Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку книг


Е.И. Королькова
"Молодая Гвардия" А. Фадеева

Пособие для учителя
УЧПЕДГИЗ 1956


    ОГЛАВЛЕНИЕ
   
   
   Введение
   Глава I. Композиция романа
   Глава II. Старая гвардия
   Глава III. Молодое поколение
   Глава IV. Образы молодогвардейцев и революционно-героические традиции русской литературы
   Глава V. Образы врагов и предателей
   Заключение
   Приложение.
   Научно-художественная конференция по роману А. Фадеева "Молодая гвардия"
   
   
   
    ВВЕДЕНИЕ
   
   "Молодая гвардия" А. А. Фадеева - выдающееся произведение советской литературы.
   Изучение в школе этого произведения важно как со стороны воспитания учащихся в духе коммунистической идейности и морали, в духе беззаветной преданности своей социалистической Родине, так и со стороны их эстетического воспитания.
   Книга А. Фадеева - это сокровищница глубоких мыслей, высоких чувств, благородных порывов. Она лишает учителя права проводить уроки сухо, формально, неинтересно. Преподаватель должен воспринять сам и передать юношеству то настроение взволнованности, приподнятости, которым проникнут весь роман.
   Остановимся на некоторых вопросах, касающихся методики и системы изучения "Молодой гвардии" в X классе.
   За месяц до первого урока по изучению романа "Молодая гвардия" учащимся даётся домашнее задание: перечитать роман и продумать ответы на следующие вопросы: какие выведены в романе основные группы персонажей, какова его проблематика, как показана работа большевистского подполья, в чём заключалась деятельность "Молодой гвардии", каково содержание отдельных, наиболее ярких эпизодов произведения и т. д.
   Одновременно учитель рекомендует учащимся для прочтения несколько критических статей о романе "Молодая гвардия" и о жизни и творчестве А. Фадеева.
   Первый урок по теме "Творчество А. А. Фадеева" может быть лекцией учителя с краткими биографическими сведениями о писателе и общей характеристикой его творческого пути.
   Материал этого урока необходимо увязать с эпохой, с исторической обстановкой в России.
   При изложении биографии писателя следует охарактеризовать окружавшую его среду, подчеркнуть его близость с замечательными большевиками. Нужно указать, что участие самого Фадеева в подпольной революционной работе, в партизанском движении сыграло решающую роль в формировании революционного мировоззрения и творческой личности писателя.
   В обзоре творческого пути А. Фадеева следует отметить преемственную идейно-художественную связь "Молодой гвардии" с произведениями "Разгром" и "Последний из удэге".
   Необходимо рассказать учащимся о большой государственной и общественной деятельности А. А. Фадеева. Очень важно отметить его выдающуюся роль в послевоенные годы в деле борьбы за мир.
   Задание на дом: используя материал учебника, подготовить биографию Фадеева и общую характеристику его творчества.
   На втором уроке следует перейти уже непосредственно к роману "Молодая гвардия".
   Учитель рассказывает об исторической основе романа, останавливается на двух редакциях его, показывает, в чём выражается высокая идейность произведения.
   Задание на дом: подготовить ответы на ранее данные вопросы по всему роману целиком.
   Третий урок посвящается анализу композиции романа. Его можно начать беседой, почва для которой уже подготовлена работой учащихся над вопросами. Отвечая на них, ученики осознают основную проблематику романа и выясняют некоторые главные вопросы его построения. Разумеется, в этой беседе учитель должен играть активную роль, направляя развитие мысли учащихся в нужную сторону.
   После этого учитель уже в лекционной форме сжато даёт анализ композиции в целом. В лекции нужно подчеркнуть, что композиция романа тесно связана с его темой и идеей, определяется содержанием конкретно-исторической действительности, которая в нём отражена.
   Анализ проблематики произведения даётся при анализе и композиции, и, далее, системы образов.
   В качестве домашнего задания можно предложить ученикам подготовить небольшие сообщения по тому или иному конкретному вопросу композиции. Эти сообщения должны быть основаны на самостоятельном изучении художественного текста. Тематика здесь может быть, например, такая:
   1. Социально-эстетическая функция пейзажа.
   2. Идейно-композиционное значение описания внешней обстановки в квартирах Кошевых, Тюлениных, Борц и т. д.
   3. Роль лирических отступлений в романе.
   Первую и третью темы учащиеся могут разработать на материале только первой или второй части романа или нескольких глав его.
   Четвёртый урок посвящается теме руководящей роли партии в борьбе советского народа с фашизмом и анализу образов Проценко, Лютикова и других коммунистов. Более развёрнуто нужно дать образ Лютикова.
   Изучение этой темы можно провести в форме беседы, активизируя класс целым рядом вопросов. Учащиеся должны понять важность этой темы, усвоить главную мысль, что Коммунистическая партия обеспечила победу нашего народа над фашизмом и явилась мудрым организатором и воспитателем советской молодёжи.
   Задание на дом: идейно-художественный анализ образов Проценко и Лютикова.
   Следующие четыре часа посвящаются анализу образов молодогвардейцев: Олега Кошевого, Ули Громовой, Вани Земнухова, Серёжи Тюленина и Любы Шевцовой и теме: "Образы молодогвардейцев и революционно-героические традиции русской литературы". Последовательность этих уроков будет следующая.
   Образ Олега как руководителя "Молодой гвардии" и образ Ули Громовой как наиболее сложный по своей психологической структуре анализирует на пятом урок е сам учитель в форме лекции.
   Задание на дом: подготовить анализ образов Олега и Ули и самостоятельный доклад на основе изучения, художественного текста - анализ образа Вани Земнухова. Выучить наизусть отрывок из романа.
   Для заучивания наизусть программа средней школы рекомендует отрывок "Клятва молодогвардейцев" или "Обращение к матери" ("Я целую чистые, нежные руки твои...").
   Проверка этого задания и составит содержание шестого урока.
   Задание на дом: подготовить самостоятельный доклад - анализ образов Серёжи Тюленина и Любы Шевцовой.
   Эти доклады заслушиваются на седьмом уроке.
   Задание на дом: подготовить групповую характеристику молодогвардейцев.
   На восьмом уроке после групповой характеристики молодогвардейцев учитель проводит развёрнутую беседу на тему "Образы молодогвардейцев и революционно-героические традиции русской литературы".
   Установление определённой преемственности художественных образов поможет расширению историко-литературного кругозора учащихся.
   Задание на дом: подготовить по тексту романа доклад на тему: "Сатирические образы фашистов и предателей и их идейно-художественное значение". Учащиеся могут дать общую характеристику врагов и подробно остановиться на образе Фенбонга.
   Девятый урок и отводится теме: "Сатирические образы фашистов и предателей".
   При изучении системы образов нужно, чтобы учащиеся опирались на текст романа. Необходимо научить их вдумываться в приёмы раскрытия образа, к которым относятся: обрисовка портрета, показ действий, поступков персонажа, психологический анализ, оценка персонажа другими действующими лицами произведения, самоанализ героя, его внутренние монологи, его дневники и т. д.
   Следует обращать внимание учащихся на процесс развития образа, его усложнение, связанное с движением всего сюжета, с развёртыванием событий в романе.
   Очень важно, чтобы учащиеся умели находить отдельные художественные детали, понимали их значение. Можно, например, поставить вопрос: почему в портрете Ули так часто повторяется художественная деталь: сильно бьющий из её глаз свет?
   В конце анализа образа-персонажа надо подвести итог, сделать обобщение.
   В характере героя необходимо выделить основные, ведущие черты. И далее: после анализа родственных образов (молодогвардейцев, например) дать их групповую характеристику, обобщение их типических черт.
   Можно поручать учащимся самостоятельную подготовку докладов, посвященных анализу того или иного персонажа.
   Полезно заставить школьников проследить изображение портрета того или иного действующего лица на всём протяжении романа, вдуматься в связь черт внешности человека с его внутренним обликом.
   Рекомендуется домашнее задание и такого типа: самостоятельно проследить по тексту романа формирование характера одного из героев, раскрытие "диалектики души" его. Затем на эту тему следует провести беседу в классе.
   В процессе изучения системы образов, идёт ли речь о лекции учителя, о докладе ученика, о беседе, необходимо включать в анализ наиболее яркие отрывки из романа. Их нужно уметь выразительно прочесть и разобрать, указав, что вносят они в понимание, образа, связать их со всей идейно-образной структурой произведения. Если чтение тех или иных отрывков поручено ученикам, то их надо заблаговременно подготовить к чтению грамотному, выразительному. В ряде случаев эпизоды, сцены и другие отрывки можно не читать, а только пересказывать.
   Содержанием десятого урока должен быть анализ тех художественных особенностей, которые не могли быть или не до конца могли быть рассмотрены на предыдущих уроках (язык автора, например). Затем необходимо дать обобщение о художественном мастерстве писателя в целом. Нужно подвести итог, сделать литературно-теоретические выводы, охарактеризовать "Молодую гвардию" как выдающееся произведение социалистического реализма. Нужно рассказать учащимся и о жизни книги. Роман Фадеева приобрёл большое действенное общественное значение, стал одним из любимейших произведений не только советской молодёжи. "Молодая гвардия" издана в 18-ти странах. Эта книга-боец. Она пользуется большой любовью наших друзей и особенно революционной молодёжи в Китае, в странах народной демократии, а также в капиталистических странах.
   Последние два урока отводятся сочинению. Для него можно рекомендовать такие, например, темы:
   1. Изображение в романе "Молодая гвардия" организующей, руководящей и вдохновляющей роли Коммунистической партии.
   2. Познавательное и воспитательное значение образов Павла Корчагина и Олега Кошевого.
   3. Идейно-эстетическое значение образа Ули Громовой (или какого-либо другого молодогвардейца).
   4. Сравнительная характеристика Пелагеи Ниловны Власовой и Елены Николаевны Кошевой.
   5. Каким должен быть комсомолец?
   6. Мои мысли, чувства и переживания при чтении романа "Молодая гвардия".
   7. Роман "Молодая гвардия" как произведение социалистического реализма.
   8. Роман "Молодая гвардия" как "учебник жизни".
   9. И дадим комсомольское слово, Что бесстрашно в труде и в бою, Как бессмертный отряд Кошевого, Будем драться за правду свою.
   (В. Лебедев-Кумач, "Краснодонцы")
   10. Социально-эстетическая функция пейзажа в романе "Молодая гвардия".
   11. Язык романа "Молодая гвардия".
   Внеклассная работа по изучению "Молодой гвардии" может идти различными путями. Можно провести читательскую конференцию, можно коллективно посетить и затем обсудить кинокартину "Молодая гвардия", спектакль или оперу под тем же названием. Однако лучшей формой внеклассной работы в данном случае является научно-художественная конференция (см. Приложение).
   
   
   
   
    
    Глава I
   КОМПОЗИЦИЯ РОМАНА

   
   Проблематика "Молодой гвардии" отличается сложностью и глубиной. В романе поставлены и разрешены следующие основные проблемы:
   1. Утверждение и поэтическое возвеличение коммунистической идеологии и морали советских патриотов, всего строя советской жизни и разоблачение буржуазной индивидуалистической идеологии и звериной морали фашистов.
   Красота и правда на стороне побеждающего нового, на стороне светлого мира социализма. Кровавый и грязный фашизм с его человеконенавистнической идеологией является воплощением уродства и лжи, воплощением старого, отживающего, безвозвратно осуждённого историей на гибель.
   2. Руководящая роль Коммунистической партии в борьбе советского народа против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны.
   Партия возглавила, сплотила, вдохновила советский народ на борьбу, мобилизовала все его материальные средства и духовные силы. Продуманный план, организующую мысль партии мы видим в таких сценах романа, как эвакуация предприятий и учреждений, взрыв шахт, движение частей Советской Армии и т. д. Партия умело организовала большевистское подполье, партизанскую борьбу на временно оккупированной врагом территории Краснодона и всей Ворошиловградской области. Верные сыны народа - Проценко, Лютиков и многие другие были посланы партией на самые опасные и ответственные участки борьбы с фашистами. Великий ум и ведущую руку партии народ видел в каждой новой диверсии, в каждом акте партизанской борьбы, в каждой новой листовке подпольщиков.
   3. Советский народ как коллективный положительный герой, творец истории; его патриотизм, политическая зрелость, героизм и мужество в борьбе за свободу и независимость своей социалистической Родины.
   Испытания войны до конца раскрыли моральный облик советского человека - социалистического гуманиста, полного священной ненависти к врагу, патриота своей свободной Отчизны и пролетарского интернационалиста.
   Всемирно-историческую победу над немецким фашизмом партия смогла организовать потому, что её поддерживал, ей помогал народ, сильный своим морально-политическим единством.
   В романе показаны рабочие Шевцов, Гнатенко и др. События и образы романа говорят о незыблемом братском союзе нашего рабочего класса с колхозным крестьянством. Сильна и действенна ненависть к врагу Марфы Корниенко, Сашко и других крестьянских персонажей.
   Глубоко патриотичен облик представителей советской интеллигенции: врача Фёдора Фёдоровича, инженера Быстрикова и др.
   Со страниц романа встаёт перед нами образ Советской Армии и отдельных её представителей: майора Кононенко, старшего сержанта Мишина и др. Чётко отражено так ясно выявившееся в дни Великой Отечественной войны единство Армии и народа. Советское общество монолитно. Партия, комсомол, рабочие, крестьяне, интеллигенция, Советская Армия представляют собой мощное и несокрушимое целое. Непобедим народ-герой, ставший хозяином своей жизни, творцом своего счастья.
   4. Коммунистическая партия как руководитель комсомола, как мудрый организатор, вдохновитель и воспитатель советской молодёжи.
   5. Влияние комсомола, школы и семьи на формирование облика молодого человека советской эпохи.
   6. Новые взаимоотношения в советском обществе между родителями и детьми; чувства и переживания матерей.
   Роман А. Фадеева в известном смысле обогатил советскую педагогическую мысль. Здесь мы находим постановку и тонкую разработку целого ряда серьёзнейших вопросов воспитания в семье и школе.
   7. Моральный облик нового человека - молодого человека эпохи победившего социализма, раскрытие его духовной красоты, его психики.
   8. Дружба и любовь.
   9. Слияние личного и общественного. Свою жизнь и счастье, своё настоящее и будущее советские люди, как показал это А. Фадеев, не отделяют от судьбы и счастья Родины. Вот почему их личные интересы сливаются с интересами общественными.
   10. Исторический оптимизм, пронизывающий собою чувства, мысли и дела борющихся советских людей.
   11. Борьба за коммунизм как цель и смысл жизни советского человека.
   12. Борьба с пережитками прошлого в сознании людей.
   13. Борьба за мир во всём мире. Мотив борьбы за мир проходит через всю книгу А. Фадеева. В лагере врагов мира, вдохновляемых американским империализмом, и сейчас маршируют фенбонги. Но всё трудовое человечество борется за мир. И в этой борьбе с нами идут, нам помогают вечно живые образы героев Краснодона.
   Через весь роман чётко проведена основная его идея о неодолимости нового, о неизбежности победы мира социализма над миром фашизма.
   Главной темой романа является героическая деятельность комсомольской подпольной группы "Молодая гвардия", организованной в г. Краснодоне по инициативе коммунистов в период Великой Отечественной войны.
   В романе изображено партизанское подполье Ворошиловградской области, причём особенно подробно обрисована деятельность Краснодонского партийного подполья. Показана и исполненная высокого патриотизма борьба Советской Армии и всего советского народа с немецко-фашистскими захватчиками, проводимая под руководством Коммунистической партии.
   В основе произведения лежит общественно-исторический конфликт, столкновение между двумя социальными системами. Жестокая схватка двух борющихся сил определяет собой композицию романа.
   По своей архитектонике "Молодая гвардия" - произведение сложное и многоплановое. В основе сюжета романа лежит история борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками в Краснодоне и Ворошиловградской области в период с июля 1942 года по февраль 1943 года. При этом Фадеев нарисовал характеры и обстоятельства настолько типические, что они явились широким обобщением и отражением явлений и процессов, происходивших во всей стране.
   В романе развёрнуты живые картины действия партизанских отрядов, показана взаимосвязь и взаимодействие между партизанскими отрядами Ворошиловградской области и частями действующей Армии. Проценко говорит Любке: "...наши подпольщики, партизаны опираются на всю мощь нашей партии, государства, на силу нашей Красной Армии" (343). (В скобках всюду указаны страницы по книге: А Фадеев "Молодая гвардия", дополненное и переработанное издание, издательство ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия", М., 1954.)
   Слитность этих сил и передана в романе.
   Показав крупным планом работу комсомольцев. А. А. Фадеев вместе с тем в качестве руководящей и направляющей силы всей подпольной борьбы изображает большевистскую организацию.
   Особенностью композиции романа является очень большое количество в нём эпизодических положительных персонажей, показ массового характера героизма советского народа. Главным героем произведения является весь борющийся советский народ, руководимый Коммунистической партией.
   Основной приём композиции в "Молодой гвардии" - приём антитезы.
   Уже в начале романа перед нами, с одной стороны - чудесная, ослепительно прекрасная лилия и любующаяся на неё красивая девушка, а с другой стороны, - орудийные залпы, говорящие о наступлении немецких фашистов. Здесь дана та антитеза прекрасного и безобразного, которая затем пройдёт через весь роман.
   Прекрасное-это стихи Пушкина и поэмы Лермонтова, это физическая девичья прелесть Ули и Любы, это дружба, любовь и товарищество, это светлые звёзды в небе, это героические подвиги советских патриотов, жизнь под солнцем Конституции Советского Союза, борьба за мир, за коммунизм. Прекрасное-это наша великая советская Родина.
   Отрицание прекрасного, поругание красоты-это взорванные шахты, разрушенные заводы, сожжённые деревин и города, вытоптанные поля, это - война, это - фашизм.
   Сквозь весь роман проходит антитеза войны и мира. Кровавый ужас войны ярко передан в одной из сцен главы 11-й. Григорий Ильич Шевцов "...обняв голубоглазую девочку, которую он только что поил молочком, что-то рассказывал девочке на ухо, а девочка смеялась" (94). Вдруг.... визг падающей бомбы... и нет ни Григория Ильича, ни голубоглазой девочки. На том месте, где они были, "зияла круглая воронка развороченной, чёрной, опалённой земли, а вокруг ...валялись... изуродованные трупы" (95). Невинность детской души, доверчивое радостное ясное восприятие жизни голубоглазой девочкой и ...трупы, страдания, смерть.
   Ужасу смерти противостоит и природа с её простором, свободой, с её солнечным блеском: "...лежала открытая, залитая солнцем яркая степь под раскалённым небом, в тусклом белом блеске" (95).
   Мир - обязательное условие красоты жизни. Фашисты разрушают прекрасное - так возникает трагическое. Однако в эстетике социалистического реализма понятие трагического носит своеобразный характер. Трагическое не снимается, но снимается безысходность трагедии. Народ непобедим, поэтому судьба героя, отдавшего себя борьбе за общее народное дело, всегда оптимистична. Если герой погибает, то и смертью своей он утверждает бессмертие, ибо одерживает моральную победу над врагом, "...хотя члены боевой организации "Молодая гвардия" погибли в борьбе, они бессмертны, потому что их духовные черты есть черты нового советского человека, черты народа страны социализма". (А. Фадеев, Бессмертие (статья в газ. "Правда" от 15 сентября 1943 г.)
   Весь роман, в котором так много трагических событий, тяжких переживаний, слёз и крови, проникнут духом оптимизма, пламенной и убеждённой веры в жизнь, в торжество добрых начал в ней.
   Высшим воплощением разумности и действенности в борьбе за прекрасное является Коммунистическая партия. Высшая красота - это коммунизм.
   Но ведь эстетическое неразрывно с этическим. Высшая этика - этика борьбы за коммунизм, борьбы со всем старым, реакционным, отживающим, мешающим наступлению коммунизма, торжеству прекрасного.
   В экспозиции дается обрисовка прошлой жизни Проценко, Лютикова, Валько и других коммунистов, характеристика юных героев Краснодона и других действующих лиц романа, их взаимоотношения до момента начала действия (глава 1-я). К экспозиции же относится история организации большевистского подполья и партизанских групп Ворошиловградской области и история города Краснодона.
   Экспозиция носит широко развёрнутый характер. Обрисовка образов Серёжи, Олега, Ули и других персонажей, описание их детства или жизненных историй до временной оккупации немецкими фашистами Донбасса и приближения последних к Краснодону даны в разных главах. Кроме того, это задержанная экспозиция, так как она дана после завязки.
   Завязкой является вступление фашистской армии на территорию Донбасса, приближение её к Краснодону и последующая оккупация ею этого города.
   Действие романа включает следующие основные события: эвакуацию Краснодона, установление немцами "нового порядка", операции Советской Армии, деятельность большевистского подполья, создание "Молодой гвардии", деятельность её, аресты коммунистов и комсомольцев.
   Кульминационный пункт: пытки, истязания немецкими фашистами коммунистов и молодогвардейцев в тюрьме.
   Развязка: казнь коммунистов и молодогвардейцев, вступление в Ворошиловградскую область и Краснодон частей Советской Армии, разгром оккупантов и их бегство.
   Особенностью сюжетного развития романа "Молодая гвардия" является его большая психологическая и эмоциональная насыщенность. Действие развёртывается динамично. Вместе с бурным, стремительным ходом событий зреют, растут, изменяются герои романа, душевная жизнь которых показана во всей её сложности.
   Величие и суровость борьбы захватывает и увлекает не только героев романа, но и самого автора, а затем и читателя.
   В основу сюжета "Молодой гвардии" положены четыре главные повествовательные линии:
   1) Деятельность партийного руководства, направляющего и организующего борьбу советского народа против гитлеровских захватчиков. Борьбой руководит единая мощная Коммунистическая партия Советского Союза.
   В романе раскрывается деятельность и подпольного Ворошиловградского обкома и подпольного Краснодонского райкома партии.
   2) Деятельность молодогвардейцев.
   3) Действия Советской Армии.
   4) Действия армии захватчиков, борьба фашистов и предателей против советской страны и нашего народа.
   Эти повествовательные линии развиваются в тесном переплетении между собой.
   Борющийся коллектив включает в себя многие индивидуальные судьбы. В роман, как в общую раму, вставлено большое количество, хотя и тесно сплетающихся между собой и со всей тканью произведения, но всё же самостоятельных жизненных историй ряда персонажей.
   Жизнь, люди, вещи - всё приведено войной в необычайное движение. Происходят непрерывные изменения в быту и психике людей. Идёт ожесточённая классовая борьба. Всё волнуется, движется, изменяется, горит. И развитие повествовательных линий, и композиционная структура романа в целом передают это движение, изменение, ломку жизни. Повествование возвращается назад то в виде воспоминаний героя (как, например, в главе 30-й - воспоминания Лили Иванихиной), то в авторском рассказе (как в главе 33-й). То и дело появляются новые герои, совершаются новые важные события. В романе множество героев, и у каждого своя судьба. Развитие повествовательных линий идёт очень неровно, с частыми перебоями в хронологической последовательности. Например, сначала Серёжа появляется у окна Осьмухиных и сообщает, что горит трест, а затем уже рассказывается о его приготовлениях к поджогу и о поджоге треста. Или: сначала рисуется сцена встречи Олега с матерью, а затем уже идёт речь о том, что было после неудачи с переправой, рассказывается о той цепи событий, которая закончилась возвращением Олега домой. Эта прерывистость, ломка повествования усиливает ощущение ломкости жизни в те страшные дни. События, персонажи даны в их сложном переплетении, в острых столкновениях. Во всём этом сказывается горячее кипение жизненных сил, страстное напряжение борьбы.
   Разнообразны композиционные приёмы Фадеева. В главе 30-й целую вставную новеллу образует история Лили Иванихиной, рассказанная устами самой Лили. В этой истории есть завязка - уход Лили в армию, развитие действия - её борьба на фронте и жизнь в плену в немецком лагере для военнопленных, кульминация - участие в убийстве Гертруды Геббех, дальнейшее развитие действия - путь пешком домой через Польшу и Украину и, наконец, развязка - приход домой. В рассказе Лили перед читателем встают новые и новые лица, развёртываются всё новые картины жизни.
   В главе 13-й писатель даёт жизненную предисторию Серёжи Тюленина, одновременно раскрывая перед нами этот образ во всей полноте его душевной жизни. При этом автор употребляет оригинальный композиционный приём: повествование и анализ ведутся в форме беседы, в форме обращения автора к читателю. Обращение к читателю переходит в обращение к самому Серёже и, наконец, становится обычным авторским повествованием. Всё это сообщает изложению замечательную живость. Читатель, автор и герой как бы сливаются воедино.
   Система образов в романе очень сложна. В нём выведено 180 действующих лиц. Все они делятся на две большие группы.
   Первую группу составляют образы, олицетворяющие силы демократии и социализма, силы советской страны. Сюда входят индивидуальные герои: коммунисты, беспартийные патриоты из штатских, советские бойцы и офицеры, молодогвардейцы, патриотически настроенные юноши и девушки, не входящие в организацию и, наконец, дети.
   Кроме того, в романе выведены играющие в нём огромную роль массовые герои: части Советской Армии, партизаны, масса молодогвардейцев (в организации было около ста человек) и т. д.
   Вторую группу образов составляют силы реакции, силы фашизма. Сюда относятся отдельные персонажи из числа немцев, румын и предателей, кроме того целые группы врагов: немецкая армия и её союзники - румыны, итальянцы и венгры, немецкая жандармерия, гестапо.
   Обрисовке Советской Армии и её операций посвящены многие главы и эпизоды романа. Автор даёт конкретную сложную картину передвижения наших войск, с перечислением занятых городов, станций и т. д. и одновременно рассказывает о передвижении армии врагов, а затем рисует бегство немецких фашистов, венгерских и итальянских наёмников и остатков армии Антонеску.
   Автор стремится создать величественный, мощный, полный несокрушимой силы образ Советской Армии. Вот навстречу Кате, едущей в танке, движется советская воинская часть: "Стояла глубокая ночь... И в этой тишине, всё нарастая и приближаясь, слышались гудение и скрежет движущихся навстречу металлических масс... показались надвигавшиеся по дороге и по степи танки и бронемашины. Они наполнили ночь своим грохотом... Танки, скрежеща, ...массивные и грузные, с тёмными хоботами пушек... производили впечатление могучее и страшное, ещё усиливающееся тьмою" (491-492).
   В романе показано значение Сталинградской битвы, создавшей решающий перелом в ходе Великой Отечественной войны, окрылившей и укрепившей дух советских людей.
   О воинах Советской Армии Фадеев говорит порою очень взволнованно, поднимаясь до высокой патетики. Вот как, например, образ советского воина обрисован через восприятие исстрадавшейся за судьбу Родины, находящейся на оккупированной территории Кати Проценко: она мечтала "о той минуте, когда окроплённый кровью Человек в шинели вступит на поруганную врагом родную землю и раскроет свои братские объятия" (483).
   В обрисовке Советской Армии является удачным, хотя и эпизодический, но очень живо данный образ сержанта Каюткина. В этом "маленьком, подвижном, весёлом человеке" с искристыми синими глазами хороша отражены оптимизм и юмористическая складка в характере русского солдата. Говорит Каюткин выразительным русским народным языком. Мы находим у него свойственный курскому наречию диалектизм такоича, характерный колорит придают его речи слова: паренёк, пристращали, посулили (544).
   В разговоре с Серёжей, характеризуя свою судьбу, Каюткин читает отрывок из поэмы А. Твардовского "Василий Тёркин" (552-553). Сержант не называет ни имени Твардовского, ни заголовка его поэмы. Возможно, ему и не известна поэма в целом. Декламируемые им строки он называет "стишками". При этом отрывок несколько видоизменён, уже не полностью совпадает с текстом Твардовского. Здесь, по всей вероятности, Фадеев отразил интересный факт: поэма "Василий Тёркин" отрывками разошлась среди бойцов, получила частичную переработку, подверглась фольклоризации. Введение в роман этих -фольклорных мотивов усиливает народность его стиля.
   В нашей критике уже отмечались недостатки изображения Советской Армии: сухость отдельных мест, замена в некоторых случаях художественного показа простым перечислением фактов, не совсем удачная обрисовка генерала по прозвищу "Колобок".
   В романе показана быстрота, мощь, смелость действий партизанских отрядов в Донбассе. Партизаны взрывали мосты, уничтожали живую силу противника и т. д. Партизанские отряды и большевистское подполье оказывали очень большую помощь Советской Армии. Всё, что находилось в распоряжении Проценко, "...было направлено... на то, чтобы там, за сотни и сотни километров от Донбасса, была выиграна великая битва за Сталинград" (400).
   В борьбе наших людей с фашистами сказались и развернулись такие могучие движущие силы, как единение Коммунистической партии, Советского правительства и народа, незыблемый союз рабочего класса и колхозного крестьянства, братская дружба народов СССР, морально-политическое единство общества.
   Патриотизм человека страны социализма, массовый характер этого патриотизма, отражён в романе ярко и многогранно. Многие десятки беспартийных рабочих в Центральных мастерских и на шахтах, только лишь делавших вид, что они работают на немцев, а на самом деле или совсем бездействовавших или разрушавших производство, - тем самым помогали деятельности подпольного райкома партии.
   Смело борются с оккупантами крестьяне, которые, говоря словами Марфы Гордиенко, считают себя как бы "колхозниками в отпуске". Спокойно, просто делает своё смертельно опасное, героическое дело отважная советская женщина Галя Корниенко, через хату которой "шёл главный поток бежавших из плена или выходивших из окружения солдат Красной Армии" (479). Эпизодической, но очень запоминающейся является фигура Фомы.
   И всего-то несколько слов сказал в романе этот старик, но в них мы чувствуем великую боль и тревогу хорошего советского человека за общее дело, за судьбу Родины. Душа скромной, самоотверженной Маши Шубиной "горела не видимым никому величественным пафосом работы" (468). А когда пришла смерть, Маша встретила её как герой: никакие пытки и муки не заставили её выдать товарищей. Беспартийная Полина Георгиевна Соколова отважно ведёт большую подпольную работу, в которой на каждом шагу человека подстерегает гибель. От руки фашистских извергов мужественно гибнет на своем посту врач Фёдор Фёдорович. Инженеры Быстрынов и Николай Николаевич срывают мероприятия немцев-оккупантов по налаживанию добычи угля на шахтах.
   В романе есть ряд очень удачных массовых сцен. Такова, например, сцена эвакуации, которая говорит о большой организованности советского народа. Люди волнуются, люди сумрачны, но во всём этом движении чувствуется наличие большой государственной руководящей мысли.
   В тылу врага неустанно и яростно борются с фашистами партийные и беспартийные большевики, десятки и сотни простых людей, - от десятилетнего народного мстителя мальчика-воина Сашко до старого деда Фомы. Советская Армия тесно связана с народом, существует неразрывное единство фронта и тыла. Советский строй непобедим, ибо его поддерживает весь народ.
   Полноценным эстетическим компонентом является в романе пейзаж. Функция его очень значительна. Насыщенный социальным и психологическим содержанием, пейзаж вплетается в композицию романа как его органическая часть. Пейзаж подчинён той основной социальной тенденции, которая пронизывает всё произведение от начала до конца.
   Картины природы даются иногда как параллель настроению, душевному состоянию героев, иногда же контрастируют с их переживаниями. И в том и в другом случае пейзажные зарисовки обусловлены стремлением автора глубже проникнуть в психический мир героев, правдивее раскрыть его. Очень часто пейзаж Фадеева глубоко лиричен.
   Не всегда рисует писатель развёрнутые пейзажные картины. Иногда он наносит на своё полотно лишь характерные штрихи, выразительные детали. Но эти штрихи и детали берутся так удачно, что создают всю полноту впечатления. Вот пейзажные штрихи зимнего дня: "Был день передачи, морозный, тихий, ни дуновения; стук топора, звон ведра у колодца, шаги пешеходов далеко разносились в воздухе, искрившемся от солнца и снега. Елизавета Алексеевна и Людмила... подходили... к... зданию тюрьмы, которая со своими белыми стенами и снегом на крыше, с теневой стороны отливавшим синевою, сливалась с окружающей местностью" (563). Вот зарисовка зимней ночи, той ночи, в которую свершилась казнь молодогвардейцев: "Необыкновенной ослепительной ясности... месяц косо стоял на небе. На десятки километров видно было вокруг по степи. Мороз стоял нестерпимый" (565). Обе зарисовки ярко передают основное в этих пейзажах: ощущение света и мороза.
   Когда события развиваются стремительно, и захваченные, воодушевлённые ими герои полны бурных чувств, - тогда рисунок пейзажа становится особенно лаконичным и выразительным.
   Вот взволнованный приказом Военного совета фронта Проценко выбегает из хаты. "Стояла ясная морозная ночь, - вся в звёздах. Последние дни всё подваливал снег, - крыши хат, дальние холмы тихо дремали под снежной пеленой" (467). Как прост и скуп здесь язык автора, а картина природы так живо встаёт перед глазами! К этому приводит точность и выразительность эпитетов ("ясная морозная ночь"), умение автора выделить в картине этой ночи главное ("вся в звёздах") и найти выразительную и создающую настроение метафору ("холмы тихо дремали").
   В главе 16-й Фадеев немногословно, сжато рисует летний пейзаж. Но краски его так ярки, что читатель, вместе с лежащей на траве в саду Валей Борц, ощущает негу и лень и роскошь чудесного летнего дня, "этот сказочный мир неба, солнца, зелени, пчёлок и бабочек..." (132). Царящая в саду тишина подчёркнута с помощью инверсии: "Тихо было вокруг" (132).
   "Новый порядок" изменил не только социальные отношения, но и пейзаж. Природа тоже страдает от оккупантов. Это страдание автор умеет передать так живо, что, кажется, природа одухотворена и, так же как и люди, испытывает душевную боль. Домики жителей Краснодона были окружены палисадниками. Немецкие солдаты вырубили в этих палисадниках деревья и кусты, чтобы партизаны не могли из-за них делать свое "пу-пу". И кажется теперь, что это от грусти подсолнухи на огороде склонили "на закат свои золотые головы" (142). Немецкие солдаты вырубили и эти подсолнухи. Фашисты пытались растоптать природу.
   К сильнейшим страницам романа принадлежит мастерски нарисованная сцена казни шахтёров. Драматизм создаётся обрисовкой, с одной стороны, истерзанных немцами советских людей, у которых нет выхода, для которых нет спасения, а с другой стороны - обнажённого в этой сцене до последних пределов звериного, антинародного, античеловечного лица фашизма. Именно эта бесчеловечная система фашистского террора и характерна для немцев-оккупантов, как это показывает и весь роман в целом.
   Героическое поведение шахтёров во время казни волнует читателя до глубины души. Этот драматизм, это эмоциональное воздействие сцены казни усиливается ещё более той пейзажной рамкой, в которую она вставлена. Чёрная осенняя ночь, холодный ветер, шум трепещущей, бьющейся листвы - всё это с предельной силой выразительности передаёт душевное состояние, душевное напряжение осуждённых на смертную казнь. Кажется - то не листва на деревьях бьётся, то обнажённые человеческие нервы трепещут и бьются в чёрной ночи фашистского засилья.
   Сквозь всю сцену казни проходит выразительная пейзажная деталь - образ шуршащих тёмных туч. Приступая к рассказу о подготовке казни, Фадеев пишет: "Холодный ветер нёс над городом, над всей донецкой степью тяжёлые тёмные тучи, их тоже не видно было, но казалось, что они шуршат, обгоняя и задевая одна другую влажными шерстистыми боками" (317). Вот заключённых вывели из тюрьмы на двор, а затем повели по улице. "Ночь была так черна, что люди, стоявшие рядом, не могли видеть друг друга... Холодный ветер... несшийся над городом, обвил их своими сырыми струями, и слышен стал влажный шорох туч, мчавшихся так низко над головой, что, казалось, до них можно было бы достать рукою. Люди жадно хватали ртом воздух. Колонна шла медленно, в полном безмолвии" (319). Чёрная ночь... холодный ветер... полное безмолвие... людей ведут на казнь. И опять слышен этот "влажный шорох туч", который ещё сильнее заставляет ощутить леденящий ужас того, что должно совершиться.
   Говоря о душевном состоянии Валько и Шульги, писатель снова повторяет, что и они "...шли навстречу своей гибели под этими низко шуршавшими над головой тучами" (там же). Осуждённых ведут уже парком. Их сбрасывают в яму и начинают закапывать. Вверху - тёмное, тучами несущееся над миром небо.
   Мария Андреевна Борц проводила мужа и дочь. Рисунок пейзажа, мрак окружающей ночи ещё сильнее подчёркивают мрачность настроения оставшейся в одиночестве жены и матери. "Беспросветная холодная чернота двигалась вокруг, но ещё чернее было у Марии Андреевны на душе... и слышно было, как низко-низко тихо шуршат тучи над головой". Мария Андреевна слышит пение "Интернационала". "Оно вплеталось в вой ветра и шорох туч и вместе с этими звуками разносилось по всему тёмному миру" (322). Эти во мраке холодной ночи шуршащие тучи говорят больше, чем сказали бы целые страницы пейзажных описаний, целые главы, посвященные психологическому анализу.
   Фадеев нашёл (и подчеркнул неоднократным повторением) выразительнейшую пейзажную деталь. Она удачно и ярко усилила впечатление того драматизма, того нечеловеческого ужаса, которыми полна сцена казни.
   На веки-вечные будет проклятием фашизму образ ребёнка, прикрученного верёвками к материнскому телу, образ человека, который, ещё не вступив в жизнь, нашёл себе смерть в страшной живой могиле.
   Люди, которых закапывают живыми, поют "Интернационал". Звуками священного партийного гимна прощается с жизнью рабочий народ. Эти звуки говорят о том, что люди умирают, а дело их живёт, с этим гимном на устах шли на труд, на битву, на подвиг, на смерть целые поколения революционеров. От одного поколения к другому переходит священный гимн. Никогда ещё не было создано на земле более вдохновляющей, более дорогой для миллионных народных масс песни. Замирают в могильной яме голоса шахтёров, голоса борцов старшего поколения, но где-то совсем близко подхватывают песню молодые звонкие голоса Олега и Любы, Ули и Серёжи. И в их душах неумолчно звучала окроплённая кровью отцов, освящённая революционной традицией песня.
   Пейзажи "Молодой гвардии" лишний раз показывают что в художественном произведении нет компонентов, не связанных с его общим идейным наполнением.
   Социально-эстетическая функция песен, музыки, стихов в романе "Молодая гвардия" очень значительна. Музыкальные и песенные образы играют видную роль в раскрытии идейного содержания произведения, душевного состояния героя, "диалектики души" его, в обрисовке взаимоотношений персонажей, наконец, в движении сюжета.
   Мир поэзии и песен - это частица того прекрасного и возвышенного, в котором раскрываются наиболее высокие и чистые душевные движения и действенные порывы героев "Молодой гвардии".
   Описание вещной обстановки всегда служит цели раскрытия какой-то существенной стороны характера или обстоятельства. Фадеев даёт подробное описание квартиры Кошевых, говорит о её планировке, о расположении каждой комнаты. Он как бы водит читателя по квартире, знакомя его с каждой комнатой и с каждым уголком. Квартира с наполняющими её вещами - это как бы удачно очерченная рамка, в которую вставлен быт семьи Кошевых. Обстановка в их квартире говорит о культурной семье, живущей в достатке. Перед нами аккуратный письменный стол, белоснежная скатерть на обеденном столе, такой же пододеяльник на кровати, цветы на окнах, "суровые, домашней выделки, чистые половики на полу".
   Так с помощью вещей автор намечает духовный облик героев. В главе 16-й дано описание обстановки квартиры Борц. Это описание психологизировано. Обстановка обрисована сквозь настроение воспринимающего её человека. В квартире стоят те же стол, пианино, буфет, шкаф, которые стояли и до прихода немцев. Но раньше здесь было "уютно и романтично", а теперь "всё было чужое", всё это стояло перед Валей "точно обнажённое" (131). Изменилось состояние души человека - изменился и характер восприятия им вещей. Вещи становятся участниками человеческой трагедии.
   Так все средства композиции служат цели раскрытия сущности исторических событий, общественных отношений, содержания борьбы нового со старым. Все компоненты художественной формы приведены в единство, все они организованы ведущей идеей, благодаря чему композиция романа отличается глубокой внутренней цельностью.
   
   
   
   
    Глава II
   СТАРАЯ ГВАРДИЯ

   
   Деятельность отважных коммунистов-подпольщиков дана в свете большой мысли о единой мощной воле партии, организовавшей и вдохновившей миллионные массы советского народа на борьбу против немецко-фашистских захватчиков.
   Ворошиловградская область разделялась на несколько территориальных округов, во главе которых были поставлены секретари подпольного обкома партии. Проценко был одним из этих секретарей. Ведению его подлежало несколько райкомов с множеством подчинённых им подпольных групп.
   В авторском повествовании дана характеристика организованной Проценко разветвлённой сети подпольных организаций, рассказано о системе явочных квартир, мест укрытия, баз вооружения, о средствах связи - технических и через специальных связных.
   С первого же появления своего на страницах романа Проценко раскрывается перед нами в действии, и эта огромная зарядка действенности, активности, спокойной властности проявляется и во всех деталях его портрета: в жестах, в выражении лица, в голосе.
   В портрете Проценко автор выделяет его "ясные синие глаза", в которых то промелькнёт "хитринка", то они заискрятся, "да не оба сразу, а то один, то другой, будто какая-то резвая искорка скакнула из глаза в глаз на одной ножке" (28). Отражая различные моменты настроений и переживаний Ивана Фёдоровича, эта искра в его глазах становится то "лукавой", то "весёлой", то "чертовской", то - в моменты особенно большого душевного напряжения - "бесовской".
   В горячей обстановке военных действий, весь возбуждённый, налитый энергией, "чёрный от бессонницы", Проценко даёт боевое задание Екатерине Павловне, и в это время "бесовские искры поскакивали из одного его глаза в другой" (471).
   Проценко направляет деятельность подпольного райкома в Краснодоне, даёт задания Лютикову, учит искусству борьбы молодогвардейцев. Так, в разговоре с Любой (342-345) он даёт вдумчивые, точные советы о том, как строить и вести работу "Молодой гвардии".
   Проценко - человек железной воли и превосходных организаторских способностей. Это талантливый партийный деятель, тысячью нитей связанный с народом и безгранично преданный ему. Он умеет находить нужных людей, расставлять их и руководить ими. Он работает вдохновенно, энергично, всего себя отдаёт борьбе.
   Во всей деятельности Проценко проявляется его политическая мудрость и бдительность. Такова, в частности, его беседа с Лютиковым и Шульгой (68-72), где Иван Фёдорович призывает не верить бумажкам, а всех людей проверять наново, своим опытом. Проценко умеет быстро ориентироваться в меняющейся, сложной обстановке, гибко варьировать тактику партизанской борьбы с гитлеровскими захватчиками.
   Командуя своим партизанским отрядом, в огне, в кровавых буднях войны, каждую минуту видя перед собой смерть, Проценко всегда остаётся стойким большевиком, командиром с трезвым и ясным сознанием, находчивостью, решительностью. Выдержка его изумительна. Однажды отряд Проценко был окружён немцами. Ему тяжело за судьбу отряда. "Но он не делился ни с кем своими переживаниями, а его лицо и жесты, и всё его поведение были обратны тому, что он переживал" (259).
   И в то же время в его обращении с партизанами, со стариком Нарежным и другими сказывается большое внутреннее человеческое тепло, мягкий юмор, душевность, чуткость и любовь к своим, советским людям. А сколько нежности обнаруживается в нём во время разговора с Марфой Гордиенко (264-266), которая тронула его своей сознательностью и патриотизмом простой и честной советской женщины-труженицы. Коммунист Проценко убеждён, что есть в народе "ещё тысячи таких людей, як Парежиый, як Марфа, тысячи тысяч!" Опираясь на народ, он чувствует себя сильным.
   Благородный чистый нравственный облик Ивана Фёдоровича раскрывается ещё полнее через обрисовку его отношений к жене Екатерине Павловне. Их связывает большое и красивое человеческое чувство, та подлинная любовь, от которой вырастают у человека крылья, удесятеряются душевные силы. Семейный союз их основан на идейной дружбе, на трудовом начале, на участии в великой всенародной борьбе, на том, что эти два передовых человека желают и умеют идти в ногу со своей эпохой.
   Рисуя воспоминания Кати и Ивана Фёдоровича о первых днях любви, автор любовные эмоции переплетает с тонко подмеченными пейзажными штрихами: "...вставали... в памяти первые их встречи в луганском саду, и этот всевластный запах акаций над городом, и ночное небо в звёздах, раскинувшееся над их молодостью..." (335). Красота и лиричность пейзажа подчёркивают красоту и нежность молодого чувства.
   Обрисовка этих воспоминаний Проценко и Кати чрезвычайно искусно перерастает в краткое, но сильное авторское лирико-философское отступление о сущности и радостях любви (335). На этих страницах Фадеев создал целую поэму любви, полную света и счастья. И каким лёгким, прозрачным становится здесь стиль писателя!
   Екатерина Павловна - не только жена, но и боевой товарищ Проценко. Она участвует в деятельности большевистского подполья. И как ни велика тоска и тревога за жену в сердце Ивана Фёдоровича - он даёт ей ответственное и опасное поручение: доставить в штаб гвардейского танкового корпуса важные военные сведения. Проценко знает, что посылает Катю, быть может, на смерть. Но ни в нём, ни в ней нет колебаний. Как прекрасна эта любовь, освящённая бесконечно суровой борьбой!
   Совершая полный опасностей переход через линию фронта, Катя ведёт себя с огромной выдержкой. А когда дошла, наконец, до советского командования и передала ему разведывательные данные, "...в душе у неё было такое чувство, что она могла бы запеть" (488). Сколько больших, настоящих чувств испытала эта женщина! Ненависть к врагам, гордость за свою армию, любовь к Ивану Фёдоровичу и мучительная тревога за него... Как поэтично выражена в Кате её страстная любовь к Отчизне! И как характерна и выразительна в портрете этой героини много раз повторенная деталь: сияющие глаза.
   Говорит Проценко то на русском, то на смешанном русско-украинском языке. Но когда Иван Фёдорович возбуждён, взволнован, говорит о наболевшем, он, сам того не замечая, переходит на более близкий его душе родной украинский язык. Речь Проценко часто оживляется остроумной шуткой, очаровательным юмором украинца.
   Так, в горячем кипении борьбы, в отношениях к партии, к народу, к жене, к врагам Отчизны, - во всей множественности жизненных отношений раскрывается многогранный и в то же время монолитный образ коммуниста.
   Иван Фёдорович дан в романе чрезвычайно жизненно, конкретно, во плоти, как яркая индивидуальность и в то же время как широкое художественное обобщение.
   Прочная связь с народными массами, умение организовать их борьбу, большевистская принципиальность, волевая собранность и оптимизм - вот что характерно для Проценко.
   Среди представителей старой гвардии центральной фигурой по роли его в борьбе краснодонского подполья является секретарь подпольного райкома партии Филипп Петрович Лютиков.
   При обрисовке портрета Лютикова автор много раз повторяет, что у него были "строгие глаза", говорит о суровом, строгом выражении его лица. Эти черты портрета свидетельствуют о волевой собранности Лютикова, сосредоточенности его, постоянной углублённости в одну большую ведущую мысль, организующую весь стиль его общественного поведения. Но эти стороны духовного облика Филиппа Петровича сочетаются с большой его нежностью, задушевностью. Он редко улыбался, но когда улыбался, лицо его сразу менялось, становилось светлым, приобретало выражение мягкости.
   Портрет становится порой очень ярким отражением динамики образа, причём писатель умеет найти сильные сравнения. При сообщении Соколовой о том, что Бараков зовёт его на работу в мастерские "...всё его большое тяжёлое тело, оплывшее книзу лицо, глаза и голос его - всё это налилось энергией, будто в нём какая-то туго скрученная спираль развёртывалась" (201).
   Коммунист с большим опытом партийной работы, человек волевой, энергичный, Лютиков руководил всеми подпольными организациями Краснодона, был их головой и душой.
   В главе 8-й обрисовано совещание Проценко, Лютикова и Шульги. Лютиков, обсуждая пути и методы предстоящей суровой борьбы с врагом, был, как и его товарищи, настроен "торжественно-приподнято" (68). Верный сын партии сознавал всё величие той задачи, которая ложилась на его плечи.
   Во всех его мыслях, чувствах, словах и делах виден человек, ощущающий себя частицей могучей партии, умеющий организовывать, воспитывать и учить народ, в то же время учась у него. На протяжении романа Лютиков много раз говорит о немцах-фашистах: "Уж мы на них поработаем!" Этот повтор становится лейтмотивом настроений Лютикова, отражает упорно засевшую думу о разгроме врага, о мести ему.
   Обрисовка активной подпольной деятельности Лютикова вводит читателя в сложный мир конспирации, маскировки, явочных квартир, условных знаков, тайной типографской работы и т. д. При немцах Лютиков в целях конспирации занял свою старую должность начальника механического цеха Центральных мастерских. Мастерские превратились в главный центр подпольной организации Краснодона.
   Лютиков разрушал в Центральных мастерских всю ту работу, которую внешне энергично выполнял Бараков, якобы работавший на немцев. Тем самым планам немцев наносился страшный урон, ибо именно от мастерских, главным образом, и зависело восстановление оборудования в шахтах и на других предприятиях. Вместе с Бараковым Лютиков руководит целым рядом диверсий.
   Кроме того, Филипп Петрович организовывает саботаж на всех угольных и прочих предприятиях города и района.
   Лютиков ведёт двойную жизнь: явную, в которой "работает" на немцев, и тайную, где борется с ними.
   Появившиеся на улицах Краснодона листовки подпольного райкома партии и "Молодой гвардии" впитали в себя страстный накал кровавой - не на жизнь, а на смерть - борьбы.
   На случай своего ареста или ареста Баракова Лютиков создал второй подпольный райком партии. И когда их обоих арестовали, второй райком сейчас же начал действовать.
   Лютиков же был организатором и вдохновителем "Молодой гвардии". Она возникла по замыслу подпольного райкома партии как частица мощного потока всенародной борьбы с оккупантами.
   Комсомольцы выступают как ученики и помощники коммунистов. Подпольной работой молодогвардейцев Лютиков руководил оперативно, вдумчиво, тщательно, детально. Об этом говорят очень многие факты, в частности, разговор с Олегом в главе 52-й (459-462). Лютиков хорошо знал и внешнюю сторону дела и интересовался внутренним положением в организации. "Его интересовало, насколько широкий круг членов организации знает друг друга, как осуществляется связь штаба с группами, связь и взаимодействие между группами". По непосредственным указаниям Лютикова комсомольцы-подпольщики делали свои славные дела, проводили мероприятия по борьбе с фашистскими оккупантами, организовали клуб и т. д. Лютиков учил их, как нужно конспирировать всю эту деятельность, как строить связь.
   Филипп Петрович действует, как человек партии, обязанный выполнять её волю. Строжайшей дисциплине учит он и комсомольцев: "...никаких действий, не посоветовавшись со мной, не предпринимайте" (213). Лютиков делится с молодогвардейцами своим опытом борьбы и воспитывает в них уважение к революционным традициям. Но в то же время Филипп Петрович "разговаривал с Олегом как с политическим руководителем, прислушивался к его мнению" (460). Мы видим в романе также глубокое доверие советских людей к Лютикову.
   Всегда сдержанный во внешних проявлениях своих чувств, Филипп Петрович на первый взгляд мог производить впечатление человека очень сухого. И чтобы дать полное представление о нём, автор прибегает к приёму раскрытия образа через показ отношения к нему других людей, в частности, детей. Лютикова очень любили дети, и это выявляет нежность, чуткость души Филиппа Петровича, который "был прирождённым воспитателем, знал и любил детей" (198). Этот внешне непроницаемый, но глубоко чувствующий человек - прекрасный семьянин, нежно любящий свою жену и дочь.
   Образ Лютикова раскрывается, следовательно, и в многообразных поступках, выявляющих силу воли, гибкость ума, артистическую тонкость души Филиппа Петровича, и путём психологического анализа, и в подробных авторских характеристиках, и через анализ восприятия его другими людьми.
   Для Лютикова характерна мудрая опытность большевика, прошедшего большую школу партийно-политической работы, талантливого организатора, умеющего вести за собой народ, учить и воспитывать его. Верный сын рабочего класса, русский человек с ясным умом и сильной волей, Лютиков отличается моральной чистотой и душевной стойкостью, внешней сдержанностью, суровостью, и в то же время он проявляет большую внутреннюю теплоту, сердечность в своих отношениях с советскими людьми.
   В образах Проценко и Лютикова с большой художественной силой запёчатлён духовный облик коммуниста, с его глубокой идейностью и принципиальностью, смелостью и выдержкой, твёрдой волей и тесной связью с народной массой. Он умеет руководить массой и учиться у неё. Его взгляд на мир проникнут оптимизмом, ибо он убеждён в правоте и неизбежной победе дела коммунизма. Проценко и Лютикову свойственно умение понимать явления действительности в перспективе, в движении.
   Инженер Бараков - второй секретарь подпольного Краснодонского райкома партии. Выполняя партийное задание, Бараков играет роль "предателя" советской страны и становится директором Центральных мастерских. "Энергичная" деятельность Баракова по восстановлению производства прикрывала подлинную деятельность его - руководителя и организатора партизанских налётов и диверсий на дорогах, проходящих через краснодонский и близлежащие районы.
   Образ Баракова оставляет впечатление некоторой недоработанности. Его мужество и решимость, героическая деятельность, способность преодолевать любые трудности в романе показаны, но отсутствует анализ его переживаний, не раскрыта душевная жизнь со всей её живой теплотой.
   В лице Валько и Шульги Фадеев показал представителей той железной когорты большевиков, которая прошла через царские тюрьмы, подполье, завоевала победу в Октябре, заложила первые кирпичи в фундамент социалистического государства и общества.
   Душевная красота Шульги и Валько, беззаветная преданность партии и народу особенно сильно выявлены в предсмертной исповеди их друг перед другом в тюрьме. Стойко, героически держали они себя в заключении, накануне и во время казни. Шульга и Валько показали, как умеют большевики умирать. Даже связанные, растерзанные, умирающие, они выше и сильнее своих врагов, ибо одерживают моральную победу над ними.
   Однако провал Шульги, то, что он попал в руки гестапо, раскрывает в его облике и отрицательную сторону. На каком-то этапе партийной и советской деятельности Шульги в нём начала притупляться политическая бдительность. И когда наступил ответственный и напряжённый момент борьбы в условиях гитлеровской оккупации, эта недостаточная бдительность привела к тому, что Шульга поверил Фомину - врагу, изменнику Родины.
   Так правдиво и многосторонне показана в романе героическая деятельность подпольной организации коммунистов, возглавляющих всенародную борьбу против фашистских захватчиков. Коммунисты выступают как выразители интересов и воли советского народа. Их искренняя, безграничная любовь к отчизне, самоотверженность, социалистический гуманизм сочетаются с глубоким пролетарским интернационализмом. В лице Проценко и Лютикова показана руководящая роль партии в создании подпольной организации "Молодая гвардия", и во всей борьбе комсомольцев с гитлеровцами.
   
   
   
    Глава III
   МОЛОДОЕ ПОКОЛЕНИЕ

   
   Комсомольцы Краснодона своей кровью вписали незабываемые страницы в историю Великой Отечественной войны.
   "Молодая гвардия" выросла в большую, разветвлённую по всему Краснодонскому району организацию. Она насчитывала более ста членов. "И еще больше того, было у неё помощников" (459). "... на дорогах района и далеко за его пределами действовали три постоянные боевые группы "Молодой гвардии". Одна группа... нападала на легковые машины с немецкими офицерами. Вторая группа... нападала на машины-цистерны: уничтожала водителей и охрану, а бензин выпускала " землю... Третья группа... задерживала немецкие грузовые машины с оружием, продовольствием, обмундированием и охотилась за... отставшими немецкими солдатами..." (413-414).
   Душою и центральной фигурой всей организации был Олег Кошевой, работавший под непосредственным руководством Лютикова. Во главе "Молодой гвардии" стоял штаб, через членов которого Олег держал связь с руководителями пятёрок. Организацию в посёлке Краснодон возглавлял Коля Сумской. Душою организации на Первомайке были Уля Громова и Анатолий Попов. Нина Иванцова работала как связная от штаба. На Первомайском руднике молодогвардейцы установили свой радиоприёмник, по которому получали оперативные сводки от советского информбюро. Юные подпольщики создали свою тайную типографию, которая выпускала сводки информбюро и листовки. Эти листовки говорили правду о положении на фронте, вселяли в советских людей мужество и звали их на борьбу с врагом. Они были лаконичны, выразительны, эмоциональны, полны страсти и гнева. Это и делало их в высшей степени действенными. В типографии "Молодой гвардии" печатались и временные комсомольские билеты.
   Большим делом молодогвардейцев был сбор и хранение оружия. "Гуляя" в степи, они собирали патроны, гранаты, ружья, револьверы, винтовки. Они похищали оружие у остановившихся на постой немецких и румынских солдат и офицеров. Всё это оружие пряталось на тайном складе.
   Им удалось похитить из стола цензора недоставленные родным письма угнанных в Германию. Они составляли планы той или другой местности, писали донесения областному партизанскому штабу, принимали в комсомол новых членов. Штаб "Молодой гвардии" выдавал денежные пособия некоторым семьям фронтовиков. Молодогвардейцы освободили военнопленных, работавших в Лесхозе на хуторе Погорелом. Для того чтобы уничтожить приготовленный немцами список на полторы тысячи человек для угона их в Германию, они сожгли биржу.
   "Во второй половине ноября... стало известно, что немцы гонят в тыл из Ростовской области большое стадо скота, ...при стаде, кроме чабанов - украинцев с Дона, шла вооружённая винтовками охрана. В ту же ночь, как стало это известно, группы Тюленина, Петрова и Мошкова, вооружённые винтовками и автоматами, сосредоточились в лесистой балке..." (438). Они перестреляли немецких солдат, охранявших стадо, затем частью разогнали, частью перестреляли коров и овец, чтобы не доставались немцам.
   Молодогвардейцы добились разрешения открыть клуб, якобы для культурного обслуживания населения в духе "нового порядка". Клуб в руках "Молодой гвардии" мог служить хорошей ширмой для всей деятельности организации. И вот эта молодёжь, "преданная" "новому порядку", девятнадцатого декабря 1942 года провела во вновь открытом клубке свой первый эстрадный вечер, на котором присутствовали все крупнейшие представители городских немецких властей. Сцена была закрыта "занавесом", украшенным по всему полю гербами СССР с серпом и молотом" (463). Володя Осьмухин, исполняя пародии на цыганские романсы, "спел, обращаясь, главным образом, к портрету фюрера: "Эх, расскажи, расскажи, бродяга... Ой, да и получишь скоро по заслугам" (464).
   Молодогвардейцы проявляли в своей деятельности огромную инициативу, находчивость, совершенно невероятную смелость. Над оккупированным городом, над немецким засильем, они подняли флаги в честь Великой Октябрьской социалистической революции. Победные красные флаги обновили дух измученных людей. "Калерия Александровна... глядела на флаги с выражением экстаза на лице. Слёзы ручьями бежали по её худым тёмным щекам... Маруся! - сказала она, - это сделано для нас, советских людей. О нас помнят, мы нашими не забыты" (437). "Народ со всех концов города стекался смотреть на флаги". Цель молодогвардейцев была достигнута. Флаги говорили нашим людям о том, что живы и могучи силы советской земли, о том, что эти силы действуют и идут к победе. "Молва о красных флагах, вывешенных в Краснодоне,... прошла по всем городам и посёлкам Донецкого бассейна" (438).
   Таков простой перечень фактов, рисующих деятельность подпольной комсомольской организации.
   Много писательской страсти вложено в обрисовку всех этих событий. Сцена, когда молодогвардейцы слушают по радио голос Москвы, написана с такой художественной силой, что звучит, как музыкальное произведение. Небольшой отрывок этот насыщен живою мыслью, взволнованным чувством. Настроениями, переживаниями героев захвачен и покорён читатель.
   Этот отрывок - образец революционно-романтического стиля - стиля эмоционально-насыщенного, приподнятого, взволнованного, ярко-образного. Всю эту сцену делает ещё более выразительной завершающая её замечательная антитеза. Только что были слышны "биение ночной Москвы", дыхание советской Родины. Но выключено радио, "...вдруг наступила страшная тишина. Позванивает форточка. Осенний ветер свистит за окном. Они сидят одни в полутёмной комнатке и сотни километров горя отделяют их от мира, который только что прошумел" (428). "Сотни километров горя"! Правда, принцип построения образа здесь не нов (у Маяковского: "Вижу идущего через горы времени"), но это не мешает образу оставаться очень метким, очень вырази- тельным.
   Художественный анализ становится ещё искуснее и тоньше благодаря пейзажным зарисовкам. Иногда, как уже отмечалось выше, Фадеев пользуется приёмом проведения параллели между картиной природы и настроением человека. Обстановка немецкого засилья и в отважной душе порою не может не пробудить ощущения страха, ужаса. Тёмной ночью Валя Борц одна стоит у школы в ожидании Серёжи, который полез на крышу, чтобы укрепить там красный флаг. В этот-то момент Валя Борц и ощутила в душе страх, чувство одиночества и беззащитности. Эти переживания Вали становятся ещё выразительней, благодаря пейзажному рисунку: "Ветер бушевал среди деревьев парка... Как бесприютна и ужасна была эта ночь с этим стуком голых веток!.. Валя представила себе всё огромное пространство Донецкой степи, взорванные шахты, мокрые городки и посёлки без света, с этими жандармериями" (430).
   Пятеро молодогвардейцев сошлись ночью на берегу Донца с целью освобождения военнопленных. Стоит свежая звёздная южная ночь. Река несёт свои тихие струи. За рекой видна серебристая туманная дымка... "таинственна и прекрасна эта ночь ранней осени" (408). Ночной пейзаж этот зовёт к жизни, к наслаждению красотой. А пятеро юношей должны "...вступить в борьбу с немецким часовым, с какими-то проволочными заграждениями, запорами" (408). Картина красивой природы контрастно подчёркивает здесь борьбу противоречий в человеческом обществе.
   Драматические сцены отличаются простотой и лаконизмом. Тем более сильное впечатление они производят. Такова сцена убийства немецкого часового Виктором Петровым. Всё здесь происходит именно так и страшно и просто, как это бывает в жизни. С той же простотой и лаконизмом написана сцена появления в бараке для военнопленных Анатолия Попова и Бори Главан. Они сломали засов и открыли дверь барака. Освободители и освобождённые почти ничего не говорят. Скуп на слова и автор. Но читатель полностью ощущает то волнение, которое владеет этдши людьми (411-412).
   Лаконизм характерен для стиля всего произведения. Самое драматическое событие романа - казнь молодогвардейцев - обрисовано просто, кратко, скупо, тремя-четырьмя фразами. Но сказано здесь так много, что, жадно глотая эти фразы, читатель задерживает дыхание, а глаза его застилает пелена слёз.
   Мастерство словесной живописи не один раз достигает в романе рельефности, выпуклости скульптурного искусства. Создаётся ощущение вылеплености образов: люди, вещи, деревья, здания - всё приобретает осязаемые очертания и формы, жизненно и ощутимо встаёт перед глазами.
   Комната в квартире Кошевых. Здесь заседает штаб "Молодой гвардии". Ставни на окнах закрыты. Молодогвардейцы сидят при "чадящей коптилке, маленькое колеблющееся пламя которой выделяло из полумрака только случайные детали лиц, одежды, предметов:.." (369). Олег включает радио. "Юноши и девушки, подавшись вперёд, с телами, вытянутыми как струны, с иконописными лицами и глазами, тёмными и большими при свете коптилки, безмолвные, слушали этот голос свободной земли. У порога, прислонившись к двери, не замечаемая никем, стояла бабушка Вера с худым, иссечённым морщинами бронзовым лицом Данте Алигьери" (370). Образы людей не только описаны здесь. Они как бы вылеплены, они обрели осязаемые скульптурные формы... Светотени коптилки придают заговорщикам колорит таинственности. И в то же время мы чувствуем биение жизни, напряжение борьбы в этих окутанных полумраком фигурах.
   Именно взором скульптора любит Фадеев окинуть созданные им фигуры. Володя Жданов "был необычайно благородных пропорций и в лице и во всём теле, шея у него была, как изваянная из бронзы, от него исходило ощущение силы, спокойной и красивой" (383).
   Скульптурность изображения делает реальный мир ещё более осязаемым, Олег идёт через тёмную комнату. "Коптилка... выделяет из мрака выпуклости и грани знакомых предметов" (392).
   
   * * *
   
   Среди героических деятелей "Молодой гвардии" ярко выделяются пять её основных руководящих фигур: Олег Кошевой, Уля Громова, Ваня Земнухов, Серёжа Тюленин и Люба Шевцова,
   При первом же своём появлении на страницах романа Олег встаёт перед нами в напряжении борьбы. Обезумевшие громадные кони, со взметёнными гривами и оскаленными пастями, рвутся вперёд, вздымаясь на дыбы, но сильной рукой их сдерживает высокий широкоплечий юноша, лицо которого выражает необычайное напряжение и силу. На лице этом сверкают глаза. Образ Олега сразу встаёт перед нами в ореоле героичности. Этим поступком он спас, быть может, не одну человеческую жизнь. Чистота юношеского порыва, мужество, высокая сознательность - таковы выступающие в этом эпизоде черты обаятельного образа Олега. Рисунок и здесь приобретает выпуклость, рельефность. Мы словно видим перед собою скульптуру, в которой воплощены благородство и энергия юности.
   Портрет Олега не даётся сразу как законченное описание всей внешности. Отдельные детали его встречаются в разных местах. К тому же эти штрихи лишь крайне редко даются статично, вне связи с действиями или переживаниями героя.
   Черты портрета отражают черты внутреннего облика. У Олега "большие сильные руки", "широкие светлые брови", "золотящиеся ресницы". Во внешнем облике Кошевого автор много раз подчеркнул его опрятность. Олег всегда "аккуратно одет, чисто вымыт". Ботинки его хорошо вычищены. Эта внешняя подтянутость как бы дополняет обрисовку внутренней собранности и дисциплинированности Олега. О глазах его писатель говорит несколько раз в разных местах романа. Они полны жизни, выражают сложные, чаще всего бурные чувства юноши. В богатстве, силе и разнообразии их выражений проявляется богатство душевной жизни Кошевого. Во время схватки с денщиком "сверкающие глаза Олега с такой силой ненависти вонзились в лицо денщика, что тот на мгновенье смешался" (185). Глаза эти сверкают, блестят, выдавая напряжение, приподнятость его душевной жизни. Вот Кошевой развивает перед Серёжей план подпольных действий.
   Он говорил, "глядя перед собой ярко блестевшими, расширенными глазами". Когда ребята впервые отпечатали текст на своём типографском станке, "Олег весь так и загорелся". Он глядел на всех "большими посверкивающими глазами". Данный в романе много раз портрет Олега динамичен, он отражает тяжёлую внутреннюю борьбу, работу мысли; различные душевные состояния героя. Возвращаясь после неудачной эвакуации, Олег, идя по степи, иногда впадал в задумчивость. И тогда он "шагал рядом с бричкой молчаливый,... с упрямой, ещё детской складкой полных губ,... с глазами, устремлёнными вдаль, с задумчивым, сурово-нежным выражением" (176).
   Этот штрих портрета -"сурово-нежное выражение" - подчёркивает соединение в натуре Олега юношеской нежности и суровости борца. Рисуя Олега, только что вернувшегося к матери после неудачной попытки эвакуации, писатель указывает на то новое, что внесено в портрет юноши путешествием по степи. У него "светлорусые, по-золотившиеся от солнца волосы". Он "сильно загорел, осунулся в лице, возмужал".
   За несколько месяцев борьбы с фашистами Олег умственно и нравственно развился, окреп, поднялся на новую ступень своей жизни. Внутренняя эволюция нашла своё выражение и в динамике портрета: "Олег вырос, вырос даже физически.
   Это был совсем взрослый парень в лучшей своей поре. Черты скуластого лица его точно глубже легли, определились, и только в больших глазах его и где-то в складке полных губ нет-нет и возникало прежнее мальчишеское выражение, особенно когда Олег улыбался... на лбу его обозначались широкие продольные складки" (459).
   Серёжа сообщает об аресте Мошкова, Земнухова и Стаховича. Для всех членов организации наступает минута страшной опасности. Лицо Олега в эту минуту выражает мужество, волю, активную работу мысли (503).
   После совещания штаба, на котором было решено уйти из города, Олег вошёл в комнату, где сидели его родные. "Следы душевной борьбы и деятельности сошли с лица его, но сошло и так часто возникавшее детское выражение. Лицо его выражало скорбь" (510). Он просит родных помочь ему собраться в путь. Затем говорит: "А потом посидим напоследок вместе, как сиживали когда-то... давно... и отзвук улыбки, далёкой, нежной, тронул его глаза и губы" (510). Две эпохи в жизни страны: одна до, другая - во время войны. И два Олега. От той, безоблачной эпохи жизни - детское выражение, нежная улыбка безмятежного счастья. От сегодняшней страшной действительности - это выражение скорби на юном лице. И чем дальше развиваются события, близясь к роковой развязке, тем гуще ложатся на портрет Олега скорбные тёмные краски. Вернувшись домой, после неудачной попытки перейти линию фронта, он "с помороженными щеками, опустился на стул... на скулах у него были чёрные пятна. Он похудел". Вот портрет Олега на допросе в гестапо после всех перенесённых им страшных пыток: "Олег стоял... с лицом, почти не изменившимся, только виски у него стали совершенно седые" (568). Но впечатляющая сила романа обусловлена не обилием кровавых, бьющих по нервам читателя сцен. Писатель не злоупотребляет такими сценами. Так, в книге не дано описания пыток Олега, но о том, что вынес юноша, говорит жуткая деталь этой последней портретной обрисовки: седые виски. Под пытками душа Олега не померкла, не сломился его гордый дух. Это отражает тот же его портрет: "...большие глаза его из-под тёмных золотящихся ресниц смотрели с ясным, с ещё более ясным, чем всегда, выражением" (568).
   Основную, стержневую черту характера Олега можно определить как жажду активной деятельности, активной борьбы за торжество социальной справедливости, добра и правды на земле.
   Олег - "деятельная натура", - подчёркивает сам А. Фадеев (219). Юношу так и тянет в гущу жизни, в массу людей, в кипение борьбы. Но, сливаясь с коллективом, Олег не растворяется в нём до потери собственной индивидуальности. Нет, ему всегда в общее дело хочется внести "что-то своё, более совершенное, наполненное новым содержанием".
   Наблюдая деятельность Валько на переправе через мост, Олег испытывает чувство влюблённости в этого человека. А ещё раньше он испытал такое чувство по отношению к Каюткину и Уле.
   "Он любил музыку и поэзию", - сказала Елена Кошевая о своём сыне, выступая в Париже на Третьем Национальном Съезде союза французских женщин в июне 1949 года. Поэтичность натуры Олега выражается и в том, что он пишет стихи. Он признаётся в этом Нине Иванцовой и читает посвященное ей стихотворение "Пой, подруга, песню боевую" (423).
   Всё это говорит о влюблённости Олега в жизнь, в таких её положительных проявлениях, как разумная деятельность, духовная гармония, остроумие, красота. Это влюблённость во все проявления силы, правды и красоты жизни и человека.
   Психологический и социальный анализ углубляется обрисовкой пейзажа. Живя в маленьком степном городке, Олег привык к тесному общению с природой, привык наблюдать, знать и чувствовать все нюансы, все изгибы и перемены в её жизни. В главе 25-й (218) Фадеев рисует пейзаж. Полная луна взошла на синее вечернее небо. Весь облитый лунным сиянием, Олег сидит у распахнутой дверцы сарая. И вот, глядя на луну, он с изумлением сознаётся себе, что на этот раз не заметил, как народился и развивался молодой месяц, как превратился он в полную луну. С помощью пейзажа автор заставляет читателя ярче почувствовать то страшное, что внесла в душу советского человека немецкая оккупация.
   Темперамент борца бурно сказался во всей деятельности Олега и в каждом отдельном её эпизоде. Вот замечательная сцена схватки его с денщиком (184-186), в которой прорвалась вся пылкая ненависть Кошевого к немцам-оккупантам. Здесь сказались и остроумие, и смелость Олега, и горячий протест со стороны попранного в нём чувства человеческого достоинства, и бесконечное презрение к врагам. Он доходит до самозабвения.
   Если бы не присутствовала Елена Николаевна, то развязка этого эпизода была бы более трагичной. Выходя из дому после этой схватки, Олег полон новой решимости и страсти к борьбе.
   Образ Олега дан жизненно и многосторонне. В этом шестнадцатилетнем юноше ещё много мальчишеского озорства. Играя в "подкидного" на квартире у Нины Иванцовой, Олег ведёт себя совершенно по-ребячьи, непосредственно: им овладевает неудержимое веселье, он плутует, заливается хохотом, входит в невероятнейший азарт.
   Из-за своей молодости и неопытности Олег ещё способен поступать опрометчиво. Так, он необдуманно один отправился расклеивать по городу листовки. Он не имел права рисковать собой без особой нужды.
   "Он был всегда возбуждённо-деятелен, всегда весел и в то же время аккуратен, расчётлив, требователен. Там, где дело касалось его одного, в нём еще сказывался мальчишка, - ему хотелось самому жечь скирды, красть оружие и бить немцев из-за угла. Но он уже понимал выпавшую на его долю ответственность за всё и за всех и смирял себя" (422).
   В полном соответствии с реальной исторической правдой Олег показан в романе как ученик старших товарищей, прежде всего Лютикова. В суровые дни подпольной борьбы Лютиков в беседах с Олегом воспитывает в нём такие качества, как политическая бдительность, патриотическая гордость, сознание долга. Эти беседы приводили к всё большему и большему духовному созреванию Олега. Не сразу, но путём практической борьбы с врагом и учёбы у своих руководителей-коммунистов, Олег формируется в подлинного вожака молодогвардейцев, народного мстителя. Он внушал комсомольцам, что есть партия и нельзя "...действовать без неё, помимо неё" (300).
   С юношеской непосредственностью, открытостью и ясностью души Олега соединяются природный ум и глубочайший демократизм. Народность Олега, его глубокая слитность со стихией народной жизни очень ярко проявляются в сцене пляски на Октябрьской вечеринке. В этой пляске "природного украинца" Кошевого видны и удаль, и лукавство, и способность беззаветно, всей душой отдаваться веселью...
   Олег любит Лену Позднышеву. Его душою владеет очарование первого чувства. Оно так музыкально, и робко, и чисто. Как созревший бутон цветка, готово раскрыться оно во всей роскоши своих красок и запахов. Но бутон не раскрылся. Лена оказалась изменницей Родины. И как ни любил Олег эту девушку, он с презрением от неё отвернулся. Он сильно страдал, горе было велико, но перед чувствами патриота и гражданина померкло личное чувство. На первое место Олег ставит служение обществу. Идея личного счастья у него неразрывна с идеей Родины. Любовь к Родине владеет Олегом с детства. Её воспитывали и семья и школа. Мальчик испытал благотворное влияние отчима, в молодости бывшего "довольно известным на Украине партизаном". С отчимом у Олега "были связаны первые героические представления о партизанской борьбе", поэтому фамилию отчима "Кашук" Олег и сделал своей подпольной кличкой.
   Олегу в высшей степени свойственно чувство товарищества, нежной привязанности к своим друзьям. Он с ними очень общителен, внимателен к их мнению, опыту, переживаниям. Сознание своего всё растущего авторитета лишь ещё больше укрепляет в Олеге чувство ответственности за успех дела.
   Схваченный немцами и заключённый в здание жандармерии, этот юноша обнаруживает мужество закалённого борца, настоящего народного вожака. Олег знал, что ожидает его. Итоги своей жизни он подводит во внутреннем монологе, начинающемся словами: "Пусть мне шестнадцать лет..." Эти думы на пороге страшных мучений и смерти отражают светлую душу, ясный разум, горячее сердце замечательного юноши-патриота. Патриотизм Олега кристально чист и прозрачен. Его не омрачают тени честолюбия, нечистой совести. Эта исповедь Олега перед самим собой, эта проверка своего жизненного пути приводят его к выводу о чистоте его совести и к осознанию себя счастливым человеком: "...я счастлив! Счастлив, что не пресмыкался как червь, - я боролся" (542). Олег уверен, что сумеет достойно встретить смерть. Человек социалистической эпохи по-новому разрешает проблему и жизни и смерти. Пусть оказалась короткой жизнь Олега. Но ведь она наполнена самым высоким и благородным счастьем - счастьем борьбы за передовые идеалы человечества. Не страшна и смерть, ибо Олег ощущает себя частью огромного, могучего, трудящегося и борющегося человеческого коллектива. Не может быть полного уничтожения там, где продолжает жить и созидать то великое, имя чему - народ. Олег знает, что, исчезнув с лица земли, он будет жить в великом творчестве своего народа, в то время как те, которые убивают его - "...сами уже мертвецы" (543), как сказал Олег немцам на допросе. Пусть мало жил Олег на свете. Да разве в сроках дело? Когда-то Пугачёв рассказал Петру Гринёву ("Капитанская дочка" А. С. Пушкина) народную калмыцкую сказку об орле и вороне. Разве не прекрасна мысль этой сказки: лучше жить недолго, но ярко, предаваясь кипению борьбы, волнениям страстей, чем долгие годы влачить жалкое, благополучное обывательское существование? Юный Олег испытал человеческое счастье: счастье борьбы за свой народ и счастье любви. Любовь к Родине, любовь к матери, любовь к девушке сливаются в гармоничное ощущение полноты земного человеческого бытия. Прекрасен Олег. Безумству таких храбрых пел свою песню Горький.
   Так образ Олега встаёт перед нами в динамике и во всей полноте его внешних и внутренних качеств.
   Олег - типическое художественное обобщение лучших черт комсомольца своего времени.
   Беспредельна его преданность партии и комсомолу. В мироощущении Олега чрезвычайно сильно выражено чувство слитности своего "я" с жизнью и интересами страны, народа. Как верный сын своей Родины решает он проблему счастья, видя его в борьбе за коммунизм. Бесконечно ненавидя гитлеровцев, он готов идти и мужественно идёт до конца в страшной борьбе с ними.
   Натуре его органически свойственна демократичность. Он способный организатор, хороший общественник, человек принципиальный и стойкий.
   В Олеге обаятельно проявляются чувства товарищества и дружбы. В нём сильно выражены самообладание и целеустремлённость и, вместе с тем, он с непосредственностью, почти детской, способен отдаваться веселью. Поток жизнерадостности и энергия деятельности Олега как бы вводятся им в рамки разумной дисциплины, аккуратности, расчётливости, требовательности. Простота, искренность, задушевность, юношеская чистота и ясность Олега говорят о том, что это человек с тонкой и поэтичной, чуткой и нежной душевной организацией.
   Русская речь украинца Олега перемешана с украинизмами. Индивидуальный оттенок придаёт его речи лёгкое заикание. Но настолько велико личное нравственное обаяние Олега, что даже заикание не портит этого юношу, а, наоборот, делает его каким-то особенно милым.
   Из членов штаба "Молодой гвардии" образу Олега наиболее близки образы Ули Громовой и Вани Земнухова. Уля родственна Олегу прежде всего той большой организаторской ролью, которую играла она в комсомольском подполье. Но ещё более общего имеет Уля с Ваней Земнуховым: их роднит глубокая поэтичность духовного облика.
   Внешний облик Ули полон такой же прелести и гармонии, как и облик внутренний.
   Фадеев несколько раз пишет портрет этой героини, сообщая ему различное обрамление. То даётся он в озарении солнечных лучей (522), то на фоне цветастого полога (523) и т. д. У Ули высокий стройный стан с гибкой и сильной талией, длинные, крепкие стройные ноги, продолговатые ладони. Волосы у нее чёрные, крупно вьющиеся по вискам, заплетённые в тяжёлые волнистые косы. Лицо Ули Фадеев вырисовывает самой тонкой кистью, богатыми, имеющими множество нюансов и светотеней красками. Он работает над этим лицом не только как писатель, но и как живописец, и скульптор, делая всё, чтобы вложить в него мысль о большой духовной силе Ули, о её нравственной мощи, о тонкости и сложности психологической структуры внутреннего облика. Мысль о внутренней силе неоднократно подчёркнута в портрете Ули. Черты силы обозначаются и в углах губ, и в тонких, причудливого выреза ноздрях, силу выражает и всё лицо её. О том же говорит её "сильный профиль" (523).
   Но выразительнее всего эта сила сказалась в глазах Ули, - больших, чёрных прекрасных глазах с длинными ресницами. Писатель много раз повторяет и подчёркивает выразительную портретную деталь: из глаз Ули то струится, то льётся, то бьёт, то брызжет влажный, сильный, ясный, а порою страшный свет. Эта деталь отражает огромную духовную мощь Ули. Чем сильнее накал душевных переживаний девушки, тем более сильное выражение приобретают её глаза. Так, в момент прихода немцев для ареста Ули из глаз её бьёт уже не свет, а огонь (523). Выражение глаз Ули имеет множество оттенков. То они гневно сверкают (523), то в них блестит весёлая и озорная улыбка (272), то они становятся страшными (когда, например, Громова наблюдает сцену отправки советских людей в Германию). В глазах Ули с особенной полнотой выражена та таинственность, которою отмечен весь облик этой девушки. "Таинственной" называет автор силу, наполняющую глаза Ули. Чтобы ещё больше подчеркнуть их красоту и выразительность, он пишет, что это были "не глаза, а очи" (8).
   Портрет даётся Фадеевым в единстве с психологическим состоянием героини, отражая тот или иной момент её душевной жизни. Немцы пришли арестовать Улю. Девушка взволнована. "Подрагивающие ноздри" (523) ясно говорят об этом. О красоте Ули Фадеев говорит не только в своём авторском повествовании, но и рисуя впечатление, производимое ею на других действующих лиц романа. Внешность Ули - частица прекрасного, воплощённого в жизни. И в чистых душах она вызывает чистое, прекрасное чувство. Таково восприятие красоты Ули Олегом и другими членами штаба "Молодой гвардии" (45-46, 367). Исходящее от Ули обаяние юности, женственности покоряет Каюткина: в сердце его зарождается к этой девушке глубокое чувство.
   Писатель показывает этапы формирования личности Ули.
   Ещё совсем маленькой девочкой она любила лежать в степи на спине и смотреть в небо. С годами выросла и укрепилась любовь к родной степи с её холмами, к картинам восхода и заката солнца. Любовь Ули к природе, к ясному небу, деревьям, траве под ногами - одно из проявлений её патриотизма, её проникновенной любви к Родине.
   Как могла Уля не любить свой город Краснодон? Деревья и кусты городского парка она сама садила совсем ещё маленькой школьницей, вместе со своими подругами и товарищами по школе (34).
   Весной перед приходом немцев в Краснодон Уля окончила школу-десятилетку на руднике Первомайском. Ясный и честный путь жизни открывался перед молодёжью.
   Война выбросила Улю из обычной колеи и положила начало новому этапу в её жизни, как и в жизни её подруг и товарищей.
   После начала войны и позже, перед вступлением немцев в Краснодон, девушка не испытывает страха перед трудностями борьбы, но перед нею сразу встаёт вопрос: "как поступить?" (9). Уля готова к сопротивлению, но ещё не знает его путей, не знает, что с собой делать.
   Встал вопрос об эвакуации. Нужно оставить милых сердцу старых и больных родителей, которые очень любят свою дочку. Автор очень жизненно рисует колебания, борьбу противоречий в душе Ули. У неё возникает настроение: ничего не решать, ничего не делать, уйти от страшной действительности в свою хатку, затаиться в ней вместе с близкими людьми. Но жизнь и комсомольская совесть властно требуют иных решений. И, прощаясь перед эвакуацией с Валей Филатовой, Ули плачет, сознавая, что наступил конец её детства.
   Она взрослеет, становится способной принимать самостоятельные решения.
   Во время эвакуации Уле пришлось быть свидетельницей мучительной гибели советских людей от взрыва бомбы. Чуткое и доброе сердце девушки обливается кровью. Впечатления войны, страдания людей, картины ужаса и разрушения заставляют Улю повзрослеть ещё больше.
   Следующий крупный этап формирования личности Ули - вступление её в организацию "Молодая гвардия" и деятельность в ней. Уля приняла клятву вслед за Олегом и начала работать как член штаба "Молодой гвардии". В комсомольском подполье Громова играла крупную роль, проявила незаурядные организаторские способности.
   Организация "Молодой гвардии" на Первомайском руднике была одной из наиболее крупных подпольных групп молодёжи. Уля была автором всех начинаний и большинства воззваний и листовок первомайцев. Она ведала всей работой против вербовки и угона молодёжи в Германию.
   И чем активнее развёртывалась деятельность Громовой, тем больше созревал в ней человек-борец.
   Уля - развитая, начитанная, очень умная девушка. Её ум выражается, в частности, -в умении понимать психологию людей. Точную оценку даёт она Вале Филатовой, как человеку бессильному, способному быть только жертвой (280). В Уле скрыт сложный мир чувств и раздумий. Очень привлекательна широта её мышления. Она желает счастья всем людям на всей земле.
   Одним из приёмов композиции образа является введение в роман отрывков из дневника. Таков дневник Ули. В него выписаны цитаты из высказываний Н. Г. Помяловского, М. Ю. Лермонтова, Н. А. Островского. Дневниковые записи говорят о сложности умственной жизни Ули, о пробуждающихся в ней больших духовных запросах. Уля анализирует свои переживания и занимается самой суровой самокритикой, свидетельствующей о беспощадности к себе и к своим ошибкам. Эта самокритика говорит и о великой чуткости души. В одной из записей Уля бичует себя за то, что в школе необдуманно посмеялась над плохой одеждой подруги. Умный наблюдательный взгляд Ули внимательно рассматривает не только внешний мир, но и мир внутренний, мир своей души. Эта самокритика помогает росту и формированию личности нового человека.
   Писатель очень искусно использует такой композиционный приём, как внутренний монолог героя. Глубина, сила и страстность души, высокие чувства долга и дружбы, порыв к подвигу - все это выразилось в том внутреннем монологе, который произносит Уля в домике Поповых, сидя за разборкой писем от угнанных в Германию жителей Краснодона (гл. 50). Монолог приобретает своеобразную форму, переходя во внутренний диалог. На речь Ули, обращенную к себе, отвечает её же "внутренний голос".
   Характеристику не только красоты, но и облика Улн в целом автор даёт иногда через восприятие этого облика другими персонажами романа. Так, Валя Филатова говорит Уле о её силе и крылатости (40). Физическое и нравственное oбaяниe Ули велико настолько, что даже Стахович, выдавший весь штаб "Молодой гвардии", не назвал её имени.
   Мысль о душевной силе Ули писатель подчёркивает много, раз самыми различными приёмами.
   Уля обладает сильной волей, внутренней собранностью, самодисциплиной. В минуты тяжёлых испытаний она в душе своей может переживать бурю, но сохранить самообладание, внешне остаться спокойной и сдержанной. Так спокойно держит она себя во время ареста.
   Уля очень отзывчива к чужому горю. Сочувствие её всегда действенно. Так, когда Валя Филатова говорит Уле, что немцы угоняют её в Германию, та, целуя и лаская подругу, сейчас же создаёт план её спасения. Несчастье вызывает в Уле энергию, активность, напряжение воли. Девичья нежность и сердечность соединяются в ней с суровостью бойца. Слёзы и бессилие Вали, которая не решается выполнить придуманный Улей план избавления от поездки в Германию, вызывает гнев и презрение Громовой. Она не может примириться с отчаянием и покорностью Вали. В этом ярко проявляется моральная сила Ули. На удар врага она может ответить только ответным ударом.
   Определённую смысловую устремлённость имеет частое повторение автором эпитета "сильная" по отношению к Уле: это сильная девушка, с сильным профилем, сильной талией, с глазами, брызжущими сильным светом.
   Будучи серьёзной и строгой, Уля, вместе с тем, непосредственна и естественна. Когда Каюткин "вывинчивал" свою голову, Уля "...рассмеялась, звонко, по-детски..." (51).
   Невинность и скромность Ули сказываются, например, в том, что девушка не замечает любования её красотой со стороны окружающих.
   За внешней сосредоточенностью и молчаливостью в ней скрывалась натура глубоко-страстная, таился "цельный скрытный мир подлинных страстей". Всё здесь пока ещё в потенции, всё в будущем, всё в возможностях. Это вулкан, но вулкан пока ещё не вскрывшийся. И если уж такой человек отдаст кому-нибудь свою любовь, то это будет любовь, сверкающая всеми красками человеческого счастья. Расточать огонь своей души на мелочи такие люди неспособны. И тем ярче то пленительное обаяние женственности, которое исходит от Ули, тем сильнее обожание юношей, окружающих её. Фадеев - глубокий знаток и аналитик психологии юношеского возраста. Замечательна сцена, когда Уля одна в комнате, еле освещенной лишь светом коптилки, мечтает о том человеке, которого она полюбит. Это будет человек "...большой, правдивый, сильный, с мужественным добрым взглядом, Невыразимая жажда любви стеснилась в её сердце... И в чёрных глазах её, отражавших дымно-золотой огонёк коптилки, то исчезали, то вспыхивали счастливые и грозные отсветы этого чувства" (446). В этот момент портрет Ули, глаза её, отражали ту страстность, которая скрыта до времени в этой чудной девушке. "Она вся содрогнулась и тонко вырезанные ноздри её затрепетали" (здесь же). Это - реакция на донёсшийся до Ули стон, но это вместе с тем и внешнее выражение только что взволновавшей её мечты о любимом, о счастьи...
   О глубокой эстетичности натуры Ули свидетельствуют уже первые строки романа. В восхищении девушки лилией сказались тонкая наблюдательность, любовь к природе, живое чувство прекрасного. Всем своим существом Уля тянется к красоте, ищет её повсюду. Вот почему так любит она и поэзию, в частности поэзию Лермонтова, и часто читает подругам на память свои любимые стихи. Поэтичность этой девушки дополняется ещё одним штрихом: Уля любит песни и красиво поёт их своим свободным грудным голосом. Стихи и песни были частицей прекрасного. Среди страшного мира разрушения Уля испытывала тоску по красоте.
   Мощная и глубокая, гордая и чистая духовная сила, соединённая с действенной жаждой красоты, жаждой гармонии в мире и является основной чертой характера Ули.
   Незримо для окружающих совершалась в Уле большая внутренняя работа. Обычно Уля отличалась замкнутостью. Но, когда она была нужна людям, она охотно шла к ним, отдавала им богатства своей души.
   Благородное чувство товарищества органически присуще Уле. Она отказалась воспользоваться лошадьми, которые при эвакуации предлагал Толя Попов, так как не хотела уехать без своего друга Вали Филатовой.
   Среди подруг и товарищей Уля имела огромный моральный авторитет. Над душами комсомольцев Первомайки она приобрела власть легко и свободно.
   Уле свойственно бесстрашие. Когда штаб "Молодой гвардии" вынес решение об уходе членов штаба и других молодогвардейцев из города, Громова просила оставить её в Краснодоне для дальнейшей работы (508).
   Попав в тюрьму, Уля сразу же проявила активность: начала выстукивать в стенку вопрос: "Кто там сидит?" Она и в заключении осталась общественницей, организатором. Чтобы развлечь подруг, а главное поддержать в них твёрдость духа, она каждый день рассказывала им содержание прочитанных ею когда-то интересных книг, прежде всего "Овода". Со "стремительным выражением в глазах" (534) читает она в тюрьме "Демона", на крыльях лермонтовской поэзии уносясь и унося своих подруг от тяжкой действительности, чтобы вернуться к ней с душой, ещё более мужественной. Во время допросов и истязаний Уля держала себя твёрдо: отказалась отвечать на вопросы, проявила замечательную выдержку. Тяжелее физической боли переносила она ужасную необходимость обнажать своё тело перед палачами.
   После жестоких зверских пыток истерзанная Уля не только сама не теряет самообладания, но и продолжает поддерживать бодрость в своих товарищах: в соседнюю камеру, где сидели мальчики, выстукивала она слова ободрения, утешения и надежды. Когда молодогвардейцев везли на казнь, Уля вместе с другими девушками запела любимую песню Ильича "Замучен тяжёлой неволей..."
   Уля - натура исключительной нравственной чистоты и цельности. Образу её автор сообщает особенно рельефно выраженные черты романтической приподнятости, а порою черты символа, наполненного большим и до конца ещё не высказавшимся философским смыслом. Перед приходом немцев в Краснодон советские люди взрывали шахты. Возбуждённая Валя Филатова просит Улю идти с ней домой. "Уля... молча взглянула на неё, - нет, даже не на неё, а как бы сквозь неё, в далёкую-далёкую даль, и в чёрных глазах её было такое стремительное выражение, будто она летела, - должно быть, такое выражение глаз бывает у летящей птицы" (18-19).
   Уля - художественное обобщение, поэтический символ того прекрасного, которое есть жизнь: Это обусловлено той исключительной тонкостью душевной организации, которая выделяет её среди остальных молодогвардейцев.
   Уля очень мало показана в действии. О деятельности Громовой автор больше рассказывает, сообщает, информирует, чем показывает её образно, в живых картинах, сценах. Поэтому в некоторые моменты образ Ули тяготеет к философско-поэтической абстракции. Это недостаток, но это и достоинство. В творческом сознании Фадеева Уля поднимается над образами других молодогвардейцев как синтез добра и правды, как символ прекрасного. Из всех образов романа образ Ули наиболее близок эстетическому чувству автора, Книга не случайно начинается с обрисовки девушки и лилии, воплощающих прекрасное в жизни и природе. Ведь именно этот мотив прекрасного как лейтмотив проходит затем через весь роман.
   Ваня Земнухов - юноша "длинный, нескладный, сутуловатый. У него были длинные руки, бледное лицо, длинные прямые тёмные волосы". Автор даёт описание костюмов Вани. Но ведущим моментом портрета является здесь его психологизирование, передача его выражения, изображение лица, как зеркала души.
   Вдохновение, ровным и ясным светом неустанно горевшее в душе Вани, является основной чертой духовного облика этого юноши. Оно отражается и в лице его. После разговора с Клавой и её поцелуя "То вдохновение, которое, как угли под пеплом, теплилось в душе его, теперь, как пламя, освещало необыкновенное лицо его, но ни Клава и никто из людей не видел его лица теперь, когда оно стало таким прекрасным" (73).
   Умного, серьёзного, начитанного Ваню товарищи по школе прозвали профессором. Этот жадный к знанию интеллигентный юноша горячо любит поэзию. Возле кровати его "стояла этажерка с книгами, среди которых главное место занимало собрание сочинений Пушкина" (78). Ваня пишет и сам. В романе приведено его стихотворение "Нет, нам не скучно и не грустно", написанное как бы в ответ на известное стихотворение Лермонтова, выражающее настроение пессимизма, разочарования, усталости, тоски. Совсем иной характер носит весь строй чувств и мыслей Земнухова - гражданина социалистической Родины. Здесь всё гармонично, ясно, стройно, нет ни душевного раздвоения, ни разрыва мечты и действительности, ни ощущения пустоты вне и внутри себя. Жизнь наполнена чудной поэзией созидательного, целеустремлённого труда. За эту жизнь юное поколение страны Советов готово биться до последней капли крови.
   Ваня Земнухов был автором многих листовок и лозунгов "Молодой гвардии".
   В начале 57-й главы Фадеев бросает несколько штрихов, рисующих небо, каким оно бывает ясным ранним морозным утром: "Необыкновенной чистоты и густоты ярко-жёлтая заря ровной полосой лежала на горизонте ниже серо-розовой дымки, растворявшейся в бледном ясном небе. Несколько дымков розоватых и желтоватых, очень кучных и в то же время очень воздушных, стояло над городом" (511). Эта очень короткая пейзажная зарисовка не случайно изобилует красками: "яркожёлтая заря", "серо-розовая дымка", "бледное ясное небо", "дымки розоватые и желтоватые". Краски подобраны нежные, воздушные, ласкающие взор. Составной эпитет ещё более усиливает красочность картины. Природа обаятельна, мир полон чудесной красоты, это небо, это ясное морозное утро зовут к счастью, говорят о великой радости бытия, наполняют бодростью душу и тело. Вот отчего на лице вышедшего из дома Вани Земнухова "появилось счастливое выражение" (511). И в этот момент его хватают и берут под арест немцы-жандармы.
   Красота и гармония природы, породившие ответное настроение в Ваниной душе, заставили читателя ещё острее почувствовать тот ужас и мрак, которые принесли с собой фашисты.
   Соликовский бьёт Ваню хлыстом по лицу. Потом его бьют по телу скрученным электрическим проводом. Льётся кровь. Ваня молчит. Этот юноша ведёт себя как герой, обнаруживает могучую силу духа. Окровавленный, почти уже уничтоженный физически, Ваня всё-таки сильнее своих врагов. Сила, красота и правда с народом, значит, и с ним, с Ваней. И он, безоружный пленник, смеётся над своими палачами. "Земнухов, покачиваясь, стоял перед майстером Брюкнером, кровь текла по лицу его, голова бессильно клонилась, но Ваня всё время старался поднять её и всё-таки поднял и в первый раз за эти четыре недели молчания заговорил. - Что, не можете? - сказал Ваня. - Не можете! Сколько стран захватили. Отказались от чести, совести... а не можете... Сил нет у вас... И он засмеялся" (564).
   В языке Вани есть украинизмы. Например, обращаясь к Серёже, он говорит вместо "раздевайся" - "роздягай-ся!" (378). Но писатель в этом отношении очень тактичен. Украинизмами он не засоряет речь Вани. Очень интересна просьба Земнухова к Стаценко о разрешении открыть клуб. Она не только "лойяльна", но еще и приподнята, стилистически приукрашена ("...зная Ваше отзывчивое сердце..."), чуть ли не торжественна (462). А в подтексте звучит издевательство над немцами, презрение и ненависть к предателям и врагам.
   Поэтичность восприятия мира, сложность и красота духовной жизни, высокая культура, любовь к науке и поэзии - вот что характеризует образ Вани Земнухова в целом.
   Портрет СерёжиТюленина, как и других молодогвардейцев, является моментом психологической характеристики. Автор не даёт сразу полного и статичного описания внешности героя. О ней писатель говорит в различных главах романа. При этом Фадеев употребляет приём подчёркивания детали. Несколько раз повторяет он, что волосы у Серёжи были курчавые и жёсткие, губы чуть выдавались вперёд, тело было худенькое, ловкое, юркое. Это был юноша "ловкий и быстрый в движениях". Но главную роль в портрете Серёжи играют глаза. О них писатель говорит много раз. Описание выражения этих глаз помогает глубже и ярче раскрыть богатство Серёжиной души. Если всё лицо Серёжи выражало "благородную мальчишескую отвагу", то этому особенно способствовали "светлые глаза с прямым и смелым выражением". Глаза Серёжи принимают множество оттенков. То у него "смеющиеся, отчаянные", то "твёрдые по выражению, пытливые глаза". После участия в боевой схватке с немцами Серёжа ранен в руку, измучен, ещё больше похудел. И только в глазах его осталось "прежнее живое и деятельное выражение". Эти глаза "страшно блестели", когда Серёжа слушал рассказ своей сестры Фени о том, что почти вся "Молодая гвардия" арестована.
   Портрет Серёжи отражает и внутренний облик темпераментного, страстного борца с врагами Отечества, "...необыкновенная жажда деятельности переполняла его существо до краёв" (119), - пишет А. Фадеев о Серёже. Это была жажда деятельности героической, что и составляет основную черту характера Тюленина.
   Жизненная предистория Серёжи Тюленина рисует перед нами шустрого мальчика из рабочей шахтёрской семьи. Жизнь не балует Серёжу. Он - одиннадцатый ребёнок в семье. Его с детства окружает нужда. "Он закалён на всех солнцах, и ветрах, и дождях, и морозах". Серёжа - шалун и проказник, мальчишка необыкновенно подвижный и неутомимый на выдумки. Это существо сильно увлекающееся, с живой и быстрой фантазией. Серёжу увлекают и зажигают книги, рассказывающие о замечательных путешествиях, открытиях, полётах на луну, о героической борьбе за завоевание природы. Он с восторгом читает о подвигах людей на войне. Его преклонение вызывают такие люди, как Фрунзе, Ворошилов, Орджоникидзе, Киров.
   Серёжка грезит о подвиге. Эти грёзы имеют под собой реалистическую и нравственно здоровую основу. В них нет ничего болезненного, ничего узко-индивидуалистического. Сын народа хочет быть таким же героическим, как его народ. Героизм Серёжки воспитан трудовым энтузиазмом и вольным воздухом советской страны. Серёжа - психологически вполне оформившийся и законченный тип страстного борца с фашизмом.
   А в то же время в нем ещё так много детского, совсем ребяческого. В главе 12-й Серёжа рассказывает Вале, как он после купания выливает воду из ушей: "одно ухо зажмёшь и прыгаешь на одной ноге и кричишь: Катерина, душка, вылей воду с ушка! Потом - другое ухо и опять кричишь".
   Автор показывает "диалектику души" Серёжи Тюленина. На последних страницах романа черты ребячества исчезнут в нём, в борце, прошедшем страшные муки.
   Писатель несколько раз подчёркивает, что Серёжа не любил сердечных излияний, нежностей, проявлений чувствительности, не любил "высоких" и торжественных слов. Только в самых редких случаях говорит он эти "высокие" слова. Такой случай произошёл при встрече его с врачом городской больницы Фёдором Фёдоровичем. Высоко-благороден характер этого рядового русского патриота. Фёдор Фёдорович отказался эвакуироваться вместе со своим военным госпиталем. Повинуясь чувству долга, он остался в больнице при раненых в страшное время оккупации. Ему легче поставить себя под угрозу смерти, нежели пойти против голоса совести. Серёжка говорит Фёдору Фёдоровичу: "...хочу сказать Вам от себя и от моего товарища Вити Лукьянченко, что Ваш поступок, что Вы остались при раненых в такое время, Ваш поступок мы считаем благородным поступком... и лоб его вспотел" (118). Тюленин, может быть, первый раз в жизни произнёс "громкую" фразу. Но писатель не распространяется о чувствах, обуревающих героя, указывает только, что "лоб его вспотел", подчёркивая этим большую взволнованность мальчика.
   Патриотизм Серёжи проявляется, в частности, в горячей любви его к родной природе. В главе 16-й Фадеев рисует июльский степной пейзаж: "Пчёлы и шмели гудели в кустах, собирая июльского настоя нектар...". Природа живёт. Она полна чудной гармонии. В ней разлита горячая сладостная истома. Эту истому и лень подчёркивают повторяющиеся слова: "чуть-чуть повевал ветер, "высоко-высоко" стояли облака. Царствующая в природе сладостная нега моментами покоряет себе и человека. Такое состояние испытывает лежащий в траве Серёжа Тюленин. Природа порождает в нём сложную гамму тонких и тончайших ощущений звуков, запахов, тепла, дуновений, идущих от пчёл и шмелей, от листвы и травы, от солнца и ветра. И всё это выливается у Серёжи в чувство горячей любви к миру, который казался ему "таким родным, прозрачным и вечным".
   И, как антитеза этому впечатлению нежности, величия и гармонии природы, в сознании Тюленина встаёт воспоминание о стрекоте моторов въезжающих в Краснодон немецких мотоциклов. Фашистские захватчики несут в жизнь кровавую и страшную дисгармонию. И как синтез является новое ощущение, новое чувство: "...всё его (Серёжи. - Е. К.) существо снова захлёстывалось жестокой жаждой боя, кипевшей в его крови" (129).
   С первого же дня прихода немцев в Краснодон Серёжа почувствовал себя во власти единой идеи - идеи неустанной, непрерывной, смертельной борьбы с ненавистным врагом. Ещё до создания организации "Молодая гвардия" Серёжа по собственной инициативе взрывает здание треста, в котором разместился немецкий штаб. Смотря на пылающий трест, "Серёжа чувствовал, что сердце его расширяется и летит". С неописуемым торжеством в душе он повторяет набор фраз из школьной немецкой грамматики. Эти фразы звучат в устах Серёжи как издевательство над немцами. Серёжа органически впитал в себя любовь к своей социалистической Родине. С какой настойчивостью этот мальчик рвётся на передовую линию огня! "Пропадёшь ты", - со страхом говорит ему сестра Надя. "Лучше пропасть, чем ихние сапоги лизать или просто так небо коптить", - отвечает Серёжа.
   В повести А. Н. Толстого "Рукопись, найденная под кроватью" русский белоэмигрант Епанчин, живя в Париже, исходит ненавистью к своей стране, где власть перешла в руки трудящегося народа. Как тоскует он о своём прежнем вольготном барском житье! Чтобы вернуть это житьё, Епанчин готов продать независимость страны, готов отдать её во власть иностранных захватчиков. С полной искренностью Епанчин заявляет: "Я бы в Москве на Красной площади перед немецким шуцманом на колени стал и сапожки бы его омыл светлым восторгом". Как ярко выражены здесь и ненависть к революции и мерзость души "благородного" аристократа! Епанчин не только охотно омыл бы "светлым восторгом", но и вылизал бы сапоги немецкого шуцмана, лишь бы тот установил и сохранил так называемый "порядок".
   Тюленин вздёргивает на виселицу Игната Фомина, в котором как бы символически совместились черты белогвардейца, предавшего Родину, и немецкого шуцмана, грязным своим сапогом попирающего советскую землю. На заседании штаба "Молодой гвардии" Серёжа вносит предложение о казни Игната Фомина. При этом он говорит: "Неужто ж мы будем терпеть эту сволочь?" Грубое слово было необходимо здесь, потому что иначе и не назовёшь Фомина. Тюленин просит поручить дело казни ему. Всей своей чистой душой он ненавидит предателя.
   Серёжа вошёл в самую гущу борьбы с предательством, с фашизмом. Но дыхание и прикосновения этого мира грязи, мрака, крови и зловония заставили его содрогнуться от отвращения. Тем ярче почувствовал он преданность своей идее и влечение к миру дружбы и любви. Вот почему в Серёже возникает "...необыкновенная жажда чудесного дружеского разговора о чём-то совсем-совсем далёком, очень наивном, светлом, как шёпот листвы, журчание ручья или свет солнца на закрытых утомлённых веках" (377). Для такого разговора Серёжа идёт к другу своему Ване Земнухову. Там за окном остались мутная ночь, холод, порывы ветра, казнённый предатель. Здесь - тёплая кухонька и друг, к горячему сердцу которого прислонился Серёжка. Эта встреча друзей раскрывает перед нами всю чистоту, невинность, поэтичность их натур. Серёжа может отдаваться и шуткам, и смеху, и наслаждению стихами Пушкина.
   След в душе Серёжи оставила и поэзия Шевченко. Записку Вале Борц он заканчивает словами: "Валя, если я погибну, прошу об одном: приди на мою могилу и помяни меня незлым, тихим словом" (380).
   Серёжа полон огромной жизненной энергии. Он борется с врагом до последних сил, до последних возможностей. Кровь стынет в жилах, когда мы читаем о тех пытках, которым Фенбонг подверг Серёжу. В худеньком теле этого мальчика обитала поистине титаническая душа. Так держать себя мог только настоящий народный герой. Сквозь немногословную, но сильную сцену пыток проходит повторение слов "Серёжка молчал". Это повторение подчёркивает гигантскую силу воли, изумительную стойкость этого мальчика. "Серёжа молчал, когда его били, молчал, когда Фенбонг, скрутив ему руки назад, вздёрнул его на дыбу, молчал, несмотря на страшную боль в раненой руке" (562). Серёжа молчал, когда сделали очную ставку ему и Вите Лукьянченко. Он молчал, когда его мать "швырнули на окровавленный топчан и стали избивать проводами на глазах у её сына... Потом его били на глазах матери, а он всё молчал" (562-563).
   Мы видим в Серёже полное единство мыслей, чувств и поступков. У него нет ни малейшего расхождения между словом и делом. Натура его отличается исключительной цельностью и прямолинейностью. Его смелые мысли, его горячая ненависть к насильникам, предавшим поруганию родную землю, порывисто претворяются в поступки активные, смелые, отважные, отчаянные.
   Серёжа - человек действия в полном смысле этого слова. Это качество, в соединении с идейной высотой, мужеством и нравственной чистотой Серёжи, создаёт образ глубоко народный, жизненный. Он очень правдив и ярко индивидуализирован.
   Портрет Любы Шевцовой часто даётся как бы пронизанный светом, освещенный солнцем. "Утреннее солнце блестело в её волосах... А яркое платье так ловко обхватывало её талию и так легко, воздушно облегало её стройные полные ноги... от всей девушки исходило ощущение чего-то необыкновенно естественного, подвижного, лёгкого, воздушного" (222). Портрет Любы показан в движении. Выражение её глаз принимает самые различные оттенки. Вот Проценко говорит о мести гитлеровцам, о борьбе с ними. Люба слушает. "...От волнения... её лицо стало белым, и на нём с необыкновенной силой выразительности выступили голубые детские глаза с жестоким стальным отливом" (343-344).
   И внешний и психологический портрет этой русской девушки обрисован в романе так, что образ получился живой в высшей степени. Любка рельефна, осязаема, ощутима. Мы видим её и слышим. Она словно сходит со страниц романа и встаёт перед нами во плоти, во всём блеске своей красоты и юности. Очень хороша сцена исполнения русской пляски Любой и Серёжей Тюлениным. Перед глазами читателя встаёт полная и живая картина. В этой пляске так много искусства, веселья, красоты, "...лицо её (Любы - Е. К) порозовело, золотистые кудри дрожали, сотрясённые, как если бы они были из чистого золота" (434).
   Ведущая линия в характере Любы Шевцовой - действенность, жажда деятельного добра, потребность немедленного и активного вмешательства в жизнь.
   "...совсем маленькой девочкой, она была доктором". Шестилетняя Люба "перевязывала своего отца и мать, и всех знакомых, взрослых и детей, и всех собак и кошек" (224). Люба от природы богато одарённая натура. Она легко училась в школе. Всё она делала ловко и весело. Это натура отважная. Ещё в детстве Любе хотелось быть Чапаевым. Когда она выросла, отвага сформировалась в ней в одну из главных черт характера. Если в детстве черта эта выражалась в том, что Любка "дралась с мальчишками до победного конца", то в юности она вылилась в свершение больших патриотических дел.
   Отвага, доходящая до дерзости, - родная стихия Любки, тот воздух, которым так вольно дышит её грудь. Поистине для Любки жить - значит бороться, значит каждую минуту чувствовать, что у тебя горит сердце, напряжены мышцы, натянуты все струны души и весь ты готов кинуться в бой. Страстное кипение души сочетается в Любе с боевой готовностью солдата, с чёткой внутренней самодисциплиной, с изумительной волей и выдержкой. Вот почему свои невероятно дерзкие дела она совершает легко и весело, как бы играя. С артистической ловкостью она дурачит немцев.
   Мастерство опытного революционера-конспиратора, политическая зрелость и убеждённость борца обаятельно соединяются в Любке с женственностью, с девичьей грацией, с жизнерадостным потоком смеха, шалостей, выдумок. Все мысли и чувства, слова, жесты и поступки Любы пронизаны ярчайшим оптимизмом.
   Это сочетание чувства счастья жизни и готовности к борьбе создано нашей советской эпохой. Довоенные пятилетки, перестраивающие жизнь, воспитали в молодом поколении широкий размах души, благородную жажду практического дела и готовность к подвигу. Для нашей молодёжи характерен, типичен этот горячий интерес к жизни во всех её проявлениях, этот порыв к деянию.
   У Любы такой же темперамент борца, как у Ули Громовой. Когда Уля- передаёт ей подробности гибели отца, Люба отвечает: "...у меня к этим- фашистам да полицаям такая ненависть, я бы их резала своими руками!" (299). "Любовь Шевцова... была выдвинута в распоряжение партизанского штаба для использования в тылу врага. Тот человек, который свёл Любу с Проценко, учил её завязывать и поддерживать связи среди офицеров-немцев, румын, итальянцев и венгров". Кате помогают Любе в работе её отчаянная смелость, ловкость, богатство выдумки! Обаятельная девушка умеет быть хитрой. В Любке ярко горит огонь жизни, в ней словно сидит всё время какой-то бесёнок, который то и дело подмывает, подталкивает её на новые дерзости, на новые поединки с опасностями. "Любка-артистка" любит играть, и как великолепно играет она, дурача немецкого лейтенанта и полковника (глава 36-я). Но иногда, хотя и очень редко, Любка не умеет обуздать свою юношескую экзальтированность. Иногда она действует без рассуждения, под влиянием мгновенно вспыхнувшего порыва. Такова она в тот момент, когда хватает со скатерти белые булки, которыми её угощали немецкий полковник и лейтенант, врывается в колонну советских военнопленных и раздаёт им эти булки. Такая выходка вполне в натуре Любки, хотя и не типична для неё, обязанной подчинять свои действия соображениям революционной целесообразности. Но то, что, как уверяет автор, "этот поступок Любки немцы приняли как само собой разумеющееся" (332), вызывает очень большие сомнения. Трудно поверить, чтобы он не породил у немцев никаких подозрений. Такая же ложная нота звучит и в главе 26-й, где Люба в присутствии немецких офицеров срывает со стены портрет Гитлера. При этом Любка своим сокрушительным напором так обескураживает немцев, что и эта проделка сходит ей с рук, немцы её не трогают. Оккупанты выглядят здесь совсем дурачками, политическими простофилями, беззлобными и благодушными. Такое изображение фашистов противоречит действительности (В классе учитель на такого рода моментах может не останавливаться.)
   Попав в тюрьму, Любка остаётся всё такой же неунывающей, полной жизни и отчаянной отваги. Она вполне владеет собой, поддерживает бодрость и в своих товарищах, она попрежнему - неиссякаемый источник озорства, изобретательности, выдумки, веселья. Её легко представить себе, когда она сидит на полу тюремной камеры, напевая весёлую песенку и угощая девчат разной вкусной снедью, которую прислала ей мать.
   Любка стоически переносит истязания, пытки. Ярким пламенем горит в ней дух борьбы, сила сопротивления. После того как Фенбонг жестоко избил её скрученным проводом, Любка даёт себе отдохнуть лишь немного, а затем вновь отдаётся хотя бы какой-нибудь, возможной в тюрьме, деятельности. Мучители хотят истязаниями подавить дух комсомольцев. Так нет же!! Любка не позволит растоптать её душу, убить волю и энергию её товарищей. И она вместе с Сашей рисует карикатуру на мальчиков, сидящих в соседней камере. Карикатура вызвала смех и среди девочек и среди мальчиков. Этот смех - месть Любы немцам. Этим, вызванным ею смехом, она отвечает на удары фашистской дубины: живёт и верит в свою правду советская молодёжь!
   Страстная вера в свой народ - вот что поддерживает Любку. Из глубины её сильной души вырывается восклицание: "Да разве есть другой такой народ на свете? У кого душа такая хорошая? Кто столько вынести может?" (534). Вот отчего Любе не страшно идти даже и на гибель. Вера в народ вселяет в неё эту силу. Умереть она не боится. Но сколько в ней страстной жажды жизни и борьбы! Вот в тюремной камере она, уперев руки в бока, "пошла прямо на Брюкнера, отбивая каблуками чечётку" (535). Эта девушка обладает железной волей советского человека.
   А дальше следует ужасная картина: "Солдаты держали её, а майстер Брюкнер и унтер Фенбонг били её электрическими проводами по только что присохшим струпьям. Любка злобно прикусила губу и молчала" (535). Два немца, два огромных сильных зверя истязают нежное изящное девичье тело, распростёртое на окровавленном топчане. Но драматизм этой сцены получает оптимистическое разрешение: в камеру врывается звук мотора советского самолёта. "Брюкнер и Фенбонг прекратили истязания... "А! Трусы! Подлецы! Пришёл ваш час, выродки из выродков,- кричала Любка" (535). Индивидуальную судьбу Любки и переживания девушки в эту минуту писатель включил здесь в сложную симфонию борьбы целого народа. "Раскат взрывной волны потряс дощатое здание тюрьмы. Самолёт бомбил город" (535). Народ жив, народ вечен, народ борется. Вот отчего верное народу сердце Любки ещё более ярким огнём запылало в её истерзанном теле.
   Смерть свою Люба встретила гордо и смело, как истинная дочь комсомола и Советской страны.
   Чувство радости жизни, ненависть к тем, кто убивает эту радость, пламенная жажда мести и борьбы, беззаветное и героическое служение своему народу - таковы основные мотивы, из которых складывается духовный облик Любы Шевцовой.
   В романе выведены образы и других молодогвардейцев, причём и они даны в процессе развития. Так, Валя Борц вначале была совершенно пассивна. В тот день, когда немцы вступили в Краснодон, Валя ушла в сад читать книгу. На другое утро она снова взяла плед, подушку и книгу и ушла в сад. "Так она и будет жить теперь в саду под акацией, что бы там ни происходило на свете". Это тот же принцип поведения, которым руководствовался и Тарас Яценко в повести Б. Горбатова "Непокорённые". Первая стадия развития Тараса определялась формулой: "Нас это не касается".
   А затем в Вале начинается процесс роста сознания, энергии, воли к сопротивлению.
   
   * * *
   
   В портретах молодогвардейцев находит своё отражение горящий в них свет внутренней правды. Нина Иванцова говорит с Олегом, "обдавая его светом своих сияющих глаз" (423). Вот сцена в квартире Осьмухиных, когда Толя Орлов говорит своим товарищам, что он не уедет из города, раз Володя болен. Толя Орлов стоял у изголовья кровати Володи и "с просветлённым выражением, расширенными глазами смотрел в солнечное распахнутое окно" (82). Глаза Толи Попова "обладали... особенностью вдруг просиять, точно одарить" (525). Иван Туркенич - лейтенант Красной Армии, командир "Молодой гвардии" - светлоглазый, "с лицом необыкновенной чистоты и мужественности" (365). Внутреннее горение, чистота нравственного чувства отражаются и в портрета Жоры Арутюнянца. В разговоре с Туркеничем о казни Фомина "чёрные мужественные глаза Жоры сверкнули" (373). Понятно, что к глазам молодогвардейцев так хорошо подходит эпитет "смелые". Осуждая вопрос об освобождении военнопленных, Виктор Петров глядит "на Анатолия своими смелыми глазами" (407).
   Светлыми красками написан и портрет Вали Борц. Автор так подчёркнуто несколько раз повторяет, что у Вали были "светлорусые золотистые косы", что без чудесных кос мы уже не можем представить себе эту девушку.
   Портреты юных героев даны в динамике. Нежным авторским лиризмом овеян образ "маленькой беленькой девушки" Лили Иванихиной. До фронта и плена она "Со своими светлыми волосами и добрыми-добрыми весёлыми глазами... была такая беленькая, чистая, мягкая, круглая как сдобная" (273). Портрет Лили, прошедший фронт и фашистскую неволю, отражает всю тяжесть той страшной борьбы, которую она вынесла. "Теперь она стояла... опустив вдоль высохшего тела беспомощные руки, ссутулившись. Бледное личико её подёрнулось нездоровым загаром, один крупный похудевший носик выделялся на лице её" (273). Динамика портрета отразила те тяжкие испытания, которые ускорили духовный рост, духовное созревание Лили. Но новый портрет, портрет много выстрадавшего человека, снова отражает горящий в этом человеке свет внутренней правды. Многое поняв, Лиля "...стала даже добрее к людям... этот великий человеческий свет добра озарял её исхудавшее лицо" (275).
   Дружески и любовно Фадеев посмеивается иногда над своими героями. Серёжу Тюленина увлекает жизненный пример Фрунзе, Орджоникидзе, которые бежали из ссылки, за которыми шли миллионы людей. Серёжа "ниоткуда не бежал и бежать ему некуда. Он выпрыгнул из окна второго этажа школы, и это было просто глупо. И идёт за ним в жизни только один Витька Лукьянченко". Иногда автор добродушно подшучивает над юной, наивной любовью своих героев. Говоря о том, что Клава во всём соглашалась с Ваней, автор посмеивается над влюблённой парой: "Не было ничего удивительного в том, что чем больше Ваня проводил времени с Клавой, тем более широкими казались ему её взгляды" (220).
   Величину человеческого чувства Фадеев иногда образно передаёт мерой длины или мерой веса. Подчас это создаёт впечатление давящее, тяжкое ("сотни километров горя"), иной раз придаёт речи автора добродушно-шутливый оттенок. Серёжа пришёл к Фомину, чтобы разведать о скрывающемся у него человеке. Но вот он увидел Шульгу и струсил. "Да, ни одного грамма отваги не осталось в его орлином сердце".
   Юмористические штрихи передают порою яркую жизнерадостность молодогвардейцев. В этих отважных подпольщиках ещё очень много чисто ребяческого озорства. Серёже Тюленину мало стащить со сцены кинотеатра немецко-фашистское знамя. Ему непременно надо ещё, выскочив из театра, на глазах у сторожа и билетёрши взвиться на воздух, дрыгнуть ногами, издать звук "Ме-е-е" и уже только после всего этого исчезнуть (421).
   Сколько любовного юмора вкладывает автор в обрисовку нового члена "Молодой гвардии" Радика Юркина. Этот юмор в изложении Радиком своей биографии, все основные этапы которой уложились в две фразы. Этот юмор в той сцене, когда, получив комсомольский билет, гордый и счастливый Радик, идя по улице "издал пронзительный свист - просто, чтобы немцы знали, что он существует на свете" (425).
   Когда Валя Борц говорит матери, что она живёт борьбой за Родину и не может жить иначе, её вдохновение передаётся и Марии Андреевне. "Дочь моя! Да благословит тебя бог! - сказала Мария Андреевна, всю жизнь, и в школе и вне школы, занимавшаяся антирелигиозным просвещением" (386). Свеж, мягок и очарователен здесь юмор автора.
   
   * * *
   
   В обрисовке взаимоотношений молодогвардейцев, как и в романе в целом, нашла своё развитие тема дружбы и товарищества. Этой теме посвящено несколько лирических авторских отступлений. Так, отступление в главе 25-й, данное в виде обращения автора к читателю, говорит о счастьи дружбы, о её великой обновляющей силе и о тяжести одиночества, отчуждения от людей. Какое счастье встретить в трудную минуту жизни друга - друга, оставшегося верным тебе. Какую радость, какой прилив бодрости даст человеку такая дружба!
   В главе 62-й авторское отступление ("Сложное чувство владеет советским человеком, одетым в солдатскую шинель...") говорит о переживаниях воина перед сражением. Это правдивый, верный анализ состояния души человека, который испытывает и патриотический подъём, и чувство жалости к невинно гибнущим жертвам войны, и ожесточение против врага, и страх перед возможной смертью. Глазами чуткого художника заглянул здесь Фадеев в душу человека на войне, простыми словами рассказал о его переживаниях.
   Большим авторским отступлением на тему о дружбе начинается глава 63-я. Стилистически отступление построено очень своеобразно: оно представляет собой как бы речь, обращенную к умершему уже другу. Эта речь, это авторское повествование и описание перемежаются с данными в виде воспоминания диалогами между автором и его другом и между этим последним и неким Н. Писатель воссоздаёт светлый образ друга своего детства и юности. Дружба эта ещё более закалилась в страданиях и невзгодах фронтовой жизни. То была большая и настоящая человеческая дружба, вытекающая из "родства по душе", дружба на жизнь и на смерть. Она основана на высокой идейности, она не знает компромиссов с совестью, она ради истины не щадит ничего и никого. Отступление завершается потрясающей картиной смерти. Даже и подвиг дружбы не смог пересилить смерть.
   Дружба и товарищество объединяют юных героев Краснодона. Примером ясной и трогательной ребячьей дружбы являются отношения Серёжи Тюленина и Вити Лукьяиченко. Мальчиков объединяет чувство братской привязанности, нерушимой преданности друг другу. Преданность эта вытекает из величайшего взаимного доверия, которое определяется служением одной великой общей идее. У Серёжи и Вити - одна цель, одна любовь и ненависть. Но Серёжа, как мальчик более способный и инициативный, в этой дружеской паре был "главным", на что Витя нисколько не обижался. Ни разу не прозвучала оскорбительная нотка превосходства в обращении Серёжи со своим приятелем. Горячая взаимная привязанность и преданность создаёт здесь настоящую боевую красивую дружбу.
   Девушки и юноши Краснодона прошли разные стадии дружбы. Вначале это дружба школьных товарищей. После вступления в "Молодую гвардию" - это новая, более высокая - "дружба по общности мысли, дружба на крови, которую каждый поклялся пролить во имя освобождения родной земли". Они оставались товарищами и друзьями в тюрьме, в обстановке пыток, крови, тягчайших страданий, ожидания казни. Лиля Иванихина, сама едва двигавшаяся, до последней минуты ухаживала за своими подругами, как няня (565). Живительным источником бодрости и тут является чувство патриотизма. Да, они погибнут, но будет спасена Отчизна!
   Тесно обнявшись, поддерживая друг друга, делают молодогвардейцы свои последние шаги по земле.
   Среди комсомольцев-подпольщиков есть русские, украинцы, армяне. Все они дружно делают общее дело, и их действенный пламенный патриотизм нераздельно сливается с чувством пролетарского интернационализма, любви к трудящимся всей земли.
   Весь облик молодогвардейцев - это яркое отрицание духовного мещанства, обывательского представления о жизни. Они живут всеми сторонами своей человеческой души. В юных сердцах возникают уже и первые порывы любви. Олега и Нину связывает дружба, но уже не только дружба, а и предчувствие счастья любви. Эти эмоции зарождаются в обстановке жестокой борьбы с фашистами и крепнут вместе с её развёртыванием. Душевная сила, поэтичность, ярко выраженная целеустремлённость - вот что характеризует Нину. Она была "...девушкой необыкновенной простоты, бесстрашной, молчаливой и романтичной" (422). По возрасту ещё полудети, Олег и Нина интересуются жизнью мира, жизнью человечества. Это создаёт в них крылатость мысли, крылатость души, крылатость чувства. "Если уж они говорили, они летели высоко над землёй: всё, созданное величием человеческого Духа и доступное детскому взору, проносилось перед их воображением" (422).
   Взаимная симпатия влечёт друг к другу Валю Борц и Серёжу Тюленина. Это ещё неоформившееся чувство, это ещё только нежная ясная зорька любви, святое предчувствие будущей освежительной грозы, которая потрясёт сердце, для того, чтобы сделать его ещё более стойким и верным. Фадеев умеет передать сокровенные движения души. Вот Серёжа и Валя (глава 19-я) оказались в школе, когда-то полной жизни, а теперь пустой и тихой. Их сердца наполнились благоговением и любовью к этому ушедшему миру. И хотя они не сказали друг другу ни слова, но эти чувства необыкновенно сблизили их. Веяние ушедшего мира и взволнованность Серёжи и Вали переданы очень тонко. Это настроение захватывает и волнует читателя.
   Валя и Серёжа - это прежде всего два товарища, которых соединяет освободительная борьба. На этой благородной основе зарождается их чувство. Это любовь-дружба, дружба-любовь.
   Тёмной ночью Серёжа укрепляет красный флаг на здании школы, а затем промокший, окоченевший от холода, спускается на землю, где ждёт его Валя. "Обеими руками она взяла его за щёки... Он мгновенно притих, и так они постояли некоторое время" (431). И мы слышим, как в этих притихших существах бьются их чистые сердца. Теплота и нега первых движений любви... А кругом непроглядная ночь, пронизывающий ветер и немцы-фашисты... Чувство, рождённое в суровой, жестокой, кровавой борьбе... Писатель показал вдохновляющую силу любви. Получив через Люсю записку Серёжи, Валя, ещё не прочитав её, при виде одного лишь любимого почерка, вся заливается краской. Её захватывает волна счастья. Этот душевный подъём обновляет силы.
   Чувство любви претворяется в энергию социальной борьбы, вызывает желание ринуться в бой, сокрушить все преграды. Возбуждённая и счастливая Валя говорит матери: "Неужели ты не видишь, не понимаешь, чем мы, я, все мои товарищи живём? Неужели ты не понимаешь, что мы не можем жить иначе?" (386).
   Взаимоотношения Любы Шевцовой и Серёжи Левашова говорят о радости первых прикосновений, первых замираний сердца. Чувство Серёжи к Любе - это чувство и любви, и дружбы, и рыцарской преданности, готовности защищать свою любимую, делить с ней все опасности.
   Чувство взаимной любви зарождается у Люси и Жоры.
   А. Фадеев - тонкий знаток психологии любви. Правдиво раскрыл он светлую радость, красоту и свежесть первого чувства.
   В романе поставлен вопрос о взаимоотношениях детей и родителей. В образе беспартийной представительницы поколения "отцов" Елены Николаевны Кошевой автор воплотил то решение указанного вопроса, которое даёт социалистическая эпоха. Но нет, не готовым изваянием, сделанным из одного куска мрамора по заранее заказанной мерке, предстаёт перед нами Елена Николаевна. Образ дан в движении, в борьбе противоречий. Показана "диалектика души": и бесконечная любовь к сыну, безумное желание сохранить его жизнь, и патриотизм советского человека, рождающий сочувствие борьбе Олега. Как ярко дано горение чуткого материнского сердца, сплетение в нём любви и тоски, страдания и гордости!
   Со времени ухода Олега из дому вместе с эвакуирующимися, а особенно с приходом врагов Елена Николаевна впадает в состояние глубокого внутреннего оцепенения. Она "механически, молча исполняла то, что от неё требовали". После неудачи с эвакуацией Олег вернулся к матери. Теперь Елена Николаевна "всё время находилась в состоянии душевного напряжения и той энергической деятельности, которая так свойственна была её натуре" (181). Объяснение с сыном - следующий этап развития образа матери. Этот образ поднимается ещё выше, раскрывается ещё ярче. "Всегда... везде... не бойся.. будь сильный... орлик мой... до последнего дыхания". Эти слова - материнское благословение на бой, на смерть во имя жизни. Образ матери-товарища в суровой борьбе сохраняет здесь вместе с тем всё обаяние, весь аромат женственности. Эта женственность - в её тёплых руках, в исходящем от неё запахе жасмина, в длинных косах, которые "развернувшись... покрывают всю маму". Эта женственность - в нежном звучании чутких струн материнского сердца. Сцена объяснения Олега с матерью - это песнь материнской и сыновней любви, гимн красоте человека нашей эпохи. В этой сцене мы снова особенно сильно ощущаем ту внутреннюю мелодию, музыкальную стихию, которая пронизывает всю художественную ткань произведения.
   В душе Елены Николаевны материнская любовь и чувство гражданского долга слились воедино. Теперь весь дом был вовлечён в деятельность Олега, "родные были его помощниками, и мать была первой среди них" (422). Так, проходя сквозь пламя борьбы, сквозь горнило страданий, закалялась, вырастала и крепла душа матери-героини, матери-борца, ставшей рядом с сыном как его боевой друг.
   Портрет Елены Николаевны Фадеев рисует так. Это "красивая и сильная женщина". У неё "маленькое, с развитыми формами тело, ...скуластое лицо с добрыми умными глазами". В портретных зарисовках Елены Николаевны несколько раз повторяется одна деталь: светло-русые косы, пышной короной лежащие вокруг головы. Деталь врезается в нашу память, и мы, читая роман, всё время живо представляем себе эту красивую молодую женщину с "пышной короной светлорусых волос". В конце произведения портрет Елены Николаевны меняется, резко подчёркивая трагическую перемену в судьбе героини. Над трупом извлечённого из ямы Олега стояла "маленькая постаревшая женщина с темными ввалившимися щеками, с глазами, выражавшими... глубокое страдание..." (574).
   Елена Николаевна - натура глубоко цельная. После гибели Олега в этой советской женщине раскрылись "...такие душевные силы, которые подняли её над ей личным горем" (574). Она, и потеряв сына, пойдёт по той же дороге общественного служения, по которой шла вместе с ним.
   Тему материнской любви развивают два замечательные авторские отступления, проникнутые глубочайшим лиризмом. В лирическом отступлении "Мама, мама! Я помню руки твои..." (47-49) Фадеев употребляет оригинальный и новаторский композиционный приём. Оно дано здесь сквозь призму переживаний Олега, как его внутренний монолог. Образ этого юноши настолько близок и дорог Фадееву, что душа писателя гармонично сливается с душою героя, их чувства и мысли сплетаются воедино. Внутренний монолог Олега становится лирическим отступлением автора, в котором столько силы чувства, столько вдохновения, столько подлинной художественной красоты, что оно звучит как стихотворение в прозе. Мать - это трудолюбие и нежность, любовь и героичность. Образ матери возвеличен, окружён сиянием чистоты и подвига. Он сливается здесь с образом Родины.
   Любовь Олега к его матери переходит в любовь Олега и самого писателя к великой матери-Отчизне.
   Миллионы матерей читали "Молодую гвардию" и за строки, посвященные переживаниям матери, миллионы сердец забились горячей благодарностью художнику.
   Непонятно только, зачем понадобилось автору облекать советскую женщину-мать в ризы? ("...ты глядела на меня своими запавшими очами, будто из тьмы, сама вся тихая и светлая, будто в ризах"). Зачем понадобился здесь этот предмет церковного обихода? Ризы придают образу матери совершенно неуместный молитвенный, религиозный облик.
   Второе авторское отступление на тему материнской любви находим в главе 56-й. Олег прощается с семьёй перед уходом из города. Он должен расстаться и с матерью. Взволнованы все родные, мать, Олег и сам автор. Взволнованность этой минуты выливается в чудеснейшее лирическое отступление ("Снуют, снуют материнские руки..., обряжая дитя в могилу") (510). Это гимн материнскому сердцу, материнской любви, материнскому подвижничеству, материнскому труду. Эти строки рисуют человечный, лиричный, прекрасный образ матери, светлая любовь которой осеняет всю жизнь, всю жизнь нашу, до самой могилы... Это та высшая форма любви-дружбы, которая зиждется не на одном только кровном родстве, а на духовной близости, на общности идейных устремлений. Только наша эпоха могла сделать типичными такие отношения между поколениями отцов и детей.
   Развитие темы материнской любви продолжается показом целого ряда женских образов. Фадеев очень сдержан в описании душевного состояния своих героев. Какую бездну страданий переживает безымянная подпольщица накануне и во время казни! А между тем писатель ни одного слова не говорит о том, что творится в её душе. Он ограничивается передачей только некоторых внешних штрихов её портрета, судьбы и поведения. Или же рисует её через впечатления других героев.
   Слышится печальный и нежный голос этой женщины, убаюкивающей своё дитя. У матери "измученное, но сильное по выражению лицо". Женщина с привязанным к ней ребёнком идёт в колонне навстречу смерти. Эта женщина до последнего мгновения жизни поглощена заботой о ребёнке, о том, чтобы облегчить ему переход к небытию. Чтобы не разбудить ребёнка, она "села на валу и, помогая себе ногами, сама сползла в яму" (321). Материнская нежность и любовь соединяются с мужеством революционерки. Женщина не плачет, не кричит, не молит о пощаде.
   В сцене ареста Серёжи Тюленина (561-562) снова ярко выступает образ советской матери, звучит тема материнской любви. Вот, поражённая участью сына, полная страха за него, старая мать, рыдая, ползает в ногах у немцев. Но любовь матери сталкивается с беспощадной жестокостью врага. И тогда ненависть скрытая становится явной. "Мать кинулась на Фенбонга и стала бить его своими всё ещё сильными руками, крича: душегубцы! Вас убить мало! Обождите, вот придут наши!" (там же). И, наконец, в тюрьме на окровавленном топчане немцы избивают мать Серёжи электрическими проводами. Страдальческий, истерзанный, облитый слезами и кровью образ советской матери будет вечным проклятием фашизму.
   Мать Володи Осьмухина Елизавета Алексеевна желает сыну: "...чтоб до самой смерти не сломали ему крыльев, чтобы не дрожал он перед этими псами, чтобы он плевал им в лицо!" (564).
   Как воплощение народной правды и силы дана рядовая колхозница, женщина-мать Марфа Гордиенко. Эта пожилая женщина с молодыми глазами - патриотка, полная глубокой любви к своему социалистическому государству, полная веры в его победу. Марфа благословила на воинский подвиг своего мужа. Она знает, что если он и погибнет, то погибнет за правое дело, а советская власть станет отцом её детям. Невольно вспоминается некрасовская Дарья ("Мороз - Красный нос"), детей которой смерть отца обрекала на нищету и тяжкое горе.
   В одной шеренге с дочерью и внуком идёт бабушка Вера.
   В едином социалистическом государстве трудящихся нет места разрыву и вражде между отцами и детьми, ибо это люди одного мировоззрения, одной идеологии, ибо дети являются продолжателями дела отцов. Наша эпоха сняла противоречие между поколениями отцов и детей.
   Это люди "породнившиеся родством" по душе, а не только по крови. И тем более могуч, нерушим и прекрасен их союз.
   
   * * *
   
   Подвиг молодогвардейцев - это большая страница в биографии нашей страны. Образы молодогвардейцев - крупная веха в истории формирования морального облика человека нашей эпохи.
   Пять месяцев боролись юноши и девушки в рядах "Молодой гвардии". "Пять месяцев под властью немцев... Сколько познали высокого и ужасного, доброго и чёрного, сколько вложили светлых, прекрасных сил своей души в общее дело и друг в друга" (507).
   Чётко индивидуализированные образы молодогвардейцев, показанные в романе Фадеева, имеют вместе с тем много общих, типических для советской молодёжи черт.
   Любовь к Родине свойственна всем комсомольцам Краснодона. Совершённый ими подвиг - это высшее выражение их горячего советского патриотизма. Молодогвардейцы всей душой преданы партии и комсомолу. Эти юные богатыри земли советской впитали в себя героизм народа, его духовную мощь, его мужество, закалённое в исторических боях за торжество Октябрьской революции и закрепление её завоеваний.
   Молодёжь понимает, какую ответственность возлагает история на живущих "...жизнью, о которой, может быть, мечтали целые поколения лучших людей и боролись за нее..." (87).
   Отсюда, в частности, вырастает то сознание долга, которое в высшей степени развито у молодогвардейцев. Это юное поколение революции сформировалось в свободной и счастливой социалистической стране. О нём заботились Коммунистическая партия и Советское правительство. Его растили советская семья и школа, пионерский отряд и комсомол. Наши революционные традиции, наша культура, литература и искусство, весь наш советский строй воспитали в Олеге и его товарищах черты новых людей - людей новой эпохи.
   У советских юношей и девушек не может быть разлада между личным и общественным. Свобода и счастье Родины являются их собственным личным счастьем.
   До последнего мгновения своей жизни молодогвардейцы не прекратили борьбы с врагами. Гордые, смелые Соколы земли советской, они не переставали бороться и связанные, и окровавленные, и идущие на казнь.
   В составе "Молодой гвардии" были юноши и девушки различных национальностей: русские, украинцы, армяне, молдаване и т. д. Соединяющая их дружба как бы символизирует дружбу народов всего необъятного Советского Союза.
   И образы краснодонцев и деятельность их овеяны ароматом юности. В сердцах юношей и девушек живёт чистая и ясная мечта. Вот перед операцией освобождения военнопленных группа первомайцев разговаривает на реке. Ребята ведут дружескую шутливую беседу. Женя Шепелев мечтает о том, чтобы весь земной шар принадлежал каждому трудящемуся человеку, чтобы "жили каждый, где кому нравится". Для этой молодёжи чрезвычайно характерен такой широкий и вольный полёт фантазии, желание видеть свою планету освобождённой от тех тенёт, которыми опутал её эксплуататорский строй.
   Их волнует судьба всех людей, интересует жизнь различных стран и государств. Они желают мира, свободы и счастья всем народам всей земли. Они видели, что в их стране мечты воплощаются в жизнь путём упорного, организованного труда. Вот почему они привыкли любить и уважать труд; стремление к созиданию свойственно им органически. Они знают, что "жизнь есть деяние", а деяние есть творчество.
   Герои Краснодона имеют высокий культурный уровень, разносторонние умственные интересы. Они обладают развитым и богатым эстетическим чувством: любят природу, цветы, поэзию, песни, музыку. Эстетическое начало сливается с этическим: с чистотой нравственного чувства, с душевной ясностью молодогвардейцев. В них чрезвычайно сильно выражено чувство радости бытия. Хорошие, светлые стороны жизни воспринимают они восторженно, благодарно, с бурным увлечением.
   Олег Кошевой и его товарищи - это не схемы, не абстракции, а живые, очень юные существа. Они могут дурачиться, шуметь, озорничать и иногда даже совершать необдуманные поступки.
   Юные подпольщики - люди реального, практического склада, а вместе с тем всё мироощущение их проникнуто революционной романтикой.
   Их юность - это юность светлая, бодрая, торжествующая. Вот Люба Шевцова и Серёжа Левашов, Валя Борц и Серёжа Тюленин после операции вывешивания красных флагов вбегают в квартиру Кошевых. "Они были такие мокрые, грязные и такие счастливые!" Эти благородные патриоты счастливы сознанием своей непокорённости врагу и теми чувствами коллективизма, дружбы и любви, которые связывают их в единую тесную семью. В кипении борьбы в полном блеске расцвели все жизненные, все душевные силы этих юношей и девушек. А это и есть подлинное человеческое счастье.
   А. Фадеев так характеризует юное поколение советских людей: "Самые, казалось бы, несоединимые черты- мечтательность и действенность, полёт фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта души и трезвый расчёт, страстная любовь к радостям земным и самоограничение - эти, казалось бы, несоединимые черты вместе создавали неповторимый облик этого поколения" (177).
   
   
   
    Глава IV
   ОБРАЗЫ МОЛОДОГВАРДЕЙЦЕВ И РЕВОЛЮЦИОННО ГЕРОИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

   
   В дни Великой Отечественной войны русская советская литература создала целый ряд произведений, в которых запечатлены героические черты нашего народа, Это "Зоя" М. Алигер, "Василий Тёркин" А. Твардовского, "Пулковский меридиан" В. Инбер, "Нашествие" Л. Леонова, "Русские люди" и "Дни и ночи" К. Симонова, "Непокорённые" Б. Горбатова, "Чайка" Н. Бирюкова, "Народ бессмертен" В. Гроссмана, "Морская душа" Соболева, "Волоколамское шоссе" Бека, главы романа М. Шолохова "Они сражались за Родину", художественная публицистика Алексея Толстого и, наконец, выдающееся достижение социалистического реализма - роман А. Фадеева "Молодая гвардия".
   Тема героизма русского народа проходит сквозь всю русскую литературу, начиная от поэмы "Слово о полку Игореве" и кончая произведениями советских писателей наших дней.
   В данной главе мы отнюдь не ставим перед собой задачу раскрытия в полном объёме революционно-героических традиций русской литературы. Разработка этой сложной проблемы могла бы стать задачей специального исследования. Мы преследуем гораздо более узкую цель: отметить в тексте романа те мотивы, которые находят себе аналогии в ряде произведений наших прогрессивных писателей и подтверждают преемственную связь "Молодой гвардии" с революционно-героическими традициями русской литературы. Именно лишь в плане этих соприкосновений мы и пытаемся установить историко-литературные связи между образами комсомольцев Краснодона и целым рядом литературных явлений XIX-XX веков. Дело здесь, разумеется, не во внешнем сходстве отдельных сюжетных ситуаций и т. п., а во внутренней идейной близости.
   Вершиной русской поэзии является творчество Александра Пушкина. Гуманизм, свободолюбие, народность- вот основные черты пушкинского реализма, в которых нашла своё выражение героическая душа русского народа. Ваня Земнухов преклоняется перед Пушкиным. Он его "очень чувствует" (378). "Пушкин - вот это да, это мой бог!" (86) - восклицает Ваня. Что же привлекает Ваню в Пушкине? Конечно, его вольнолюбие, так же как и его поэтический гений и солнечная влюблённость в жизнь со всеми её земными радостями. Поэтической душе Вани так созвучен образ поэта - певца свободы. Ему так понятны и грусть Пушкина, томящегося в ссылке в селе Михайловском, и его сердечная дружба с няней. Поколение советской молодёжи сочувственно воспринимает страстный порыв Пушкина к свободе, к человечности, к дружбе.
   Юноши и девушки Краснодона выросли и воспитались в атмосфере кипучей борьбы. Их отцы с оружием в руках боролись на баррикадах Октября, на фронтах гражданской войны. Героические предания этой борьбы создавали в молодом воображении светлый и возвышенный образ борца за народное дело. Молодёжь и себя готовила к борьбе. Вот почему Уля выписывает в свой дневник цитаты из Лермонтова: "В сражении нужно уметь пользоваться минутой и обладать способностью быстрого соображения". "Что может противостоять твёрдой воле человека? Воля заключает в себе всю душу, хотеть - значит ненавидеть, любить, сожалеть, радоваться, жить"... (281).
   Порыв Лермонтова к действию разбивался о невозможность реализации его в условиях политической реакции тридцатых годов XIX в. Но страстная лермонтовская жажда действия волнует и воодушевляет юную Улю, которой в новую эпоху уже ничто не мешает ощущать свою волю как "...творческую власть, которая из ничего делает чудеса" (Лермонтов). Немцы оккупировали Краснодон. Жизнь придавлена грязным фашистским сапогом. В юных душах растёт протест. И как характерно, что это настроение помогает оформить и выразить мятежный поэт, душа которого тоже мучалась в мире насилия и мрака. В кругу девушек "Первомайки" Уля читает лермонтовского "Демона". В речах Демона выражена ненависть к подлому строю дворянского господства, "где преступленья лишь да казни, где страсти мелкой только жить". В образ Демона, в образ "царя познанья и свободы" Лермонтов вложил и презрение к рабскому укладу жизни, и страстный порыв к борьбе с ним. Эти настроения созвучны переживаниям Ули и её подруг. Поколение передовых людей тридцатых годов XIX века перекликается здесь с поколением советских девушек, советской молодёжи.
   Поэма "Демон" - частица того прекрасного, что создано в мире человеческим гением. И это прекрасное выступает как антитеза того ужаса, тех страданий, которые принесла немецкая оккупация. Этим ещё ярче оттенена уродливость и античеловечность фашизма. Впоследствии, уже в тюрьме, Уля ещё раз декламирует девушкам "Демона". Строки поэмы будят в сердцах узниц живой, горячий отклик. Улю в особенности увлекает тот дух мятежа, тот дух протеста, который вложен в образ Демона. Она восхищается Демоном: "Подумайте, он восстал против самого бога!" (534).
   Стихотворение Земнухова, речь о котором уже шла выше, написано как бы в ответ на стихотворение Лермонтова "И скучно, и грустно". Ваня пишет: "Нет, нам не скучно и не грустно..." (87). Лермонтов жил и творил в совершенно иной социальной обстановке. Ему было "И скучно, и грустно", так как он жил в эпоху тягчайшей николаевской реакции. Ваня же сам говорит, что он и его друзья живут жизнью, за которую боролись, о которой мечтали целые поколения лучших людей. Жизнь Вани и его товарищей идёт в полном согласии с их внутренними запросами. В этих двух стихотворениях сопоставлены два поколения.
   Велико идейно-художественное значение образа народного богатыря и патриота Тараса Бульбы. Повесть Гоголя рисует героизм, отвагу, стойкость народа. Замечательна обращенная к казачеству, полная благородной страсти речь Тараса о значении товарищества. Товарищество и для Олега Кошевого и его друзей выше всего. Юных героев объединяют высокие и святые чувства товарищества и дружбы. Повесть "Тарас Бульба" завершается сценой казни Тараса. Враги привязывают его к стволу дерева, а под деревом раскладывают костёр, чтобы сжечь казака живым. Страшная, мучительная смерть ждёт Тараса, но он думает не о ней, а о своих товарищах. Собрав свои последние силы, Тарас указывает им путь к спасению. Спас своих товарищей казак, а сам погиб смертью героя... Так же как и Тарас, Серёжа Тюленин уже на краю могилы совершает ещё один подвиг, великий подвиг дружбы. Во время переезда к месту казни, еле живой после перенесённых пыток, Серёжа помогает бежать Ковалёву, спасает ему жизнь и свободу. Идея товарищества и дружбы живёт в народном богатыре Тарасе Бульбе. В советском мальчике Серёже Тюленине живёт идея коммунистического товарищества. Борьба свободолюбивого казачества против врагов родной Украины идейно близка борьбе молодогвардейцев против немецкого рабства.
   Тема дружбы, товарищества и клятвенного посвящения себя делу общественного служения, делу революционной борьбы, неоднократно проходит в романе. Так, после неудачи с эвакуацией, на стоянке под Краснодоном в степи, Олег Кошевой и Ваня Земнухов говорят о своём решении уйти на подпольную борьбу. Они крепко жмут друг другу руки. Олег спрашивает взволнованно: "Навсегда? - Навсегда, - сказал Ваня очень тихо и серьёзно. Пока кровь течёт в моих жилах. Они смотрели друг другу в лицо, блестя глазами" (179). Это была "клятва на избранную борьбу"...
   Суровую и торжественную клятву произносят юноши и девушки, вступающие в "Молодую гвардию". В главе 63-й автор вспоминает дни своей юности, когда он и его друг решили вступить в комсомол: "... поклялись, что никогда уже не свернём с пути, на который вступили, и всегда будем верны нашей дружбе" (557).
   В "Молодой гвардии" есть сцена, аналогичная одному знаменитому эпизоду в "Былом и думах" Герцена. Анатолий Попов и Уля Громова "сели под яблоней. Вечер опустился на степь, на сады". Они сидели в саду "серьёзные и сосредоточенные, полные ощущения того, что... они вступили на новый путь жизни. Толя говорил сдержанным, полным силы голосом: "Я не хочу и не буду работать на немцев. Клянусь перед тобой... - я не сойду с этого пути! Если придётся, я буду скрываться. прятаться, перейду на подпольное положение, погибну, но не сойду с этого пути!" Тихим голосом Уля отвечала: "...они хотят добраться и до наших душ... Толя! я провела не одну ночь без сна... я проверяла себя... И я поняла, что иного пути у меня нет. Да, я могу жить только так, или я не могу жить вовсе. Клянусь матерью своей, что до последнего дыхания я не сверну с этого пути!" (279-280). Эта клятва Ули и Анатолия овеяна революционной романтикой, полна душевного величия, моральной чистоты и силы. Разве эта сцена своим эмоциональным пафосом не напоминает ту клятву на Воробьёвых горах, которую дали после казни Пестеля, Рылеева и других вождей декабризма юноши Герцен и Огарёв? В условиях самодержавно-крепостнической России Герцен и Огарёв клялись бороться за тот мир, в котором будут осуществлены высшие идеалы человечества, за тот мир, который рисовался им как прекрасная, но пока ещё очень далёкая мечта. Анатолий и Уля клянутся защищать уже завоёванный социалистический строй, на который обрушился фашизм. Клятва Ули и Анатолия, так же как и клятва Герцена и Огарёва, полна юношеского энтузиазма, решимости отдать себя борьбе с силами мрака и реакции.
   Царизм жестоко расправился с великим русским учёным и революционером Н. Г. Чернышевским. Двадцать один год пробыл он в тюрьмах, на каторге и в ссылке. Но по зову его поднялась на борьбу молодая революционная Россия, поколение революционеров-разночинцев. На страницах романа "Что делать?" горячо и убеждённо звучит его призыв к борьбе за светлое и прекрасное будущее.
   Передавая размышления Шульги в тюрьме, автор говорит, что Шульга смотрел на себя, как на "особенного человека". "Внутренний чистый голос совести говорил ему, что он, особенный человек, с опытом прошлого подполья..." (254). Термин "особенный человек" далеко не случаен. Он сознательно берётся Фадеевым из лексикона вождя второго поколения деятелей русского освободительного движения. "Особенным человеком" Чернышевский называл Рахметова. Характеризуя этими словами коммуниста Шульгу, Фадеев подчёркивает преемственность революционных традиций, историческую связь революционных поколений.
   Нет сомнения, что роман "Что делать?", образ юноши Рахметова, образ самого Чернышевского, его личные качества борца, его стойкость в перенесении тюремного режима сыграли в период школьной учёбы будущих молодогвардейцев огромную воспитательную роль. У Фадеева нашла своё продолжение та революционная романтика, которой овеяны образы "новых людей" в романе "Что делать?". Чернышевский говорит о необходимости подготовки социального переворота в стране. А молодогвардейцы защищают достижения уже осуществлённой социалистической революции. Социалист-утопист Чернышевский как светлую далёкую мечту рисует картину будущего коммунистического строя. Молодогвардейцы переход к коммунизму ощущают как реальную и близкую задачу, включённую в повестку дня исторической жизни советского народа. Ваня Земнухов пишет о своём поколении: "...мы вперёд взор устремляем, где вершина Коммуны будущей зовёт".
   Многие поколения боролись за установление справедливого социального строя жизни. Долог и труден исторический путь народа. В этой борьбе выковались определённые черты национального народного характера. Одна из таких черт - проявление стойкости, выдержки в минуту опасности. Русская художественная литература неоднократно останавливала своё внимание на этой стороне русского характера. Одной из тяжёлых минут жизни народа была Отечественная война 1812 года. Эта война вызвала огромный национальный подъём. Л. Н. Толстой в романе "Война и мир" показал, как напряглась, как мощно развернулась сила русского народа, поднявшегося на борьбу за свою национальную независимость.
   Великая Отечественная война против немецко-фашистских захватчиков была острым критическим моментом в жизни страны, который вызвал невиданно яркое проявление воли и жизненной энергии народа. Именно в этот период, когда девушки и юноши Краснодона лицом к лицу столкнулись с терзающим Родину страшным врагом, и совершился в них тот "перелом нравственного развития", о котором говорят слова Помяловского, выписанные Улей в её дневник (281).
   Национальные черты русского характера глубоко раскрыты Фадеевым при обрисовке молодогвардейцев. Когда на улице к Ване Земнухову подошли немцы-жандармы, он "...понял, что они пришли за ним. И в то же мгновение, как это всегда бывало у него в решающие минуты жизни, он стал предельно холодно-спокоен"... (511-512). Во время допроса его майстером Брюкнером "Ваня, становившийся всё более и более спокойным", не отвечал на вопросы. Спокойствие, выдержка, собранность всех душевных сил в минуту опасности - яркая историческая черта русского человека. Рядовой человек становится героем, проявляет исключительное мужество и силу воли.
   В. И. Ленин писал: "Буря, это - движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян. Первый натиск бури был в 1905 году". (В. И. Ленин, Памяти Герцена. Соч., т. 18, стр. 15.)
   Ощущение надвигающейся бури великолепно выразил в своём раннем творчестве "буревестник русской революции" А. М. Горький. Революционный романтизм Горького отразил надежды и стремления народа. В своих романтических сказаниях и легендах Горький воспевает людей красивых, смелых, жаждущих свободы. Так, в "Песне о Соколе" писатель воспел героический подвиг. Счастье жизни - это счастье битвы. "Песня о Буревестнике" заканчивается горячим призывом революционной бури. В легенде "Старуха Изергиль" обрисован подвиг народного героя юноши Данко. Во имя спасения народа Данко разорвал себе грудь, вырвал из неё своё юное сердце и светом его озарил людям путь в будущее.
   Тема героизма в дальнейшем творчестве Горького звучит всё более конкретно, отражая сложные исторические этапы растущего революционного движения масс. Всё шире и шире становится круг борцов, всё острее, всё ярче разгорается борьба. В романе "Мать" выступает рабочий-большевик Павел Власов. Это пролетарский революционер, герой новой исторической эпохи. Революционная романтика, которой овеяны образы Сокола, Буревестника и Данко, сохранится в романе "Мать" и других произведениях Горького, найдёт место в творчестве других писателей - социалистических реалистов, одухотворит образы молодогвардейцев. Павел Власов тоже жаждет "бросить людям своё сердце, зажжённое огнём мечты о правде".
   Той же великой идеей общественного служения вдохновлены и смелые Соколы советской страны - молодогвардейцы.
   Образ Олега - дальнейшее развитие образа революционера Власова. Кошевой выступает на 40 лет позже Власова. Деятельность Власова и изображённого в романе "Мать" рабочего коллектива развёртывается накануне первой русской революции. Павел и его товарищи борются за свержение самодержавия, за уничтожение частно-собственнического капиталистического строя, за переход политической власти в руки рабочего класса. Детство и юность Павла проходят в страшном мире поругания и угнетения человека человеком. Поколение Кошевых выступает в эпоху, обогащенную опытом исторической борьбы. Олег вырос в стране, воплотившей в жизнь те политические идеалы, за которые боролся Павел Власов. Но на этот светлый строй жизни обрушился фашизм, сущность которого В. И. Ленин определил как открытую террористическую диктатуру империалистической буржуазии. Сурово и спокойно говорил свою речь на суде Павел Власов. Также сурово и непреклонно держал себя перед своими "судьями" Олег Кошевой, также смело смотрел в глаза этим "судьям", не боясь смертельной опасности. Для Олега характерна та же горячая убеждённость, то же презрение к врагу, которые отличают и Павла. Эти образы созвучны.
   В романе Горького рядом с образом Павла стоит образ его матери Пелагеи Ниловны. В романе Фадеева рядом с Олегом стоит его мать Елена Николаевна. Юные революционеры дружны со своими матерями. Но дружба эта носит различный характер, ибо различен и духовный облик обеих матерей и тот путь, которым пришли они к осознанию революционной правды.
   Елена Кошевая-жена старого партизана, героя гражданской войны. Её мировоззрение оформилось, её душевные силы развернулись в советскую эпоху, она, как старший товарищ, вела за собой сына, воспитывая из него гражданина советской страны. В душе Елены Николаевны любовь к сыну просто и естественно сливается с чувством гражданского долга, с чувством любви к своей социалистической Родине.
   Мать Павла Власова Пелагея Ниловна всю свою жизнь была придавлена социальным гнётом, а до смерти мужа и гнётом семейным. Сын повёл за собой мать. Ниловна прошла трудный, мучительный, сложный путь внутреннего развития, пока её материнская любовь соединилась с горячей преданностью той великой идее, за которую боролся сын. Сознательная убеждённость революционерки звучит во время ареста Ниловны в её словах: "Собирай, народ, силы свои во единую силу!"
   И народ собрал силы свои во единую силу. Под руководством Коммунистической партии во главе с великим Лениным рабочий класс нашей страны в союзе с трудовым крестьянством совершил Великую Октябрьскую социалистическую революцию.
   Героику этой революции показал и воспел в своей поэзии Маяковский. Всю мощь своего таланта он отдал революционному народу. Молодогвардеец Жора Арутюнянц восхищается поэзией Маяковского: "Разве сейчас время писать любовные стихи, как этот Симонов, да? Когда надо воспитывать народ в духе непримиримой ненависти к врагу? Надо писать политические стихи! Маяковский, Сурков, да? Здорово!" (86).
   В жестоких битвах рождался новый мир. Сквозь всё творчество Фадеева проходит мысль о человеке новой советской эпохи и его моральном облике. О новом прекрасном человеке мечтает Левинсон - герой повести Фадеева "Разгром". Воплощением этой мечты и явились образы молодогвардейцев.
   Героика гражданской войны, рассказы о ней отцов, легендарные образы Чапаева и других её прославленных борцов и полководцев оказали, конечно, огромное влияние на формирование духовного облика будущих молодогвардейцев. Их вдохновляют и песни о гражданской войне. В песне "По долинам и по взгорьям" народ прославил героизм партизан, разбивших под Спасском и Волочаевкой белые банды - остатки армии Колчака. Эту песню дружно поют заключённые в тюрьме члены "Молодой гвардии" (534).
   Беспримерное мужество, жажда битвы и мести, вера в победу свойственны и юным героям Краснодона.
   В годы интервенции и гражданской войны представителем старшего поколения комсомола выступил в советской литературе Павел Корчагин, который во многом близок своему творцу Николаю Островскому. В образе Павла Корчагина писатель показал подлинного героя нашего времени, раскрыл величайшую героику жизни советской молодёжи, советских людей.
   Ослепший Островский когда-то писал о своём "беспредельном желании вложить в страницы будущей книги всю страсть, всё пламя сердца, чтобы она звала юношей к борьбе, к беззаветной преданности нашей великой партии". Желание писателя сбылось. В годы Великой Отечественной войны борьбу с врагом вели духовные дети Павла Корчагина - Олег Кошевой, его друзья и сверстники. Это поколение воспиталось на книге "Как закалялась сталь". Е. Н. Кошевая в своей "Повести о моём сыне" пишет о любовном отношении Олега к образу Павки Корчагина.
   В романе "Молодая гвардия" читаем, что у Жоры Арутюнянца была "тетрадь, куда он заносил фамилию автора, название каждой прочитанной книги и краткую её оценку. Например: "Н. Островский. "Как закалялась сталь". Здорово!" (78). Образ Николая Островского осеняет души молодогвардейцев. Уля выписывает в дневник цитату из Островского: "Самое дорогое у человека - это жизнь..." и т. д. (282). Слова эти стали для нашей молодёжи священным заветом. Островский завещал ей идею жизни, отданной труду и борьбе за освобождение человечества. Краснодонцы своими делами показали, как всё больше, всё крепче закалялась сталь.
   В книге Островского есть сцена, когда петлюровцы вешают Валю Брузжак и её друзей. В этот момент остальные осуждённые коммунисты и комсомольцы поют "Интернационал". Когда молодогвардейцев везли на казнь, они пели тот же священный партийный гимн. Преданность народу, любовь к Отчизне, мужество, героизм во время пыток и казни - всё это сближает поколения Корчагиных и Кошевых.
   Н. Островский, рисуя Павла Корчагина и его товарищей, раскрывает руководящую роль партии в воспитании молодёжи. Он показывает воспитательное воздействие на комсомольцев со стороны коммунистов: Жухрая, Токарева и др. В "Молодой гвардии" также рассказано о руководстве старых большевиков работой комсомольской организации.
   Героический подвиг комсомольцев Краснодона останется бессмертным памятником нашей замечательной эпохи. В жизни нашей молодёжи роман Фадеева имеет огромное воспитательное значение. Образы молодогвардейцев волнуют и увлекают читателя, вызывают у него слёзы восторга, преклонение, энтузиазм.
   Рассмотренные историко-литературные аналогии убеждают нас в том, что образы молодогвардейцев как бы впитали в себя благородные революционно-героическио традиции русского революционного движения и великой русской литературы, неразрывно связанной с этим освободительным движением.
   Молодому поколению советской страны наша литература передаёт свой священный завет любить Родину. Всё более прекрасным становится моральный облик советского человека. Н. Островский с гордостью писал, что нашёл своё место в железной схватке, и на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови. Над нами, советскими людьми, развевается это пробитое пулями, окрашенное кровью павших борцов священное знамя революции.
   Молодому поколению страны социализма Олег Кошевой, Павел Корчагин и все передовые люди нашего прошлого передают это знамя. Наша молодёжь высоко будет держать его. Воодушевлённая подвигом молодогвардейцев, героизмом комсомола в годы Великой Отечественной войны, она самоотверженно отдаёт сейчас свои силы великому делу коммунистического строительства.
   Решая проблему положительного героя в новую историческую эпоху, советская литература опирается на прекрасные традиции прогрессивных писателей XIX века, прежде всего - традиции революционных демократов.
   Лучшие традиции прошлого унаследовали не только молодогвардейцы, но и другие герои, хорошо знакомые нашей молодёжи по произведениям Б. Полевого, М. Алигер, Б. Горбатова, К. Симонова, В. Гроссмана, Верши-горы и др.
   Традиции прошлого в советской литературе обогащаются. У нас существенно изменилось содержание самого понятия "герой".
   Патриотизм был характерной чертой положительных героев, созданных лучшими писателями XIX века. Эта черта присуща и герою советской литературы, но это уже качественно новый советский патриотизм, социалистический по своей сущности.
   Одной из благороднейших традиций русской классической литературы является её гуманизм. Наследуя эту черту, герой советской литературы возводит её на высшую ступень гуманизма социалистического.
   Если классическая литература рисовала преимущественно героев-одиночек, то советская литература противопоставила им героизм масс, героизм народа, ибо народ играет решающую роль в истории.
   Героическое начало стало органическим качеством психологии советского народа.
   Герой силен лишь в том случае, если он сумел понять тенденции развития социальной действительности, если он борется за интересы народа, тесно с ним связан.
   Герой советской литературы - активный борец за новое, за коммунизм. Им руководит чувство революционного долга. Он разрушает всё, что тормозит движение вперёд.
   Коммунистическая идейность - основная черта героя нашего времени.
   
   
   
   
    Глава V
   ОБРАЗЫ ВРАГОВ И ПРЕДАТЕЛЕЙ

   
   "Хайль Гитлер!" - вот первая фраза, которую произносит ротенфюрер команды СС Петер Фенбонг, появившись на страницах романа. Фенбонг - это фашист, снявший все маски, все личины, трус и подлец, в характере которого наиболее ярко выразились результаты того "воспитания" немцев, которым занимались гитлеровцы.
   О звериной сущности фашизма, о его регрессивности, античеловечности говорит и внешний и внутренний облик Фепбонга. Вот сидит он, этот "лысоватый унтер с золотыми зубами и сиплым бабьим голосом", толстый, волосатый, в скользком и вонючем от пропитавшего его пота белье, не сменявшемся несколько месяцев. Сняв с себя это бельё, он, как животное, "яростно чешется".
   Вот он разложил на столе содержимое карманчиков своей "ленты". Валюта... золотые кольца, булавки, брошки, драгоценные камни, золотые зубы... Он вырывал зубы "...не только у мёртвых, а и у живых..." Фенбонг убивал людей ради их денег и драгоценностей. "Их было так много, умерщвлённых, истерзанных, ограбленных мужчин, женщин, детей, стоящих за этими денежками, зубами и безделушками..." (315). Свет электрической лампочки освещает эти деньги и драгоценности на столе.
   Когда-то барон Филипп зажигал свечи над раскрытыми сундуками, любуясь на своё золото. Но далеко пушкинскому Скупому рыцарю до Фенбонга! Цивилизация двинулась вперёд. Золото освещено уже не свечой, а электричеством. Насильник грабит не только вдов, сирот и собственных малоземельных крестьян путём ростовщичества и феодальной кабалы - он пожирает целые страны, путём применения танков, самолётов, высоко развитой техники. И это приводит к обесчеловечению его души, к её озверению. Барон Филипп удовлетворялся сознанием своего господства; его золото хранилось в сундуках. Фенбонгу его кровавый грабёж нужен для того, чтобы стать торговцем или лавочником, для того, чтобы пустить свои богатства во всё новые и новые обороты, чтобы совершать всё новые и новые насилия над людьми.
   Зоологическая, бесчеловечная, попирающая все нравственные нормы жажда личного обогащения, личного преуспеяния - основная черта характера Фенбонга.
   С помощью образа Фенбонга автор как бы раскрывает сущность капиталистического строя. Этой цели служит и тот оригинальный композиционный приём, который можно было бы назвать внутренним диалогом в лицах. В главе 35-й автор даёт разговор Фенбонга с воображаемым джентльменом. Этот воображаемый джентльмен - как бы второе "я" Петера Фенбонга, нечто вроде его персонифицированной совести (если понятие о совести уместно в приложении к Фенбонгу). Спор Фенбонга с воображаемым джентльменом - это спор "старого, так сказать, чистого способа обогащения", которым повсюду и всегда пользовался империализм, и того "грязного способа" обогащения, которым пользовался немецкий фашизм в период второй мировой войны.
   Грязный, дурно пахнущий, одетый в провонявшее бельё, вырывающий зубы у живых людей Фенбонг спорит с чисто вымытым, опрятным и учтивым джентльменом, у которого "все предприятия на виду", который "состоит в двух благотворительных обществах и пожертвовал солидные средства на оборудование лазаретов в дни войны" (315-316). Фенбонг доказывает чистенькому джентльмену, что тот не имеет права осуждать его, что в интересах собственного обогащения такие джентльмены ежегодно умерщвляют на земном шаре миллионы людей, "...ежегодно где-нибудь в Южной Африке, в Индии или в Индо-Китае миллионы людей умирают голодной смертью... в благословенные годы довоенного процветания вы могли бы видеть почти во всех столицах мира целые кварталы, населённые людьми, не имеющими работы, умирающими на глазах почтеннейшей публики..." (316). По существу нет разницы между Фенбонгом и чистеньким джентльменом. И Фенбонг заканчивает свою тираду так: "Придёт время, я... вымоюсь и буду вполне опрятным человеком, Рисуя одного из немцев-фашистов, Фадеев говорит, что это был "маленький офицер с толстым брюшком и так высоко вздёрнутой тульей фуражки, что голова при ней уже не имела никакого значения..." (137). Вот зарисовка офицера-румына: он "...был маленький, с чёрными усиками и глазками на выкате, очень подвижной, даже кончик его носа находился в постоянном движении" (415). Как сатиричен этот штрих! Ведь в постоянном движении находится кончик носа не у людей, а у собак. Румынская ищейка вынюхивает добычу для своих немецких хозяев...
   Сатирически дан портрет Гитлера. Советские войска наступают. На вопрос дяди Коли: "Ну, как дела?" - румынский офицер "...изобразил лицом Гитлера, что ему хорошо удалось благодаря его усикам и безумному выражению глаз. Он изобразил Гитлера и, приподнявшись на цыпочках, сделал вид, что убегает".
   Передавая речь немцев, Фадеев не заставляет их говорить сплошь на немецком или ломаном русском языке, он включает в речь немцев и немецкий и ломаный русский язык, умея найти здесь нужные границы, необходимую дозировку. Таким образом, писатель передаёт характерный для немцев язык и в то же время спецификой их речи не перегружает, не отяжеляет языковую ткань произведения. Так, очень искусно даёт Фадеев язык ефрейтора, поселившегося в доме Осьмухиных. Только в исключительных случаях автор вставляет в речь этого немца фразу на немецком языке или какое-нибудь немецкое слово. Писатель, далее, вставляет в его речь две-три фразы на ломаном русском языке ("Ошень карашо" и т. д.). Создаётся представление о том, какой характер носит речь этого ефрейтора. Большая часть речи ефрейтора передана Фадеевым на чистом русском языке. Немецкий офицер осматривает (глава 17-я) квартиру Кошевых. Какими средствами достигает автор индивидуализации языка этого офицера? Это достигается, во-первых, средствами лексики. Офицер вставляет в свою речь немецкое слово "schon". Во-вторых, он употребляет неправильные падежные окончания ("Что вам надо из этих две комнаты"). В-третьих, он не умеет спрягать русские глаголы ("Кто будет показать вашу квартиру?"). И, наконец, для речи немца характерны повелительные, резкие интонации ("И та комната тоже... убрать... Быстро!").
   Роман с глубокой правдивостью показывает всю аморальность, всю нравственную низость, античеловечность фашистов. Их образы раскрывают сущность того социального зла, носителями которого они являются. Кровавый фашизм несёт людям жестокость, насилие, разрушение.
   Но Фадеев, нарушая художественную цельность образов фашистов, вносит в них неверные черты, когда пишет в главе 32-й, что ночью Шульга "слышал, как к тюрьме подошла грузовая машина, и жандармы и полицейские с приглушёнными ругательствами, торопливо, точно они стыдились друг перед другом, разводили по камерам арестованных..." (290-291). Выражение "точно они стыдились друг перед другом" является неудачным и лишним, так как смягчает облик немецких жандармов и полицейских, вносит в него какие-то черты человечности. В действительности навряд ли гитлеровские жандармы стыдились своих постыдных дел. Чувство стыда присуще людям с совестью и честью, а фашисты - люди с моралью животных и решительно не стоило приписывать им это чувство.
   Фальшивая нота в изображении немцев звучит и в главе 36-й. Люба Шевцова, пировавшая на траве с немецкими офицерами, хватает со скатерти белые булки и, ворвавшись в колонну советских военнопленных, раздаёт им еду. Румынский солдат-конвоир бьёт Любку, правильно догадавшись, что её поступок есть проявление чувств политического врага, но об этом почему-то не догадались, по Фадееву, немецкий лейтенант и полковник. Лейтенант бьёт румынского солдата, полковник обрушивается на офицера. Так, выходит, оглупели немцы от Любкиной красоты, что не видят и видное малому ребёнку. Как неправдоподобно!
   К числу перешедших на сторону немцев предателей относится Игнат Фомин. Рисуя его внешность, Фадеев употребляет такие средства портретной живописи, которые создают чрезвычайно яркое впечатление духовной ублюдочности, человеческой неполноценности Фомина. Писатель сравнивает его с червём. У него не глаза, а глазки (совсем не в ласкательном смысле). Это глазки не серые, а серенькие: изображение цвета глаз переходит здесь в изображение качеств души. У него не брови, а бровки, да ещё редкие. У него "жёлтое лицо скопца". Основные черты Фомина: лицемерие, подлость, приспособленчество. У него прошлое кулака и преступника. Этот враг революции и советской власти смел, хитёр и предприимчив. Фомина, так же как и Стаценко, автор называет "человеком-невидимкой". Это отнюдь не бедность авторского лексикона, не однообразие языка. Здесь дана социальная классификация людей. Относя Стаценко и Фомина к числу "людей-невидимок", Фадеев отражает наличие в жизни определённой социальной группы. Это Янусы, имеющие два лица. Одно - истинное, это лицо затаившегося, злобно ненавидящего врага, и другое - маска, лицо советского, якобы, человека. Когда пришли немцы, люди-невидимки сбросили маски и тогда обнаружились их настоящие лица.
   Фомин служил немцам. Он ещё двигался, но "человек этот уже был мёртв". Его душа опустошена чувством злобы "на всех людей, даже на немцев". Его презирали советские люди. Немцы также "презирали его как наёмного зависимого, тёмного негодяя и вора". И это всеобщее презрение изгоняло всякую радость из жизни Фомина. Он видел невозможность "утверждения себя в жизни". Он знал, что когда немцы укрепят своё господство, "они прогонят или попросту уничтожат его".
   Злоба так сильно и быстро опустошала душу Фомина, что довела до полного уничтожения все остатки человеческого, которые ещё были в ней. Вот почему уже мёртв этот, ещё движущийся человек. Не потому ли автор не даёт анализа состояния души Фомина в тот момент, когда он лежит связанный молодогвардейцами, готовящимися его повесить? Отсутствие психологического анализа здесь ещё ярче подчёркивает, что нет человеческой души у предателя и нечего тут анализировать. Гражданское чувство не проснётся в этом выродке. Он может лишь "...страшно извиваться на мокрой холодной земле длинным, как у червя, телом" (376).
   Предательство - вот самая сильная эмоция в растленной душе зверя перед смертью (даже и перед смертью!). Связанный, лежащий на земле, Фомин думает о том, что следует донести немецкой администрации на шофёра. А дальше Фоминым уже целиком овладевает только необъятный физический ужас перед наступающей казнью.
   Сцена казни Фомина, конец его тёмной мутной жизни даны в соответствующем пейзажном оформлении. Это пейзаж ночной и осенний. "Ветер порывами шумел листвою и постанывал в тонких стволах деревьев... Шёл дождь, - не дождь, какая-то мелкая морось, - небо нависло тёмное, мутное,... купы деревьев проступали тёмными и тоже мутными пятнами..." (375). "Когда он очнулся... над ним, точно разрезанные тёмной дугой, свисало мутное небо... и вдруг Фомин увидел высоко над собой толстую верёвочную петлю, раскачивавшуюся в рассеянном мутном свете неба" (376). В этой картине природы несколько раз повторяются эпитеты "мутный" и "тёмный". Кончается тёмная жизнь предателя, извивается в предсмертных судорогах мутная душа зверя - и соответствующие краски приобретает пейзаж:
   Для Фомина характерны узкий эгоизм, злоба на всех и всё, отъединение от людей, замыкание в скорлупу своего личного животного благополучия, готовность ради него продать и предать кого и что угодно.
   Развязкой истории Стаховича также следует считать не казнь его, а предательство. Став предателем, он умер раньше своей физической смерти. Стахович - человек, лишённый твёрдого идейного стержня. Он "...не был чужим человеком" (364), но его идейность носила поверхностный, внешний характер. Здесь не было ничего выношенного в душе и глубоко продуманного. Партийность не вошла в его плоть и кровь, в святая святых его души. Своё "я" он ощущал яснее, теплее и ближе, чем комсомол, партию, народ... Всё это в соединении с неустойчивой слабой волей и создало предателя. Стахович не вынес пыток, выдал, предал своих товарищей.
   Во время боя партизан с немцами Стаховичу стало страшно и он залёг в кусты, т. е. дезертировал в бою. А придя в Краснодон, он говорит Володе Осьмухину, что уже сражался в партизанском отряде и послан официально штабом, чтобы организовать дело в Краснодоне. Всё это показывает, что Стахович трус и в то же время человек с претензиями на роль вожака. Не случайно Фадеев, рисуя его "бледное тонкое лицо", отмечает в нём "самолюбивое и даже надменное выражение". Качества, свойственные вождю, в Стаховиче отсутствуют, заменяясь самоуверенностью, развязностью, авантюризмом, лживостью. На заседании штаба Любка передаёт предположения Проценко о том, что Стахович мог побывать в руках у немцев. В ответ разволновавшийся Стахович без единого иностранного слова рассказывает о том, как он спасся. А в спокойном состоянии Стахович любил вставлять в свою речь иностранные слова для того, чтобы щегольнуть образованностью, чтобы показаться умным, стоящим выше своих товарищей.
   В натуре Стаховича ярко сказываются эгоцентризм, мелкое самолюбие, оторванность от народа и непонимание истинной сути советского героизма. Именно самолюбие является основной стержневой линией характера Стаховича. Он не понял внутренней сущности нашего демократизма, не прочувствовал подлинного морального величия нашего народа. Он воспринял только декорум, только внешнее оформление и нашего героизма, и нашего труда, и нашей эпохи. Но ведь Стахович из хорошей семьи. Его братья - коммунисты. Он рос и учился в среде Тюлениных и Шевцовых. Чем же объяснить возможность появления в советском обществе такого урода? Кто здесь виноват? Очевидно, семья не всегда достаточно внимательно и вдумчиво руководит духовным развитием и ростом ребёнка. Очевидно, и школа иногда слишком суммарно подходит к юношескому коллективу, не всегда одинаково внимательно вглядываясь в отдельные индивидуальности.
   Лядская и Вырикова - мелкие, трусливые, продажные души. К жизни, к событиям, к людям они подходят только с точки зрения своей личной выгоды. Все те знания и этические нормы, которым учила их советская школа, были восприняты ими как нечто формальное, внешнее, и, вместе с тем, как необходимое и неизбежное для создания своего личного материального благополучия. Понятие о Родине стало для них более мелким и незначительным, чем понятие о собственном "я". Вот почему и та и другая так легко становятся предательницами. Ведущая черта характеров Выриковой и Лядской - стремление к личной выгоде. Их поступки определяются именно этим торгашеским принципом: выгодно или невыгодно. И та и другая "гуляют" с немцами, с врагами, потому что ведь это выгодно.
   Отрывочными и скупыми мазками рисует автор портрет Лядской: "большая, рыжая, скуластая". Но эти- скупые мазки сразу создают представление о человеке грубом и отталкивающем. Особенно выразительна деталь портрета: "крашеные ногти". Кругом кипит бой, Родина обливается кровью, а Лядская находит время красить ногти. Ей ведь надо "гулять". Продажна душа, продажно и тело. Рисуя портрет Зинаиды Выриковой, автор употреблением уменьшительных суффиксов усиливает впечатление неполноценности этого человека: "Валя узнала её по маленькому росточку и по гладким, точно приклеенным волосам и торчащим вперёд коротким острым косичкам". Деталь "торчащие вперёд косички" несколько раз повторяется при обрисовке портрета Выриковой. Отталкивающей внешностью обладают, таким образом, и Вырикова и Лядская. Эти волчьи души неспособны к дружбе даже и между собой: Вырикова легко и быстро выдала Лядскую немцам, после того как Кулешов нашёл у неё записку Лядской.
   Начальник планового отдела треста "Краснодон-уголь" Стаценко - это ещё один экземпляр существа, не выросшего в меру человеческого роста. Ему посвящено всё начало главы 28-й. Автор кратко рассказывает предисторию жизни Стаценко, затем анализирует его антисоветскую психологию и поведение в период оккупации немцами Краснодона. Так оказывается вполне раскрытым образ мещанина, который сначала, затаив про себя свою ненависть, приспособился и присосался к советскому строю, а затем, когда открылась к тому возможность, перешёл на службу к немцам. Вот его портрет: "... грузный с малиновым лицом и лысиной, медлительный, не вызывающе, но достойно-солидный человек-невидимка, с ...маленькими красными глазками любителя выпить..." (246). Характерная особенность языка Фадеева при обрисовке отрицательных персонажей - употребление уменьшительных суффиксов. О Стаценко читаем, что у него были "пальчики, похожие цветом и формой на заграничные консервированные сосиски" (247). Эпитеты при обрисовке портрета Стаценко подбираются так, что создают об этом человеке впечатление крайне отталкивающее. Во время казни шахтёров у могильной ямы "...грузный, серый, багровый, с выпученными глазами стоял бургомистр Василий Стаценко" (320). К этой грузной фигуре взрослого мужчины очень мало подходит слово "пальчики". Уменьшительный суффикс понадобил ся здесь для того, чтобы создать впечатление о чём-то недоразвитом, эмбриональном.
   Только эмбрионы и могли стать пособниками немцев-фашистов.
   Фомин, Стаценко, Стахович, Вырикова и Лядская - это люди, в сознании которых господствуют пережитки капитализма.
   Велики задачи воспитательной работы в стране нашей вообще и в школе, в частности. С остатками частнособственнической психологии и морали, религиозных предрассудков у нас полностью ещё не покончено. Кроме того, могут проникнуть в нашу среду чуждые взгляды и идеи извне, со стороны капиталистического окружения.
   Изображение А. Фадеевым образов фашистских прислужников учит нас усилению бдительности, повышению качества воспитательной работы.
   
   
   
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    
   Структура образа определяется у Фадеева пониманием им характера прежде всего как той или иной формы общественного поведения. В произведении раскрыта социально-классовая и историческая обусловленность характеров.
   Фадеев даёт историю формирования и роста многих действующих лиц романа. В процессе становления, начиная с детских лет, даны образы Серёжи Тюленина, Любы Шевцовой и т. д. Иногда же персонажи появляются в романе уже сформировавшимися, самый же процесс их формирования остаётся за рамками повествования. Мастерство индивидуализации характеров доведено у Фадеева до высокого совершенства. Действующие лица романа встают перед нами ощутимо, определённо. Изображая характер, Фадеев, в большинстве случаев, подчёркивает и ведущую черту его. Автор показывает многообразное раскрытие личности и во внешнем поведении и в обрисовке "диалектики души".
   Основным методом раскрытия характеров людей является у Фадеева показ их действий, поступков.
   Писатель мастерски изображает и душевную жизнь. Психологический анализ героев даётся в процессе их роста, движения, взаимодействия.
   Сложен и интересен рисунок внутренней жизни главных положительных героев романа. И, наоборот, фашисты, эти люди с омертвевшими душами, отличаются неподвижностью, статичностью и упрощённостью своего внутреннего облика.
   Для углубления психологического анализа, для раскрытия внутренней жизни персонажей Фадеев вводит в роман дневниковые записи, внутренние монологи и диалоги. Очень большое место в композиции образа занимает портрет. Он тесно связан с внутренним обликом персонажа. Лицо с неправильными чертами и т. д. становится прекрасным, озарённое светом благородного душевного горения. И, если человек живёт большой умственной и нравственной жизнью, если он движется, борется и духовно растёт в борьбе, то всё это кладёт отпечаток и на его внешность.
   Портреты положительных героев Фадеева динамичны и в смысле изменения их на различных стадиях развития образа и в смысле стремления и умения писателя схватить и запечатлеть особенности портрета в те моменты, когда герой находится в особенно сильном напряжении борьбы, в состоянии страстного душевного порыва и т. д.
   В обрисовке портрета Фадеев пользуется приёмом подчёркивания и повторения выразительной детали. В портрете Олега нам запоминаются большие глаза в золотящихся ресницах и "широкая улыбка", в портрете Любки - её золотистые волосы, в портрете Ули - чёрные очи с сильно бьющим из них, в минуты больших душевных переживаний, светом. Повторение такого рода портретных деталей создаёт представление о солнечном, светлом, ясном облике молодогвардейцев. Особенности внешнего портрета писатель иногда делает ощутимее через описание впечатления, произведённого одним человеком на другого.
   Фадеев прибегает к приёму контрастного сопоставления портретов советских людей, с одной стороны, фашистов и предателей, с другой стороны, тем самым ещё раз подчёркивая разницу социально-политической и психологической сущности представителей двух борющихся станов.
   В произведении встаёт перед нами образ и самого автора. Он выявляется не только лирическими отступлениями или суждениями автора, но всей композицией романа, всей структурой образов. Это не бесстрастный повествователь, а человек с большим горячим сердцем, друг простых людей всего мира, каждое слово которого проникнуто партийной страстностью, идейностью. Этим определяется приподнятость всего стиля романа.
   Патриотизм автора проявляется и в любовном изображении героев Краснодона, и в создании красочных картин родной природы и т. д.
   Из авторских отступлений большой силой отличается то, которым начинается глава 53-я. Оно написано и в стиле строгой, местами даже сухой исторической справки, но в то же время и в высоком, торжественном стиле художественной публицистики советского писателя, воодушевлённого большим патриотическим чувством. В этом авторском отступлении о великой битве под Сталинградом ярко выражена высокая сущность нашей советской системы, нашего государства, нашего народа.
   
   * * *
   
   Авторский язык в "Молодой гвардии" народен, точен и пластичен, соответствует теме, объекту изображения.
   При обрисовке коммунистов, молодогвардейцев, Красной армии и т. д. этот язык становится романтичным, лиричным, вся система эпитетов, сравнений, метафор строится таким образом, что вокруг людей и дел мира социализма создаётся атмосфера света и гармонии, атмосфера прекрасного.
   Иными становятся и тон и лексика писателя, когда он изображает мир фашистов. Языковые средства подбираются так, что передают мрак, грязь, трупный смрад этого мира. Омерзительное впечатление создают сопли, замёрзшие под носом бегущего фашиста, кадык генерала фон-Венцеля при всей его физической чистоте и промытости и т. д.
   Лексика авторской речи строго соответствует смыслу её.
   Сцена освобождения военнопленных кончается взволнованным восклицанием одного из них. "Ребята! Неужто ж я свободен? Ребята! - хрипло сказал Женя Мошков и, закрыв лицо руками, пал на пересохшую траву" (412). Именно "пал", а не "упал" должен был написать здесь Фадеев для подчёркивания высокоторжественного и восторженного состояния героя.
   О разбитых немцах Фадеев пишет: "Они шли в расхлыстанных шинелях..." (536). Неологизм "расхлыстанные" чрезвычайно выразительно говорит о шинелях неряшливых, неподобранных, неопрятных, ещё сильнее подчёркивая моральный облик и самочувствие отступающих гитлеровцев. Свежестью и выразительностью отличаются сравнения. О газике Проценко автор говорит: "...он был вечен, этот газик, как время, которое его породило". О Любке: "лёгкая, как огонь" (429). О замученном пытками Серёже Тюленине говорится, что он шёл "...шатаясь, как былинка..." (566).
   Чтобы подчеркнуть мысль о том, что фашизм анти-человечен, что фашисты - нелюди, Фадеев много раз сравнивает их с животными.
   Теме повествования, содержанию фразы соответствует и её конструкция. Так, тяжёлой, трудной конструкцией отличается в начале главы 30-й фраза: "Согнанные с родных мест, вновь возвращающиеся на родные места..." и т. д. (266-267). Здесь в одном предложении девять причастий, придающих ему ту тяжеловесность, которая вполне отвечает его эмоциональному наполнению.
   Очень часто языку автора свойственна романтически-приподнятая интонация. Тогда конструкция фразы отличается особенной ясностью и лёгкостью. Например, сцена принятия Радика Юркина в комсомол словно пронизана светом, написана лёгким прозрачным языком.
   Иногда в повествовании звучат торжественные ноты, отражая величественность явлений в душевной жизни или поступках героев. Так Уля "...сидела на постели, глядя перед собой. Она была наедине с собой и своей жизнью, в том состоянии предельной открытости перед собой, какое бывает в минуты больших душевных свершений" (281).
   Порою авторская речь звучит, как стихотворение в прозе, как чистая музыкальная мелодия. Тогда одной только фразой Фадеев умеет создать настроение грусти и нежности. Словно приник писатель чутким ухом к груди Родины и подслушал сокровенные движения её истерзанного сердца (см., например, в главе 34-й: "Был тот тёмный тихий предрассветный час..." (306).
   Для того чтобы подчеркнуть свой художественный замысел, Фадеев неоднократно прибегает к инверсированной фразе. Так, рисуя отношения Серёжи Тюленина с матерью, Фадеев передаёт ощущение душевного тепла и высокой торжественности. Этому служит, в частности, инверсированная фраза. Серёжка "обнял это её большое родное тело и прижался головой к плечу её".
   Анализируя состояние человеческой души, писатель включает в этот анализ пейзажные штрихи, чтобы ярче оттенить настроение героя. При этом для углубления психологического анализа при обрисовке пейзажа автор довольно часто употребляет приём повторения эпитетов. "Клава стояла у шкафа с книгами... и грустно ей было от встречи с друзьями детства. Грустно было смотреть на чёрные пустые парты. Вечернее солнце косо падало в окно, и в его тихом и густом свете была какая-то грустная и зрелая улыбка прощания... грустно было Клаве жить на свете" (400-401).
   Нередко встречается у Фадеева повторение союзов. В сцене казни шахтёров читаем: "И вдруг десятки фонариков осветили эту длинную тёмную яму, и валы вывороченной земли по бокам её, и измученные лица людей, и отливавшие сталью штыки немецких солдат, оцеплявших поляну сплошной стеной" (320). Такое оформление фразы связано с её идейным содержанием. Здесь фразу надо было построить именно так: и яма, и выброшенная земля, и измученные лица, и немецкие штыки. "И" подчёркивает здесь каждый новый образ, усиливает ощущение трагизма, заключённого в нём. В читателе растёт настроение ужаса. Всё более нагнетая это настроение, тяжёлыми каменными плитами ложатся на его душу один образ за другим.
   Пользуется Фадеев и приёмом драматизации повествования. В главе 43-й диалог принимает даже непосредственно драматургическую форму (разговор Олега и Коли Сумского (391-392). Драматизацию находим мы и в том месте главы 46-й, где идёт речь о подготовке молодогвардейцев к работе по вывешиванию красных флагов. Эта работа идёт лихорадочно, быстро. Автор даёт ряд отрывочных торопливых диалогов между молодогвардейцами и их родственниками относительно перекраски материи в красный цвет (418-419).
   Авторские высказывания здесь почти совсем устранены. Этот приём передал ту стремительность, тот натиск, которыми отличалась деятельность молодогвардейцев, ту действенность, которая характеризует психику молодых-подпольщиков.
   Диалоги героев играют очень большую идейно-эстетическую роль. Разговор Вани Земнухова с отцом в главе 43-й раскрывает решимость этого юноши идти напролом и до конца в своей борьбе (386-388). Во время схватки Олега с денщиком (184-186) между ними происходит очень динамичный диалог. Обилие диалогов в романе не случайно. Оно характеризует накалённость, страстность происходящей в жизни общественной борьбы. Характером диалогов подчёркивается динамичность развёртывания сюжета, быстрота развития действия.
   Очень удачен в романе многоголосый диалог. В начале 1-й главы участницами его являются восемь девушек. В этом диалоге сказалась детская непосредственность, резвость, юношеская экзальтированность. Девушки говорили громко и не слушая друг друга. Диалог очень живо рисует их характеры. Многоголосый диалог дан и в главе 18-й. Его ведут немецкие солдаты, поселившиеся в доме Осьмухиных, а также зашедший к ним Фенбонг. В ряде восклицаний, замечаний и шуток отражён воровской, наглый, звериный облик немецко-фашистских солдат.
   Александр Фадеев - художник, обладающий марксистско-ленинским мировоззрением, научным пониманием законов развития действительности.
   В романе "Молодая гвардия" дано правдивое, исторически конкретное изображение действительности в её революционном развитии - в движении к коммунизму, в непрерывной борьбе нового с отмирающим, но сопротивляющимся старым.
   В ряде типических образов романа раскрыто содержание жизненных противоречий и столкновений, роль в них различных классов, вся сложность борьбы советского народа за свою свободу и независимость в период Великой Отечественной войны.
   Сюжет, композиция, образы, язык, вся система изобразительных средств, все художественные приёмы, посредством которых писатель создаёт картины жизни, - всё служит для выражения идеи о непреложности торжества нового, о неизбежности разгрома фашизма.
   В романе изображены ведущие тенденции действительности.
   Реализм изображения настоящего дан в единстве о романтической устремлённостью в будущее. Всё произведение проникнуто романтикой героического подвига, революционной борьбы за торжество прекрасного. Революционная романтика является составной частью социалистического реализма.
   В "Молодой гвардии" показана ведущая роль Коммунистической партии в борьбе советского народа с немецко-фашистскими захватчиками.
   В системе образов "Молодой гвардии" центральное место занимают положительные герои, борцы за коммунизм.
   В типических образах Лютикова, Проценко, Олега Кошевого и их многочисленных соратников, друзей и помощников ярко и реалистически показано содержание нашей эпохи, мировое значение исторической деятельности советского народа, величие идей социалистического гуманизма и пролетарского интернационализма.
   Светлым лиризмом, романтической взволнованностью овеяны образы молодогвардейцев. Стиль Фадеева становится особенно лиричным, эмоциональным, приподнятым, когда писатель говорит о комсомольцах, о кипящей энергии их, о чистоте их нравственного чувства, о тонком восприятии ими природы и т. д.
   Проблема создания образа положительного героя разрешена в "Молодой гвардии" блестяще.
   "...писатель должен вкладывать в дело познания и отображения жизни всего себя, весь свой разум и сердце, всю свою любовь к нашим советским людям и ненависть к нашим врагам, ко всему косному и отсталому, что мешает нашему движению вперёд", - говорил А. Фадеев в своём выступлении на II съезде писателей.
   Такой книгой горячей любви и страстной ненависти является "Молодая гвардия".
   Давая в романе определённую оценку явлениям жизни, писатель обнаруживает свои идейные позиции.
   Основной принцип фадеевской эстетики - принцип воинствующей коммунистической партийности.
   Основной формой выражения идейных позиций является типизация, т. е. художественное обобщение действительности.
   Для Фадеева характерно умение уловить и в конкретно-образной форме, в правдивых характерах отобразить ведущее, типическое в явлениях действительности.
   Тот или иной образ-персонаж заключает в себе широкое обобщение и вместе с тем так убедительно индиви-дуализирован, что встаёт перед глазами читателя как живой.
   Типические характеры даны у Фадеева в типических обстоятельствах.
   Мы найдём в романе бичующую сатиру, приёмы гротеска в изображении врагов страны социализма.
   Подчёркивая, заостряя и гиперболизируя образы гитлеровцев, предателей и изменников, А. Фадеев создаёт сатиру, вскрывающую сущность старого, тормозящего движение вперёд.
   Вонючий убийца Фенбонг жуток, гнусен, отвратителен, а вместе с тем и смешон со своим тонким бабьим голосом, со своей внешностью и повадками животного.
   Страшен нравственный облик разбитых и бегущих фашистов, а вместе с тем и смешны они с головами, обмотанными детскими рейтузами, с грязными, чёрными лицами и руками (536-537).
   Мастерство тончайшего психологического анализа, умение показать процесс роста и формирования нового человека - человека эпохи социализма - всё это находим мы в "Молодой гвардии".
   Мастерство пейзажной и портретной живописи доведено в "Молодой гвардии" до высокой степени совершенства.
   А. Фадеев свободно владеет сокровищами народного языка.
   Роман несёт в себе черты эпоса, хотя в нём идёт речь преимущественно о событиях, происходивших в небольшом городке Краснодоне. Мастерство больших и глубоких социально-политических и философских обобщений привело к тому, что показ жизни одного городка отразил процессы, происходившие во всей нашей стране в период Великой Отечественной войны.
   Всё произведение проникнуто благородным патриотическим пафосом. Оно полно светлого оптимизма, хотя в нём так много сцен глубоко драматических.
   В "Молодой гвардии" находим мы то единство стиля писателя, которое определяется его идейными позициями.
   Произведение А. Фадеева очень успешно выполняет задачу идейной переделки и воспитания трудящихся, особенно нашей молодёжи, в духе коммунизма.
   Героический роман "Молодая гвардия" стал активным участником борьбы за мир во всём мире.
   
   * * *
   
   На творчестве А. Фадеева сказалось влияние национальных традиций русской классической литературы, её патриотизма, реализма, народности, идейности, гуманизма, борьбы за социальную справедливость и т. д. Но эти традиции А. Фадеев продолжает в условиях новой исторической эпохи, как писатель - социалистический реалист.
   В "Молодой гвардии" видна творческая учёба у Гоголя. Героический пафос освободительной борьбы, наполняющий роман, роднит его с народно-героической эпопеей "Тарас Бульба". Сатирическое изображение фашистов, использование приёмов гротеска и гиперболы в "Молодой гвардии" создаёт преемственную связь её с изображением сатирической галереи уродов самодержавно-крепосгнической России в "Мёртвых душах".
   Творчество Льва Толстого - вершина развития критического реализма в русской литературе, целый мир художественных сокровищ. Произведения Л. Толстого явились для Фадеева большой школой реалистического мастерства, помогли выработке его художественного видения мира, образованию его эстетического вкуса.
   Л. Толстой стремился уловить и художественно воплотить противоречия социальной действительности. Вот почему основным принципом композиции его произведений является принцип антитезы. Антитеза лежит и в основе композиции романа "Молодая гвардия", хотя, разумеется, в понимании сущности социальных противоречий, законов развития общественной жизни Толстого отделяет от Фадеева целый исторический перевал.
   Восприняты Фадеевым и творческие принципы Толстого в области психологического анализа. У автора "Войны и мира", "Воскресения" и других художественных шедевров учится он тонкому раскрытию "диалектики души", показу духовного роста и развития человека, борьбы противоречий в нём. Фадеев применяет в своём романе известное высказывание Л. Толстого о том, что человек в одно и то же время может соединять в себе противоположные начала, может быть одним, а вместе с тем и совсем другим ("Люди - как реки...").
   Так, о вернувшейся из плена под родной кров Лиле Иванихиной он пишет:
   "Она была прежняя Лиля, но она была другая" (275). Уля Громова была девушка "скорее молчаливая, чем озорная, скорее ровная, чем страстная, но и та и другая вместе" (404).
   В минуты глубоких интимных переживаний герои Толстого часто разговаривают без слов, с помощью одних лишь взглядов и улыбок. Таким приёмом пользуется и Фадеев. Группа молодогвардейцев уходит из Краснодона. Олег и Нина Иванцова полны взаимной симпатии. "Олег всё время поглядывал на неё. И они, встретившись глазами, улыбались друг другу" (537).
   Фадеев пользуется толстовским приёмом повторяющейся детали. Такова "самолюбиво поджатая" или "вывернутая" (14, 272) нижняя полная своевольная губка Майи Пегливановой и др.
   "Толстой всегда пленял меня живостью и правдивостью своих художественных образов, большой конкретностью, чувственной осязаемостью изображаемого и очень большой простотой" (А. Фадеев, Литература и жизнь, стр. 156).
   "Чувственная осязаемость изображаемого" стала одним из основных творческих принципов А. Фадеева. Рельефность, скульптурность, вылепленность образов "Молодой гвардии" охарактеризована нами в III главе настоящей работы.
   Основоположник литературы социалистического реализма А. М. Горький был учителем, другом, воспитателем целого поколения советских писателей, в том числе и А. Фадеева. М. Горький влиял на Фадеева прежде всего всем строем своих мыслей и чувств, своего мировоззрения и эстетики, самым духом своего творчества, проникнутого выстраданной и выношенной в душе любовью к русскому народу - созидателю.
   В эстетической системе М. Горького виднейшее и определяющее место занимает труд. Вся писательская деятельность великого художника явилась гимном во славу труда как творчества. С чувством глубокой радости писал Горький о свободном труде свободного человека в стране Советов. Эту прекрасную горьковскую традицию воспринял и продолжил А. Фадеев в романе "Молодая гвардия", где образы людей труда проникнуты глубокой любовью к ним писателя.
   Уже в пьесе "На дне" и поэме "Человек" Горький выступил как социалистический гуманист. Устами Сатина он провозгласил: "Человек - это звучит гордо!" Поэма "Человек" - песнь во славу победно шествующего всё вперёд и выше Человека - труженика и борца. Социально и классово-конкретный облик он приобретает в пьесах "Мещане" и "Враги" и в романе "Мать". Горький впервые в русской и мировой литературе по-новому решил проблему положительного героя, увидев этого героя в революционном пролетарии.
   В эпопее "Жизнь Клима Самгина" выведен образ замечательного большевика Степана Кутузова. Но Кутузов действовал ещё в обстановке дореволюционной России.
   Вместе с развитием исторической действительности усложнялся, обогащался, изменялся и образ пролетарского революционера.
   Образ революционера-коммуниста всегда увлекал творческое воображение А. Фадеева. В "Молодой гвардии" изображены Проценко, Лютиков и другие коммунисты - дети и внуки горьковских героев.
   Горький отразил в своём творчестве целый ряд важнейших исторических событий, революционную борьбу народа. Одновременно писатель разрабатывал вопрос об изменении под влиянием этих событий, этой борьбы морального облика человека, его мировоззрения.
   Продолжая традиции Горького, А. Фадеев сюжетной основой своих произведении делает крупные общественные события. В "Молодой гвардии" он отразил выдающееся историческое событие - Великую Отечественную войну, показал, что во время этой войны героизм принял в нашей стране общенародный характер. Художник пристально всматривается в людей, внимательно следит за их поведением в этот переломный момент жизни страны, изучает их чувства, думы, переживания, перестройку их психики.
   Основная проблема, интересующая Фадеева на всём протяжении его творческого пути - проблема формирования духовного облика нового человека, т. е. проблема создания образа положительного героя. В этом смысле "Молодая гвардия" явилась этапным произведением как в творчестве Фадеева, так и в развитии советской литературы в целом.
   Продолжением именно горьковской традиции является устремлённость Фадеева к новому, духовно преображённому человеку. Через всё творчество М. Горького красной нитью проходит критика капиталистического строя.
   Изображение фашистов в романе "Молодая гвардия" вполне созвучно той характеристике фашизма, которую дал М. Горький в своих публицистических статьях. Горький писал: "...лавочники всех стран объявили единственным средством спасения своего фашизм, т. е. организацию различных отбросов человечества (жуликов, истериков, дегенератов и людей, ошеломлённых страхом гибели от голода) в армию бандитов, которые под командой полиции должны истреблять силу здоровую, способную к социальному творчеству - революционный пролетариат"
   Живыми иллюстрациями к этой горьковской характеристике являются в "Молодой гвардии" образы Фенбонга, фон-Венцеля и других немцев-фашистов.
   Неугасимая горьковская ненависть к фашизму живёт в сердцах комсомольцев Краснодона. Горький завещал советскому народу и советской литературе ненависть не только к фашистам, но и к их лакеям, к предателям рабочего класса. Эту ненависть Фадеев показал в отношении молодогвардейцев к предателю Фомину.
   В художественных и публицистических произведениях М. Горького сильно и убеждённо выражена идея пролетарского интернационализма. Носителями этой идеи являются коммунисты, изображённые в "Молодой гвардии". Она нашла своё воплощение в мечтах, разговорах, настроениях молодогвардейцев, которые страстно желают счастья трудящимся людям всей земли.
   В романе "Мать", в "Сказках об Италии" и во многих других своих произведениях Горький возвеличил и воспел женщину-мать. В "Молодой гвардии" Фадеев достойно продолжил и эту благородную горьковскую традицию.
   Усвоение и дальнейшее развитие лучших традиций русской литературы помогло А. Фадееву создать роман "Молодая гвардия" - классическое произведение социалистического реализма.
   
   
   
   Приложение
    ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
   ПО РОМАНУ А. ФАДЕЕВА "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"

   
   Одной из форм внеклассной школьной работы по роману А. Фадеева "Молодая гвардия" является литературно-художественная конференция, которая даёт возможность для комплексного воздействия на аудиторию средствами литературы и различных видов искусства. Она обогащает мысль и мобилизует чувства слушателя и зрителя, создаёт настроение взволнованности, возбуждает у учащихся стремление к продолжению революционно-героических традиций славных краснодонских комсомольцев.
   Подготовку конференции следует начать не позже как за два месяца до её проведения; возглавляет её преподаватель литературы и комсомольская организация. К работе широко привлекаются школьные кружки: литературный, музыкальный, хоровой, драматический, хореографический, кружок рисования, фотокружок.
   При распределении среди членов литературного кружка тем для докладов следует учитывать не только подготовленность того или иного учащегося к разработке данной темы, но и наличие у него звучного голоса, хорошей дикции. Доклады должны быть небольшими Преподаватель обеспечивает систематическое руководство подготовкой докладов. На консультации необходимо заранее сообщить докладчикам, какие именно отрывки из романа будут включены в каждый доклад. Докладчики должны соответствующим образом "подогнать" изложение своего материала к включению этих отрывков. Лучше, если художественное чтение отрывков из романа будет поручено не самим докладчикам, а другим школьникам.
   Если в литературном кружке есть поэты, то следует поручить им создание стихотворений о молодогвардейцах. Этими стихами школьных поэтов можно заменить ниже упоминаемые стихи П. Беспощадного и Лебедева-Кумача.
   Драматический кружок должен подготовить драматизацию отрывка из главы 60-й, художественное чтение, декламацию. Очень ответственная работа ложится на кружок музыкальный, так как вся конференция должна пройти на музыкальном фоне. Хоровой кружок готовит вокальные номера, хореографический - танцы, фотокружок - фотомонтаж по "Молодой гвардии".
   Школьная редколлегия выпускает стенгазету. Заметками для нее послужат краткие выжимки из некоторых докладов. Здесь также необходимо поместить библиографию о жизни и творчестве А. Фадеева и о романе "Молодая гвардия". Школьные поэты дадут свои стихи, художники создадут художественное оформление газеты: нарисуют обложку книги "Молодая гвардия", иллюстрации к роману и т. д.
   В стенгазете можно поместить выдержку из статьи А. Фадеева "Бессмертие". Выдержка приведена на странице 13 настоящей работы
   Очень важно создать выставку на тему "Молодая гвардия" в искусстве". Здесь нужно показать, какое отражение нашла организация "Молодая гвардия" в живописи, скульптуре, музыке, театре и т. д. На выставке следует поместить:
   1) Портрет А. А. Фадеева.
   2) Красочные портреты краснодонцев - Героев Советского Союза.
   3) Красочное изображение памятника молодогвардейцам.
   4) Репродукции картин Соколова-Скаля "Краснодонцы" и Лившица "Молодогвардейцы слушают Москву".
   5) Иллюстрации художников Резниченко и Щеглова к роману "Молодая гвардия" (журн. "Огонёк", № 52, 1951).
   6) Фото-сцены из оперы "Молодая гвардия". Указать, что музыку для оперы написал композитор Ю. Мейтус.
   7) Фото-сцены из спектакля "Молодая гвардия". Указать, что театральные инсценировки написали Н. Охлопков ("Молодая гвардия". Тамбов, 1947) и Р. Граков (Драма "Молодая гвардия". Минск, 1949).
   8) Кадры из кинофильма "Молодая гвардия". Указать, что сценарий написал С. Герасимов, музыку же к кинофильму создал композитор Д. Шостакович.
   Подготовка и проведение литературно-художественной конференции - это, конечно, работа творческая. Художественный вкус учащихся и преподавателей в каждой школе подскажет что-то новое в этом деле. Поэтому предлагаемая программа-проспект литературно-художественной конференции по роману "Молодая гвардия" играет роль лишь ориентира.
   Хористы должны петь не на сцене, а находясь в зале (первые ряды стульев).
   I. "Вперёд, заре навстречу!" Песня. Исполняют юноша и девушка под аккомпанемент рояля.
   II. Образцы молодогвардейцев и революционно-героические традиции русской литературы. Вступительное слово преподавателя.
   III. "О Краснодоне". Песня. Музыка Фрадкина, слова Ошанина. Сольное исполнение.
   IV. Композиция романа. Доклад.
   V. "Священная война". Музыка Александрова. Хор.
   VI. Молодое поколение. Доклад В него включаются номера:
   1) Поджог треста. Художественное чтение отрывка из романа, начиная со слов "Серёжка слышал биение своего сердца...", кончая словами "...из школьной немецкой грамматики, приходивших ему на память". (Глава 19-я.)
   2) Клятва молодогвардейцев. Художественное чтение со слов "Я, Олег Кошевой...", кончая словами "...смерть за смерть1" (Глава 36-я )
   3) "Клятва". Песня. Музыка Коваля.
   4) Листовка. Художественное чтение со слов "Земляки! Краснодонцы!", кончая словами "Смерть немецким захватчикам" (Глава 39-я)
   5) Сожжение биржи. Художественное чтение со слов: "Уля стояла перед Олегом...", кончая словами: "...с помощью Вити Лукьянченко" и со слов: "...метрах в двадцати от здания...", кончая сло- вами: "...и стало светло, как днём". (Глава 50-я.)
   6) Вечеринка. Художественное чтение со слов: "За всю их жизнь...", кончая словами: "...более трёх месяцев господствовали немцы". Далее прочитать слова: "Сергей Левашов взял гитару". Начиная со слов: "...перешёл на гопака. Олег, в два прыжка...", кончая словами: "Серёжка ринулся за ним и давай чесать нога за ногу..." (Глава 48-я )
   7) Русская пляска.
   8) Гопак.
   9) Честь юности. Стихотворение П. Беспощадного.
   VII. Старая гвардия. (Изображение Коммунистической партии в романе.) Доклад.
   Казнь шахтёров. Художественное чтение со слов: "Их привели на тот запушенный...", кончая словами: "...К тёмному, тучами несущемуся над миром небу". (Глава 35-я.) При словах "Шульга, возвысив голос запел" пианист очень тихо играет "Интернационал". Когда художественное чтение заканчивается, пианист громко доигрывает первый куплет "Интернационала" (с припевом). Затем он играет второй куплет (с припевом); одновременно этот куплет исполняет хор.
   VIII. Образ советской матери в романе "Молодая гвардия". Доклад. В него включены номера:
   1) Объяснение Олега с матерью. Художественное чтение со слов: "Елена Николаевна Кошевая страдала вдвойне оттого...", кончая словами: "...был тоже участником заговора" и со слов: "С того момента, как в городе начали появляться листовки...", кончая словами: "...искусственно вызывать сына на откровенность". Далее, со слов: "Самое главное - это попасть в дом...", кончая словами: "...будто ничего не изменилось в жизни" и со слов: "Как тихо в доме", кончая словами: "..и покрывают всю маму". (Глава 43-я.)
   2) Руки матери. Художественное чтение, сопровождающееся игрой на скрипке (мелодекламация). Со слов: "Мама, мама! Я помню руки твои ", кончая словами: "...положи на голову руки, как в детстве, и прости". (Глава 5-я.)
   IX Образы фашистов и предателей. Доклад.
   Казнь Фомина. Художественное чтение со слов: "Фомин в длинном, чёрном, застёгнутом наглухо осеннем пальто..", кончая словами: "..объяснявшую, за какие преступления казнён Игнат Фомин". (Глава 41-я.)
   X. Молодая гвардия" как произведение социалистического реализма Доклад
   XI Сцена в тюрьме. Драматизированный отрывок, со слов: "Улечка, ты же знаешь мою любовь, прочти Демона...", кончая словами: "выламывая ей руку, выволок из камеры" (Глава 60-я.)
   XII Казнь молодогвардейцев. Художественное чтение со слов: "Их посадили в разные грузовики ..", кончая словами: "...слышен был ещё на протяжении нескольких суток". (Глава 64-я.) В чтение включены номера;
   1) Хоровая песня "Замучен тяжёлой неволей" (не до конца). Пение начинается после слов докладчика "...в морозном неподвижном воздухе".
   2) Хоровое пение первого куплета "Интернационала" (с припевом). Начинается пение после слов чтеца: "Юноши и девушки запели "Интернационал". Пение смолкает, после чего ученик продолжает чтение отрывка, до конца которого продолжается тихая музыка "Интернационала".
   XIII. "Слушайте, товарищи!" Музыка Блантера, слова Исаковского. Исполняют юноша и девушка.
   XIV. Комсомольцы Краснодона. Стихотворение Лебедева-Кумача.
   XV. Книга-боец. (Воспитательное значение романа у нас и за рубежом ) Заключительное слово.
   XVI. Гимн демократической молодежи. Исполняет весь зал.
   
   
   
   
    Евгения Ивановна Королькова "Молодая гвардия" Фадеева.
   Пособие для учителя.
   Редактор М. И. Ермакова. Технический редактор П. В. Сахарова. Корректор Т. М. Графовская.
   Сдано в набор 9.1-1956 г. Подписано к печати 23/Ш -1956 г.
   Тираж 90 тыс. экз.
   Учпедгиз. Москва, Чистые пруды, 6. Заказ 8011
   Смоленск, типография имени Смирнова.
   Цена 1 р. 55 к.
   

Наверх
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Купить усилитель сотового сигнала в Москве читайте здесь.