Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов

Пелагея Петровна Герасимова - мама Нины Герасимовой вспоминает о своей дочери.

    Нина Герасимова родилась 10 августа 1924 года в посёлке Первомайка. Училась она в школе N6. Перед оккупацией города Краснодона окончила 10 классов. Со школьной скамьи мечтала Нина стать сельскохозяйственным агрономом, но её мечта не сбылась. Нина стала работать на комбайне в колхозе "Пятилетка". Одновременно с работой Нина совмещала и учёбу, была активным пропагандистом. В 1940 году Нина вступила в комсомол. Когда пришли немцы, Пелагея Петровна забрала Нину домой, так как нужно было присмотреть за домом и за меленьким 7-летним Витей. В семье Герасимовых было 5 детей, трое из них умерли ещё совсем маленькими. Пелагея Петровна не работала, но надо было смотреть за коровой, единственным богатством, а то в поле что-либо посадить, прополоть. В саду Нина вырыла траншею и обучала мать и брата прятаться в неё. Собиралась Нина с подругами у себя дома. Здесь часто можно было видеть Ульяну Громову, Тоню и Лилю Иванихиных, Нину Минаеву и Гену Иванихина.
   В октябре 42 года Нина вступила в "Молодую гвардию". Однажды, придя домой, Пелагея Петровна застала дочь за странным занятием: Нина с девчатами сидела за столом и переписывала листовки, она очень испугалась, но Нина сказала, что вы мама ничего не знаете, так надо. В это время Нина преподавала немецкий язык на шахте N1 бис. В печке нашла Пелагея Петровна и йод и бинты, Нина объяснила, что это для раненых лётчиков, подбитых немецкими бомбардировщиками. Гена Иванихин, который дружил с Ниной, часто приносил патроны и бинты, которые Нина должна была переправлять своим. Большое количество патрон Нина попросила у отступавшего румына, который остановился в их доме. Пелагея Петровна ничего не знала о делах своей дочери. Когда Нину забрали, она носила ей передачи, но никогда её не видела, а люди которые видели её говорили, что она очень плакала и жалела о том, что мама ничего не знает об её делах. Другие мамаши ходили в Ровеньки к своим детям, а Пелагея Петровна не могла уйти от маленького Вити, и не на кого было оставить корову и поэтому просила других. Один из знакомых жителей побывав у шурфа шахты N5 прибежал и рассказал что там творится. "Кругом гребешки валяются, а крови сколько!" - сообщил он. Через 6 недель пришли наши, откопали их, а там уже стоял ужасный запах, все они раздулись. Положили их на морозе, а после опознавания захоронили в братской могиле на центральной площади города Краснодона. Пелагея Петровна очень тяжело восприняла гибель своей дочери. Очень тяжело было справляться по дому т.к. всю работу обычно выполняла Нина, а Пелагея Петровна работала в поле.
   Нина была девушкой очень смелой и бедовой, очень любила петь песни. Любимая песня Нины была: "На закате ходит парень возле дома моего...". Чтение было излюбленным занятием Нины. Очень любила она читать Горького, Чехова.
   Муж, Николай Васильевич умер очень рано и Пелагея Петровна осталась одна с маленьким Витей и с хозяйством. Тогда Пелагея Петровна приняла к себе другого мужа, который помог ей справиться с хозяйством и воспитать Витю. Виктор Николаевич сейчас живёт в Луганской области, у него родилась дочка, вылитая Нина. В честь Нины и дочку Виктора тоже назвали Ниной.
   
   
   
   
   
   

Наталья Фёдоровна Минаева вспоминает о своей дочери Нине Минаевой.

    Нина Минаева родилась в семье крестьянина 2 февраля 1924 года в селе Столпчево Волховского района Орловской области. В семье Минаевых было 3 детей: Саша, Андрей и Нина. Нина была старшим ребёнком. Нина была очень скромной, гармоничной девушкой. В 32 году семья Минаевых переезжает в Горловку, а затем в город Краснодон, где и живут до настоящего времени. К началу войны Нина окончила 10 классов средней школы имени Ворошилова. Нина очень хотела учиться дальше. Когда Нина встречалась с капитаном гвардии И.Г. Дубченко, она говорила ему: "Я думаю ещё учиться, и у меня на это много есть желания, для того, чтобы быть полезной нашему обществу, работать, трудиться, быть участником великого нового социалистического общества". Нина мечтала стать врачом, но в семье было очень трудно и мать запретила ей дальше учиться и Нина занялась присмотром дома. Она и раньше ухаживала за садом и помогала матери воспитывать младших братьев. Мать Нины и отец работали в магазине, возвращались поздно, так что Нина была в доме за старшего. Нина была очень словоохотливая, всегда находила общий язык в разговоре с окружающими. В годы учёбы в школе Нина увлекалась драматическим искусством, с успехом выступала на сцене самодеятельного театра. Нина была очень жизнерадостная, всегда ходила с улыбкой на лице. Она была большая любительница слушать рассказы, былины и разные приключения в жизни. В обращении Нина была очень вежливой, в разговорах строгая, в мыслях культурная. В 1939 году Нина Минаева вступила в комсомол. Гвардии капитан И.Г. Дубченко будучи в городе Краснодоне беседовал с Ниной по вопросу войны. Нина восхищалась борьбой советских воинов и отдельными героическими подвигами. Просматривая кинофильм "Разгром немцев под Москвой" совместно с бойцами части, читая статью о 28 героях "Панфиловцах", Нина с большим воодушевлением передавала эту картину и статью и с глубокой ненавистью относилась к немцам. Нина часто читала газеты "Во славу Родины" и "Знамя Родины" и с презрением относилась к немецким злодеяниям. Часто можно было видеть Нину над чтением книг Н. Островского "Рождённые бурей" и "Как закалялась сталь", произведениями А.С. Пушкина, Фонвизина, Гоголя, В.Скотта, В.Гюго, А.М. Горького "Мать". Читала рассказы о полководцах: Суворове, Кутузове, Невском и о героическом прошлом русского народа. Нина очень хорошо знала историю народов СССР, историю партии и горячо беседовала на эти темы. Дубченко, заезжая в Краснодон 13 июня в 1942 году в дни отхода Красной Армии с Донбасса и Украины, предлагал Нине уехать с его частью с территории оккупированной врагом, но Нина отказалась: "Если мы будем оккупированы, будем тоже вести борьбу" - сказала Нина.
    Нина вступила в организацию "Молодая гвардия" в октябре 1942 года. По заданию организации проводила Нина антифашистскую агитацию среди населения, переписывала листовки, собирала медикаменты и боеприпасы. Арестовали Нину в начале января 1943 года. После пыток Нину расстреляли и сбросили в шурф шахты N5. Похоронили Нину в братской могиле героев "Молодой гвардии" на центральной площади города Краснодона.
   
   
   
   
   
   
   

Ольга Дмитриевна Иванихина вспоминает о своих дочерях Лиле и Тосе Иванихиных.

    Антонина Александровна Иванихина родилась 15 апреля 1923 года в посёлке Первомайка, Краснодонского района в семье рабочего. В комсомол Тоня вступила в 1938 году. Окончив 10 классов и курсы медсестёр в 1940 году, она работала медсестрой на шахте N2-бис, а затем в Краснодонской городской больнице. Тоня очень любила шить, она мечтала стать портнихой. Тоня очень любила читать, читала Пушкина, Горького, Некрасова. Когда началась война, Тоня ушла из Краснодона во Львов. Оттуда она попала в Красную армию. В армии Тоня была медсестрой. В боях за город Умань попала в окружение и находилась в лагере военнопленных. В лагере кормили их просом. Осенью 1941 года Тоня организовала побег группы военнопленных девушек. Прибежала она в Краснодон, когда наши отступали. Пришла очень замученная, прошли они, когда убегали, 70 верст. Все одежда Тони была из мелких, мелких заплаток. Тоня рассказала, что у них были ножницы и они перерезали проволоку и прибежали к яру. Оттуда добежали они до колхоза, но в колхозе был голод, есть было нечего. Тогда бригадир взял у лесника лошадь и отвёз девушек в глухую деревню. Там их обогрели, одели и накормили. Но тут выяснилось, что всех девушек забирают в Германию...
   
   (на этом воспоминания, к сожалению, обрываются)
   

Анастасия Емельяновна Самошина вспоминает о своей дочери Ангелине Самошиной.

    Самошина Ангелина Тихоновна родилась в 1924 году 10-ого ноября. Лина была быстрой, резвой девочкой. Очень быстро всё воспринимала и запоминала. Слушая как брат и сестра учили уроки, вслед всё рассказывала. Знала и рассказывала все стихотворения, которые учила сестра. Когда ей было 6 лет, старшие брат и сестра готовились к началу учебного года, я пошила им сумки для книг. Лина расплакалась и просила сумку. Я пошила и ей сумку, чему она была очень рада. Она бегала и кричала: "Я пойду в школу!" В один из первых дней сентября исчезла, я долго её искала и нашла в школе. Лина сидела за партой среди учеников первого класса. Учитель рассказывал, что Лина пришла к нему, заявила, что пришла учиться и села за парту. Я стала звать её домой, она расплакалась, не желая идти домой. Учитель разрешил ей остаться в классе. На следующий день как я её не уговаривала не идти в школу, она расплакалась и вновь пошла. Так она начала учиться. В 1931 году мы приехали в Сорокино. Лину по её возрасту приняли в приготовительный класс, но месяц спустя её перевели в 1 класс т.к. она уже хорошо читала и писала. Училась она хорошо, много читала, рассказывала мне содержание прочитанного. Отложив книгу, бралась за иголку, стремилась что-то пошить, училась вышивать. Я учила Лину в 1936 году, когда прибыла в Первомайскую С.Ш. N6, а она пришла в 5 класс. Обучала её до 10-ого класса. Лина была скромной старательной ученицей. Она всегда внимательно слушала пояснение урока, старательно готовила домашнее задание. Я и сейчас представляю её, стройно стоящую перед учащимися класса, заложив руки за спину, спокойно, уверенно рассказывает урок. Лина была любознательной ученицей, всегда старалась выяснить все подробности изучаемой темы, ставя ряд вопросов. Она любила читать художественную литературу, была постоянной посетительницей библиотеки. Всегда советовалась, что полезнее прочитать. Часто можно было слышать, как Лина с подругой Улей, Майей обсуждали прочитанное произведение. Лина любила читать, очень любила учить историю, ботанику.
    У неё всегда можно было найти множество тщательно засушенных растений. Однажды Лина, когда училась в 7 классе, подала мне заржавленный наконечник копья, найденный на горке. "Это, вероятно, вооружение времён нашествия татаро-монгол" - сказала она. В 8 классе Лина стала комсомолкой. Она систематически читала газету, всегда была в курсе всех событий. На политзанятиях принимала активное участие в обсуждении текущих вопросов. Участвовала в драмкружке, в хоркружке. Была пионервожатой среди пионеров её отряда. В 9 классе за хорошую работу в отряде её премировали книгой. Она любила детей, много работала с ними. Она мечтала стать учительницей. Однажды во время перемены я услышала разговоров девочек 9 класса, они говорили о профессиях. Каждая стремилась показать преимущества любимой профессии. Лина с воодушевлением говорила: "Что может быть прекраснее воспитания подрастающего поколения?" Учить детей, любить труд, любить нашу прекрасную Родину, видеть как дети растут, взрослеют и наконец становятся зрелыми людьми. Ты смотришь на ни и думаешь: "он стал полноценным человеком, в этом большая доля и твоего труда" - "Как это прекрасно!". "Я буду учительницей", - заключила она.
    1941-1942 год, последний учебный год их учёбы проходил в условиях войны. Лина повзрослела, стала очень задумчивой. Однажды в сентябре 1941 г. в беседе она сказала: "Что ж, надо помогать фронтовикам, я поступила на курсы медсестёр". Когда в газете появилась статья: "Таня", после политзанятия, я предложила прочитать её. Когда я закончила читать, Лина сказала: "Вот как надо работать. У Тани мы должны учиться выносливости, мужеству, настойчивости, ненависти к врагам. Советский народ высоко ценит подвиг Тани. Имя великой патриотки не умрёт, оно будет жить в веках". Позже, когда появилась книга Лидова "Таня", я несколько раз видела у Лины и других девушек эту книгу. Героический подвиг Зои Космодемьянской зажёг их на борьбу с врагом во время оккупации Краснодона. Мать Лины Анастасия Емельяновна рассказывает:
    "Когда прибыли немцы, у нас стоял на квартире командир, который всё старался заговорить с ней, она отворачивалась и уходила, заявляя: "Терпеть их не могу, ненавижу".
    К началу учебного года Лина, чтобы не быть отправленной в Германию, пошла работать преподавателем немецкого языка в Герасимовскую школу. Однажды, когда она пришла из Герасимовки и узнала, что в доме ночевали румыны, она сказала: "Жалко, что я не пришла вчера, они все полетели бы в воздух". Я, удивляясь, сказала: "А мы тоже тут же были" "Но вы бы ушли, а дом ерунда". Иногда приходили подруги Лины, кое-кто из ребят, заводили патефон, в то же время о чём-то тихо разговаривали. Как-то в ноябре 1942 года пришла Уля, они сидели за столом, тихо разговаривали. Когда Уля ушла, Лина начала что-то быстро писать. Написала уже несколько листков, сложив в стопку. Я зашла в комнату неожиданно и увидела последний абзац: "Смерть немецким оккупантам". Я напомнила, что за это жестоко накажут: "Мама, я воспитана комсомолом и никогда не преклоню головы перед захватчиками. Пусть я погибну, вы будете свободны! То, что я пишу, прочитает множество людей, но то, что это писала я - знаешь только ты, больше никто не должен об этом знать". Однажды ночью пришла вся мокрая. Я возмутилась: "Где тебя носило?" "Когда-нибудь узнаешь", - сказала она. "Нужно прекратить эти ночные походы. Завтра, чтобы в 8 часов была дома, а то ещё арестуют, ведь ночью не разрешено ходить!" "И завтра и после завтра пойду", - сказала она, - "Мы же будем выступать для них. Арестовывать не будут, не беспокойся, вот пропуск", - и она показала бумажку. В ночь, когда горела биржа, Лина не спала, всё читала. Под утро несколько раз выходила в коридор. Когда я вышла, в окно увидела зарево. "Что-то случилось" - сказала я, войдя в комнату. "Это биржа горит". - и обернувшись к отцу сказала: "Папа, ты никуда не ходи". Когда начались аресты, я увидела, что Лина зажурилась, нервничает. На мой вопрос: "Что с тобой?" "Жалко ребят" - сказала она. Арестовывали кое-кого из девушек. Лина пошла в город к подругам. В её отсутствие пришёл полицейский. Лине навстречу вышла соседка, уговаривала уйти, скрыться. Она сказала: "Где товарищи, там и я". Пришла домой, переоделась и, выйдя в угловую комнату, где ждал полицейский, сказала: "Я готова". А мне сказала: "Мама, не плачь, слёзы твои впереди".
    Мария Петровна Петрова рассказывала, что когда подходили к полиции, Лина приникла к её плечу, обняла её и со слезами на глазах шепнула: "Страшно одно М.П., как нас будут вешать на базарной площади". Из полиции Лина передала записку. Чтобы успокоить мать, она писала: "Мне здесь хорошо, как на курорте. Много не передавайте". Последний раз я видела Лину с её подругами Улей, Майей, в последние дни декабря. Я шла после отметки из полиции. Они шли в город. Остановились, стали расспрашивать, какая обстановка в тюрьме? Когда я рассказала, как там избивают людей, Лина сказала: "Так издеваться над нашими людьми, а мы сидим?" "Надо немедленно действовать" - сказала Уля. Через несколько дней, когда начались аресты, я поняла, что значили её слова: "Немедленно действовать". Лина и все её товарищи отдали свою жизнь, чтобы приблизить час победы, показали пример беззаветного мужества, беззаветной преданности своему народу.
    Их имена навеки сохранятся в памяти нашего народа. Учительница Первомайской С.Ш. N6
    Султанбей.
   
   
   
    Письма брата- танкиста.
    Дорогие мама и папочка! Не плачьте, слезами не вернёте дочери Вашей, смелой как орлёнок, красивой, как сама жизнь. Горькая весть о гибели Линочки не даёт мне покоя уже который день и час...
    Она стоит передо мною гордая, синеокая, не узнавшая никаких пороков, убеждённая в правде нашей советской, милая сестрёнка моя! Весь город скорбит об этой утрате. Краснодон знает, что они не щадили себя, чтобы своими скромными, светлыми деяниями помочь нашим советским людям. Мне кажется, что она способна была первого попавшегося немца в клочки разорвать, так сильно она их ненавидела. Есть огненное слово - месть, лютая, нещадная. Это слово ещё сильней надо воплотить в дело. Пусть под гусеницами наших боевых машин истекает кровью враг. Кровью, только кровью, пусть отплатит он за горе нашей семьи, за горе всех советских матерей и братьев.
    Александр Самошин - офицер И-ской танковой части Красной армии, брат Ангелины Самошиной, награждённый орденом Отечественной войны 1-ой степени.


   

Воспоминания сестры Лины Зиминой (Самошиной) Варвары Тихоновны

    Летом 1941 года учащиеся 9-10 классов и молодые учителя работали на колхозных полях Верхней Деревечки. Мне пришлось быть там старшим организатором. Я помню, что мне с ними было легко потому, что они все отличались большой организованностью, сплочённостью. Мы выработали определённый распорядок дня: подъём в строго определенное время, работа, завтрак, обед. У нас было отведено время на спортивные игры. За организацию досуга комсомольцев отвечал Вася Бондарёв. Мне он очень нравился своей выдержанностью, скромностью. Бросалось в глаза это умение работать в коллективе. Каждый следил друг за другом, отстающему помогал товарищ. Вот это помогало выполнять нам строго распорядок дня. Часто к нам приезжал директор школы Шкреба Иван Арсеньевич. Тут же, в поле, мы проводили линейку, где подводили итоги нашей работы. Среди учеников 9-10 классов было восемнадцать комсомольцев, которые впоследствии стали членами "Молодой гвардии".
   В июне 1942 года она поступила учиться на курсы медсестер, организованных при горбольнице. Но не закончила их ввиду с оккупацией города Краснодона. Приход немцев в город мы переживали тяжело. Несколько дней мы не показывались совсем на улице, жили в летней кухне, так как в доме поселился немецкий офицер. Когда передовые немецкие части ушли, появились полицейские с белыми нашивками, гестаповцы. В августе-сентябре месяце мы ходили по селам, таща за собой тачку, обменивая вещи на продукты. В это время были составлены списки молодёжи, которых немцы хотели отправить в Германию. Тогда мы обратились к Шкребе Ивану Аресеньевичу, который работал в управлении инспектором по образованию. Он нас решил послать в хутор Власовку, за двенадцать километров от Краснодона. Лина стала работать учительницей немецкого языка, а мне дали тогда третий класс. Лина приходила туда один раз в неделю. К тому времени Лина уже была членом организации "Молодая гвардия". Я считаю, что это она оставила листовки в школьном дворе. Помню такой случай: "Мальчик второго класса нашёл листовку под камнем забора школьного двора. Директор школы, узнав об этом, очень рассердилась и ударила мальчика за то, что он дал её товарищам. После этого случая я стала замечать, что за нами, особенно за Лииной, следила директор.
   К Лине приходили подруги: Ульяна Громова, Майя Пегливанова, Нина Герасимова, Нина Минаева, Лилия Иванихина. Однажды к Лине пришла Ульяна Громова, они сидели за столом и о чём-то тихо говорили. После ухода Ули Лина принялась что-то писать. Она писала быстро, стараясь, чтобы никто не видел. Но все-таки мама заметила. Она догадалась, что Лина пишет листовки. Увидев, что её работу обнаружили, Лина сказала: "Мама! То что я пишу, будут читать многие, но то, что это пишу я, будешь знать ты". Мама плакала, говорила, что это очень опасно, но Лина ответила: "Я воспитана комсомолом и никогда не склоню голову перед поработителями. Пусть я погибну, но вы будете жить свободно". На глазах у неё появились слёзы, она поспешно собрала листовки. Лина часто уходила вечером из дома, иногда приходила поздно. Мама рассказывает, что Лина однажды пришла поздно, запыхавшись. Когда она сняла пальто, мама увидела, что на ней вся кофточка мокрая. Мама её поругала. Лина ответила, что была далеко и пришлось идти очень быстро, и, что она ничего плохого не сделала. Однажды Лина пригласила меня и двоюродную сестру Аню в клуб имени Ленина на художественную самодеятельность. Во время выступлений (примерно в середине) она подошла и сказала, чтоб мы уходили, так как будет облава. После она рассказывала, что в зале погас свет, полетели листовки, началась давка и люди выбежали. Это говорит о том, что Лина была в курсе деятельности подпольщиков. Она радовалась успехам нашей армии. Она первой приносила радостные вести в семью. Узнав, что наши войска взяли станицу Морозовскую, она, как стрела влетела в комнату и радостно сообщил об этом маме.
   Начались аресты её товарищей. Дошла очередь и до неё. На прощанье Лина сказала: "Мне жалко, что нам не удалось довести план до конца". И горькие слёзы полились из её глаз. Из полиции она написала записку, стараясь успокоить маму: "Мне хорошо, как на "курортах". Много она просила не передавать ей. В ночь на 17 января 1943 года сбросили живой Лиину в шурф шахты N5. Труп достали целый, только перебита одна нога, голова вся закрыта большим платком. Лина умерла достойной дочерью ленинского комсомола.
   Вся наша семья, весь наш народ, чтит память погибшей, а для моих детей и детей брата, она стала образцом в жизни.
   

АНГЕЛИНА САМОШИНА
Газета "Красный боец"
   (ежедневная красноармейская газета Уральского военного округа)
   N211 124081 суббота. 9 октября 1943 года.

    В камере темно. У дверей - смерть. Девушка сидит на полу, истерзанная, вся в крови. Она снова перебирает в памяти своих друзей-молодогвардейцев. Они все здесь, в этих камерах, за этими стенами. Остались минуты - и их поведут на казнь. Но она чувствует себя торжествующей и гордой Уже слышны шаги. Идут немецкие палачи. Взяв в руки уголёк, она нарисовала на стене сердце, пронзённое стрелой. В нём написала четыре фамилии: Бондарёва, Минаева, Громова, Самошина...
    Мы сидим вдвоём со старшим сержантом Александром Самошиным. Это его сестра, Ангелина Самошина, была членом подпольной организации "Молодая гвардия". Мы перечитывали письма родных, друзей, райкомовцев, и перед нами встает светлый образ советской девушки, славной воспитанницы комсомола. Ангелина была младшей в семье. Стройная, белокурая девушка приходила из школы и смехом наполнялся дом. Учителя хорошие, жизнь радостная, подруги искренние, а мечты... какие мечты?! Вот зайдёт к ней подруга Уля Громова, и девочки побегут к речке, сядут на берегу и громко, во весь голос читают гордые и звучные стихи Пушкина. Или прервут чтение, обнимутся и начнут мечтать о будущей жизни, о Москве. Как они поедут в институт, примут участие в параде на Красной площади и увидят Сталина. На душе легко. Солнце садится за рекой, и золотая дорога стелется по воде от солнца прямо к их ногам. Молодые шахтёры идут с работы задорные, весёлые.
    И вдруг война. Пришли немцы. Небо будто заволокло тучами; школа закрыта, тропинка к речке заросла крапивой. Не узнать Ангелину. Хмурая, сердитая, злая. Черные немцы рассекают по Краснодону, убивают, грабят. Приближается зима, а хлеба нет. Старая мать собирает кое-какие вещи, берет у соседа тачку, чтобы отправиться в деревню достать хотя бы картошку. Ангелину мать берет с собой. Они идут по Донецкому шляху. Мать, глубоко вздохнувши, пытается заговорить с дочерью. Ангелина молчит, губы закусила до крови. Навстречу идут немцы. Пьяные что-то орут и хихикают. Увидев старуху с дочкой, они вынимают лист бумаги с портретом Сталина, показывают, смеются, каркая на своем языке. Ангелина выпустила из рук тачку, выпрямившись: "Вы, свиньи, не достойны произносить это священное имя!". Мать испугалась, задрожала. К счастью, пьяные олухи ничего не поняв, ушли. "Что ты, Линочка, они тебя могли расстрелять. И мне больно, но что поделаешь". "Ну и пусть расстреляют, легче будет". Девушка припала к груди матери и заплакала, громко всхлипывая, как ребёнок. Никого нет на шляху... Мать молча взяла тачку и завернула домой. Ангелина, вытерев слёзы, пошла за ней, торопливо, гордо. Она была довольна своим поступком: не испугалась, сказала им, свиньям.
    Теперь, когда Ангелина Самошина похоронена вместе со своими боевыми друзьями в городском парке Краснодона, и слава о ней несётся по всей стране. Старший сержант Александр Самошин отчётливо вспоминает августовский вечер 1939 года. Его призвали в армию, и в семье был прощальный ужин. Отец обнял его:
    - Помни, сынок, если будет война, я тоже пойду. Вместе будем бороться с врагом.
    Мать насторожилась, и слёзы показались на её тёплых глазах. Вот тогда Линочка поднялась к матери и совсем, как взрослая сказала: "Мамочка, запомни, если война, меня не удержишь..."
    Тяжело переживает семья смерть Линочки. Но какая гордость звучит в каждой строчке этих печальных писем, с каким написал старый отец своему сыну: "...Ты меня просил пойти на могилу твоей сестры и передать ей, покойной, привет с горячими слезами на глазах. Все это было выполнено, и оно будет выполнятся ещё долго-долго. И не только мной, её отцом, но и всеми, кто любит нашу Родину". Или вот другое письмо: "Когда пришла наша Красная Армия и на второй день стали извлекать трупы из шахты, там была и Лина. Нам было очень тяжело смотреть на её изуродованное лицо. Их всех похоронили в братской могиле, и они спят крепким непробудным сном. Но слава и гордость за них осталась в сердце всего населения Краснодона и других городов". Эти письма к Александру Самошину читали все курсанты подразделения. Каждый из них считает теперь Линочку своей сестрой и рвётся к мести за неё немецким палачам. Героическая жизнь Ангелины Самошиной стала для них символом победы. Это она, Линочка, зовёт к беспощадной борьбе. И если в ожесточённой схватке кто-либо из этих танкистов очутиться в тяжёлом положении, он вспомнит мужественную комсомолку Ангелину Самошину. И перед ним, как живые, восстанут образы замученных. Он увидит рядом с Ангелиной и друзей её, бессмертных героев - и Улю Громову, и Олега Кошевого, и Ивана Земнухова, и Сергея Тюленина, и Любу Шевцову. Как мстительный ураган будет настигать врагов его грозная машина, и он не раз повторит волнующие слова, клятвы молодогвардейцев:
    - Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разорённые города и сёла, за кровь наших людей...
    И если для этой мести потребуется моя жизнь, я отдам её без минуты колебания.
    И добавит, выжимая педаль пулемёта:
    - За них, за героев Краснодона!
    - За Отчизну!
    - За нашего Сталина!
   
    А. Губерман.
   
    "Каждый, кто был верен будущему, и умер за то, чтобы оно было прекрасно, подобен высеченному из камня".
    Юлиус Фучик
   

Ким Михайлович Иванцов

    Ким Михайлович Иванцов родной брат Нины Иванцовой. Учился в одной школе и был знаком со многими молодогвардейцами (Анатолием Ковалёвым, Толей Орловым, Володей Осьмухиным, В.Третьякевичем, И.Земнуховым, И. Туркеничем).
    Он вспоминает об Анатолии Ковалеве, что тот очень много занимался тяжелой атлетикой, футболом, гимнастикой, был очень физически силён, что впоследствии, даже после тяжёлых пыток, помогло ему бежать. Также он вспоминает, что Анатолий Ковалёв очень хорошо рисовал. На школьном конкурсе он представил картину "Тарас Бульба", на этот же конкурс представил свою картину и Толя Орлов, который тоже очень хорошо рисовал. На этом конкурсе его картина "Чапаев с пулемётом" заняла I место. Толя Орлов занимался техникой, много мастерил и во время войны работал в механических мастерских. Когда началась война, он попал на фронт, но потом, по состоянию здоровья, его отчислили. Вообще он был сутуловатым и жилистым парнем.
    Ким Михайлович вспоминает о Володе Осьмухине, что они вместе играли, увлекались военным делом. Вместе с другими ребятами (Серёжкой Тюлениным, Любкой Шевцовой, Толей Орловым, Анатолием Ковалёвым) совершали длительные загородные прогулки.
    Он вспоминает, что Любка Шевцова была единственной девчонкой в их компании. Она дружила с сестрой Кима - Ниной Иванцовой. Он отмечает, что очень хорошо было бы, если бы каждая девчонка имела такое же чувство собственного достоинства как Любка и была чуть-чуть похожа на неё.
    Ким Михайлович отмечает, что такие учителя, как Елизавета Харитонова, учительница русского языка, учитель истории Мелов и учитель математики, оказали большое влияние на формирование ребят.
    Он вспоминает, что у них был великолепный вожатый, каких редко можно встретить. Вожатый весь жил этой пионерско-комсомольской работой.
    Сам Ким Михайлович учился в школе N4 (сейчас им. С.Тюленина). У себя в городе они организовали партизанский отряд (1942 год), но так как в то время не хватало людей, то их отряд не успевший ещё действовать, перекинули на фронт. Киму Михайловичу тогда было 15 с половиной лет. Он вспоминает много эпизодов, что очень часто ходили в дивизионную разведку. С действующей армией он дошёл до Кавказа, в Махачкале после переформировки они продвинулись дальше. Под Туабсе он был ранен и после госпиталя служил в Заполярье в танковом полку. Их полк воевал в Норвегии, в Финляндии, до 1950 года служил там же в Заполярье.
    Сейчас он вместе с женой Софьей Владимировной (учительницей начальных классов) живёт и работает в Луганске. Он работает на тепловозостроительном заводе им. Октябрьской Революции.
   

Воспоминания отца Анатолия Николаева

    Мой сын Анатолий Георгиевич Николаев родился в 1922 году в с. Магдалиновке Васильевского р-на Запорожской области. В 1928 году мы переехали в Донбасс на место жительства моей матери в Краснодонский р-н. Учился Анатолий в Первомайской школе. Любил очень спорт и музыку. Ушёл с 8-го класса и поступил в авиашколу в г. Луганске какую не закончил и работал Председателем физкультуры и спорта при Краснодоском райисполкоме.
    Состоял членом ВЛКСМ.
    Анатолий был женат, жена жила в нашем доме. После его расстрела родился 1943 г. 23 сентября сын, которого назвали Шуриком. Ему уже исполнилось 19 лет. 13 сентября 1962 г. я его проводил в армию. Он вместе с матерью живёт в Керчи. Характерно отличить, что все события произошли в сентябре месяце:
    1. Рождение Шурика - 23 числа
    2. Награждение молодогвардейцев - 21
    3. Призыв в армию - 13
    4. Организация "Молодая гвардия" - 29
   
    В 1942 году Анатолий был мобилизован и вместе с труд отрядом был направлен на оборонительные работы.
    В то время когда правительство Украины и ЦК комсомола находилось в г.Луганске ЦК комсомолом были организованы курсы по подготовке руководящих работников, освобождающих от немецких оккупантов район. Анатолий был отозван Райкомом комсомола с труд армии и направлен на курсы в г. Луганск по окончанию курсов он был назначен секретарём горкома комсомола гор. Каменска.
    В дни оккупации Анатолий работал в ЦЭМЕ слесарем вместе с тов. Лютиковым, от которого и получал директивы для подрывных подпольных работ.
    5 января 1943 года ночью явились три полицая с которыми был н-к Первомайской полиции Подтынный. Вместе с его арестом были забраны лучшие вещи с дому. Подтынного в 1960 году разоблачили, он под чужой фамилией скрывался в Донецкой обл. Донецкий суд вынес ему заслуженный приговор.
    После допросов издевательств и пыток в ночь с 16 на 17 - 1943 г. Анатолий был сброшен в ствол шахты N5 вместе с другими молодогвардейцами. Накоторых стреляли, некоторых живыми бросали в шурф шахты, а некоторые не дождавшись расправы сами бросались в шурф шахты вынося проклятья фашизму.
    Анатолий посмертно был награждён орденом Отечественной войны 1-ой степени и партизанской медалью. Похоронен в братской могиле в парке им "Молодой гвардии" на могиле которой горит вечный огонь.
   

Любовь Павловна Жук - соученица Олега Кошевого.

   Сегодня в школу. Сколько хлопот в каждой хате, где есть ученик и уже все готово и портфель и ручка и карандаш. Он аккуратно одетый, подбодренный счастьем новых встреч с товарищами, бежит в школу, в родной класс к близким друзьям. Интересно узнать, все ли товарищи будут снова с тобой, или выбыл кто-нибудь, или пришли новички. Ещё интересно расспросить про летние каникулы, про мысли на новый учебный год и т.д.
   С такими мыслями шла я в школу в 3 класс 1934 г. Встретившись и радостно поздоровавшись с друзьями, я сразу заметила нового ученика, который о чем-то увлеченно разговаривал с нашими учениками. Все его внимательно слушали. Невысокий с русыми волосами, гладко выглаженной белой сорочке с короткими рукавами в коротких штанишках, Олег Кошевой с первого дня зарекомендовал себя хорошим товарищем среди мальчиков и девочек. Мы сразу увидели скромного, простого, чуткого товарища. Уже в первый день Олег отличался дисциплинированностью, честностью. Помню в классе произошёл какой-то шум: группа ребят обступила Олега, и что-то доказывала ему. Подошла наша учительница Елизавета Сидоровна Черняковская. Ребята все моментально вылетели из комнаты и посреди комнаты остался один Олег. Он отдал учительнице самопал, отобранный у хлопцев правда, конструктора не назвал. Но Елизавете Сидоровне и говорить не надо было.
   С самого начала занятий Олег поразил нас своей любознательностью, пытливостью и успехами в занятиях. Особенно Олег интересовался историей, математикой, литературой и физикой. Дружил он с учениками старших классов. Ещё с детства Олег умел и любил играть в шахматы. Честность, справедливость Олега не зачерствела и тогда, когда он учился в 7 классе. Один раз Олег стоял в коридоре и вёл какой-то разговор с десятиклассниками, вдруг его кто-то толкнул в сторону, что-то треснуло и звякнуло. Растерявшись Олег взглянул на пол, по выражению его лица можно было подумать, что он потерял что-то дорогое в жизни. Так оно и было. Он утратил дорогие для него часы, которые подарила ему в день рождения бабушка Вера, часы, которые он берег и лучшего подарка за его короткую жизнь у него не было. Случилось это так: Цимбам Юра сел на верхнем этаже на перила и съехал вниз, налетел на Олега. Олег отскочил в сторону. Часы, которые лежали в кармане пиджака, со звоном ударились об пол. Олег не бросился с кулаками на Цимбама, холодно взглянув на "хулигана", он ушёл в класс. На последующих собраниях поступок Цимбама сурово осуждался. Олег с большой любовью и удовольствием занимался в живом уголке школы. Ещё больше в моей памяти запечатлелся приём в пионеры. На протяжении всего хода приёма мы со счастливыми лицами ждали того момента, когда нам повяжут пионерские галстуки. Сколько было радости, а вместе с тем и зависти, когда старшая пионервожатая школы, вручавшая нам красные галстуки на миг остановилась около Олега, вручая ему галстук первому, за примерное поведение и активность в работе. Когда мы вступили в комсомол, Олега в нашей школе уже не было (в 1939 году они уехали из Ржищева).
   Но все мы, зная Олега, веря ему, были уверены, что одинаковый для всех комсомольский значок, ему вручался бы особо. Узнав об убийстве Олега и его товарищей, мы глубоко переживали его смерть. Он всегда был живой, он организовывал детей на новую игру в перемены, вот он идёт кататься на коньках на свой любимый Днепр или купается в его теплых водах. О чём бы мы не вспоминали, вместе с нами был Олег. Страшная смерть постигла нашего Олега. Будучи в рядах Советской Армии, мы мстили за смерть Олега, за раны ненесённые нашим товарищам.
   

Воспоминания Евгении Митрофановны Жуковой - матери Николая Жукова

    Николай Дмитриевич Жуков родился 9 мая 1922 года в посёлке Первомайка. Мать его, Евгения Митрофановна была домохозяйкой, а отец работал заведующим магазином. Всю свою жизнь семья Жуковых жила в посёлке Первомайка. Николай учился в средней школе N6. Учился он средне. Очень увлекался спортом, особенно футболом. Николай очень любил петь и танцевать. Любимыми песнями его были: "Синенький скромный платочек", "Мы простимся с тобой у порога". Николай дружил с Шурой Бондаревой. Они вместе читали книги, разучивали новые танцы. Окончив в 1938 году 7 классов Николай поступил на работу секретарём народного суда в своём посёлке. В том же году Николай вступил в комсомол. Когда он работал в народном суде, очень часто выезжал на фронт судить преступников.
   17 августа 1941 года был призван в ряды Военно-Морского Флота СССР. Воевал в Керчи, Нальчике, принимал участие в обороне Севастополя, где получил тяжёлое ранение, рукой не владел совсем. Из госпиталя он уехал в отпуск на родину, где его застала фашистская оккупация. Николай был верен своей морской присяге и поэтому с первых же дней своего пребывания в Краснодоне начал вести борьбу с врагами: собирал оружие, распространял листовки. Вскоре он вступил в ряды "Молодой гвардии". Вместе с другими подпольщиками участвовал во многих боевых операциях.
    На квартире Жуковых собирались ребята: Попов, Кошевой, Тюленин, Земнухов. Писали листовки по ночам. Родители точно не знали об участии их сына в подпольной комсомольской организации, а только лишь догадывались. 5 января 1943 года Николая арестовали. Пришёл забирать Николая его родной дядя-полицай Николай Колитвенцев. После зверских пыток фашисты сбросили Николая Жукова в шурф шахты N5 15 января 1943 г. Вскоре Евгению Митрофановну постигло другое горе: погиб на фронте её муж, Дмитрий Иосифович.
    Николай Жуков похоронен в братской могиле героев "Молодой гвардии" на центральной площади города Краснодона.
   
   
   
   

Моя дочь
   (рассказ матери Антонины Мащенко)

    Глубоко мое горе матери - моя дочь Антонина Мащенко погибла от руки немецких варваров.
    Но велика моя гордость, гордость советской матери - моя дочь, член комсомольской подпольной организации "Молодая гвардия" в гор. Краснодоне не покорилась врагу, геройски отдала свою жизнь за освобождение нашей Родины. Моя Тося проявила себя настоящей дочерью народа.
    Часто ко мне на квартиру приходили комсомольцы, пионеры, молодёжь города Кишинева. Они расспрашивают о жизни и подвиге моей дочери Антонины и её славных друзей-краснодонцев. И я рассказываю о ней, моей любимой дочери и смелой дочери советской Родины.
    Как самое дорогое, берегу я письмо Михаила Ивановича Калинина. Всегда храню я в материнском сердце душевные слова:
    "Ваша дочь Мащенко Антонина Михайловна в партизанской борьбе за советскую Родину погибла смертью храбрых.
    За доблесть и мужество, проявленные вашей дочерью Антониной Михайловной Мащенко в борьбе с немецкими захватчиками в тылу врага, она награждена орденом Отечественной войны 1 степени и орденская книжка, согласно статьи 10 "Статута ордена Отечественной войны", передается вам для хранения, как память о дочери, подвиг которой не забудется нашим народом".
    С детства я воспитывала в дочери лучшие качества молодого советского человека: любовь к Родине, своему народу, правдивость, честность, аккуратность, трудолюбие, общительность.
    Уже в детстве в Тосе проявлялись черты сильного, волевого характера. Вместе с тем моя дочь была послушна и исполнительна.
    Накануне войны Тося училась в той школе, в которой учились Олег Кошевой, Степан Сафонов, Иван Земнухов, Валерия Борц и другие будущие молодогвардейцы. В июле-августе юноши и девушки поехали на работу в совхоз. Там произошёл характерный разговор.
    - Что, если в город придут немцы? - сказал кто-то из ребят.
   Мальчики сразу же ответили, что они пойдут в партизаны, девочки тоже подтвердили, что они не отстанут от них. Так в первые дни войны родилась крепкая комсомольская дружба. В мае 1942 года, за два месяца до прихода в Краснодон немцев, Тося вступила в комсомол. Сияющая и ликующая, с гордостью показала она мне свой комсомольский билет.
   В Краснодон вошли немцы. Небо заволокли черные тучи, горе и несчастье вселились в каждый дом. Жить стало трудно, душно, непосильно. Тося осталась в городе. Наша семья бедствовала страшно. Я, как честная труженица, отказалась пойти на работу к немцам. Тося тоже не работала. Муж до этого эвакуировался вместе с учреждением на восток.
   Тося никак не могла мириться с тем, что в советском городе живут и хозяйничают проклятые немцы. Гнев и ненависть кипели в её сердце. Да иначе и не могло быть!
   Ведь с раннего детства воспитывалась моя дочь в любви к Родине, в любви к своему народу.
   В сентябре Антонина стала членом подпольной молодёжной организации "Молодая гвардия". Часто в нашем доме бывали Ваня Земнухов, Степа Сафонов и другие краснодонцы. Я не догадывалась об этом, моя дочь, несмотря на то, что всегда была откровенна со мной, скрывала это, как военную тайну.
   Тося была связною у молодогвардейцев, она выполняла важные и ответственные поручения.
   Каждый раз после прихода Вани Земнухова, она куда-то уходила из дома. Перед Октябрьскими праздниками, поздно вечером Тося прижалась ко мне щекой и радостно сказала:
   - Вот увидишь, мама, завтра на школе будет красный флаг.
   Я спросила, откуда ей это известно. Она ответила:
   - Не всё ли равно, мамочка, но это очень хорошо.
   И действительно, когда мы проснулись 7 ноября, над школой развевалось огненное полотнище советского флага. Тося прыгала от радости и хлопала в ладоши. Часто в страшные осенние вечера Тося говорила мне:
   - Мамочка, ты хочешь знать новости с фронта, как наши советские войска бьют проклятого немца?
   И она с восторгом в глазах передавала мне последнюю сводку Совинформбюро. И всегда говорила при этом: "не горюй, мама. Скоро наши выгонят немцев и освободят Краснодон".
   Тося писала листовки. Запиралась одна в комнате и просила никого не впускать в дом. Писала их от руки, старательно выводя каждое слово. Рано утром вместе с Жорой Арутюнянц она разбрасывала их по городу. Однажды мне удалось помочь дочери написать две листовки.
   Вдали от передовой линии фронта немцам жилось неспокойно. На каждом шагу терроризировали их молодогвардейцы. Но скоро после неудачной операции с машиной, "Молодая гвардия" была раскрыта.
   Однажды утром полицаи меня вместе с дочерью повели в тюрьму. Трудно и невозможно передать словами все то, что я там увидела и испытала. На моих глазах 15-летних, 17-летних юношей и девушек избивали, истязали и мучили до полусмерти.
   Три раза, обливаясь кровью и шатаясь, выходил от следователя Ваня Земнухов. Ни слова не добились от него немцы. Как уже позднее я узнала, страшной пыткой казнили и мое любимое дитя. Когда был извлечен из шурфа вместе с другими молодогвардейцами труп Антонины, то трудно было в нем опознать мою девочку. В её косах была заплетена колючая проволока, не было половины её пышных волос. Мою дочь звери подвешивали и пытали. Но Тося, как настоящая комсомолка и верная дочь Родины, не проронила ни одного слова. Родина посмертно наградила мою дочь высокими орденами и медалями, высоко оценила героический подвиг 15-летней партизанки.
    Это вместе со мною она, великая и бессмертная, воспитала и вырастила Антонину, дала ей безграничную любовь к своему народу, непреклонную ненависть к врагу.
    Мащенко Мария Александровна.
   

Тося Мащенко

    Тося родилась в 1927 г. 28 апреля. В мае 1941 г. семья переехала в Краснодон. Она родилась в Старобельске Луганской области. Её старший брат Борис погиб во время войны под Сталинградом. В школе им. Горького училась в 8 классе. Стёпа Сафонов, Кошевой, Борц - в параллельном, Куликов. Дружила с В.Борц. В.Земнухов во время войны заходил. Узнали об её участии в "М.г." после ареста. Училась скачками, то хорошо, то посредственно. Была боевой девочкой, очень разговорчивой. Любила читать. Немного играла на гитаре, а брат на мандалине. Любила купаться, нырять.
    Был экзамен по литературе укр. Мать обещала проверить, и не разрешала пойти ей на речку. Но она всё-таки пошла на речку. Знала она одного Рыльского, но мама всё-таки заставила её выучить, а на экзамене ей достался Рыльский. Брат был с 1924 г.
    "Чертей остаток" - так называла её мать. Родители её работали. Она была хозяйкой в доме сама. Она убирала комнаты, картошку чистила. Она любила Островского. Любила очень читать. В мае 1942 г. вступила в комсомол. Марья Александровна была тоже арестована. Тосе пришла повестка в Германию, но мать её прятала. Ночью постучали. Тосю спрятали. Пришла полиция. Она стояла за гардеробом, но её не нашли. Немцы забрали фотоаппарат. Мать вызвали на следующий день в полицию. Через несколько дней снова пришли полицейские. Тося не стала прятаться. Тосю и мать забрали. Их посадили в разные комнаты. Тосю повели на допрос. Привели ещё нескольких человек: Попова и др. На допрос повели В.Земнухова. Его страшно били. Он только отвечал: "Что вы делаете, что вы делаете". Очки разбили и он вышел из комнаты шатаясь. Захаров сказал "всё равно скажешь".Его увели. Третьякевича привели всего избитого. С допроса его поволокли. До утра не было допросов. Утром их не было, а привели другим. Вечером мать отпустили.
    Тося погибла с 15 на 16 января. На следующий день вывесили список заключенных, отправленных в Ворошиловград. В полиции Тося рассказала матери, что она писала листовки, расклеивала с Арутюнянцем. У Тоси были длинные косы. Передние волосы были вырваны. Она была светлая, глаза серые. "Тося - смелая птичка" - говорила о ней тётя.
   Борис дружил с Васей Левашовым. Учился на тракторном заводе.
   У родителей Кл. Ковалёвой не приняли вещи для Клавы и следователь Захаров ответил: "Им не только одежду, а надо их на лед положить и снегом укрыть".
   За день до смерти Тося попросила принести чистое белье. Из шурфа её вынули в принесённом чистом белье.
   
   Адрес: Кишинев, центр. ул. 28 июня д. 55. кв.4
   Мащенко Мария Александровна и Михаил Федорович
   

Воспоминания о Вите Петрове

    Родился Виктор 17-го сентября 1925 года. Витя рано научился говорить, много слов и произносить их правильно. Сказки, беседы с ещё почти молчащим Витей помогли ему развиться быстрее, чем обычно. В два года Витя свободно говорил. Рос крепким, здоровым мальчиком, ходить научился после года, как-то сразу. Когда подрос, то тоже как-то незаметно, легко научился плавать, ездить на велосипеде, кататься на коньках, играть на мандолине. Вите было два года, когда родилась его сестра Наташа. Он очень любил свою сестру. Когда ему было пять лет, он стал для неё любимым братом и хорошей нянькой. Любимой игрушкой в самом малом возрасте был молоток. Любил забивать гвозди в щель пола, или в какую-нибудь дощечку. Часто ударял себя по пальцам, но никогда после этого не плакал.
    Мать и отец Вити работали. Мать только пошла учительствовать, все свободе от школы время занималась, отец был заведующим угольным складом. Часто сутками был на работе. Витю первое время воспитывала бабушка. Она старалась ни в чем не отказывать внуку: целыми днями они гуляли, а если Вите понравится бросать камешки в пруд, пусть бросает, костюмчик может не беречь, лишь бы доставить ему удовольствие. Маме приходилось доказывать бабушке, что жизнь ребёнка будет складываться не из одних удовольствий.
    Любил Витя отца и вечером с нетерпением ждал его прихода. Отец рассказывал, чем занимался на работе, вечерами читал Вите сказки и рассказы. С матерью любил рисовать. Когда подрос, то научился неплохо рисовать.
    Песни и стихи учил с мамой. Память у него была хорошая, запоминал быстро, в пятилетнем возрасте много знал песен, стихов, поговорок и пословиц. Читать он умел с 6-ти лет. В школу пошёл с 7 лет уже грамотным.
    Любил Витя играть с детьми в шумные игры, много бегал.
    Виктор научился вышивать на машинке. Витя был рослым, красивым юношей. У него очень хорошая улыбка и ясные глаза с чёрными ресницами.
    В четвёртом классе появилось у Вити новое увлечение, он стал играть на балалайке.
    Годы учёбы Вити в школе были годами юности нашей страны. Витя рос, как и многие дети, честным, откровенным подростком, которому нужно было привить ещё многие черты характера. Витя был очень увлекающимся, впечатлительным, любознательным мальчиком. Он очень любил животных и птиц.
    Витя после седьмого класса каждое лето работал в колхозе на уборке урожая, то в лесхозе ночным пастухом лошадей, то учеником маркировщика леса.
    Когда Витя вступил в комсомол, он в своей книжечке записал:
    "Правила воспитания воли".
    Вот они:
    1. Устанавливай порядок дня утром.
    2. То что решил сделать, непременно выполняй сегодня.
    3. Все вопросы решай сам.
    4. Не будь болтлив.
    5. Старайся меньше спать, во сне отсутствует воля.
    6. Уважай себя, не переоценивай.
    7. Не запирайся в свою скорлупу, не будь однобоким.
    8. Не кричи, что тебя не уважают, не ценят, а больше работай над собой и будет больше уверенности. Упорство и мужество рождаются в преодолении препятствий.
    Виктор был очень красив. Он занимался физкультурой, поэтому у него была хорошая фигура. Виктор любил ходить в походы. Хорошо знал и любил математику. Каждое лето Витя работал. Витя мечтал быть летчиком. Увлекался Виктор и литературой, принимал активное участие в работе литературного кружка. Устроил "суд" как-то над Лукой из пьесы "На дне" Горького и, так как никто не соглашался быть Лукой, Витя решил взять его роль. И только учитель смог доказать порочность утешительной лжи Луки, так Витя защищался.
    Витя дружил с А. Поповым, Владимиром Тарариным, Владимиром Рогозиным и Виктором Шульгиным. В школе Витя руководил стрелковым кружком, был председателем "Красного креста" и "ДОСААФ", руководил струнным кружком. Часто вечерами семья собиралась вместе и они устраивали концерты. Среди 32 шахтёров-коммунистов был и отец Вити. Семья Вити переехала в хутор Герасимовку. Виктор там стал учителем немецкого языка, ученики сразу полюбили его. Часто у Вити собирались ребята, его ученики.
    В Герасимовку Витя попал по заданию "Молодой гвардии". В Герасимовке Витя с ребятами поджигали скирды хлеба. Витя принял активное участие в подготовке праздника 25-ой годовщины Октября. Виктору было очень трудно работать одному на хуторе и он часто приходил в Краснодон к Анатолию Попову.
    За свою недолгую, но наполненную борьбой с немецкими оккупантами жизнь, Виктор проявил себя как честный патриот и храбрый партизан, поэтому мне хочется рассказать то немного, что я знаю о нем. Виктор очень любил и хорошо играл в футбол. Темнорусые волосы он причёсывал "челочкой" и подстригался под "польку". Виктор также увлекался музыкой. Он хорошо играл на мандолине и был в школе руководителем музыкального кружка. Виктор вел занятия интересно и вместе с тем строго. Все мы тогда мечтали о подвигах, и Виктор иногда сожалел, что он ещё не вырос для армии и говорил, что нужно защищать Родину (Воспоминания соученика Колобкова Николая Ивановича).
    И Витя и Анатолий особенно читали в эти дни книгу "Спартак", даже пароль старались взять оттуда и применять его к своей деятельности.
    Выполняя приказ штаба, Витя действовал смело, дерзко. Он упорно шел своим трудным путём, выполняя священную клятву, данную в суровые дни оккупации. С детства укрепилось у него чувство независимости, влечение к свободной счастливой жизни. И теперь Витю никто не агитировал, не заставлял бороться, он жил и трудился, как умел, как подсказывала ему его комсомольская совесть.
    Однажды из школы вышли два человека. Это были Витя и Анатолий, они что-то несли очень тяжёлое. Быстро остался хутор позади. Молча каждый нёс тяжёлый мешок, лишь изредка переговаривались. Тяжесть давила на грудь, спирала дыхание, пригибала к земле. Вдруг издали зашумела машина. Два друга переглянулись. Но нет - они не испугались, они сбросили мешки, потащили их в канаву, вытащили из мешка 3 гранаты, легли. Холмистая местность дала им возможность укрыться. Машина быстро приближалась. Вот она близко... Сравнялась... Взмах рукой, и машина споткнулась, стала! Ещё две гранаты подняли её вверх. Через несколько минут мальчики вылезли из укрытия, вышли на дорогу, там лежали истерзанные трупы 3-х немецких офицеров. Машина была штабная. Вокруг было тихо.
    - Вот так всех бы вас, гады, - сказал Анатолий..
    - И будет так, всех, - перебил-подтвердил Витя.
    Мальчишки тяжело дышали. Они убили! Ведь если каждый советский человек убьёт по врагу, страна станет свободной. А они убили троих! Подобрав почти разорванные документы и уцелевший наган, ребята зашагали дальше.
    - А знаешь, Анатолий, мне кажется, что мы будем встречать Красную Армию, убив много этих гадов. И хорошо бы самим освободить Краснодон. Это был бы замечательный подарок Красной Армии от нас, комсомольцев Краснодона.
    - А если мы во время боя погибнем? - продолжал мысль Анатолий.
    - Нет, мы будем жить, ведь я ещё в летнюю школу пойду учиться, - улыбнулся Виктор.
    Юноши шли. Перед ними расстилались широкие степи. По дороге им встречались трупы лошадей, разбитые немецкие машины, остовы танков. У юношей закипала злоба. Жалость к родной земле вырастала в ненависть к врагу. Ненависть помогла им нести тяжёлую ношу. Они готовы были носить эту ношу день и ночь, лишь бы помочь своим бойцам, лишь бы они поскорее пришли.
   
    К Виктору приходили Толя Попов и Степа Сафонов.
    2 января 1943 г. Витя пошёл в Краснодон, а вернувшись, сказал, что Ваня Земнухов арестован. 6 января в 4-е часа дня Витю арестовали. Витя командовал отрядом девушек в посёлке Первомайка, обучал их стрельбе, был их санинструктором. Девушки собирали медикаменты. Виктор носил их в партизанский отряд, который был расположен в лесах у Северного Донца.
   
    14. I. 43 г.
    Мама, прости, что заставляю много ходить. Променяй или продай мои валенки и ещё что-нибудь из моих вещей. Если найдётся хороший купец на часы, то и их продай, чтоб не пришлось голодать.
    Кто мне носит передачи?
    Витя Петров.
   
    Когда Витю достали из шурфа, ему можно было дать 80 лет. Не было левого уха, носа, обоих глаз, выбиты зубы, волосы остались только на затылке. Вокруг шеи шли черные полосы (как видно следы подвешивания), все пальцы на руках были мелко изломаны, кожа на ногах на подошве поднялась пузырём, на груде большая глубокая рана нанесённая холодным оружием. Очевидно, она была нанесена ещё в тюрьме, потому что китель и рубаха не были прорваны.
   1 марта 1943 г. были похороны. Целый день по улицам Краснодона к парку тянулось страшное шествие в 71 гроб.
   


    Все документы из архива музея Московской школы N312
   

   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Клеевое напольное пробковое покрытие купить.