пробраться ко мне, у нас еды значительно больше. А без моего разрешения ничего не делайте. Я, может быть, вывезу или вынесу понемногу все свои вещи. Если придёте ко мне, мой адрес: г. Краснодон, ул. Чкалова 27."
   Шевцова не знала, что в это время её рация была уничтожена руководителем группы. Лишь в последний момент стало ясно, что немецкой разведывательной организации "Мельдеконф-Тайн" стало известно, что Шевцова была радисткой. Были предприняты действия к её розыску. В розыске принимали участие шеф этой организации Фельске, его помощник Купо, предатели Родины Козюбердин, Шаповалов и Павлик А., которые знали Шевцову. Обеспокоенный участью группы, Центр в районе К.п. Макаров Яр - Давыдовка Новосветловского района заслал в тыл врага своего представителя для связи с группой и оказания ей практической помощи. Представитель Центра разыскал Шевцову в Краснодоне, дважды был у неё. Не имея рации, Шевцова через представителя Центра продолжала держать связь с советской разведкой и передавала ей ценную информацию. Кроме того, будучи членом штаба "Молодая гвардия", она принимала активное участие в борьбе краснодонского подполья с оккупантами.
    После провала "Молодой гвардии" Шевцова 1 января 1943 г. была арестована Краснодонской полицией и со своими боевыми товарищами по подполью месяц находилась в тёмных камерах. Вместе с ними она мужественно переносила пытки и муки.
    Луганскому СД стало известно, что в числе арестованных молодогвардейцев находится и Шевцова, которую немцы разыскивали как радистку-разведчицу. В Краснодон немедленно выехал спецработник для её допроса. С этого времени ей занималось СД, местной же полиции и жандармерии было дано распоряжение никаких самостоятельных действий не предпринимать. На допросах немцы пытались добиться от Любы сведения о связи с советской разведкой, заставить найти рацию, узнать, с кем она была связана по разведывательной работе.
    К допросам Любы Шевцовой подключили предателя Родины, старшего следователя полиции Усачёва, предполагая с его помощью ускорить признания Шевцовой.
    Но и этот ход ничего не дал. В начале 1943 года гитлеровские войска под могучими ударами частей Красной Армии быстро откатывались на запад, и Краснодон снова стал прифронтовым городом.
    Немцы и их приспешники все сильней преследовали местное население. Жандармы и полиция готовились к эвакуации. В списках полиции увеличивалось число патриотов, ждавших своей участи. Среди них была Люба Шевцова и ещё три молодогвардейца: Остапенко, Огурцов и Субботин. Остальные члены "Молодой гвардии" уже были расстреляны.
    Бывший следователь полиции Усачёв в процессе следствия и суда признал, что Люба, несмотря на пытки в застенке краснодонской полиции, ни в чём не призналась. 31 января 1943 года под конвоем солдат Люба была доставлена в Ровеньки. Там её несколько дней держали в полиции. Допрашивал её начальник полиции Орлов, он пытался добиться у героической комсомолки признания, где находится рация, как и с кем она держала связь.
    Оказавшись в 1949 г. в руках советского правосудия, обвинённый в своей предательской деятельности Орлов рассказал, что при допросе Шевцовой никаких показаний от неё не добился.
    Она категорически отказывалась давать какие-либо показания, называя Орлова и его помощников зверями. Из ровеньковской полиции Шевцову передали в жандармерию, которой руководил лейтенант Венер и его заместитель Фромме. За 9 месяцев оккупации Ровеньковского района руководимой ими жандармский взвод с полицаями причинили множество злодеяний. Они расстреляли значительное число патриотов и всё еврейское население. Гремучий лес стал местом гибели борцов за освобождение Родины. Прибывший в Ровеньки Веннер сразу же собрал весь состав взвода и объявил, что расстрелы будут основной работой жандармов.
    Позже советским правосудием были разысканы и привлечены к уголовной ответственности Шульц, Древитц, Шредер, которые прибыли из Магденбурга в 1942 г. в составе зловещего отряда. Им же верно служили переводчиками в жандармерии предатели из числа немцев-поселенцев. Подвал городской больницы ровеньковская жандармерия превратила в камеру пыток, где мучились патриоты. Много узников подвала видели там Шевцову. В жандармерии её допрашивали Венер и Фромме. Девушку били потом её кидали в холодную камеру. Волевой нрав, жизнерадостность и хладнокровность Любы выводили из себя фашистов. Измученная, она ещё находила силы петь в камере песни, подбадривать товарищей. Каратели усилили охрану арестованных.
    Люба знала, что ей угрожает смерть, но не просила пощады. Очевидцы рассказывают, что в день её расстрела - 9 февраля 1943 года в камеру зашёл кто-то с жандармом. Заметив Любу, спросил, почему в тюрьме такая молодая девушка. Люба плюнула фашисту в лицо и сказала: "Я - молодая партизанка, разумеешь, гад!".
    Жандарм Шульц, который принимал непосредственное участие в расстреле Любы Шевцовой, приказал чтобы расстреляли её в Гремучем лесу, вместе с группой советских граждан, в которой было 5 человек и женщина с 3-летним ребёнком. Шульц приказал, чтобы на месте казни Люба стояла гордо выпрямившись, с её головы упала белая шапочка, открыв белые волосы. Так смело и бесстрашно может идти на смерть только человек, который знает, за что умирает. Фромме подал команду, прозвучал залп, жертвы стали падать. Только Люба Шевцова продолжала стоять нерушимо и не своим голосом кричал ребёнок, лез к краю ямы и звал мать. Фромме, как разъярённый зверь, подбежал к Шульцу: "В чём дело справа". Выяснилось, что у фашиста испортился карабин. Фромме приказал стрелять в Шевцову жандарму Коллендеру. Прозвучал выстрел, и Люба Шевцова упала в могилу.
   
   
   
   


    Документ из архива музея Московской школы N312
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Спортивные ставки онлайн - spin palace спорт лучшие спортивные ставки.