Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку книг


Времени не подвластны.
По материалам Фадеевских чтений.
(Сборник)


   
   Печатается по постановлению ученого совета
   Ворошиловградского государственного педагогического
   института имени Т. Г. Шевченко.
   Редакционная коллегия:
   доцент, кандидат филологических наук Диченсков М. П.
   (ответственный редактор),
   и. о. профессора, кандидат филологических наук Беляев Б. Л.,
   доцент, кандидат филологических наук Постникова И. И.,
   директор музея "Молодая гвардия" Боровикова В. Н.
   
   
   (М-во народного просвещения УССР. Ворошиловгр. гос. пед. ин-т им. Т. Г. Шевченко. Краснодонский музей "Молодая гвардия").


   
   В данном сборнике объединен ряд материалов первых и вторых фадеевских чтений, состоявшихся в Ворошиловграде и Краснодоне в 1966 и 1969 годах. Большая часть сборника посвящена роману "Молодая гвардия", выяснению сравнительно частных, но мало изученных проблем. Знакомство с ними, несомненно, обогатит всех, кто интересуется историей "Молодой гвардии", деятельностью А. А, Фадеева - видного советского писателя и организатора литературного движения в СССР.
   
   
   
   БОРОВИКОВА В. Н.
    ПАРТИЙНОЕ РУКОВОДСТВО "МОЛОДОЙ ГВАРДИЕЙ"
   
   Бессмертный подвиг коммунистов и комсомольцев города Краснодона золотыми буквами вписан в историю Великой Отечественной войны. Это о них говорил М. И. Калинин: "Со всей страстью свободолюбивых советских людей вступили они в жестокую, казалось, непосильную борьбу.
   Большинство юношей и девушек из организации "Молодая гвардия" погибло смертью храбрых, но дело, за которое они боролись, дело Ленина живет. И нет той силы, которая могла бы уничтожить душу народа, любящего свою Отчизну, свою свободу и независимость". О подвиге краснодонских подпольщиков "Правда" подробно сообщила 13 сентября 1943 года в очерке А. А. Фадеева "Бессмертие". Миллионы читателей узнали о том, как в далеком шахтерском городке на пути фашистских оккупантов встал бастион мужества, несгибаемой воли, негасимой любви к Родине.
   В благодарную память народов "Молодая гвардия" навечно вошла как символ героизма советской молодежи, как олицетворение беззаветной преданности своей Родине, верности коммунистическим идеалам.
   У истоков краснодонского подполья стояли коммунисты - люди, воспитанные партией великого Ленина, те, кто мужественно сражался на фронтах гражданской войны, чьей величайшей трудовой энергией создан могучий социалистический Донбасс.
   В первые же дни Великой Отечественной войны по зову родной Коммунистической партии советские люди грудью встали на защиту родной земли. Только из Ворошиловградской области к концу 1941 года в ряды Красной Армии и Флота ушли 25 тысяч коммунистов, десятки тысяч молодежи, половина из них - комсомольцы.
   Зимой 1941-1942 гг. свои первые рейды из Ворошловграда в оккупированные районы Донецкой и Харковской областей совершил партизанский отряд под командованием Ивана Иосифовича Копёнкина. А 18 мая 1942 года Указом Президиума Верховного Совета CCCP за мужество и отвагу, проявленные, в боях с оккупантами, Копёнкину вместе с прославленными командирами партизанских соединений С. А. Ковпаком и А. Ф. Федоровым было присвоено звание Героя Советского Союза. К концу 1941 года Краснодон фактически стал прифронтовым городом. На плечи краснодонских шахтеров легла вся ответственность за обеспечение углем железнодорожного транспорта и металлургической промышленности на неоккупированной территории Ворошиловградской области.
   Заранее был сформирован Ворошиловградский подпольный обком партии для работы в тылу у врага. Его секретарями стали Степан Емельянович Стеценко и Иван Михайлович Яковенко.
   "Для руководства работой подпольных организаций и партизанским движением были созданы 24 подпольных горкома и райкома партии, которые объединяли 735 коммунистов. На территории области также действовали подпольный обком комсомола под руководством Н. Фесенко и 24 подпольных горкома и райкома комсомола. Для подпольной, работы были оставлены в тылу врага 564 комсомольца".
   В придонецких лесах и глухих балках создавались партизанские базы вооружения и продовольствия, в городах и поселках - явочные квартиры.
   Центральный Комитет Коммунистической партии Украины уделял большое внимание подготовке партийного подполья в Краснодоне. Дважды - в мае и июне 1942 года - в город приезжал секретарь ЦК КП(б) Украины Д. С, Коротченко.
   Вспоминая об этом времени, бывший секретарь Краснодонского райкома партии Е. А. Герус пишет: "В начале 1942 года по указанию Ворошиловградского обкома партии в Краснодонском районе начались работы по комплектованию подпольной партийной организации и подбор коммунистов в партизанский отряд для борьбы с врагом на случай захвата района немецко-фашистскими войсками (...) При подборе (людей - В. Б.) принималось во внимание их прошлое..."
   Их прошлое... Каким оно могло быть у тех, кому выпало счастье штурмовать Зимний, сражаться на фронтах гражданской войны, возводить первое в мире государство рабочих и крестьян. Это были люди огненных биографий, прошедшие через сотни испытаний, закалившие свою волю на стройках первых пятилеток.
   Филипп Петрович Лютиков... Трудовая биография вожака краснодонских подпольщиков, сына орловской крестьянки, сосланной на царскую каторгу за бунт против помещика, началась с тринадцати лет на юзовских рудниках в Донбассе. Здесь он получил первое боевое крещение, распространяя большевистские листовки.
   В 1917 году солдат саперного батальона Филипп Лютиков - в революционном Петрограде. Он был среди тех, кто встречал В. И. Ленина на Финляндском вокзале. В мае 1920 года партия отозвала Лютикова из армии на восстановление шахт Донбасса. В 1925 году "за постоянную полезную работу... в деле повышения хозяйственного благосостояния республики" он одним из первых на Украине был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Одновременно ему присваивается почетное звание Героя Труда. В Краснодоне Филипп Петрович работал с 1934 года: в сетевом районе "Донбассэнерго", затем начальником Центральных электромеханических мастерских. В течение ряда лет избирался депутатом городского Совета.
   Вся его жизнь - яркий пример беззаветного служения делу партии. Давая согласие на работу в партийном подполье, он мог с полным правом сказать о себе: "Я солдат партии. Воля Родины - для меня закон, любое задание партии я готов выполнить".
   Ближайшим помощником Лютикова по организации партийного подполья был Бараков Николай Петрович, сын профессора Харьковского сельхозинститута, рано потерявший родителей. Советская власть помогла ему стать на ноги, получить образование. В 1929 году партия направила молодого врубмашиниста Боковской шахты № 8-9 Николая Баракова на учебу в Днепропетров- ский горный институт. Один из его однокурсников, бывший механик треста "Краснодонуголь" Крутиков, вспоминает: "В институт Бараков поступил как профтысячник и как коммунист вел активную общественную и политическую работу. Николай Петрович был культурным и выдержанным человеком, отличался исключительной старательностью. Его знали как чуткого и хорошего товарища".
   Таким его помнят и те, с кем он после окончания института работал на шахтах, с кем ушел добровольцем на войну с белофиннами, с кем накануне оккупации, будучи главным механиком краснодонской шахты имени Энгельса, отправлял на восток горное оборудование.
   Николай Петрович гордился своей принадлежностью к партии Ленина и всей своей жизнью стремился оправдать высокое звание коммуниста. "Я коммунист и обязан бороться с врагом", - говорил он своей жене в грозном 1942 году.
   Красногвардеец, боец Первого Донецкого полка в годы гражданский войны, награжденный за мужество и отвагу орденом Красного Знамени, председатель комитета бедноты, секретарь партийной-ячейки Изваринской шахты № 7-8 - вот основные вехи жизненного пути первого председателя городского Совета Краснодона Степана Григорьевича Яковлева.
   У заведующего военным отделом райкома партии, комиссара краснодонского .истребительного батальона Герасима Тихоновича Винокурова за плечами тоже были годы гражданской войны, работа в Чрезвычайной комиссии.
   Таким было прошлое тех, кому партия доверила возглавить коммунистическое подполье Краснодонца. Подпольной партийной организации был придан вооруженный отряд из бывших бойцов истребительного батальона под командованием старого шахтера Петра Дмитриевича Салфетникова. Базой отряда намечалось сделать поселок Изварино и прилегающие к нему хутора. Склады продовольствия и боеприпасов разместили в балках района реки Большая Каменка. Связным между отрядом и подпольщиками города оставили Тихона Николаевича Саранчу. Имя старого коммуниста, участника революции и гражданской войны знали далеко за пределами Краснодона. Он являлся делегатом первого Всесоюзного слета ударников, был "лучшим стахановцем угольной Сорокинщины", как об этом написано в одной из его Почетных грамот, выставленной в экспозиции музея "Молодая гвардия"
   В конце июня 1942 года гитлеровская армия начала наступление на южном участке советско-германского фронта. Из Донбасса начался вывод войск, оказавшихся под угрозой окружения, эвакуировалось население и оборудование предприятий.
   Елена Николаевна Кошевая, вспоминая те дни, пишет: "...По дорогам; по всем улицам Краснодона все двигались и двигались бесконечные людские потоки. Хрипло мычал голодный скот, причитали женщины, а дети не могли уже плакать. На машинах, на телегах, на тачках, а то и на себе люди уносили свой скарб, уходили от немцев".
   Но в городе по заданию партии остались коммунисты, комсомольцы - верные сыны и дочери советского народа.
   20 июля 1942 года Краснодон был захвачен немецко-фашистскими оккупантами. Как и в других городах, с первого же дня оккупации гитлеровцы начали повальные грабежи населения, насилия над женщинами, зверские расправы над мирными людьми. Приказы немецкого командования, расклеенные на стенах домов .и заборах, гласили: "За уклонение от регистрации - расстрел, за появление в вечерние часы на улице - расстрел на месте. Жизнь стала невыносимой каторгой. Город как будто вымер. Но люди не покорились.
   В исключительно, тяжелых условиях коммунисты-подпольщики начинают действовать. Уже в первые дни хозяйничания в городе гитлеровцы напали на след партизан. В конце, июля они расстреляли восемь патриотов среди них командира отряда П. Д. Салфетникова, Т. Н. Саранчу и его сына Геннадия. На центральной площади поселка Изварино были повешены братья Яков и Михаил Бекмаевы. В фашистский застенок попали партизаны Михаил Поляков, Алексей Ахметов, Иван Пархоменко, Иван Ши-Та-фу и старшая дочь Т. Н. Саранчи Евгения .
   Оккупанты понимали, что коммунисты, комсомольцы, советские активисты, оставшиеся в городе, могут стать ядром антифашистского подполья и стремились, как можно скорее расправиться с этими людьми. Вскоре были арестованы начальник шахты №22 А. А. Валько, парторг шахты № 12 С. К. Бесчастный, парторг шахты № 5 С. С. Клюзов, председатель райпотребсоюза В. П. Петров, начальник участка, комсорг шахты № 5 Петр Зимин и другие,
   Ненастной ночью 29 сентября 1942 года оккупанты казнили тридцать два краснодонских патриота, закопав их живыми в городском парке.
   Невольным свидетелем страшного злодеяния стал коммунист-подпольщик Даниил Сергеевич Выставкин. Он рассказал своей жене: "Их загнали прямо в яму, и начали бросать землю. Валько сопротивлялся... У меня до сих пор звучат в ушах его последние слова: "Знайте, проклятые, за каждую каплю нашей крови вы дорого заплатите! Наши все равно придут! Они отомстят за нас"! Петя Зимин первым запел "Интернационал", потом подхватил Валько, и все запели хором".
   Андрей Андреевич Валько. Человек исключительного мужества, беззаветной преданности своему народу и партии, членом которой он стал в 1917 году. Когда фашистский комендант предложил ему работать на оккупантов - восстановить шахту № 22 и снова стать ее начальником, Валько, у которого были связаны руки, плюнул ему в лицо.
   Петр Зимин. Участок, возглавляемый им, был передовым на шахте. Жизнерадостного, энергичного, его всегда окружала молодежь. Петр очень любил петь, многие краснодонцы и сейчас помнят, с каким успехом он выступал в концертах художественной самодеятельности.
   Евгения Тихоновна Саранча. В канун войны молодую учительницу, а затем секретаря Изваринского поселкового Совета, приняли кандидатом в члены Коммунистической партии. В 1941 году у нее родился сын Геннадий. Это о нем писал незадолго до своей гибели муж Евгении - Михаил Горбатько: "Береги сыночка". Геннадий остался жив, вырос и после службы в рядах Советской Армии стал шахтером, как и его дед.
   Перед казнью из фашистской камеры Евгения переедала своей матери: "Жива будешь, пропиши моему Мише, пусть отомстит за меня, за отца, за брата".
   Зверской расправой над шахтерами-коммунистами оккупанты надеялись запугать краснодонцев, поставить народ на колени. Но получилось иначе. Страшная весть быстро разнеслась по городу, переходила из дома в дом, передавалась из уст в уста. И сердца закипали гневом, руки тянулись к оружию. Мстить врагу, мстить беспощадно, - таким было единодушное стремление юных патриотов.
   Партийному подполью было хорошо известно, что в Краснодоне осталась часть комсомольцев. Для коммунистов было ясно, что комсомольцы и передовая молодежь пойдут на борьбу против гитлеровцев.
   В различных частях города и окрестных поселках молодежь объединялась в подпольные группы. Такие группы возглавили в 13-ом квартале Краснодона - Сергей Тюленин, в поселке Первомайка - Майя Пегливанова, Анатолий Попов, Уля Громова, в поселке Краснодон - учительница Антонина Елисеенко, комсорг школы № 22 Володя Жданов и его друг Николай Сумской.
   В конце сентября по заданию Ф. П. Лютикова Евгений Мошков содействовал объединению молодежных групп Краснодона, Первомайки, поселка Краснодон и Шевыревки в единую подпольную комсомольскую организацию. Связь штаба "Молодой гвардии"- с коммунистическим подпольем осуществлялась через Е. Мошкова и Н. Соколову.
   Командир "Молодой гвардии" Иван Туркенич позже в своем отчете о работе организации сообщал: "Молодая гвардия" еще только создавалась. Для руководства всей работой был избран штаб. Олег Кошевой, душа и вдохновитель всего дела, был назначен комиссаром. Иван Земнухов - ответственным по разведке и конспирации, Третьякевич и Левашов - членами штаба. Меня как человека военного товарищи избрали впоследствии командиром подпольной организации. Штаб разбил всех членов "Молодой гвардии" на группы, поставив во главе их наиболее проверенных, надежных товарищей". Член штаба "Молодой гвардии" Василий Левашов в своих воспоминаниях рассказывает: "Подпольщики-коммунисты были хорошо осведомлены о создании нашей комсомольской подпольной организации. Мы тогда еще точно не знали, есть ли в городе партийное подполье и кто его возглавляет, однако были уверены, что коммунист Лютиков не предатель и работает в механических мастерских только для того, чтобы ввести в заблуждение полицию. Коммунисту Евгению Мошкову, члену подпольной организации, возглавляемой Лютиковым, было поручено стать связующим звеном между партийной и комсомольской организациями. С этой целью он устроился на работу заведующим клубом имени Горького, Тогда мы знали только то, что Мошков не один, что у него есть свои начальники, поэтому все его требования и указания выполняли безоговорочно".
   Коммунисты-подпольщики составили и передали комсомольскому штабу текст клятвы, которую принимали и подписывали все вступающие в организацию. Вот текст этой клятвы:
   "Я, вступая в ряды "Молодой гвардии", перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь:
   Беспрекословно выполнять любое задание, данное мне старшим товарищем. Хранить в глубочайшей тайне все, что касается моей работы в "Молодой гвардии".
   Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей, за мученическую смерть тридцати шахтеров-героев. И если для этой мести потребуется вся моя жизнь, я отдам ее без минуты колебания.
   Если же я нарушу эту священную клятву под пытками или из-за трусости, то пусть мое имя, мои родные будут навеки прокляты, а меня самого пусть покарает суровая рука моих товарищей.
   Кровь за кровь! Смерть за смерть!"
   Перед молодежными группами подпольная партийная организация ставила задачи: поднимать народ на саботаж всех мероприятий оккупантов, не допускать восстановления шахт, транспорта, разъяснять нашим людям неизбежность разгрома врага, оказывать помощь советским войскам, громившим фашистов на Волге.
   Коммунисты-подпольщики избрали центром своей деятельности механические мастерские фашистского дирекциона № 10, при помощи которых гитлеровцы надеялись с первых дней оккупации начать восстановление взорванных шахт. Начальник дирекциона барон Швейде торопил с открытием мастерских. Однако рабочих не было. И когда к нему пришел Лютиков Ф. П. и предложил свои услуги, он с готовностью принял его прорабом. По рекомендации Лютикова начальником мастерских был назначен Бараков. Руководители подполья устроили в мастерских своих товарищей по подполью: Выставкина Д. Я., Ельшина, Н. Н. Румянцева, Н, Г. Телуева, Г. М. Соловьева, комсомольцев: Володю Осьмухина, Анатолия Николаева, Юрия Виценовского, Анатолия Орлова.
   Лютикову и Баракову были досконально известны потенциальные возможности едва ли не каждой краснодонской шахты. Тем не менее они потребовали определенный срок для их "изучения". Недельная поездка по шахтам позволила руководителям подполья, детально обсудить с коммунистами планы дальнейшей работы. В результате "изучения" начальству была представлена на первый взгляд детально разработанная "диспозиция" быстрого и дешевого восстановления шахты № 21. При этом Лютиков и Бараков "скромно" умолчали о том, что на откачку воды из полностью затопленной шахты потребуется значительный срок.
   Восстановительная бригада приступила к работе, которую ежеминутно тормозили "объективные" причины. Время шло. Результатов не было. Фашисты убедились, что шахту № 21 восстановить невозможно, и приказали прекратить на ней все работы,
   Но Германии нужен был уголь, и когда подпольщики предложили демонтировать оборудование и вывезти его на шахту № 1 "Сорокино", немцы согласились: внешнее состояние шахты казалось им вполне удовлетворительным. Откуда им было знать, что шахта не взорвана потому, что уголь в ней несколько месяцев назад был полностью выработан. Снова механики и электрики взялись за работу, большей частью совершенно бесполезную. На шахту № 1 "Сорокино" перевозились ненужные и непригодные механизмы, а монтаж подъемной машины безнадежно затягивался.
   Н. П. Бараков, показывая Швейде вполне хорошие канаты, "по долгу службы" докладывал о своих сомнениях в их пригодности. Но Швейде торопил: срок монтажа подходил к концу. Тогда комсомолец Ю. Виценовский по заданию коммунистов-подпольщиков ночью, под носом у часовых, перепилил несколько жилок каната... Настал торжественный для немцев день пуска первой восстановленной краснодонской шахты. Клеть с грузом медленно поползла вниз. Но вдруг - выстрел лопнувшего каната, и клеть рухнула в 260-метровую глубину ствола, вдребезги разбивая опалубку, вентиляционные устройства и энергетические коммуникации. Так закончилась попытка оккупантов наладить добычу угля на краснодонских шахтах. "Ни одного вагона топлива не вывезли гитлеровцы из богатейшего района за время своего хозяйничания в Краснодоне".
   Ф. П. Лютиков и его товарищи, стремились создать широкую разветвленную сеть подполья, наладить связь с партизанами, действовавшими на территории соседней Ростовской области. Из воспоминаний матери С. Г. Яковлева Феодосьи Ивановны известно, что после встречи с Лютиковым Степан Григорьевич уехал из города и устроился работать на мельницу в одном из хуторов Митякинской станицы. Время от времени он появлялся в Краснодоне. И каждый раз после его прихода подпольщики отправляли на хутор подводу с углем, а оттуда она извращалась с зерном, под которым лежало оружие. Вся организационная и боевая деятельность "Молодой гвардии" проходила под непосредственным руководством партийной организации. С каждым днем в борьбу врагом вступали все новые и новые силы, Если в октябре в "Молодой гвардии" было 35 человек, к концу ноября - 70, то к декабрю -92 человека, среди них 20 коммунистов.
   Земля горела под ногами оккупантов. Вот как рассказывал о боевых делах "Молодой гвардии" тогдашний секретарь Ворошиловградского обкома КП(б)У А. И. Гаевой: "Что ни день, новый удар по захватчикам, что ни шаг, урон врагу! 7 ноября 1942 года молодогвардеец Сергей Левашов выводит из строя три автомашины в фашистском гараже. 8 ноября Иван Туркенич, Василий Пирожок, Михаил Григорьев совершают в парке налет на двух полицейских. На спины убитых предателей были приклеены записки: "Такая участь ждет каждую фашистскую собаку". 9 ноября группа молодогвардейцев во главе с Анатолием Поповым по дороге Гундоровка-Герасимовка обстреляла и забросала гранатами легковую машину, уничтожив трех гитлеровских офицеров. 12 ноября Юрий Виценовский по совету Баракова устраивает аварию на шахте "Сорокино". 13 ноября Володя Жданов в механических мастерских ломает три станка. 14 ноября Женя Кийкова и Нина Старцева по заданию коммуниста Выставкина режут телефонные провода. 15 ноября группа комсомольца Виктора Петрова освобождает из концентрационных лагерей 75 пленных красноармейцев. Этой операцией молодогвардейцев руководил сам Лютиков, 20 ноября на дороге Ровеньки-Краснодон группа Тюленина отбивает у немцев 500 голов скота, предназначенного к отправке в Германию..."
   Даже этот далеко не полный перечень боевых дел молодогвардейцев убедительно говорит о неутомимой энергии и мужестве юных краснодонских подпольщиков, В эти дни с особой силой проявился талант Ф. П. Лютикова и его боевых соратников-коммунистов. Подпольщики-коммунисты использовали любую возможность удара по врагу. В механических мастерских ежедневно выходили из строя моторы и станки, под Новый год Лютиков и Бараков устроили крупную аварию на электростанции.
   Много славных дел осуществили подпольщики города. Боевая группа под руководством молодого коммуниста Евгения Мошкова освободила более 70 советский военнопленных из Волчанского лагеря. 5 декабря 1942 года Сергей Тюленин, Люба Шевцова и Виктор Лукьянченко сожгли фашистскую биржу труда, сорвав отправку в Германию более 2000 советских граждан, а через несколько дней Лютиков и Бараков вместе с рабочими заморозили водокачку. Каждую ночь по городу расклеивались листовки, в. которых сообщалось о разгроме оккупантов под Сталинградом, о наступлении советских войск и близком избавлении от гитлеровской тирании. Вначале листовки в сотнях, экземпляров переписывались от руки, но на эту работу уходило много времени. По предложению коммунистов-подпольщиков была создана подпольная типография. Она находилась в доме Георгия Арутюнянца, а в ночь на 7 ноября 1942 года В. Левашов, И. Земнухов, В. Осьмухин, В. Третьякевич и А. Орлов выпустили первые печатные листовки. Всего за время оккупации Краснодона было выпущено 30 названий листовок общим тиражом более 5000 экземпляров.
   Фашистская пропаганда в своих газетах и по радио расписывала успехи гитлеровских войск, трубила о полном разгроме Красной Армии. Чтобы рассказать людям правду, подпольщики города решили слушать сводки Совинформбюро. По заданию штаба С, Левашов, В, Осьмухии, С. Сафонов, Н. Сумской, знавшие радиотехнику, смонтировали 4 радиоприемника. Систематически слушая радиопередачи, они рассказывали краснодонцам правду о положении на фронтах.
   Наращивая удары по врагу, подпольщики, все чаще и чаще обращались, к мысли о вооруженном выступлении против немецкого гарнизона. В ноябре и декабре 1942 года этот вопрос дважды обсуждался на совещании коммунистов. План вооруженного выступления детально обсуждали Ф. П. Лютиков, Н. П. Бараков, Н. Г. Соколова, Н. Г. Соловьев, М. Г. Дымченко, Н. Г. Телуев, Н. Н. Румянцев. "Бывшим лейтенантам Советской Армии Лютиков поручил возглавить вооруженные отряды для нападения на гестапо, биржу труда, полицию и на дирекцию".
   Но подготовка вооруженного восстания была прервана начавшимися по доносу провокатора арестами. 1 января 1943 года Геннадий Почепцов сообщил фашистскому прихвостню, начальнику шахты № 1 -бис Жукову о тои что в Краснодоне действует подпольная комсомольская организация "Молодая гвардия", членом которой он является. 4 января Почепцова вызвали в полицию, где он написал список членов "Молодой гвардии", известных ему по совместной работе в клубе им. Горького. Как показал изобличенный и осужденный заместитель начальника полиции Подтынный, по этому доносу было брошено в камеру фашистского застенка большинство молодогвардейцев.
   В фашистских застенках коммунисты-подпольщики и молодогвардейцы ни на минуту не прекращали борьбу. Палачи подвергали узников нечеловеческим пыткам. Они жгли их раскаленным железом, секли плетями до полусмерти, подвешивали к потолку на дыбе. Вожака краснодонских подпольщиков Ф. П. Лютикова фашисты допрашивали несколько дней, подряд. Они перебили ему кисти рук, но не услышали даже стона. У несгибаемого большевика учился его друг Евгений Мошков. Избитый до полусмерти, он плюнул кровью в лицо фашистскому следователю и гневно сказал: "Вы можете меня вешать. Слышите? Все равно моим трупом вам не заслонить солнце, которое взойдет над Краснодоном". Зная, что их ожидает неминуемая смерть, молодогвардейцы бросали в лицо врага слова презрения и ненависти. На очной ставке Земнухова и Громовой на вопрос, получала ли она указания от Земнухова, Уля воскликнула: "Да, получала. И очень жалею, что сделала мало". Примером мужества и стойкости в женской камере была коммунистка М. Г. Дымченко - мать двух сыновей. После страшных пыток, лежа на цементном полу, она писала на волю: "Дорогие сестры, вернуться домой надежды нет. Нас должны расстрелять. Жаль детей, берегите моих детей, так как они останутся без отца и матери. Я не теряю надежды и уверена, что их воспитает Советская власть, как воспитала меня. Наши скоро вернутся. Мы будем бороться до конца. Хочется жить. Берегите себя. 14 января 1943 года".
   "Дорогая мамочка, если папа будет жив, пусть отомстит. Домой не вернусь", - пишет Клава Ковалева.
   Сижу за наган, за партизанщину",-сообщает Анатолий Николаев. "Спасибо всем, кто мне помогает", -обращается к родным Анатолий Попов. "Обо мне не беспокойтесь, чувствую себя геройски",- заявляет Ваня Земнухов.
   Гестаповцев бесило несгибаемое мужество коммунистов-подпольщиков. Ничто не могло заставить их изменить своему долгу, отказаться от веры в нашу победу.
   Холодными вьюжными ночами-15, 16, 31 января 1943 года фашисты вывозили краснодонских подпольщиков на казнь к шурфу шахты № 5. Они казнили 71 человека, среди них -11 коммунистов.
   Олега Кошевого, Любовь Шевцову, Дмитрия Oгypцова, Семена Остапенко и Виктора Субботина палачи расстреляли 9 февраля в г. Ровеньках- в Гремучем; лесу. В 1944 году в Ровеньковской газете "Вперед" были помещены воспоминания Сергея Каралкина "В каземате гестапо", где он рассказывал. о беззаветной стойкости краснодонцев: "6 февраля 1943 года в нашу камеру втолкнули 14 человек молодых людей, среди которых были Люба Шевцова и Олег Кошевой (...) На пришедших страшно было смотреть. Так они были сильно избиты (...)
   - Эх, пару бы гранат, -- вдруг с ненавистью, в голосе проговорил Олег.
   Обращаясь ко всем, сказал:
   - Не вешайте головы, товарищи. Смерти нужно смотреть прямо в глаза. А ну-ка, - запоем любимую.
   Звонким голосом Люба первая затянула донбасскую "Через рощи шумные и поля зеленые". Ей подтянули другие".
   Будучи обреченной на смерть, зная, что ей не выйти из тюремных казематов, Люба мечтала о жизни, о счастье. Как завещание сегодняшнему поколению звучат ее :лова: "Передайте всем, я люблю жизнь. Впереди у советской молодежи еще не одна весна и не одна золотая осень. Будет еще чистое, мирное, голубое небо и лунная, светлая ночь. Будет еще очень хорошо на нашей дорогой, близкой, всеми нами любимой советской Родине". После освобождения, города Ровеньки советскими войсками в марте 1943 года останки юных патриотов с воинскими почестями были похоронены в братской могиле на центральной площади.
   Коммунистическая партия и советский народ высоко женили героический подвиг коммунистов и комсомольцев Краснодона. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 года пяти членам штаба "Молодой гвардии" У. Громовой, И. Земнухову, О. Кошевому, С. Тюленину, Л. Шевцовой было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Все подпольщики были награждены орденами и медалями.
   В дни празднования 20-летия Победы над фашистской Германией Указом Президиума Верховного Совета СССР участники коммунистического подполья Краснодона были посмертно награждены высокими правительственными наградами: Ф. П. Лютиков и Н. П. Бараков - орденом Ленина, остальные коммунисты-подпольщики-орденом Отечественной войны 1-й степени.
   
   
   
    И3ВАРИНА Л. И.
   СЛОВО О ТОСЕ ЕЛИСЕЕНКО
   
   Более 30 лет назад, 1 сентября 1939 года, впервые переступила порог Ворошиловградского педагогического института им. Т. Г. Шевченко Антонина Елисеенко.
   Это была стройная черноволосая девушка с большими карими глазами. Нельзя было пройти мимо, не обратив на нее внимания, недаром на девушку засматривались парни.
   Приехала Антонина из маленького шахтерского поселка Краснодона. Там она родилась в 1921 году. Училась в средней школе № 22. С пятого класса Тося была вожатой, проводила в отряде все свое свободное время. Каких только занятий, игр, походов не придумывала она для ребят. Но зато и пионеры платили ей горячей привязанностью. И еще тогда, будучи сама подростком, Тося решила стать учительницей, чтобы всегда работать детьми. Бойкая, жизнерадостная, она с охотой выполняла различные общественные поручения, была членом комсомольского комитета, инструктором физкультурной бригады школы. Училась легко, без особого труда, десятилетку окончила хорошо.
   Решила поступить в Ворошиловградский педагогический институт на литературный факультет. В институте Елисеенко на хорошем счету: и экзамены сдавала на; "отлично", и на субботниках успевала сделать больше всех, не раз получала призы за отличные выступления на студенческих вечерах, была членом научного студенческого кружка, выступала с лекциями, докладами. Война застала ее студенткой III курса. После эвакуации института Тося вернулась в родной поселок и стала учительницей 4-го класса начальной школы № 25. Было трудное время. Каждый старался своими делами, пусть небольшими на первый взгляд, приблизить желанную победу. Молодая учительница вместе с ребятами готовила подарки для советских бойцов, а по ночам дежурила в госпитале, работала вместе с медсестрой поселковой больницы Ниной Петровной Алексеенко, которая позднее стала верным другом и помощником Тоси по подпольной борьбе. Алексеенко шла с Тосей рука об руку со дня рождения организации до ее гибели. Одна из немногих участников подполья, оставшаяся в живых, Алексеенко помогла восстановить многое, ранее неизвестное...
   Война вошла в поселок в обличьи фашистов, озверелых от пролитой крови сотен тысяч людей.
   Переправы через Дон на Восток были отрезаны. Тайными тропками, не известными поработителям, со жгучей ненавистью к чужеземцам, возвращались домой, не успевшие эвакуироваться поселковые юноши и девушки. Была среди них и Антонина.
   Что делать? Как жить дальше? Нужно бороться! - думал каждый. А немцы установили свой "новый порядок", назначили, старосту, учредили полицию. Биржа составляла списки рабов рейха; уклонявшиеся от работы на фашистов обрекались на смерть.
   Ребята собрались. на .квартире у Тоси. "Никогда не подчинюсь распоряжениям немцев, не дождутся они этого от меня", - твердо сказал Владимир Жданов. Бежавший из плена раненый советский офицер Яков Ермовский посоветовал: вредить фашистам везде, где только можно, устраивать на шахтах диверсий, резать телефонную связь, жечь хлеб. Чтобы не привлекать внимания полицин, нужно устроиться на работу. Решили, что Коля Сумской пойдет па шахту 17, Щербаков - в ЦЭММ№2. Лида Андросова - на шахту 65, Жданов устроится кочегаром в госпиталь, Нина Петровна и Тося - в больницу. Уже в августе 1942 года Елисеенко наладила связь с Николаём Петровичем Бараковым, одним из руководителей краснодонского партийного подполья. Жена Николая Петровича - Вера Александровна - вспоминает: "...Когда мы жили на шахте Энгельса, к нам раза три приходила девушка, беседовала с мужем о чем-то и уходила. Я спросила, кто это, и Николай Петрович ответил, что это учительница из поселка Краснодона, приходила она по своим делам, и волноваться нечего. Была она у нас и когда мы жили уже в городе Краснодоне. Как сейчас помню ее: войдет свежая и румяная с мороза, улыбнется застенчиво... Такая милая девушка". Елисеенко стала связной между комсомольской группой поселка и подпольем города.
   Свою деятельность подпольщики начали с того, что уберегли от угона в Германию все руководство группой. Сумской, Андросова, Жданов получили справки о болезни.
   Огромное значение подпольщики придавали агитационной работе среди населения. Для этой цели они, по совету Филиппа Петровича Лютикова, использовали номера газеты "Правда" за прошлые годы. Однажды ночью ребята разгромили передвижную немецкую радиостанцию. Забрав необходимые части, машину взорвали. Михаил Шищенко и его брат Александр собрали радиоприемники. Один установили на чердаке дома Сумского, второй - на квартире Жданова, где и принимали передачи Совинформбюро. Собирались небольшими группами, наскоро записывали сообщения из Москвы. Все записи отдавали Тосе, которая приводила их в порядок и составляла тексты листовок. Расклеивали листовки ночью, на видных местах, разбрасывали их в клубе во время сеансов. Люди приободрились, часто можно было услышать : фашистам скоро конец, наши бьют их.
   Много было сделано молодогвардейцами, чтобы мешать угону молодежи в Германию. К Нине Петровне Алексеенко посылали подпольщики своих людей за справками об освобождений. Володю Шевченко пришлось положить в больницу, признав у него брюшной тиф. Справки о нетрудоспособности получили Женя Кийкова, Надежда Петля и Надежда Петрачкова. Не менее 80 человек удалось спасти от фашистского рабства. Тосе тоже пришла повестка. Что придумать? Какую болезнь найти у молодой здоровой девушки? Условились: пусть напьется хины, от которой человек глохнет, становится бледным, опухает. В сопроводительном на комиссию документе будет, стоять диагноз - эпилепсия.
   В город с Тосей пошла и Алексеенко, боясь, что этой которой уже по счету справке, не поверят. Долго ожидали в коридоре горбольницы. Волнение не проходило; что будет с ними? Алексеенко решила поговорить с главврачом. Это была приветливая пожилая женщина.
   - Я работаю медсестрой поселковой больницы, привела на комиссию свою сестру, у нее эпилепсия.
   - Что-то много у вас сестер. А еще есть?
   - Да есть и еще.
   - Ладно, присылайте; поможем вашим сестрам!
   Районная врачебная комиссия подтвердила диагноз.
   Возвращались домой, и на душе теплело. Везде есть наши, советские люди, которые, рискуя собственной жизнью, помогут тебе.
   Ожидали этап военнопленных, которых гнали в направлении поселка. С трудом собрали продукты. Целый день женщины готовили пищу: сварили суп, напекли пышек. Фашисты все отобрали, пышки отдали лошадям, суп вылили на землю. Ребята не могли ничего сделать - чересчур неравны были силы. Пленных погнали дальше, в школе осталось лишь несколько человек, неспособных передвигаться. Мгновенно созрело решение: разобрать пленных по домам. Нужно было найти одежду, доставать продукты, медикаменты. Елисеенко, Петрачкова, Старцева взяли это на себя. Раненых спасли. Эти люди и до сих пор с благодарностью и любовью вспоминают отважных краснодонских девушек, которым они обязаны жизнью.
   Однажды через связную из города получили приказ коммунистов: сжечь скирды с хлебом, который фашисты собрались после обмолота отправить в Германию. Много ночей подряд в степи полыхало зарево, порывистый осенний ветер доносил удушливый запах гари - это гори скирды. А хлеб, собранный на элеваторах станции Семейкино и села Ново-Александровки, заразили клещом.
   Близилось 7 ноября. К празднику начали готовиться заранее. Собирались у Володи Жданова, чтобы обсудить план действий. Сумской только что вернулся из Краснодона и рассказал, что ребята собираются водрузить флаги на самых высоких зданиях и на копрах шахт.. Решили не отставать от товарищей из городской группы. Сшить флаги поручили девушкам. На квартире Лиды Андросовой Тося и Нина Кезикова из простынь начали мастерить полотнища и красить их. На шахте № 5 вывесить флаг задумали сами, а в других местах поручили это сделать товарищам. Утром жители поселка увидели алые флаги, взметнувшиеся в небо. Полицейские с руганью бегали по поселку, тащили лестницы, А флаги гордо реяли в воздухе, призывая людей к борьбе.
   Так, в трудный для Родины час, презирая опасность, бесстрашные патриоты вступили в неравную борьбу с врагом. Фашисты не знали ни минуты покоя, ночью и днем чужеземных поработителей подстерегала священная месть.
   Молодогвардейцы по ночам, уходя далеко в степь, резали телефонные и телеграфные провода, куски в сотни метров прятали в балках. На шахтах устраивали диверсии, чтобы немцы не могли получить уголь. Николай Сумской, приходя с работы домой, рассказывал: "Как только немцы подойдут, все работают, а как уйдут, все сидят. Домой идем - выбиваем стойки. Все, что за день сделано, рухнет, и с утра начинаем заново. Фашисты ругаются, в шахту лезть боятся".
   Шел декабрь. Лида Андросова записала в своем дневнике: "20 декабря ночью в 11 часов папа пришел с работы и сказал, чтобы мы вышли на улицу и послушали гул орудий. Я и мама слушали. В течение пяти минут два выстрела. Как радостно...".
   Части Советской Армии все ближе подходили к Донбассу. Молодогвардейцы упорно готовились к вооруженному восстанию, Группа поселка Краснодона должна была принимать в этой операции самое деятельное участие, каждый знал своё место в бою.
   Подлый донос предателя прервал боевую деятельность подпольщиков. Начались аресты коммунистов и комсомольцев. Полиция установила слежку за молодогвардейцами поселка Краснодона. Первым забрали Николая Сумского, вслед за ним - Владимира Жданову После ареста ребят Тося собрала девочек. Условились немедленно выпустить листовки, чтобы отвести подозрение от арестованных. Глубокой ночью, осторожно обходя полицейские засады, юные мстители вышли на операцию. Даже на двёри старосты ухитрились приклеить листовку.
   Тревожно стало в поселке. Молодогвардейцы решила уходить небольшими группами. Но сделать этого не yспели. В первых числах января все они были арестованы и брошены в застенки гестапо.
   И в тюремных казематах не прекращалась борьба. с врагом. Избитые, истерзанные подпольщики вели себя, на допросах исключительно стойко. Потрясает выдержка, необыкновенное самообладание Антонины Елисеенко. Молодогвардеец, из поселка Краснодона, чудом уцелевший от расправы, Михаил Шищенко рассказывает: "Палачи в полиции допрашивали ее, она ничего не сказала о делах молодогвардейцев. Тогда следователь Кулешов приказал Тосю Елисеенко раздеть... и посадить на раскаленную печь. Тося горела, но ничего не сказала о своих боевых товарищах". Вот таким несгибаемым борцом навсегда останется в нашей памяти Антонина Елисеенко.
   Партия и правительство высоко оценили заслуги комсомолки Елисеенко перед Родиной, наградив ее орденом Отечественной войны 1-й степени и медалью "Партизану Отечественной войны" I степени.
   Гордостью партийной и комсомольской организации, коллектива преподавателей и студентов Ворошиловградского педагогического института им. Т. Г. Шевченко является их воспитанница Антонина Елисеенко.
   Ее светлая жизнь, борьба с врагом за честь, свободу и независимость родной земли служат замечательным примером, на котором должны воспитываться молодые педагоги, несущие людям свет, и знания, несущие людям бессмертные идеи великого Ленина.
   
    ДИЧЕНСКОВ М.П.
    СМЕРТИЮ СМЕРТЬ ПОПРАВ
   
   Герой не старится, герой не умирает.
   Не властно над героем время - нет!
   Он жив всегда, он на переднем крае..
   Л. Колосок.
   
   Трудно, невозможно переоценить значение и силу положительного примера, этого могучего средства воспитания новых поколений. Вот почему в жизни общества "так важны традиции - прочно установившиеся, унаследованные обычаи, получившие широкое развитие, идей и творческую целеустремленность. Наследование потомками лучших достижений предков, или говоря словами В. И. Ленина, "постоянное взаимодействие между опытом прошлого... и опытом настоящего", - таково одно из важнейших условий поступательного развития человечества, его неуклонного движения к вершинам коммунизма.
   Не случайно XXIV съезд КПСС особо подчеркнул необходимость повседневного воспитания молодежи на образцах революционной борьбы, примерах военного и трудового героизма, чтобы она во всем была достойна своих отцов.
   Советская литература имеет немалые заслуги в деле художественного воплощения положительного героя, пропаганды положительного примера и славных традиций, рождавшихся и крепнувших в борьбе за социалистическую революцию, формировавшихся и распространявшихся в ходе социалистического строительства. Одною из характерных особенностей ее уже в довоенные годы было привлечение в качестве героев художественных произведений живых, реальных людей. Достаточно вспомнить такие шедевры, как "Чапаев" Д. Фурманова, "Как закалялась сталь" Н. А. Островского, "Педагогическая поэма" А. Макаренко, "Кочубей" А. Первенцева, "Пархоменко" Вс. Ивановна и другие. Эта традиция нашла свое продолжение и в годы Великой Отечественной войны. Вспомним поэмы Михаила Светлова и Николая Тихонова о двадцати восьми гвардейцах-панфиловцах, "Волоколамское шоссе" А. Бека, "Зою" Маргариты Алигер и много других.
   В конкретных людях советские писатели стремились и стремятся найти типические черты эпохи. Фактический материал, документы личных судеб служат им основой для глубоких художественных обобщений. Сочетание правдивого изображения индивидуальных характеров с обобщением типических явлений современности многократно усиливало действенность, социально педагогическую направленность этих произведений.
   Известно, что в критике разных лет прорывались враждебные голоса, имевшие своей целью ослабить, локализовать воспитательное воздействие таких образов и произведений. В свое время Николай Островский возмущался болтовней некоторых "зоилов" о якобы невозможности для массы рядовых людей даже пытаться стать подобными Корчагину и давал им гневную отповедь. Николай Алексеевич разъяснял, что он писал своего Корчагина таким, чтобы каждый юноша и девушка могли бы сказать: "Павка был земным, рядовым, обычным, следовательно, мы можем и должны быть такими, как он". Именно так и восприняла этот образ и роман в целом масса читателей, порождая все новые и новые поколения корчагинцев, видя в Корчагине героя нашего времени - немеркнущий образец для подражания.
   Подобно Островскому Александр Фадеев в романе "Молодая гвардия" добился блестящего сочетания правдивости художественного воплощения индивидуальных характеров и судеб с проникновением в гущу событий, с изображением сложнейших явлений эпохи. В итоге роман приобрел не только широчайшую известность, но и потрясающую действенность. Поистине неиссякаем интерес молодого, да и не только молодого читателя к жизни и деятельности героев "Молодой гвардии". Прекрасен и неугасим юный задор и энергия, стремление к деянию, к творчеству, пробуждаемые и стимулируемые романом. В ходе Великой Отечественной войны советские люди явили миру образцы беспримерного мужества и массового героизма. На весь мир прозвучали имена Николая Гастелло и Зои Космодемьянской, Александра Матросова и Лизы Чайкиной, генерала Панфилова и рядового Юрия Смирнова, двадцати восьми героев-панфиловцев и защитников "малой земли" и многих, многих других. Но и среди них немеркнущим светом сияет в веках подвиг "Молодой гвардии".
   Еще не застыла пролитая юными героями кровь, еще не высохли слезы осиротевших родных и близких, как слава подпольщиков Краснодона облетела просторы нашей Родины, стала вдохновляющим примером, образцом доблести и мужества.
   "Я находился на дежурстве по пищеблоку воинской части, где исполнял обязанности комсорга батальона,- вспоминал брат молодогвардейки Лины Самошиной Александр Самошин, ныне учитель истории в школе № 6 города Краснодона. - Меня вызвали в зал столовой и сообщили о гибели молодогвардейцев и награждении их правительственными наградами. Используя газетные материалы, заместитель командира по политической части и парторг батальона рассказали о деятельности молодогвардейцев, об их трагической гибели. Было принято письмо к молодежи Краснодона, обращение к воинам нашего гарнизона. По просьбе комсомольцев Олега Кошевого зачислили в списки личного состава нашего подразделения. Командование полка разрешило каждой роте зачислить в списки личного состава одного из краснодонцев-молодогвардейцев.
   Когда на фронт уходили маршевые роты, выступая перед ними, я призывал всех мстить фашистам за смерть молодогвардейцев. Откуда-то появился лозунг: "За смерть молодогвардейцев!" На каждом вагоне, машине, танке появилась надпись: "За смерть Олега Кошевого!", "За смерть Ульяны Громовой!" и т. д,
   В первом бою экипаж танка, на котором было написано: "За смерть А. Самошиной!", истребил пулеметным огнем взвод фашистских автоматчиков, разбил и раздавил гусеницами батарею противника. Такие сведения мы получали со всех участков фронта, где находились комсомольцы нашего батальона, полка, бригады. Так молодогвардейцы своей смертью воспитывали тысячи и тысячи бессмертных".
   "16 сентября 1943 года прочитали мы впервые в газетах о беспримерном героическом подвиге наших сверстников в тылу у врага. Утром 17 сентября мы взяли город и порт на Черном море - Новороссийск. Под победный грохот наших орудий мы поклялись тогда: "Будем жить и бороться так, как герои Краснодона!"
   Всю губительную силу наших чудесных пушек направили мы на гитлеровских извергов. Много гитлеровцев; пало собачьей смертью на берегах Тамани. Остальные были сброшены в море. Через трупы врагов вернулись мы на Украину и придем к полной победе над захватчиками",- так писали Елене Николаевне Кошевой бойцы и командиры из действующей армии тт. Ивличев, Милянков, Штанов, Ярошенко, Анисимов, Кондратенко и другие.
   Капитан В. И. Махонько из действующей армии 20 декабря 1943 года сообщал в Краснодон: "Вчера бойцы под командованием лейтенанта башкира Манихмета Ишбулдовича Рахимова истребили в бою до 20 гитлеровцев, захватили пленного и трофеи. Это башкир Рахимов мстит за сына Украины Олега Кошевого. Белорус Николай Монголии, наш снайпер, истребил 138 гитлеровцев, казах Айберген Иследов уничтожил 115 фашистов, ленинградец Михеев Алексей вместе с товарищами взорвал фашистский дзот. Все это - наша месть за кровь и муки юных героев Краснодона, за Олега и его друзей. Ни одна капля крови наших братьев и сестер, ни одна слеза наших матерей и отцов не будут забыты нами. Мы за все отомстим врагу".
   Не только фронтовики, но и труженики тыла всем сердцем восприняли героику "Молодой гвардии" и ответили мощным трудовым подъемом. Так, комсомольцы горы Магнитной 19 мая 1944 писали краснодонцам: "Наши сердца наполняются гордостью за своих сверстников. Юные герои зовут нас на подвиг в труде, на преодоление всех трудностей, Мы, молодые горняки, с болью в сердце чувствуем тяжелую утрату, которая постигла вас.
   Мы будем в борьбе и труде продолжать великое дело, приложим все силы, всю свою молодую энергию для ускорения окончательного разгрома ненавистного врага,
   Коллективы комсомольско-Молодежных смен взяли на себя обязательства к 25-й годовщине ВЛКСМ дать сверх плана 30 000 тонн доменной руды. Обещаем вам приложить все свои силы для того, чтобы выполнить это обязательство. Пусть наша руда, перелитая в танки, орудия, самолеты, снаряды, отомстит за героическую смерть наших близких, дорогих сердцу товарищей"
   После окончания войны усилился поток подобных писем в Краснодон. В музей "Молодая гвардия", родным и близким подпольщиков письма буквально летят со всех концов страны. Среди авторов их много учащейся молодежи: они говорят о самом для них дорогом, сокровенном и заветном, обращаются за советом, отчитываются, рапортуют. Как красноречивы строки, взятые из наугад выхваченных писем.
   "Наша школа № 16 города Абакана носит имя Ивана Земнухова, мы знаем о нем мало. Мы хотим знать о нем много..." (Письмо № 1200.)
   "Ученики 8-А класса восьмилетней школы города Выборга борются за право носить имя молодогвардейца Олега Кошевого..." (Письмо № 1206.)
   "Пишут Вам "Красные следопыты" из города Бельцы Молдавской ССР. Мы разыскиваем материалы "Молодой гвардии" и в частности о нашем земляке Борисе Григорьевиче Главане..." (Письмо № 1202.)
   "Белоцерковский горком ЛКСМУ навечно занес имя Героя Советского Союза Сергея Тюленина в списки пионерской дружины школы имени Сергея Тюленина.,." 2
   "Люба (Шевцова. - М. Д.) зачислена в списки отряда навсегда. Ребята 5-А класса отвечают за нее на уроках, выполняют за нее задания так, как выполняла задания Люба..." (Письмо № 1203.)
   Член "Молодой гвардии" Нина Михайловна Иванцова вернулась из Харькова, где присутствовала на школьном празднике в школе № 106, носящей имя "Молодой гвардии". Она рассказывает, что всем классам этой школы присвоены имена краснодонских героев. Право носить почетные имена учащиеся завоевывают в напряженном соревновании упорным трудом. В школе выработаны интересные традиций, сложился определенный ритуал. В частности, Нина Михайловна узнала, что ее имени удостоен 9-Б класс. Оказывается, в классе есть ее дневник, в который заносят каждую третью оценку каждого ученика, по каждому предмету, "Может там двоек много, замечаний, выговоров?! - воскликнула молодогвардейка. - Ребята! Вы уж меня не подведите!" Но опасения Нины Михайловны" оказались напрасными. Дневник заполнен только хорошими и отличными оценками. Учащиеся ревностно оберегают ее авторитет.
   Большую работу проводят сотрудники краснодонского музея "Молодая гвардия", пропагандируя славные традиции. Вместе с родными погибших они консультируют, делятся различными материалами. В разных городах и школах возникают самодеятельные филиалы краснодонского музея, зачастую они ведут весьма активную работу.
   Так, еще в 1948 году пионерской дружине школы № 8 города Томска было присвоено имя Олега Кошевого. Ряд лет ребята изучали материалы о жизни и деятельности юных героев, переписывались с Еленой Николаевной Кошевой и другими краснодонцами, а в 1959 году представители лучших отрядов дружины съездили в Краснодон. После этой поездки пионеры решили на свои деньги поставить памятник Олегу Кошевому в Томске. Закипела работа, В пионерскую копилку для постройки памятника дети собрали 6000 рублей (в совокупности это значит, что ими собрано 806 тонн металлолома, 25 тонн макулатуры, 500000 консервных банок, заработаны значительные средства в совхозе). 28 сентября 1963 года в присутствии гостей из Краснодона памятник Олегу Кошевому был открыт.
   Общение с краснодонцами, возникающее под впечатлением фадеевского романа, как правило, служит стимулом к действию, производит неизгладимое впечатление, помогает определению и уточнению жизненных путей. "Сообщаем Вам,- пишут из средней школы города Рамонь Семилукского района Воронежской области,- что наш школьный музей "Молодая гвардия", который был открыт 22 апреля 1964 года, успешно продолжае свою работу. Шефство над музеем комсомольцы-одиннадцатиклассники передали 5-Б классу, отряду имени Ивана Туркенича. Пионеры этого отряда работают экскурсоводами, ведут переписку с другими школами, с отрядами, носящими имена героев-молодогвардейцев. Не давно ребята закончили оформление стенда "Незабываемая встреча", отражающего радостные и волнующие дни пребывания в Рамони краснодонских гостей: Е. М. Шевцовой, М. Д. Лукашовой, П. В. Султан-Бей.
    Только с 1 сентября этого года (письмо датировано 2 ноября 1964 года. - М. Д.) наш музей посетило около 700 человек. Из них 170 пионервожатых области, 100 человек допризывников, 30 человек учителей, комсомольцев, пионеров и октябрят, из других школ 300 человек. Поступают заявки на экскурсии..." (Письмо № 2570.)
   Кстати сказать, в Краснодон ежегодно приезжает свыше 100 000 экскурсантов из всех уголков нашей необъятной Родины и многих зарубежных государств. С трепетным волнением они проходят по залам музея "Молодая гвардия", осматривают боевые реликвии подпольщиков, унося в своих сердцах частицу того высокого революционного накала, который двигал помыслами и делами бессмертных героев Великой Отечественной войны. Нельзя без волнения читать письмо Евдокии Григорьевны Тихолоз (Черкасская область, Тальковский район, с. Тальянки, зоотехникум). В мае 1968 года она обратилась в краснодонский музей: "Страшный недуг - инфекционный полиартрит - прежде времени вывел меня из строя, наверное, невозвратно приковал к постели. А как же хочется жить полноценной жизнью, трудиться.
   Будучи скованной, я все-таки пытаюсь бороться. Ко мне приходят мои бывшие ученики. И с ними мне легче. Вот они меня попросили рассказать о молодогвардейцах больше, чем написано. А я-то и сама знаю, мне кажется, очень мало. Нужно, конечно, знать больше. Как бы мне хотелось посетить ваш музей, поклониться памяти юных патриотов, но это уже неосуществимо, от чего мне вдвойне больнее.
   Я всем сердцем прошу вас, помогите мне сделать заочную экскурсию... буду очень благодарна вам. Это поможет мне в борьбе с коварным недугом... Ваше внимание и отзывчивость заменят мне то целебное лекарство, которого нельзя приобрести ни в одной аптеке". (Письмо 2936.)
   Нередко пример молодогвардейцев является решающим в выборе жизненного пути, в самоопределении юных характеров. Так, Т. Полипань (шахта "Бутовка-Глубокая", город Макеевка) сообщает: "Еще будучи ученицей одной полтавской школы, я слышала от учителей рассказы о подвигах молодогвардейцев и в моем сознании зародилась мысль стать такой же, как молодогвардейцы. После окончания школы я приехала трудиться на стройки Донбасса, чтобы залечить раны, нанесенные войной" (2937).
   Уже в июне 1945 года ЦК ЛКСМ Молдавии сообщал в Краснодон: "Восхищаясь героическими подвигами членов "Молодой гвардии", молодежь нашей республики свято чтит их светлую память, активно участвует в возрождении народного хозяйства республики, разрушенного немецко-румынскими оккупантами".
   Мы имеем заветную мечту - создать школьный музей "Молодая гвардия", подробно изучить жизнь и деятельность молодогвардейцев, добиться присвоения отряду имени Сергея Тюленина. Помогите нам осуществить наши большие планы", - обращаются пионеры 7-го класса школы-интерната г. Чайковского Пермской области. (Архив музея.)
   Учительница Руковщанской средней школы на Харьковщине тов. Савина А. проникновенно рассказывала матери командира "Молодой гвардии" Ф. И. Туркенич о впечатлениях, почерпнутых во время посещения Краснодона. При этом она особо отметила: "А наши девочки Галя Козерод и Галя Гутник твердо решили поехать работать в Краснодон, так что Вы с ними будете видеться часто... Они думают работать и продолжать учебу в горном техникуме. Девочки эти и, раньше собирались ехать на работу в Донбасс, а после того, когда мы побывали в шахте, решение созрело окончательно. (Архив музея.)
   Обращаясь к матери Любы Е. М. Шевцовой, ученики Челябинской школы № 84 пишут, что после поездки в Краснодон они создали школьный самодеятельный музей "Молодой гвардии", в который "часто приходят экскурсии". Они делятся своей радостью: "...нашей школе присвоено имя "Молодой гвардии". Все ребята поклялись быть хоть немного похожими на ваших детей", (Архив музея.)
   Почетное право открыть школьный музей, посвященный краснодонскому подполью, в г. Октябрьске, Куйбышевской области получили матери молодогвардейцев А. И. Земнухова, Е. А. Осьмухина, П. П. Герасимова, О. Д. Иванихина и учительница юных героев П. В, Султан-Бей. На торжественном вечере матери героев вручили комсомольские билеты 14 лучшим ученикам.
   Типична незабываемая встреча молодежи Сальского района Ростовской области с матерями молодогвардейцев. Первый секретарь райкома партии тов; Гончаров, открывая встречу, рассказал о трудовых делах сельских комсомольцев, отметив, что "Молодежь правильно видит в действиях краснодонцев стремление к беззаветному служению Родине, учится у них так же горячо и самоотверженно любить нашу страну, делать все, чтобы привести родное государство к еще большему расцвету". Действительно, только в 1965 г. 148 песчанокопских школьников остались работать в колхозах района. В 1966 году еще 200 выпускников средних школ стали доярами, скотниками, механизаторами, полеводами. Большинство их заочно учатся в вузах и техникумах. Поистине по-молодогвардейски трудятся недавние ученики: тракторист Анатолий Жердев, телятница Валя Александрова, доярка Галина Кононенко и многие другие. Торжественное вручение Красного знамени краснодонским матерям - Л. Д. Левашовой, Е. А. Осьмухиной, П. Т. Бондаревой, Е. Ф. Лютиковой и учительнице героев П. В. Султан-Бей - прозвучало как клятва сельской молодежи следовать славным путем краснодонских комсомольцев.
   Память молодогвардейцев бессмертна, она негасимо живет в сердцах донбассовцев. Об этом свидетельствуют разнообразнейшие факты.
   Почетными членами Ворошиловградского обкома ЛКСМУ избраны: Иван Туркенич, Олег Кошевой, Ульяна Громова, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Любовь Шевцова, Виктор Третьякевич. Именами молодогвардейцев освящен самоотверженный труд шахтеров-новаторов, молодых металлургов, и химиков, строителей машиностроителей, тружеников сельского хозяйства.
   Руками комсомольцев воздвигнут город-памятник "Молодогвардейск". Здесь зародился замечательный почин. Бригада проходчиков Федора Лобко на шахте "Молодогвардейская" № 1 зачислила в свои ряды Олега Кошевого. Их было 16, но Олег стал 17-м, С тех пор на него получают наряд, на него выписана расчетная книжка, за него выполняют и перевыполняют норму. Деньги, таким образом заработанные Олегом Кошевым, перечисляются в Фонд мира.
   Коллектив бригады, носящей имя Ивана Земнухова, сообщает его матери Анастасии Ивановне: "Исполнилась заветная мечта Вашего сына. В дружном трудовом коллективе, на лесах новостроек Краснодона, он воздвигает коммунизм..." С именем героя строители стали бригадой коммунистического труда, выполнили семилетку за четыре года, сдали землякам 1330 квартир. Ежедневно на работу выходят 72 человека, памятуя, что их 73, что с ними - Иван Земнухов, а следовательно, нужно работать лучше, больше, как будто с ними, как живой с живыми, сам герой. С полным правом их бригадир, депутат Верховного Совета УССР М. Ю, Бунин заверял общественность: "Земнуховцы - не подведут!"
   Погибшие герои вернулись в ряды живых. Бригада машинистов электровозов шахты "Молодогвардейская № 1" зачислила в свои ряды Сергея Тюленина, строительная бригада Виктора Трошина, что трудится в Молодогвардейске, - Ульяну Громову, бригада строителей Краснодонского жилищно-строительного управления №2- Виктора Третьякевича и т. д.
   "Традиции юных подпольщиков мы множим в труде и в учебе, - пишет в краснодонской городской газете Пляцок, бригадир проходчиков шахты № 1-бис имени Сергея Тюленина. - Так, комсомолец Валерий Беляев учится в вечернем горном техникуме. В вечерней школе рабочей молодежи овладевают знаниями Александр Цакало, Валерий Глонтий..." (Архив музея.)
   Борясь за подъем сельского хозяйства, молодые колхозникн соревнуются за право называться молодогвардейцами труда. Это высокое звание в Антрацитовском районе Ворошиловградской области заслужили комсомольско-молодежная тракторная бригада колхоза имени Ф. Дзержинского и кукурузоводы агрегатов Ивана Буйрниченко и Николая Корниенко из колхоза имени В. И. Ленина. Одной из первых на призыв: "Девчата - на трактор!" откликнулась Лариса Фесенко. Ее имя хорошо известно на Старобельщине. Молодая трактористка засевала за день по 60 га озимых. Более 20 га в день убирал кукурузу на зерно комсомолец Виктор Шмуль из старобельского колхоза "Украина". Молодые троицкие механизаторы Михаил Бибик и Анатолий Калашников вырастили по 30-35 центнеров кукурузы на гектаре.
   Комсомольцы шахтоуправления имени "Молодой гвардии" и учащиеся средней школы № 9 обратились к молодежи и трудящимся Краснодона с призывом: "Создадим фонд строительства дома молодежи "Молодая гвардия"!" В ответ молодые горняки шахты "Таловская" № 2 решили внести в общественный фонд строительства 1800 руб., комсомольцы Краснодонского шахтоуправления- 1700 руб., комсомольцы жилищно-строительного управления № 2, бригады которого носят имена молодогвардейцев, решили кроме денежного взноса отработать на ударной комсомольской стройке по три рабочих дня. Из средств, вырученных от сбора металлолома, обязались перечислить 400 рублей учащиеся средней школы № 1 имени М. Горького.
   Многие учащиеся, окончив школу, работая на производстве, служа в Советской Армии, с благодарностью . вспоминают о благотворном влиянии на них романа и музея "Молодая гвардия". Приведем несколько примеров, почерпнутых из истории краснодонской школы № 1 имени М. Горького. Как лучший ученик, Н. Гончарук сидел за партой Олега Кошевого. По окончании учебы он два года работал монтером, а ныне учится в институте связи. В своих письмах он с благодарностью вспоминает тех, кто учил его жить на славных примерах героев романов "Как закалялась сталь" и "Молодая гвардия". В. Заржевская в школе сидела за партой Ивана Земнухова. Теперь она член бригады коммунистического труда, часто выступает среди рабочих, рассказывая им о том, как ее учили работать и жить незабываемые образы молодогвардейцев. Евгений Пушкин, окончив школу, трудился буровым мастером, а теперь учится в горном институте. Асеев после десятилетки работал электрослесарем в ЦЭММ. Будучи призван в ряды Советской Армии, он постоянно, переписывается со школой, где его воспитали настоящим коммунистом.
   На разных флотах Советской страны, несут службу корабли, носящие гордые имена краснодонских героев. 5 декабря 1956 года на Каспии вышел в первый свой рейс танкер "Любовь Шевцова". Ныне коллектив танкера- один из передовых на Каспийском море, постоянно перевыполняет план. Каждый член его экипажа стремится быть похожим на молодогвардейцев своей настойчивостью и упорством в труде. Около двадцати других каспийских танкеров с честью носят имена краснодонских подпольщиков. В водах Дальнего Востока плавают теплоходы "Олег Кошевой", "Иван Земнухов", "Сергей Тюленин", "Ульяна Громова", "Люба, Шевцова" и другие. Роман А. Фадеева, навеки прославивший краснодонскую молодежь, успешно помогает укреплять международные связи, сплачивать людей разных национально- стей.
   "Мы - дети татар, но вы - украинцы - нам близки к сердцу, как родные братья и сестры наши. И мы очень хотим узнать поглубже о ваших земляках-молодогвардейцах", - пишут пионеры отряда имени Олега Кошевого из деревни Чупаново Татарской АССР.
   Юные башкиры из Ахмеровской средней школы - обращаются к краснодонцам: "Нам еще не довелось побывать в ваших краях. Но порой нам кажется, что мы у вас были, настолько часто мы любим перечитывать фадеевский роман, настолько зримо перед нами встает улочка, где жила Люба, где все, до каждой травинки, знал Сергей, могила героев, где давал клятву Туркенич. Башкирия далека от Донбасса, но образы молодогвардейцев, чудесная фадеевская книга сокращают расстояния". (Архив музея.). Множество разнообразных документов помогают нам проследить огромный резонанс произведений Александрa Фадеева на Западе и на Востоке. Как справедливо заметил К. А. Федин, разноязычные читатели Европы, Азии и заокеанских земель приведены героями Фадеева из дальних стран в нашу Советскую Отчизну и объединились здесь друг с другом в своей любви к героям Краснодона, в своей ненависти к фашизму и его присным. Многотомная книга отзывов краснодонского музея содержит массу впечатляющих записей.
    "Образы Олега Кошевого, Сергея Тюленина и других товарищей есть и будут моим жизненным идеалом. Их славные боевые подвиги будут служить примером для всей румынской молодежи, которая, сейчас, благодарная славным русским братьям-освободителям, строит новую жизнь... Я обещал трудиться так, как молодогвардейцы бились с врагом во время войны", - заверяет румынский студент Илиопол.
   "Герои "Молодой гвардии" -пример для нас, - сообщают Елене Николаевне Кошевой студенты и преподаватели учительского института из города Людвигсфельде Германской Демократической Республики.- Исходя из коллективного желания всех студентов и доцентов, нашему институту в ближайшие дни, в день рождения великого Ленина, будет присвоено имя Вашего сына; мы хотим выразить Вам и героям "Молодой гвардии" наше преклонение; Ваше имя будет постоянно напоминать об обязанности хранить нерушимую дружбу с социалистическим Советским Союзом и его народом, оно будет нашим боевым лозунгом в борьбе за укрепление мира во всем мире".
   А группа вьетнамских студентов прямо заявляет: "Боевая жизнь молодогвардейцев Краснодона служит живым примером для вьетнамской молодежи в своей борьбе со злейшим врагом;- американскими империалистами -за свою свободу и национальную независимость.
   Таким образом, многочисленнейшие факты, сама жизнь неопровержимо свидетельствуют о том, что бессмертные подвиги краснодонских героев неувядаемо живут в памяти народов, вдохновляя на труд и на подвиги все новые поколения. Смертью смерть поправ, юные герои живут и сражаются, трудятся вместе с живыми. Правильно подчеркнул поэт:
   
   Порастет быльем былое,
   Эстафету сдав свою,
   Но останутся герои
   Средь живых в одном строю!
   
   
   
   
    ЧЕПУРНОВА Л. М.
    О МАСТЕРСТВЕ ПОРТРЕТНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОИ ХАРАКТЕРИСТИКИ В РОМАНЕ А. ФАДЕЕВА "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
   
   Человек в борьбе за коммунизм - главная тема творчества А. Фадеева. В центре его книг - образы людей "отважных, богатых душою". Изображая героические характеры, художник шел от реальной жизни с ее противоречиями и трудностями. Поэтизированное прекрасное в людях - это "результат живых человеческих усилий". Такими живыми человеческими усилиями были для героев Фадеева и жестокие битвы в Октябре 1917 года, такими были и суровые годы гражданской и Великой Отечественной войн, и годы социалистических строек, наполненные трудовым пафосом. Творчество Фадеева - это результат познанной и отображенной им полувековой истории социализма, воплощенной в художественные типы.
   Смелые и отважные соколята гражданской войны в Приморье стали первыми прототипами молодой гвардии рабочих и крестьян ("Повесть нашей юности"). Молодовардейцы оживили в памяти Фадеева его партизанскую юность, когда он и его поколение вступали в борьбу с белогвардейщиной и международной интервенцией и были полны не меньшего революционного пафоса, чем патриоты Краснодона.
   Социалистический строй вырастил в людях "новое, прекрасное, сильное и доброе", осуществив мечту художника о гармонически цельной личности. Поистине, от "сучанской руды" таких характеров как Морозка, Бакланов, Метелица ("Разгром") художник пришел к шахтерскому "племени" краснодонских героев ("Молодая гвардия"), В патриотах Краснодона Фадеев опоэтизировал черты активного, революционного действия, "высокой рыцарской чести и благородства", щедрость и красоту души советского человека. Логикой развития их характеров обусловлен в романе "Молодая гвардия" приподнято-романтический стиль, выбор средств и приемов портретно-психологическои характеристики.
   "Трезвость, и восторг" Фадеева в поэтике "Молодой гвардии" сплавлены удивительно. По верному замечанию Л. Ф. Киселевой, исследующей этот роман, "романтика встает как реальность, реализм - как романтизм. И в методе, и в стиле романа они адекватны". Социалистический реализм, - писал Фадеев, - это прежде всего правда о жизни; а "...понятие социалистического реализма обнимает все стороны правдивого изображения жизни в ее революционном развитии". Истоки героико-романтической сущности фадеевского таланта ("ясного, думающего, рассуждающего, воодушевленного, приподнятого, певучего") К. Федин видит в романтической и суровой героике созидания коммунистического общества: "Юность мира - основная тема самых живых страниц фадеевской лирики и революционной романтики. Он был лиричен, когда писал о своих малых по возрасту, больших по чувству героях. Он был романтичен, когда мечтал о будущем своих героев, реально изображая тяжесть их жертв ради победы революцию". И.даже трагедия гибели краснодонцев, как трагедия оптимистическая, в изображении Фадеева поднимается до обобщения трагедии народа и воспринимается как реквием мужественным, погибшим, но не покоренным, как гимн идеалам коммунизма и духовному величию советского, народа. Самое дорогое - жизнь - герои Фадеева отдают Родине. Уходя в бессмертие, они завещают живым любить жизнь, как они ее любили, и не щадить себя, если Отечество в опасности. Гордых и свободолюбивых героев своего романа, людей коммунистического мировоззрения, воспитанных в условиях социализма, Фадеев обрисовал "в широкой исторической перспективе, в своих многих и крепких связях с общенародной борьбой против фашистов, направляемой волей и разумом партии". В молодом поколении, как и в людях старой большевистской гвардии, типизируется цельность характера: "мечтательность и действенность, полет фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта; души и трезвый расчет, страстная любовь к радостям земным и самоограничение". Главные черты характера каждого своего героя Фадеев, как верно заметила Л. Ф. Киселева, проследил "в разных моментах частного и коллективного развития личности, выявил заложенные в ней возможности".
   Поэтизацией гармонически цельной личности советского человека в романе "Молодая гвардия" определены и соответствующие этому средства психологизированного портрета, Портрет героя, став составной частью психологического анализа, служит раскрытию сущности и эволюции характера героя, показу переломных, моментов в его душевной жизни. Эстетическая концепция романа "Молодая гвардия" основана на утверждении идеи мира, труда, красоты, любви, юности, счастья. Герои Фадеева: старшее поколение (Проценко, Лютиков, Бараков, Валько) и молодогвардейцы - люди одной ленинской гвардии. Приемом множественности синтезируется типичность их характеров (сцена прощания в обкоме партии, гибель шахтеров, клятва молодогвардейцев и их подвиги, казнь героев). И в то же время каждый из них - яркая индивидуальность. Идейное единство не обедняет, не нивелирует их, а открывает неограниченные возможности для проявления особенного, характерного для каждой личности. Фиксацией внимания к особенностям душевного склада персонажа, отмеченным в деталях портрета, в манере, в жестах, в речи художник достигает индивидуализации образа. Диалектика типического, доминирующая в принципах создания Фадеевым художественного типа, не лишает образ его полнокровности, многогранности. Так, в портрете Ивана Туркенича, командира подпольной организации "Молодая гвардия", офицера Советской Армии, обращается внимание на спокойствие и собранность, на военную выправку, на "добрые глаза и мужественную складку очень серьезного лица". Эти портретные детали, отличая Туркенича как сурового воина и сердечного человека ("очень серьезного и скромного"), повторяются и оттеняют главное, делая образ жизненно ощутимым, передают "деловитую умудренность" Туркенича.
   В портрете шестнадцатилетнего комиссара "Молодой гвардии" Олега Кошевого детализируются черты мальчика по возрасту и героя по духу и свершениям, сочетаются детскость и ясность разума. Вот его портрет: юноша высокий, широкоплечий, лицо у него "очень юное, свежее, сверкающее глазами, с выражением необычайного напряжения и силы". Одет он аккуратно, опрятно, даже изящно. В портрете его просвечивается сила и доброта, скромность и застенчивость, душевная ясность и юношеская непосредственность. В нем обнаруживается "исключительная жажда деятельности, желание проявить себя, желание вмешаться в жизнь людей, в их деятельность, с тем, чтобы внести в нее что-то свое, более совершенное, быстрее, оборачивающееся и наполненное новым содержанием". Он как и Туркенич, твердо решает защищать Отечество. Роль партизана представляется ему совершенно отчетливо. Приподнято-романтический стиль передает единство внутреннего мира (Олег счастлив, что "не пресмыкался, как червь, а боролся") и внешнего в облике мужественного, вдохновенного патриота. Внимание автора сосредоточено на выделении таких штрихов и деталей, которые более всего отражают; душевную жизнь: в "темно-золотистых ресницах Олега сверкают глаза, светящиеся изнутри"; глаза "необычайного напряжения и силы".. Эта портретная деталь (выражение глаз Олега) передает "внутренний ход чувств и мыслей, тончайшие, подчас еле уловимые изменения;; идейный рост юноши..
   Каждый новый духовный взлет героя отмечается не только повторением уже известных портретных деталей, но и введением дополняющих, углубляющих первоначальное представление. Появляются поперечные складки на лбу, отражая душевное напряжение и беспокойство. А в минуты прощания с родными Олег преисполнен скорби: "следы душевной борьбы и деятельности сошли с лица его, но сошло и так часто возникавшее детское выражение". В финале романа портрет комиссара "Молодой гвардии" дается во всей целостности внешнего и внутреннего: "Олег стоял, бессильно свесив правую перебитую руку, с лицом, почти не изменившимся, только виски у него стали совершенно седые. Большие глаза его из-под темных золотящихся ресниц смотрели с ясным, с еще более ясным, чем всегда, выражением" (стр. 660). Особо подчеркивая кристальную чистоту души комсомольского вожака, Фадеев напоминает о больших глазах Олега "с еще более ясным, чем всегда, выражением". Но кроме этих повторяющихся, устойчивых портретных деталей отмечаются и новые: у Олега виски "стали совершенно седые". Через внешнее художник передает внутренние перемены. Перед казнью, связанные за кисти рук, народные вожаки - Кошевой и Лютиков, не сломленные, непокоренные, уходили в бессмертие: "дух их парил беспредельно высоко, как только может парить великий творческий дух человека" (660).
   Гармония личности цельной, натуры глубокой, усиливается индивидуализацией речи: Олег говорит хорошим литературным языком, Логически верно строит фразу, синтаксис его речи четкий, ясный; легкое заикание и украинизмы придают своеобразный колорит ("ой, д-добре, Иван, шо мы с тобой зустрiлись"; "Бесполезно для организации рассказывать о ее деятельности людям, которые убивают и невинных, - говорит Олег на допросе.
   Он помолчал немного, окинул спокойным взглядом офицеров и сказал: - Да вы и сами уже мертвецы". Говорил он спокойно, но настойчиво и убежденно. "Спокойный взгляд" Олега, его выдержка и человеческое достоинство венчают последнюю сцену допроса в фашистском гестапо: "эти мои слова - последние, - сказал Олег и упустил ресницы" (631).
   Единство внешнего и внутреннего отличает и Ульяну Громову. Жизненным идеалом ее становится "борьба за Освобождение человечества". В этом самая покоряющая внутренняя красота Ули, человека нравственно сильного, стойкого: "Я ничего не боюсь на свете, я не боюсь никакой борьбы, трудностей, мучений", - говорит она. Душевное богатство и внешняя красота составляют единство личности героини. Вот ее портрет: "высокая, стройная девушка с тяжелыми черными косами, с главами, то брызжущими ясным сильным светом, то полными таинственной силы, скорее молчаливая, чем озорная, (скорее ровная, чем страстная, но и та и другая вместе". Портрет ее несет "отпечаток души", передает "внутренний ход чувств", скрытое богатство больших страстей, сложную духовную жизнь (разговаривая с ней, боец Каюткин "будто огонек держал в ладонях"), Портрет Ули гармонирует с осознанным ею гуманизмом ("как хорошо могли бы жить все люди на свете, если бы они только захотели, если бы они только понимали"), с ее патриотическими делами (став на путь борьбы с фашизмом, она "до последнего дыхания не свернула с этого пути"). "Яркая белая кофточка", схожесть. Ули с прелестным цветком лилии, большие темно-карие глаза - "не глаза, а очи", "таинственно поблескивающие", "с длинными ресницами, молочными белками, черными, таинственными зрачками, из самой, казалось, глубины которых.. струился.... влажный, сильный свет" - все создает гармонию прекрасного. Портретные детали усиливают единство внешнего и внутреннего в облике героини, раскрывают характер изнутри. Повторяя и варьируя портретные детали, автор передает в разные моменты различное настроение, душевное состояние (глаза Ули бывают "черными и страшными"; "мрачный, тусклый огонь позолотил ее очи"; выражение ее глаз, как "у летящей птицы").
   Портрет Ули Громовой скульптурно закончен: на ней простое темно-синее с белыми пятнышками платье тяжелые волнистые косы ее покойно, свободно сбегали по спине до гибкой сильной талии. На фоне цветастого полога выделялся "сильный профиль ее лица, с подрагивающими ноздрями и длинными полуопущенными ресницами, словно пытавшимися притушить огонь, бивший из глаз ее, и в белом платке, еще не повязанном и ниспадавшем по ее плечам" (608). Здесь есть все: и женское обаяние, и целомудрие юности, достоинство и спокойствие, цельность сильной и страстной натуры. В фашистском застенке Уля читает подругам "Демона". Стремительное выражение глаз героини усиливало восприятие слов, завершающих эту глубокого смысла картину: "Я бы улетела с Демоном... Подумайте, он восстал против самого бога" (620). Восхищаясь своей подругой, Валя подчеркивает главное: "В тебе есть что-то сильное, большое... и правду говорит моя мама - бог дал тебе крылья". Это главное - в красоте патриотического подвига.
   Внутреннее вдохновение и внешняя нескладности длинного, сутуловатого юноши не, нарушают цельности характера Ивана Земнухова. "Как угли под пеплом, теплилось в душе его вдохновение", "как пламя освещало необыкновенное лицо его". Определениями: "умный", "профессор", "поэт" переданы его духовные запросы. Мужественный, героический характер Земнухова раскрылся в деятельности его в "Молодой гвардии", дружбе, в первой юношеской любви. Улыбка, взгляд Вани Земнухова отражают глубину его душевных движений, скрытых под внешней флегматичностью, застенчивостью. Верно отмечено в критике, что в изображении внешности героев "Молодой гвардии" особо заметна "классическая пластичность и скульптурность", а в раскрытий их душевной жизни - "проникновенный лиризм".
   Характеризуя своих героев (будь то главные или эпизодические), исследуя тончайшие оттенки и нюансы их ума и сердца, Фадеев обращается к внутренним монологам, лирическим отступлениям, прямым обращениям, создавая гимны патриотизму и мужеству советских людей, их трудовым рукам, воспевая святое чувство любви к матери, дружбу и любовь. Несобственно-прямая речь, включая субъективную окраску и авторский лиризм, придает монологам романтическую приподнятость, организует романтическую форму обобщенного, синтетического образа. Мысли и чувства героев пропускаются сквозь призму авторского мировосприятия, согреваются кровью его сердца.
   Монологи включают риторические вопросы и восклицания, прямое обращение к читателю, в них - отпечаток внешнего облика персонажа, в них передано и самое сокровенное (например, монолог Олега перед казнью: "Пусть мне шестнадцать лет..."). Эмоционально окрашен глубокий по обобщению монолог о дружбе. В нем содержится сравнение принципиальной, истинной дружбы с ненастоящей, изменчивой. Автор по-отцовски предостерегает своих неискушенных жизнью героев: "Дружба! А сколько людей на свете произносят это слово, подразумевая под ним приятную беседу за бутылкой вина и снисхождение к слабостям друг друга! А какое это отношение имеет к дружбе?.." Воспоминанием о дружбе и друге своей боевой юности, погибшем на поле боя, Фадеев заключает монолог: "Нет, мы дрались по всякому поводу". Автор добивается мелодичности, ритмичности построения образа, психологической достоверности. Обилие глаголов и глагольных форм придает энергию фразе, динамичность ("имеет", "дрались", "не щадили", "подразумевая" и т. д.), характеризуя жизнедеятельную, жизнелюбивую натуру героев.
   Психологизм заключен в авторских обращениях и комментариях. Характерно: к соучастию в поступках, мыслях и чувствах героя привлекаются не только автор и читатель: "Случалось ли тебе, читатель...", "что бы ты сделал, читатель..." В трудную минуту автор и читатель готовы предостеречь героя от неверного шага, от опасности ("Ах, если бы никогда...", "О, как бы ты хотел..."). Создается психологическая напряженность чувств героя, автора и читателя. Психологически насыщены и эпитеты, найденные для воссоздания деталей портрета: руки советского человека "бережливые", "зо- лотые", "умелые"; руки матери - "чуть шершавые и такие прохладные", "чуткие и нежные", загар на них "ровный, чуть темнее на жилочках", в работе они "сильные", в горе - "твердые", они "чистые, святые"; глаза у матери "запавшие" от бессонных ночей и тяжелой работы. Риторические вопросы, восклицания, повторы, параллелизмы создают особую психологическую атмосферу, повышенную эмоциональность (монолог Олега о матери).
   Образ матери, сопровождающий юных героев, возводится художником до высот большого философского обобщения, ему принадлежит значительная роль в психологической характеристике молодогвардейцев. Образ матери в монологе Анатолия Попова становится символом сурового и нежного облика матери Родины. Мать и Отечество - синонимы. Образ Родины не отделим от восприятия молодогвардейцем Анатолием Поповым образа его матери Таисьи Прокофьевны "с ее рослым полным телом, лицом румяным, добрым, и с чудесными старинными казачьими песнями, которые она певала ему с колыбели. Это ощущение отечества всегда жило в его сердце и исторгало слезы из глаз его при звуках родной песни или при виде потоптанного хлеба и сожженной избы". И требовало отмщения и защиты.
   Мысли и чувства героев о матери сливаются с самыми задушевными мыслями и чувствами автора и читателя и составляют психологический сплав вечно любящего, трагического, дающего жизнь, и скорбящего о погибших святого сердца матери и ее материнских рук: "Снуют, снуют материнские руки! Снуют, как птицы, над нежнейшими из нежнейших одежек, когда еще и одевать то некого, когда он еще только острыми, нежными до замирания сердца толчками стучится в материнском животе. Снуют, укутывая в первую прогулку, снуют, обряжая в школу. А там и в первый отъезд, а там и в дальний поход, - вся жизнь из проводов и встреч; редких минут счастья, вечных мук сердца. Снуют, пока есть над кем, пока есть надежда, снуют и когда нет надежды, обряжая дитя в могилу". Руки -главная портретная деталь в, портрете матери. В трудовых руках матери одухотворенность, обаяние, красота. Они - удивительно нежные материнские руки. Вторжение в романтически-возвышенный стиль просторечных слов и выражений, украинизмов, диалектизмов не только не нарушает логики характера, но и делает образ психологически убедительным, живым, человечным.
   Особенность фадеевского "синтетического стиля" (когда органически соединяются романтика и реализм) отчетливо проступает в характеристике Сергея Тюленина и Любови Шевцовой. Психологически достоверно прослеживается их жизненный путь, движимый мечтой служить народу, Родине. Суровая, священная народная война с фашизмом вовлекла их в свой поток. Раскрывая и развивая логику их чувств, мыслей и поступков, автор отшлифовывает грани их психологического облика. Композиция образов Сережи и Любы - развернутая: в ней факты биографии переплетаются с авторскими отступлениями, их поступкам сопутствует лирический подтекст или комментарий. В обращении к читателю наряду с патетикой и восхищением юным поколением наличествует и теплый юмор.
   Внешний облик Сережи Тюленина дан по контрасту с той огромной внутренней нравственной силой, энергией действия, которая заложена в характере этого маленького, худенького паренька в задранной на затылок кепке. У Сережи лицо "полное выражения благородной мальчишеской отваги и мужества", его смеющиеся глаза поблескивают во тьме, они светлые "с прямым и смелым выражением"; у него удивительная улыбка и подпухшие детские губы. Одиннадцатый ребенок в шахтерской семье не избалован, приучен к труду. С теплым юмором рассказано о детских шалостях и неосознанном озорстве Сережи. Главным же было с детства увлечение романтикой далеких путешествий, открытий, революционной героикой гражданской войны, подвигами стахановцев и полетами в стратосферу. Сережа рос, познавал радость самостоятельного труда (он работал в шахте, возвращался вместе со взрослыми, "солидно, враскачку... как отец"). Он познал и чувство первого боя и чувство ужаса войны. Для него смысл жизни в подвиге - "погибнуть за Родину, погибнуть с честью". Он готов "лучше пропасть", чем фашистские сапоги лизать или "просто так небо коптить". Вступив в "Молодую гвардию", он выполняет самые отчаянные поручения (размещение раненых воинов, казнь Фомина, поджог немецкой биржи, спасение товарищей). Мир душевных переживаний Сережи связан с непосредственным действием (мысль вызывает решение, а запрещением немедленное исполнение). Так, предлагая убить Фомина, Сережа требует поручить казнь предателя ему, потому что он его все равно убьет. Размышления и ощущения Сережи, связаны с его поступками (монолог Сережи о Вале Борц завершается решением: я ее все равно найду. И нашел). Сережа нежен с сестрой Надей, с другом Ваней Земнуховым, он глубоко и возвышенно полюбил Валю Борц. Письмо Сережи оттеняет тончайшие движения горячего и гордого сердца юноши ("Валя, я никогда не думал, что буду так переживать, что ты ушла одна... Давай не разлучаться". И они не разлучались). Психологизм образа Сережи сливается с авторскими описаниями, размышлениями, обращениями к читателю ("Как бы ты повел себя в жизни, читатель, если у тебя орлиное сердце?.."). Чистая юность Сережи столкнулась с миром фашизма и не запятнала себя. Вот почему после казни Фомина Сережа ощутил "необыкновенную жажду чудесного дружеского разговора о чем-то своем, далеком, очень наивном, светлом, как шопот листвы, журчанье ручья или свет солнца на закрытых утомленных веках". Эту душевную потребность Сережи утолил Ваня Земнухов стихами Пушкина, человечными и прекрасными. Душевному настроению юноши соответствуют детали пейзажа: "шопот листвы", "журчанье ручья", "свет солнца". Природа вносит облагораживающее начало. Рядом с ней отчетливее открывается душевная чистота и благородство советского человека, вынужденного во имя подлинной красоты вступать в жестокую кровавую битву. Эпитеты, глагольные формы, удачно избранные, подчеркивают ловкость, мужество, отчаянную смелость Сережи, порывистость и страстность его натуры. "Его ловкое, юркое... тело скользнуло во тьму, и сразу его не стало видно, он точно испарился". Пересыпанная украинизмами и жаргонными словечками речь ("хочу на вашу школу забраться, побачить, шо воно буде"; "я еще не кимарил") существенно дополняет психологический облик героя. И даже ругательства в его устах воспринимаются как "святое заклятье",
   Смелая, дерзкая, озорная, жизнелюбивая Люба Шевцова ("Тюленин в юбке") так же, как и Сережа, мечтает о подвиге. Энергичная, жизнедеятельная, "беленькая, толстенькая девочка с голубыми глазами и ямочками на щеках", мечтавшая стать Чапаевым, певица и танцорка, взрослеет, становится разведчицей-радисткой, одним из руководителей штаба "Молодая гвардия". Как и Сереже, ей доверяют самые сложные и трудные задания в "Молодой гвардии". Люба выполняет поручения Ворошиловградского обкома партии: она всегда там, где нужны безудержная удаль, ум и хитрость. Портретные детали существенно восполняют ее психологический облик (у нее "розовое личико", "золотистые волосы", маленькне, словно выточенные из слоновой кости руки, глаза голубые с умным выражением). От Любы исходит "ощущение чего-то необыкновенно естественного, подвижного, легкого, воздушного". В ней много задора, веселья, женского обаяния. Независимо-веселый характер Любы, артистичность ее натуры подчеркиваются яркими красками и изяществом ее одежды: "яркое платье так ловко облегало ее стройные полные ноги в телесного цвета чулках и в кремовых изящных туфельках на высоких каблуках, что от всей девушки исходило ощущение чего-то необыкновенно естественного, подвижного, лёгкого, воздушного". Лукавой авторской усмешкой окрашена самохарактеристика Любы: "И чем же ты хороша собой? Фу! Рот у тебя большой, глаза маленькие, лицо неправильное, фигурка... Ну фигурка, правда, ничего... Нет, фигурка определённо ничего... А так, если разобраться..." Верно замечено В. Озеровым, что новым в создании Фадеевым "движущегося портрета" является "насыщение портретной детали различными оттенками". Самое броское в портрете Любы: "необыкновенно задиристое" и в то же время "простодушное и умное выражение" прищуренных голубых, необыкновенно живых глаз. Бьющая через край удаль и непосредственность подчеркнуты деталями портрета героини. За ее внешним обаянием отчетливо проступает духовная красота отчаянной разведчицы, пламенной патриотки. Обращает на себя внимание умение Фадеева (отбирать такие детали, которые, с одной стороны, очень точно передают портретное сходство художественного образа с прототипом, а с другой, - типизируют его.
   Отбор фактов и деталей у Фадеева целеустремлен, подчинен задаче поэтизации героического. При этом действует и принцип индивидуализации, конкретной неповторимоети, ибо в романе "Молодая гвардия" события исторически достоверны, а герои - реально существующие. Объясняя, что нельзя отождествлять литературного героя с его прототипами (художественное произведение - это не копия жизни и не ее фотография), Фадеев вводил читателя в творческую лабораторию, разъясняя, что писателю приходится "по-своему комбинировать события и вносить необходимое разнообразие в обрисовку характеров героев, то есть прибегать к художественному вымыслу".
   Портретно-психологичёская характеристика у Фадеева вбирает в себя характер персонажа; целиком, концентрируя черты внешние и внутренние, создавая портрет психологизированный. Психологический анализ и авторские обобщения, нередко сливаясь, воспроизводят единство чувств писателя и его героев. Нередко автор досказывает за героя, переживает вместе с ним. Он не просто знает, например, что вызвало "экстаз на лице" и "ручьи слез" у Калерии Александровны, когда она увидела красные флаги в 25-ю годовщину Октября в оккупированном Краснодоне, он разделяет ее чувства, сопереживают с ней автор и читатель.
   Откровенно вмешиваясь в события, развернувшиеся на страницах романа "Молодая "гвардия", Фадеев любуется своими героями, их нравственным богатством, душевной щедростью. Огромна психологическая нагрузка авторских обобщений. В них голос писателя патетически-торжественный, насыщен волнением, страстью. Сквозь трагедию войны ему видится перспектива истории.
   Психологическую функцию выполняет и пейзаж. Донецкая степь, где родились, жили, мечтали и любили, учились и трудились, страдали и боролись герои Краснодона, - это часть их жизни, их счастья. Автор одушевляет донецкую степь: в ней движение, энергия, сила, она вместе с советскими людьми переживает и трагедию, и радость победы. Природа не может быть равнодушной, когда силы зла попирают права человека: "Рассвет; забрезжил такой темный, мутный, сонный и так долго не приходил в себя, будто раздумывал: "Стоит ли вставать в такую отвратительную погоду, уж не вернуться ли обратно, да и залечь себе спать!" Но чувство долга перебороло в нем эти ленивые утренние размышления, и рассвет пришел на донецкую землю". Черным дням фашистской оккупации сопутствуют холодные октябрьские дожди, пейзаж запустения. Казнь партизан сопровождает холодный ветер, бушующий над Краснодоном. Ветер разносил слова гимна, с которым шахтеры-партизаны уходили в бессмертие. Природа помогает преодолеть отчаяние, вселяет высокие мысли, укрепляет надежду. Даже дождь и темнота содействуют молодогвардейцам в их борьбе. Радость победы над фашистскими оккупантами сопровождается образом щедрого солнца, заливающего землю своим теплом и светом. В пейзажных зарисовках легко угадывается их подтекст: тонко понимает советский человек природу, ее красоту, ощущает многообразие красок, оттенков, звуков, и в этом проявляется богатство его интеллекта.
   Все приемы и средства портретно.-психологической характеристики в романе "Молодая гвардия" служат идее утверждения жизненности социалистического строя и обреченности фашизма, поэтизации советского человечка, одержавшего и духовную и физическую победу над врагом. Романтическая окрашенность в характеристике героев "Молодой гвардии" не идентична идеализации: "Когда хотите изобразить человека с любовью, показать eгo настоящие, подлинные черты... это значит, что способ изображения должен быть такой, когда недостатки не мешают читателю любить этого человека". В портретах героев Фадеева проступает главное - их душевная красота, внутреннее вдохновение. Процесс раскрытия истины в искусстве сложный, - замечает К. Федин, - он полон "исканий, мук и раздумий". Фадееву удалось понять эту истину и воссоздать ее в соответствии с истиной современности.
   По контрасту с миром социализма, светлым и гуманным, встает враждебный человечеству фашизм в лице немецких оккупантов, рождая чувство отвращения и ужаса. Прием антитезы усиливает с одной стороны, утверждение высоких эстетических идеалов, а с другой - отрицание всего противодействующего идеалам коммунизма.
   Карикатура, гротеск и гипербола служат созданию Фадеевым портрета, однотипного, стандартного облика врага-фашиста: будь то неопрятный и грязный эсэсовец Фенбонг или вылощенный с "неестественно белыми ногтями" немецкий генерал. В портретно-психологической характеристике фашистов доминирует сопоставление их с паразитами, хищниками (тритонами, глистами, волками, миногами и т. д.), опровергается их человекоподобие. Они - нелюди: Фенбонг - "вонючая гиена", немецкий полковник похож на "оскаленного пса"; гестаповец напоминает миногу, на худых щеках его "трупные пятна" майстер Брюкнер "болен нечистой болезнью", он "хрюкает"; денщик "ревет, как ишак". Все, связанное с. фашистским "орднунгом". представлено в романе Фадеева плакатно-карикатурно, в пародийно-ироническом освещении, как преступление, "немыслимое с точки зрения человеческого разума и совести". Морально разоблачай врага, Фадеев не отказывается и от внутреннего монолога, чтобы обличить изнутри, разоблачить его тайные побуждения. Так, палач и истязатель, эсэсовец Фенбонг наедине с собой, размышляет о будущем, представляя себя в обществе "добропорядочных джентльменов" международного империализма. Мысленно обращаясь к воотражаемому джентльмену, Фенборг находит внутреннюю близость в средствах обогащения и жизненных целях: "Я плоть от вашей плоти, я ваш двойник, я - это вы, если вас вывернуть наизнанку и показать людям, каковы вы на самом деле. Придет время, я тоже вымоюсь и буду вполне опрятным человеком". Принцип контраста между внешним и внутренним лежит в композиции портрета фальшивых людей (трусы, лжецы, эгоисты), ставших прислужниками; фашистов (Вырикова, Лядская, Позднышева). Безыдейность, отсутствие нравственной убежденности - вот причина их предательства. Психологический облик этих персонажей обнажается в низменности их жизненных интересов ("устроиться получше"). Эгоцентризм, двоедушие приводят к прямой измене и Стаховича. Мораль мещанина определяет качества "человека-невидимки" Стаценко, ставшего бургомистром при фашистах. Его "добродушная улыбка" уживается со злом и подлостью его поступков. Печать разрушения вырождения лежит па облике полицая Фомина и палача Орлова. Так, у предателя Фомина остались только "бровки", он ведь давно перестал быть человеком; а у начальника ровеньковской тюрьмы Орлова - "большой сизый нос", "слезящиеся безумные глаза", "набухшие пальцы", "набухшая старческая рука". Портретно-психологическая характеристика врага - это одно из средств утверждения его обреченности.
   Итак, портретно-психологическая характеристика в романе "Молодая гвардия" подчинена исследованию основного конфликта периода Великой Отечественной войны. Углубленный психологический анализ характера и поведения советского человекам тот трагический момент истории, когда решалась судьба Родины, судьба социализма, Фадеев подчинил решению острых нравственных и социальных проблем. Он раскрыл душевное богатство, сердечную щедрость советского человека. Психологизм стал одной из сфер, где проявилась сущность художественного метода социалистического реалиста А. Фадеева.
   
   
   
   
    ПОСТНИКОВА И. И.
    ПОСТОЯННАЯ ДЕТАЛЬ В ХАРАКТЕРИСТИКЕ ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ РОМАНА А. ФАДЕЕВА "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
   
   В романе "Молодая гвардия" мастер-художник А. Фадеев широкими, яркими мазками рисует действующих лиц, рассказывая читателю о внешности персонажей, их характере, раскрывая внутренний мир героев. Эти описания, как правило, динамичны, и тем не менее одной из важных особенностей характеристики персонажей в романе является постоянная деталь, которая неоднократно подчеркивается, выделяется писателем на протяжении всего произведения или значительной его части. С ее помощью акцентируется какая-то черта внешности человека (лицо с въевшимися на всю жизнь крапинами угля у Матвея Шульги), речевые особенности действующего лица (переход с русского языка на украинский в речи Ивана Федоровича Проценко), особенности характера - (черта самолюбия у Вали Борц).
   Почти для всех персонажей, даже эпизодических Фадеев отбирает присущие им постоянные, детали. Дважды мы встречаем на страницах романа уставшего полковника, с которым познакомилась Катя Проценко при переходе через фронт. И оба раза автор акцентирует огромные глаза на черном от бессонницы лице героя.
   Часто А. Фадеев выделяет несколько характерных: особенностей персонажа. Так, рассказывая о Сергее Тюленине, писатель неоднократно упоминает о курчавых, жестких волосах Сережи; о чуть выдавшихся вперед, будто подпухших, губах; о босых ногах, о смелых глазах юноши. У Олега Кошевого отмечены признаки сильного, взрослого человека (широкие плечи, большие руки, продольные морщины на лбу во время раздумий), и черты шестнадцатилетнего юноши, почти мальчика (широкая добродушная улыбка, длинные золотистые ресницы, привычка потирать кончики пальцев от удовольствия).
   Нередко при обрисовке действующих лиц А. Фадеев использует комплекс, достоянных деталей; рассказывая о Вале Борц, например, он несколько раз отмечает сразу три характерных признака: темно-серые глаза, светло-русые золотистые косы и ее самолюбие:
   "Там живет девушка Валя Борц с темно-серыми глазами и светло-русыми золотистыми косами, самолюбивая девушка, не старше: семнадцати лет". "Валя Борц... с глазами темно-серыми, В темных ресницах, независимыми и холодноватыми по выражению, с светло-русыми, золотистыми косами и полными яркими губами самолюбивой складки..."
   Чаще всего постоянная деталь в романе "Молодая гвардия" выделяет, какую-то черту внешности действующего лица; при этом используются различные языковые средства. Обычно характерный для персонажа признак выражается с помощью определения (согласованного и несогласованного). Так, в портрете Ульяны Громовой отмечаются черные глаза, волнистые волосы, причудливого выреза ноздри, узкая ладонь. В портрете Любы Шевцовой: голубые глаза, золотистые волосы, вздернутый нос. (Иногда в подобных случаях употребляются контекстуальные синонимы: искорка в глазах у Проценко веселая, резвая, лукавая, чертовская). Реже постоянный признак передается с помощью метафоры (раскрылие бровей у Нины Иванцовой) и сравнения (у Валько брови, .лицо как у цыгана, у матери Ули Громовой глаза как у большой дикой птицы).
   Одна и та же постоянная деталь в этом романе может быть выражена с помощью различных языковых средств: сравнения и определения (согласованного и несогласованного) пли сравнения и метафоры. О матери Ули читаем:
   "Мать все еще была чернява, хотя и стара и начала гнуться к земле. Она была чернява, и черные глаза у нее были красивые, как у большой дикой птицы...". "Мать, лежа в постели, то исступленно смотрела на нее своими черными глазами большой дикой птицы, то принималась плакать...". Об Андрее Валько:
   "Впереди шли директор шахты № 1-бис- Валько, плотный, бритый мужчина лет пятидесяти, в пиджаке и в сапогах, с лицом мрачным и черным, как у цыгана, и известный всему городу знатный забойщик той же шахты Григорий Ильич Шевцов". "А он с выражением какой-то сосредоточенной злости на смуглом небритом цыганском лице присел на землю...". Об Иване Федоровиче Проценко: "В ясных синих глазах Ивана Федоровича промелькнула хитринка, и они заискрились, да не оба сразу, а то один, то другой, будто какая-то резвая искорка скакнула из глаза в глаз на одной ножке". "Лукавая искорка на одной ножке запрыгала из одного его глаза в другой".
   Характеристика действующих лиц в романе "Молодая гвардия" динамична, в связи с чем и постоянная деталь портрета обрастает все новыми признаками.
   Черные глаза Ули Громовой. Само определение "черные" недостаточно выразительно, поэтому словосочетанию "черные глаза" часто придаются новые определители (эпитеты, сравнения, метафоры):
   "Так говорила... девушка... с такими прекрасными, раскрывшимися от внезапно хлынувшего из них сильного света, повлажневшими черными глазами, что сама она походила на эту лилию, отразившуюся в темной воде" (7). "...в черных глазах ее было такое стремительное выражение, будто она летела...", "...ее большие черные глаза с сильным и гневный выражением на мгновение встретились с прищуренными, настороженными глазами Любки" "-Быстро, быстро, - сказал он, боясь встретиться с ее черными, прожигавшими его насквозь глазами". "Уля, не слыша, молча смотрела на Нину черными страшными глазами.". "И в черных глазах ее, отражавших дымно-золотистый, огонек коптилки, то исчезали, то вспыхивали счастливые и грозные отсветы этого чувства..."
   Постоянная деталь в романе "Молодая гвардия" часто приобретает эмоционально-экспрессивную окраску, подчеркивая или положительную черту героя (смелые лаза Сергея Тюленина, добрая широкая улыбка Олега ' Кошевого), или отрицательный признак персонажа и отрицательное отношение автора к этому действующему лицу (вонючий Фенбонг, бабий голос Фенбонга, - нё "высокий", "тонкий" или "женский", а именно "бабий") Экспрессивная окраска постоянной детали нередкая возникает в контексте. Так, внешние признаки Выриковой - торчащие вперед косицы и узко сведенные глаза - сами по себе лишены экспрессии, но в романе они звучат по-другому: колючие косицы, хитрые и злые глаза. Упоминая о предателе Стаценко, Фадеев, постоянно подчеркивает его грузность, пристрастие к спиртному; в этих условиях определения малиновый, багровый, красненький, относящиеся к Стаценко, приобретают отрицательную экспрессивную окраску.
   Характерная для одного человека постоянная деталь может быть возведена в признак, свойственный целому ряду однотипных людей, Например, определение палевый, использованное первоначально в описаний внешности денщика, который хозяйничал в доме Кошевых, становится потом традиционным определением для немецкого денщика, вообще:
    "Он повернулся на каблуках и мимо матери Лены и мимо толстого денщика с стандартно-палевой головой вышел на улицу"
   Постоянная деталь в характеристике действующих лиц настолько значима, что Фадеев не раз использует ее как "опознавательный знак" там, где по какой-то причине не хочет называть имени героя. Вот Сергей Тюленин встречается с таинственным жильцом Игната Фомина:
   "В этой горнице... сидел у стола человек в одежде мастерового, с круглыми сильными плечами, крепкой стриженой головой и лицом в темных крапинах. Сергей не знает этого сразу понравившегося ему человека, - вот почему имя его не названо. Но читатель понимает, что у Фомина живет Матвей Шульга, у которого лицо в темных крапинах, въевшегося угля.
   По дороге от Донца идет человек. "Как узнать, кто он? У него синие глаза, но разве можно всем заглянуть в глаза и разве все можно узнать по глазам? Может быть, в них проскакивают чертовские искры, а к господину вахтмайстеру или даже гауптвахтмайстеру они обернутся глазами самого обыкновенного человека". Человек с искоркой в глазах (веселой, резвой, лукавой, чертовской) - Иван Федорович Проценко.
   Даже тот небольшой материал, который приведен в данном сообщении, показывает, что постоянная деталь в изображении действующих лиц - одно из важных средств художественной характеристики персонажей в романе А. Фадеева "Молодая гвардия".
   Как средство образотворчества постоянная деталь встречается и у других писателей сравним использование этого приема А. Фадеевым К. Паустовский (в трех книгах "Повести о жизни") чтобы подчеркнуть авторское своеобразие в применении этого средства характеристики персонажей.
   1. А. Фадеев постоянно подчеркивает какие-тo признаки действующих лиц, независимо от того, главную или второстепенную роль играют эти персонажи. К. Паустовский очень редко использует это средство образотворчества при описании главных героев повести (Haпример, признак "сжатые губы", характерный для матери писателя и отражающий внутреннюю силу внешне слабой женщины); в основном же этот прием используется им для определения эпизодических персонажей.
   2. А. Фадеев нередко отмечает сразу несколько постоянных признаков по отношению к одному действующему лицу. У К. Паустовского постоянная деталь в большинстве случаев единична: человек в кожаной куртке (о командире красногвардейцев), старик в панаме (о перекупщике книг), шустрый (о странном человеке оказавшемся в одном взводе с Паустовским)
   3. В романе Фадеева постойная деталь обрастает все новыми и новыми признаками. В автобиографической повести.. Паустовского она обычно сжата, причем достигается это по-разному. Иногда сразу из нескольких названных признаков персонажа выбирается какой-то один: человек в ушанке (из первоначального "пожилой" человек в ушанке и с пулеметной лентой через плечо". В ряде, случаев наблюдается постепенное сокращение постоянной детали. Вспомним, например, эпизод, рассказывающий о поездке автора в Копань. Писатель попадает в один вагон с журналистами, из бульварных газет; главный среди них - "желчный человек в серых гетрах и золотом-пенсне". Этот персонаж именуется далее так:."желчный человек в серых гетрах", "желчный человек", "человек в серых гетрах" и, наконец, "человек в гетрах".
   4. А. Фадеев использует "различные языковые средства для передачи постоянного признака персонажа: согласованное и несогласованное, определение, сравнение, метафору. К. Паустовский с этой целью употребляет в основном определения, в связи с чем в повести нередко наблюдается субстантивация прилагательного, выполняющего функцию определения, иногда действующие лица называются так: "бородатый" (художник, знакомый тети Нади); "сухолицый", "одутловатый" (раненые, к разговору которых прислушивается Паустовский в санитарном поезде), "кругленький" (сотрудник редакции журнала "Огни")
   5. В романе "Молодая гвардия" один и тот же признак часто оформляется по-разному (сравнение и метафора, эпитет и сравнение). В автобиографической повести Паустовского такого разноо0разия в оформлении постоянной детали нет.
   Сравнение использования одного стилистического приема в произведениях А. Фадеева и К. Паустовского подчеркивает различие стилей этих писателей. Фадеев создает яркие, брызжущие светом портреты, как бы написанные масляными красками; у Паустовского это, скорее, строгие гравюры.
   
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;ГАПОНОВА А.А
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
   ОТ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПАРТИЗАН -
   К ГЕРОЯМ "МОЛОДОЙ ГВАРДИИ"
   
   Рождение новых чувств и взглядов - трудный, длительный процесс борьбы с устаревшими чувствами, пережитками в сознании людей. Нелегко и не сразу отрешается человек от привычных отношений, выработанных веками. Период строительства социализма - один из труднейших периодов нашего общества по переработке массового сознания, "...переработке самих нравов, надолго загаженных, испорченных проклятой частной собственностью на средства производства". Это глубочайший моральный переворот, затрагивающий психологию самых широких кругов населения.
   Марксизм тем и отличается от старого утопического социализма, - говорил В. И. Ленин, - "что последний хотел строить новое общество не из тех массовых представителей человеческого материала, которые создаются кровавым, грязным, грабительским, лавочническим капитализмом, а из разведенных в особых парниках и теплицах особо добродетельных людей".
   Александр Фадеев и является одним из тех писателей, которые в полную меру понимают сложность процесса рождения нового человека.
   Уже в первом крупном произведении своем - в романе "Разгром"--Фадеев исследует историю формирования новой нравственности в человеке, развитие его духовного мира, изображает внутренние противоречия, через которые проходит человек.
   Глубокий анализ сложных, нередко противоречивых, даже ошибочных моментов в деятельности, поступках людей, тех нелегких путей, которыми они шли к осознанному восприятию социалистической морали, преодолевая в себе индивидуалистическое, частнособственническое сознание, - все это составляет живую ткань произведения.
   Чем прежде всего" поражает "Разгром"?
   
   Все произведение художественно и философски обобщенная правда жизни. Она ярко ощутима в воспроизведении исторической обстановки изображаемого периода, в выборе места событий, в показе судеб, характеров, в раскрытии, духовного, мира, душевного состояния героев. Вся сложность формирования, духовного роста героев раскрывается Фадеевым через изображение отдельных личностей, в каждой из которых писатель стремился подчеркнуть разнообразие, тонкость человеческих характеров, осознание каждым индивидом изменений, происходящих в окружающей действительности, особенность их восприятия. Этим "Разгром" Фадеева выгодно отличается от многих произведений советских писателей тех лет, в которых отражались те же исторические события.
   Взять, к примеру, "Падение Дайра" А. Малышкина, где эпически изображалась картина, творческого подъема "воскрешенных революцией множеств" во главе с неким "каменным командармом". Такие книги могли возбудить общий дух, вызвать подъем масс, зажечь благородное желание борьбы, но они не давали изображения человека как личности, не показывали историю его становления.
   И именно Фадеев уже в те годы решает одну из наиболее трудных задач советской литературы: показать не только целое, но и его часть, единичное.
   "Падение Дайра", как и "150000 000", даже как и "Железный поток", - это "единодушный порыв миллионов", как одного, это громада, шквал; это всемирный человек Иван - обобщенный образ победившего пролетариата. Но необходимо было проникновение в суть явлений, в психологию личности, свершающей революцию. И если говорить о влиянии произведения на нравственное воспитание человека; то такое влияние возможно именно через раскрытие психологии личности, истории ее судьбы.
   Это и делает Фадеев, выступая как аналитик, расчленяя массы, показывая, из кого они состоят, рассмотрев среди них очень разные характеры строителей нового советского государства.
   В романе "Разгром" представлен образ нового положительного героя, дано правдивое реалистическое изображение революционной действительности. Это отвечает задаче идейного воспитания трудящихся на лучших произведениях художественной литературы, пронизанных большевистской идейностью.
   Фадеев достигает этого, прежде всего, путем создания ярких художественных характеров, которые составляют "душу", плоть и кровь романа. Все это не случайно. Ведь первоочередная задача романиста и заключается в создании характеров, которые владели бы индивидуальным голосом, имели бы собственную историю, были бы жизненно убедительными, отображали бы в той или иной мере черты конкретного исторического времени, социальной действительности, национальной жизни, и, одновременно, несли бы в себе зерна того общечеловеческого, вечного, которое будет рождать в будущих поколениях каждый раз по-новому "волнение и беспокойство".
   Фадеев сумел создать резко индивидуальные характеры, и это определяет еще одно достоинство его романа.
   Глубоко проникая в человеческую душу, в душу своих героев, писатель стремился разобраться в своеобрази каждой из них, в тех движениях, которые свойственны именно этому характеру, в столкновениях и связях его с окружающим миром. Фадеев не идет от эпизода к эпизоду путем облегченной типизации, он раскрывает душу героя, не просто повествует о буднях и подвигах, а улавливает их подводную суть. Художническая проникновенность видения жизни определили не только высокую идейность, народность романа, но и творческую полнокровность его образов.
   В создании образов героев Фадеев идет не от заранее заданной схемы положительного и отрицательного героев. Нет и идеальных героев у него. Это легко проследить на любом персонаже, и прежде всего; на образе Левинсона, командира партизанского отряда.
   Левинсон -не человек-схема, он наделен сложным духовным обликом. Большевистский разум в этом человеке сталкивается с его собственными слабостями, привычками, сомнениями. К преодолению своих человеческих слабостей Левинсон идёт путем постоянной внутренней борьбы. Главное для него - судьба революции. Командир отряда, он ни на минуту не забывает своей ответственности за революционное дело. Невзрачный на вид, этот рыжеватый человек обладает несгибаемой волей, всю свою жизнь безраздельно посвящает делу народа, его партии. Сила воли, действия Левинсона - от огромной любви к людям. Гуманизм Левинсона - большевистский, требовательный, заставляющий взяться за оружие, за топор, за лопату, обязывающий стать борцом за самые справедливые, наиболее достойные человека общественные отношения - за коммунизм. Далеко не всегда у Левинсона спокойно на душе, он стремится разобраться в причине своих тревог, сомнений. Он - командир; бойцы привыкли видеть в нем воплощение воли и бодрости. Левинсон это знал, и поэтому всегда держал себя под строгим контролем. Левинсон может "и ошибаться и колебаться, но он постоянно учится управлять собой и людьми. Постоянно совершенствуя себя как руководителя, Левинсон исходит из того, что имеет дело с людьми, еще не преодолевшими старых привычек. Левинсону понятно и то, что недостатки, пороки человека - отнюдь не врожденные его свойства. Они лежат глубже и носят социальный характер. Левинсон справедливо считает, что перестройкой жизни на разумных началах могут быть изжиты все главные беды, недостатки общества и людей. В образе Левинсона Фадеев правдиво и ярко воплотил основные черты деятеля-большевика, побеждающую силу передового мировоззрения, практическое участие в достижении коммунистических идеалов, кровную, беспредельную преданность народу - и тем самым сделал крупный вклад в разработку проблемы положительного героя.
   Романом "Разгром". Фадеев показывает, как сложен и многообразно конкретен путь становления социалистической индивидуальности - по разному проходят его не только люди разных классов, но и люди одного и того же класса. Уровень культурного развития, профессия, личные особенности, частные обстоятельства и другие условия образуют многосложный и противоречивый процесс духовного обновления масс в революции.
   Это ярко доказывает Фадеев образами Левинсона и Мечика. Левинсон и Мечик - выходцы из одной и той же городской мелкобуржуазной среды. Но различие идеологии сделало их совершенно, противоположными людьми. Сознательно овладев передовой революционной теорией, Левинсон поднялся над социальной средой, из которой вышел, стал одним, из активных участников
   революционных событий. Зараженный буржуазным индивидуализмом, Мечик оказался не в состоянии преодолеть свою мелкую, обывательскую, сущность. А попав в круг революционных событий, оказался не способным к активному, практическому участию в них, проявил себя жалким, ничтожным трусом.
   Мечик - представитель того многочисленного слоя интеллигенции, которая была в услужении буржуазии. Это человек, постоянно разыгрывавший роль, от которой был далек в жизни, пустой мечтатель, мелкобуржуазный индивидуалист, случайно оказавшейся в партизанском отряде. Его воображение заполнено розовыми картинами романтических подвигов, героем которых он представляет себя. Жизнь в партизанском отряде рассеяла, как туман, его мечты, кроме скуки и тоски, никаких чувств она у него не вызывает. События, которые развертывались в отряде и которые были жизненно важны для партизан, казались Мечику грязным, ненужным делом, совершенно далеким от туманно-возвышенных предоставлений Мечика о революции. Партизаны вели жестокую борьбу за Советскую власть. Однако романтика суровых будней, истинная красота борцов, живущих в грязи, голоде, холоде, остались, скрытыми от Мечика, потому что он знал только условную, книжную романтику.
   Внешность Мечика - красивого, белокурого юноши - в контрасте с его лживым, трусливым внутренним миром, прямо враждебным, реальному миру борьбы. История жизни Мечика не исключительный случай. Многие представители мелкобуржуазной интеллигенции находили себя в революционной борьбе, интересы народа становились их интересами. Однако немало было и таких, которые оказывались жертвами своих буржуазных предрассудков, своей индивидуалистической дряблости. В числе таких оказался и Мечик. Однако Фадеев не спешит вынести окончательный приговор герою-неудачнику. Ведь речь идет не просто о недостатках личности, как исключении, а о типе, противоречивом и порочном по своей социальной природе. Фадеев видит в нем невольную жертву буржуазного индивидуализма, недаром Левинсон относится к Мечику "с суровой и доброй жалостью" и пробует перевоспитать его, разъяснить ему всю порочность его воззрений на людей. Но оказалось, что для перевоспитания Мечика. нужны другие условия, более длительное время.
   Подробно анализируя путаный и противоречивый внутренний мир этого человека, -Фадеев показываем наличие в нем и некоторых здоровых тенденций.
   Когда после ранения Мечик попадает в госпиталь, "ему горько было чувствовать себя одиноким". У него рождается мысль о необходимости перестроиться, сблизиться с коллективом. Он собирается "переломиться"; ему приятно было об этом думать, представить себя настоящим партизаном которому поверят, которого примут как своего. Так Фадеев обозначил положительную тенденцию, присущую Мечику как социальному типу. Но при столкновении с практикой партизанской жизни мечта Мечика рухнула сразу, не выдержав первого испытания. Воля Мечика так слаба, так разъедена рефлексией, что он не выдерживает испытания, отступает. И причина отступничества Мечика в его мнимой революционности.
   Фадеев ставил целью изобразить революционные перемены в психике массового человека. Согласно этому замыслу Фалеев, с одной стороны, изображает идейного руководителя борьбы - большевика Левинсона, с другой - человека, который по исходному состоянию своего сознания больше всего нуждался в духовном перевоспитании, который переживал в революции наиболее коренную ломку психики.
   Для понимания процесса формирования; новой личности в народной массе особенно интересен образ Морозки.
   Морозка принадлежит к "угольному племени", однако пролетарские чувства его ещё не оформились в сознательную мораль и идеологию класса. Тяжелый груз дурных привычек старого быта несет он в себе.
   Уже первые эпизоды поведения. Морозки (отказ выполнить задание командира и вместе с тем нежелание уходить из отряда) свидетельствуют о сущности натуры Морозки. Это человек с совершенно неразвитым классовым сознанием, но с крепким пролетарским классовым чутьем ("мне уйти из отряда никак невозможно"). И Морозка после сурового предупреждения Левинсона отправляется с пакетом, с опасностью для своей жизни спасает раненого Мечика.
   Фадеев прослеживает историю обстоятельств, повлиявших на формирование характера Морозки. Внук крестьянина и сын шахтера, родившийся в темном, тесном бараке, Морозка в двенадцать лет сам стал шахтером. Каторжный труд и скудные радости шахтерского быта - вот и все, что составляло его жизнь.
   Психика Морозки сложилась в условиях тяжелого, изнурительного труда. И заявление Морозки, что жизнь его "была веселой", свидетельствует о крайней степени духовной отсталости. Морозка - представитель миллионов трудящихся, у которых капитализм отнял право мыслить. Но эти миллионы были закалены "дьявольски-тяжелой судьбой фабричного рабочего или голодного крестьянина" - наукой, которая учит долго держаться, оказывать "упорство в борьбе". С таким противоречивым сочетанием силы и слабости пришли к революции миллионы людей, выросших в недрах эксплуататорского общества.
   Морозка уже не хочет жить по-старому, но еще не понимает, как надо жить. Его тяготит установленная в отряде дисциплина, он дебоширит, ругается, пьянствует. Лишь постепенно он приобретает качества стойкого, выдержанного партизана. За внешней грубостью Морозки скрывается прекрасная душа. Революция подняла и распрямила Морозку, она помогает ему избавиться от пережитков прошлого, приобрести качества сознательного и дисциплинированного бойца. Но Фадеев не идеализирует своего героя, он показывает, что его нравственный рост происходит не мгновенно и не безболезненно.
   Морозка все более и более осознает себя членом революционного коллектива. Это, в. свою очередь, помогает ему обрести новые нравственные качества. Революция вытесняет у Морозки равнодушие к жизни, личную безучастность. Теперь Морозка чувствует личную ответственность за все происходящее, духовно распрямляется. Он уже гордится тем, что его за человека считают, готов пожертвовать для товарищей даже жизнью. Морозка одерживает победу над самим собой, совершенствуются, обогащаются его чувства под влиянием большевика-руководителя Левинсона и его товарищей. Образ Морозки прямо противостоит образу Мечика с его индивидуализмом, кисельной расплывчатостью, характера, неопределенностью мечтаний.
   Тесным переплетением человеческих индивидуальностей, совокупностью всех социальных, культурных, идейных и нравственных разновидностей, реалистическим изображением народа, его борьбы за новую жизнь, за нового человека Фадеев достигает огромного нравственно воспитывающего воздействия своего романа на читателя..
   Но если "Разгром" показывает нравственное воспитание советского человека в период гражданской войны, то роман "Молодая гвардия" А..Фадеева прославляет героические подвиги советских людей в годы Великой Отечественной войны учит любить Родину, жизнь, ненавидеть врагов, пытающихся поработить советский народ, задушить жизнь.
   В центре внимания романа- молодежь, новое поколение, выросшее и воспитанное на героических традициях таких, как Левинсон, Метелица, Бакланов, Морозка и др.
   Фадеев определяет наиболее характерные качества этой молодежи: "Самые, казалось бы, несоединимые черты - мечтательность и действительность, полет фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта души и трезвый расчет, страстная любовь к радостям земным и самоограничение, - эти, казалось бы, несоединимые черты вместе создали неповторимый, облик этого поколения".
   Молодогвардейцы - люди орлиного полета. В них так много общего, роднящего самых непохожих друг на друга юношей и девушек.
   Вместе с тем Фадеев показывает, какие великолепные человеческие индивидуальности сформированы нашей социалистической жизнью.
   Спокойная, сосредоточенная и вместе с тем деятельная натура. Олега Кошевого, комиссара "Молодой гвардии", так быстро повзрослевшего в суровые годы войны. Полная безудержной энергии, веселая, задорная Любка Шевцова. От нее исходит впечатление яркости, неповторимости. Так и кажется, что она, как птица, вспорхнет, понесется над землею. Первая плясунья, озорница, которую трудно даже представить спокойной, задумчивой.. Она жила легко и просто. И эта внешне беззаботная, яркая девчонка стала прекрасным разведчиком. Она погибла, не сломленная и не поддавшаяся врагу, защищая :то счастье жизни, каким она жила.
   Кого не пленяет образ Сережки Тюленина-этого босоногого, худенького паренька, озорного, отчаянно смелого. Сережкина мальчишеская неугомонность толкала его на безрассудные поступки. Постоянное действие, движение - своеобразный лейтмотив образа Тюленина.
   А Уля Громова, эта высокая, стройная девушка с тяжелыми черными косами, с глазами, то брызжущими ясным, сильным светом, то полными таинственной силы, скорее молчаливая, чем озорная, скорее ровная, чем страстная, но та и другая вместе. В Уле угадывается скрытое богатство подлинных страстей, таится "огромный мир чувств и размышлении, разных оценок людей, разного отношения к ним".
   Сколько героев, сколько разных характеров! И каждый из них - пример для подражания.
   Боевые дела молодогвардейцев - это прежде всего проверка их нравственных качеств, и тем более трудная проверка, что им зачастую приходится свершать жестокие поступки, вызванные необходимостью. Юные герои не должны иметь жалости к убийцам и насильникам. Этому учит роман "Молодая гвардия". Молодогвардейцы знают, что они защищают социалистическую Родину. Фадеев романтизирует своих героев, воспевает их моральные качества, окружает их светлым оптимистическим ореолом. В романе хорошо показана историческая преемственность поколений, социалистических идей: молодежь продолжает революционное дело, за которое сражались отцы и деды. В этом им постоянно оказывают помощь коммунисты.
   Роман "Молодая гвардия" раскрывает богатство и красоту человеческой души, зовет к подвигу, воспитывает у советских юношей и девушек любовь к Родине, ко всему светлому, прекрасному, а это одна из главных задач, стоящих перед советскими писателями, как и перед всем советским народом.
   Бесконечно многое входит в то, что мы называем воспитанием человека. Чем наполнят его ум, какие струны зазвучат в его душе, чувствах, познает ли человек только арифметический счет или еще с детства его научат вбирать в себя все многообразие мира - с его запахами, красками, гармонией цветов и чувств, научат различать добро и зло. Дрогнет ли тревожно его сердце, когда он станет взрослым, при виде цветка, который он первый раз сорвал и протянул матери; разбудят ли в его душе воспоминания крик журавлей в небе или скрип колодца; защемит ли болью сердце при виде могилы неизвестного солдата... Все это составляет нравственность человека, именно ее воспитанию посвящено всё творчество Александра Фадеева.
   
   
   
   
   ЦИЛЕВИЧЛ. М.
   ОБРАЗ КОЛЛЕКТИВА
   В "МОЛОДОЙ ГВАРДИИ" А. ФАДЕЕВА
   
   По своей жанровой природе "Молодая гвардия", как "Железный поток" А. Серафимовича и "Педагогическая поэма" А. Макаренко, - поэма, прозаическая эпопея. Главный герой этих книг - коллектив, основа сюжета - история формирования коллектива; характеры в них даются как "эпические" (по выражению Б. Костелянца), а не "романтические", т. е. они не существуют и не развиваются вне связей с коллективом.
   Однако в каждой из книг предстает особый тип коллектива, выражающий различные исторические состояния советского общества. Поэтому и образ коллектива в каждом случае создается особой системой художественных средств.
   Будущие молодогвардейцы с самого начала действия выступают как люди, воспитанные в коллективе, органически сочетающие свое "я" с "мы" коллектива. В первой главе "Молодой гвардии" Фадеев, рассказывая о стайке девушек, набрасывает эскизный портрет коллектива, созданного в мирные годы и еще теснее связанного испытаниями первых месяцев войны ("...они окончили школу... они привыкли к ночным дежурствам..."). Внешняя сила - фашистское нашествие - рвет эти связи, распадается группа девушек, возникает картина разрушения коллектива, одиночества. Но по внутренней необходимости связи между героями начинают восстанавливаться. Сюжет "Молодой гвардии" развивается как история разрушения и воссоздания коллектива; при этом не все старые связи проходят проверку на прочность - создается коллектив высшего типа, который возникает по инициативе каждого из его членов - будущих молодогвардейцев.
   Каждый из них своим путем идет в коллектив; Фадеев прослеживает, художественно исследует эти пути, процесс формирования коллектива; центр тяжести повествования переносится с истории боевых действий "Молодой гвардии" на предысторию ее - этому посвящена вся первая часть книги (35 глав из 65). С точки зрения фабулы, вся первая часть - экспозиция, сюжетное же действие наиболее интенсивно именно в этой части поэмы. По мере того, как создается "Молодая гвардия", формируется и художественный образ коллектива. В начальных главах происходит двойное движение сюжета. Внешнее движение - разрыв связей; поэтому повествование переключается из плана "они" в план "она", "он": Фадеев широко использует форму новеллы-портрета (5-я глава - Олег Кошерой, 7-я - Ваня Земнухов, 12-13-я - Сережа Тюленин и т. д.). Образ героя здесь дается как "концентрированный, сомкнутый портрет-характер" (определение Л. Ф. Киселевой). Но одновременно идет и внутреннее движение, - своего рода перегруппировка сил: встречаются, знакомятся Уля и Любка, Уля и Олег, Сережка и Валя - еще не зная, что они станут соратниками-молодогвардейцами.
   "Молодой гвардии" еще нет, есть лишь предпосылки ее создания, стремление к борьбе рождает мысли об объединении. Но еще прежде чем юные краснодонцы объединятся в "Молодую гвардию", их образы соединяются в сознании читателя: это сцепление новелл-портретов становится основой образа коллектива.,.
   Переломный момент сюжета - обращение Олега к Валько: "Помогите мне найти в городе кого-нибудь из наших подпольщиков".
   Олег делает первый шаг к созданию "Молодой гвардии". Борьба с захватчиками уже началась - Сережка поджег фашистский штаб: но действие Олега важнее, исторически значительнее, чем поступок Сережки - первым, но в одиночку начавшего борьбу с фашистами. ("Здорово, смело, но... плохо, что один"). Ведь только в коллективе, в организации может проявиться полностью сила, энергия каждого из героев ("...смелые ребята всегда найдутся, а все дело в организации...").
   Значительность разговора Олега с Валько Фадеев подчеркивает тем, что именно в этот момент вводит в повествование художественно-публицистическое обобщение - "облик поколения". Оно имеет двоякое значение. Во-первых, помогает читателю осмыслить те впечатления, которые у него уже возникли при знакомстве с героями, понять морально-психологическое содержание той художественной структуры, которая эстетически воспринимается читателем как образ коллектива. Во-вторых, раздвигает рамки повествования, создает своего рода контур, который по мере развития сюжета все более заполняется конкретным содержанием.
   Возвращение в Краснодон открывает новый этап сюжетного действия, формирования образа-коллектива. Возникают первые нити будущей организации: "Олег - Валько, Олег - Ваня, Сережка - Валя - Степа Сафонов. Встреча Олега с Сережкой - первый узел, первая ячейка, из которых начинает вязаться сеть "Молодой гвардии".
   С разных сторон сходятся в родной город будущие молодогвардейцы. Фадеев уподобляет это движение передвижению грунтовых вод - сравнение утверждает жизненность, могучую естественную, непобедимую силу народного сопротивления фашизму. Это внешнее, фабульное движение становится основой внутреннего, сюжетного действия, смысл которого можно определить, пользуясь словами самих подпольщиков: "установление связей". Слова "связь", "связи" звучат в книге все чаще и воспринимаются они не только в их прямом значении, но и в глубинном нравственно-философском и эстетическом смысле: восстанавливаются и возникают новые духовные связи между людьми - участниками общего дела, все отчетливее вырисовываются "междуобразные категории" (А. С. Макаренко). Фадеев по-прежнему дает портретные новеллы - Нина Иванцова, Сергей-Левашов, Лиля Иванихина и другие, - раскрывая индивидуально-неповторимое в каждом из молодых людей. Но чем плотнее вяжется сеть "Молодой гвардии", чем теснее смыкаются ее звенья, тем больше взаимосцепляются, взаимодействуют характеры, тем более ощутимым становится "коллективный тон", тем монолитнее становится образ коллектива.
   В него входит и лирически раскрытый образ автора-повествователя.
   К концу первой части на первый план повествования выдвигается Уля Громова. Она острее, драматичнее других переживает события - и своей личной, и общенародной судьбы, ей труднее всех дается разрыв привычных связей, она позже других приходит к прямому действию, ибо глубже, серьезнее всех размышляет. Многие молодогвардейцы ощущают необходимость выразить готовность к борьбе в торжественной клятве, но наиболее ярко и страстно звучит клятва Ули. Олег сделал первый шаг к созданию организации, Уля делает, последний шаг: ее клятва - это выражение зрелости коллектива, эмоциональная подготовка "официальной" клятвы-акта рождения "Молодой гвардии".
   Клятва Ули знаменует готовность молодогвардейцев к подвигу и выражает трагедийный пафос их борьбы.
   В художественном образе коллектива Фадеев раскрывает диалектику взаимоотношений личности и общества: только в живых связях с людьми, в общем деле человек может проявить свою индивидуальность.
   Фадеев рисует героев, рожденных и воспитанных социалистическим строем. Облик поколения молодогвардейцев проявляется в истинном, бесконечном разнообразии индивидуально-неповторимых характеров.
   В этом многообразии Фадеев выделяет героев, представляющих типы личности, самые характерные для этого поколения. В каждом художественном типе доминирует своя форма проявления энергии поколения: энергия действия (Сережка, Любка), энергия организации, деловитости (Олег), энергия духовного богатства, гармонии эмоции и интеллекта (Уля). Эти герои - основа образа-коллектива, остальные персонажи так или иначе соотносятся с ними.
   Становление личности в коллективе - сложный, противоречивый процесс. Каждому типу личности свойственны свои противоречия, достоинства, переходя меру, млгут стать недостатком (инициатива- анархичностью, регулятор, который помогает человеку развить достоинства и устранить недостатки. Эта роль коллектива особенно отчетливо раскрывается во второй часта поэмы, где "Молодая гвардия" предстает в непосредственном действии.
   
   
   
   КОРЧМАРЬ Я. И.
   "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
   В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
   
   Отмечая исторические заслуги краснодонских комсомольцев, газета "Правда" в 1943 году писала; "Пройдут годы, исчезнет с земли гитлеровская погань, будут залечены раны, утихнет боль и скорбь, но никогда не забудут советские люди бессмертный подвиг организаторов, руководителей и членов подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия". К их могиле не зарастет народная тропа".
   К 25-летию ВЛКСМ, в октябре 1943 г., М. И. Калинин в статье "Боевой помощник большевистской партии" указал на великое значение партизанской борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. В качестве яркого примера он привел подвиг юных мстителей Краснодона, которые "будут служить для молодого поколения образцом высокого служения Родине и беззаветной преданности ей".
   Александр Фадеев первым выступил с материалами о подвиге краснодонцев как литератор, публицист и историк.
   После опубликования постановления Президиума Верховного Совета СССР от 13,IX. 1943 г. о присвоении Звания Героя Советского. Союза руководителям "Молодой гвардии" А. Фадеев опубликовал в "Правде" статью "Бессмертие". Тогда же воениздат выпустил первую брошюру о молодогвардейцах.
   Первая книга о краснодонцах вышла в 1943.году под названием "Герои Краснодона". В ней излагались риалы и документы подпольной одиссеи и биографии, О. Кошевого, И. Земнухова, С. Тюленина, Л. Шевцовой, У. Громовой, И. Туркенича и воспоминания Е. Н. Кошевой, Н. Тюлениной, Валерии Борц, Л. Осьмухиной, Нины Иванцовой.
   В этом же году журнал "Смена" опубликовал воспоминания Ивана Туркенича и Радика Юркина об их боевой деятельности в подполье, а секретарь ЦК ЛКСМУ В. Костенко написал краткий очерк о краснодонцах.
   В 1943 и 1944 годах местный киномеханик Сергей Каралкин, находившийся в одной камере, в Ровеньках, с Олегом Кошевым и Любой Шевцовой, опубликовал свои воспоминания.
   В последующие годы число публикаций возрастает. В 1945 г. читатели получили небольшую книгу М. Котова и В. Лясковского "Сердца смелых". Повествование о краснодонцах авторы подкрепили документами, свидетельскими показаниями и другими источниками. Книга написана, в стиле публицистического очерка.
   Первая попытка подготовки научного сборника была предпринята. студентами Ворошиловградского мединститута в 1946 году. Машинописный текст был составлен студентами исторического факультета тт. Борисович, Сушковой, Полуниной, Николаенко и другими. Достоинством сборника явилась новая документация, извлеченная из областного партархива.
   Упомянутые исторические работы расширяли сведения о деятельности комсомольцев, но мало касались руководства партийной организаций комсомола. Этот пробел был устранен после выхода в свет статьи первого, секретаря Ворошиловградского обкома КП Украины А. И. Гаевого. Автор впервые осветил руководящую роль коммунистов Краснодона, в частности Ф. П. Лютикова и Н. П. Баракова, в борьбе комсомольского подполья против оккупантов. В связи с новыми материалами появляется вторая редакция романа А. Фадеева "Молодая гвардия". Газета "Правда" посвятила второму изданию книги А. Фадеева, редакционную статью: "Автор заново изучил работу реально существовавшего в Краснодоне большевистского подполья, которое руководило "Молодой гвардией", привлек новый жизненный материал, - писала "Правда". - Создавая теперь художественно обобщенные образы большевиков-подпольщиков, А. Фадеев опирался на конкретные факты из истории борьбы с оккупантами".
   К 40-летию Великого Октября появляются новые публикации углубляющие изучение темы. В сборнике "Во имя отчизны" были напечатаны воспоминания оставшихся в живых молодогвардейцёв и родителей погибших героев. В связи с годовщиной опубликования Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 года периодическая печать посвящала ему новые материалы и статьи. Советская пресса шире раскрывала значение подвига краснодонцев и отдельных эпизодов их борьбы. Появляются новые исследовательские экскурсы по отдельным вопросам. Так, например, журнал "Новый мир", 1957, № 11 опубликовал "Записную книжку" Ульяны Громовой за 1939-1942гг. Книжка была обнаружена мною в областном партийном архиве. Записи в "Книжке" Ульяны Громовой характеризуют читательские интересы комсомолки 30-х годов, содержат выписки из прочитанных произведений и представляют собой для нас большой педагогический интерес. К этому времени сведения о "Молодой гвардии" находят свое отражение и в монументальных научных изданиях. В Большой Советской Энциклопедии, в книге. Н. И. Супруненко по истории Великой Отечественной войны. Огромную ценность для науки представляет переизданная к 40-летию Великого Октября книга Е. Н. Кошевой "Повесть о сыне" (первое издание -М., 1946 г.). Журнал "Молодая гвардия" напечатал материалы, извлечённые из Министерства Обороны, под заголовком документы об Иване Туркениче". Предисловие к ним написали журналисты В. Гапонов и В. Пережогин. Документы дополнили биографию командира "Молодой гвардии", знакомят читателя с его деятельностью после освобождения Краснодона. Большой интерес представляет статья подполковника юстиции Г. И. Глазунова-о судебном процессе над предателями и палачами "Молодой гвардии" Почепцовым, Громовым, Кулешовым, приговоренными к высшей мере наказания. К этим материалам можно добавить статьи о других судебных процессах над предателями Подтынным и Мельниковым. Судебные документы весьма ярко характеризуют аморальный и отвратительный облик оккупантов, их слуг, предателей и изменников и опровергают вымыслы буржуазной пропаганды зарубежных писак, сеявших сомнения в отношении подвигов наших героев.
   В 50 годы пополнились и мемуарные источники статьями участников героической эпопеи.
   В начале 60-х годов сообщения о краснодонцах публикуются на страницах больших научных трудов, таких как "История КПСС" - ответственный редактор академик Б. Н. Пономарев и "История Великой Отечественной войны" - ответственный редактор Маршал Советского Союза А. И. Еременко.
   Расширяется и мемуарная литература о героях, издаются и новые исследования. Назовём некоторые из них.
   Труд учительницы-пенсионерки Анны Дмитриевны Колотович "Дорогие мои краснодонцы" заслужил большое внимание нашей общественности. Преподаватель школы, где учились некоторые молодогвардейцы, повествует об учебе и воспитании любимых учеников. Г. Я Емченко и своей монографии по истории края времен Великой Отечественной войны сообщает о подвигах краснодонцев, об их бессмертной борьбе против фашистского нашествия.
   Исключительно важное значение для исторической науки имеет исследование генерал-майора С. И. Косенко; опубликованное в газете а затем изданное отдельной книгой.
   Автор""Героической были" установил, что возглавляли карательные отряды, гитлеровцев начальник окружной жандармерии гауптман Ренатус Эрнст-Эмиль и комендант Краснодона майор фон Педеман. Вместе с ними действовали местные предатели во главе с отщепенцем Соликовским. В показаниях Ренатуса говорится: "...С первых дней оккупации германскими войсками Краснодонского района там развернулась борьба советского народа против германских властей. Осенью 1942 года сжигались на полях скирды хлеба, срывались мероприятия немецких властей по заготовкам хлеба, мяса и других продуктов питания для германской армии.
   Население уклонялось от работ по ремонту мостов и дорог. Молодежь избегала мобилизации на работы в Германию, распространялись листовки антинемецкого содержания, которые призывали советских людей вести беспощадную борьбу с немецкими властями.
   В городе Краснодоне была сожжена немецкая биржа труда, в день советского праздника 7 ноября патриоты вывесили красные флаги...
   Все эти действия советских людей наводили нас на мысль, что в Краснодонском районе действует подпольная организация. Мы считали, что этим делом руководят коммунисты, и в первую очередь уничтожали их. Однако борьба против нас продолжалась..."
   Гауптмана Ренатуса дополняет другой жандармский офицер Штрупперт. Характеризуя деятельность "Молодой гвардии". Штрупперт утверждает: молодежная организация была политической и ставила задачей: 1. Проведение саботажа против мероприятий немецких оккупационных властей. 2. Объединение патриотических сил для вооруженной борьбы против германской армии...
   Бригаденфюрер СС Деринг на одном из совещаний руководителей полиции заявил, что "...политическое разложение русского народа невозможно. Русские преданы коммунизму и с большой ненавистью относятся к фашистам. Русское население оказывает Красной Армии такую поддержку в оккупированных областях, которую ранее и нельзя было предположить.
   Большую и неожиданную опасность для немцев представляют партизаны, которые сражаются с огромным фанатизмом и беспощадностью, незнакомыми до сих пор немцам..."
   Эти признания врага еще раз подтверждают огромную политическую роль краснодонской "Молодой гвардии" и разоблачают вымыслы буржуазной пропаганды, которая принижает роль комсомольского подполья в борьбе против фашистских оккупантов.
   Материалы, собранные С. И. Косенко, раскрывают нам социальные корни предательства. Один из изменников родины Усачев, например, показал: "...Я питал постоянную ненависть и злобу к Советской власти. Мой отец до Октябрьской революции владел крупным хозяйством. Будучи враждебно настроенным к революции, в 1919 году я и отец вступили в белоказачьи войска генерала Краснова для вооруженной борьбы против Советской власти".
   Фашистские палачи и их пособники были поражены стойкостью и выдержкой молодогвардейцев. Так, Соликовский - шеф Краснодонской районной полиции - вместе со следователем Черенковым допрашивал Ковалева, который никаких показаний не дал. Он назвал Соликовского изменником и гневно бросил ему слова; "Тебе своей смертью не умереть. Если мы тебя не убили, то найдутся такие, которые отомстят за нас".
   Пытая юных патриотов, Соликовский требовал, чтобы Ульяна Громова просила пощады, "но она плюнула палачу в лицо и заявила: "Не для того я вступала в организацию, чтобы потом, просить у вас прощенья. Жалею только об одном, что мало мы сделали". Начальник жандармского поста в Краснодоне Шенн на следствии по его делу показал: "...Тюленин держал себя на допросе с достоинством, и мы удивлялись, как могла еще у молодого человека выработаться такая крепкая воля. По-видимому, презрение к смерти породило в нем твердость характера. Во время пыток он не проронил ни слова о пощаде и не выдал никого из молодогвардейцев, от него ничего так и не добились..."
   Коммунисты Краснодона показали юному поколению пример бесстрашия, стойкости большевистской старой гвардии. Один из полицейских, некий Давыденко, на следствии рассказал о коммунисте Яковлеве, который своим мужеством и выдержкой во время казни поразил своих мучителей.
   Яркий образец героизма проявил Виктор Третьякевич. Когда его стали подводить к шурфу, он схватил за шею заместителя начальника полиции и пытался вместе с ним прыгнуть в бездну. Лишь удар пистолетом по голове, нанесенный Третьякевичу жандармом, помог полицейскому вырваться, Третьякевича столкнули в шурф шахты живым. Известно, что буржуазные борзописцы пытались вызвать сомнения в деятельности Олега Кошевого как комиссара "Молодой гвардии". Автор книги весьма доказательно опровергает всякие сомнения.
   В "Героической были" С. И. Косенко мы читаем выдержки из воспоминаний И. Туркенича, В. Борц, В. Левашова, Р. Юркина, О. Иванцовой и других молодогвардейцев, дающих исчерпывающие доказательства о деятельности Олега Кошевого как комиссара "Молодой гвардии", ее политического руководителя.
   Иван Туркенич, например, в своих воспоминаниях (1943 г.) писал: "Тогда же мы решили создать штаб руководства, наметили кандидатуры, в число которых вошли Олег, я, Третьякевич, Земнухов, Левашов. Олега мы назначили комиссаром..." Валя Борц указывает: "Текст присяги был составлен комиссаром "Молодой гвардии" Кошевым..." Капитан I ранга В. Левашов (в прошлом член штаба "Молодой гвардии") вспоминает: "Бдителен и предусмотрителен не по летам был наш боевой комиссар Олег Кошевой..."
   Фашистские наймиты, руководители немецких полицейских и жандармских органов в Краснодоне и Ровеньках - Кулешов, Орлов, Гейст, Древитц, Усачев, Шульц -называют Кошевого одним из руководителей "Молодой гвардии". Бывший старший следователь краснодонской районной полиции Усачев показал на суде: "В Ровеньках был также расстрелян руководитель краснодонских комсомольцев Кошевой Олег..."
   Представший перед советским судом предатель Почепцов, выдавший молодогвардейцев, 9 июля 1943 г., в процессе следствия подтвердил, что Олег Кошевой являлся комиссаром всей организации "Молодая гвардия".
   Наконец, о том, что Кошевой был расстрелян в конце января 1943 года в Гремучем лесу, свидетельствует участник кровавого злодеяния жандарм Шульц. "Поставив обреченных на краю ямы в Гремучем лесу, жандармы дали залп. Люди упали на землю и лежали неподвижно. Вдруг Кошевой привстал и с ненавистью посмотрел на своих палачей. Это взбесило руководившего расстрелом Фромме, и он приказал жандарму Древитцу добить юношу. Древитц вплотную подошел к Кошевому и выстрелил ему в затылок".
   Зарубежная буржуазная печать пыталась отрицать заслуги О. Кошевого. Дав достойную и убедительную отповедь лживым измышлениям о судьбе Олега Кошевого, С. И. Косенко заканчивает правдивый, документальный очерк о подвиге бесстрашных членов "Молодой гвардии" рассказом; о героическом пути Любы Шевцовой; от начала ее подпольной деятельности до последнего дыхания. Люба Шевцова, оставленная, в тылу врага для связи с одной из разведывательно-диверсионных групп, предназначенных для подрывной работы в Луганске, неоднократно передавала в центр важнейшие разведывательные данные.
   Любу Шевцову усиленно разыскивал луганский СД, фашистский контрразведывательный орган "Мельдекопф-Тан" - передовой пост немецкой контрразведки, обосновавшийся в Старобельске и возглавлявшийся опытным нацистом Фельске.
   Арестованная и допрошенная в застенках краснодонской жандармерии, Шевцова 31 января 1943 г, под конвоем солдат и полицейских была, доставлена в Ровеньки, где ее допрашивал палач Орлов, до этого подвергший истязаниям Олега Кошевого. Оказавшись в 1949 г. в руках советского правосудия, Орлов показал, что никаких признаний от Шевцовой он не добился. Последовавшие затем допросы Шевцовой в Ровеньковской жандармерии при непосредственном участии ее шефа лейтенанта Бернгардта и его заместителя Фромме тоже не принесли фашистам нужных результатов.
   Работа С. И. Косенко занимает важное место в литературе о краснодонских комсомольцах. К ней следует присоединить сборник материалов и документов под редакцией Ю.Ф Пономаренко и др. Редколегия провела тщательную проверку разнообразнейших документов соответственно новым данным, тем самым создав прочный научный фундамент для следующих поисков. Б. Дьяков выступил со статьей "Четверть века спустя", М. Андриасов - о комсомолке МГ Пегливановой и др.
   Мы коснулись книг и статей центральных издательств и края молодогвардейцев - издательства "Донбасс".
   Одновременно появляется обильная популяризаторская. литература в различных городах: Свердловске. Саратове, Волгограде, Перми и т.д. Bo всей многочисленной исторической, художественной и публицистической литературе о "Молодой гвардии" звездой первой величины навсегда будет сиять роман Александра Фадеева. Написанный по свежим следам грандиозной эпопеи и переработанный в 1951 г., роман Фадеева по праву стяжал славу одного из лучших произведений о комсомольском подвиге. В нем сочетаются научная основа и красота эстетического творчества, живейшая правда и глубокая эмоциональность большого художника слова. Роман стал достоянием мировой культуры. Изданный на многих языках народов всех континентов миллионными тиражами, он стал настольной книгой прогрессивной молодежи мира. Священным памятником нашим пламенным советским патриотам возвышается музей "Молодая гвардия" в Краснодоне. Экспозиции и хранилища музея содержат документальный материал, составляющий не иссякаемый родник научного творчества..
   Наступило время для новой исследовательской работы по отдельным проблемам изучаемой темы. Назовем некоторые из них:
   1. Школьные годы молодогвардейцев. Методика и обучения и воспитания.
   2. "Молодая гвардия" и современность. Тема должна показать труд и быт современной молодежи, использование традиций "Молодой гвардии".
   3. "Молодая гвардия" и борьба зарубежных прогрессивных сил против неофашизма и реваншизма,
   4. "Молодая гвардия" в искусстве.
   5. Участие комсомола в партизанском движении.
   6. Советская молодежь и ее интернациональные связи с революционным движением в капиталистических странах.
   7. Памятные места и памятники подвигов советской молодежи в борьбе с фашистским нашествием.
   
   
   
   ЧУКАВОВ И. Р.
   В ШКОЛЕ,
   ГДЕ УЧИЛИСЬ МОЛОДОГВАРДЕЙЦЫ
   
   В Краснодонской школе имени А. М, Горького учились Герои Советского Союза Олег Кошевой и Иван Земнухов, командир "Молодой гвардии" Иван Туркенич и 25 участников подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   Известно, что ничто так не скрепляет коллектив, как традиции. В школе за годы её существования их сложилось немало, они прочно вошли в жизнь и быт коллектива, и большинство их так или иначе связаны с "Молодой гвардией".
   Партийная организация школы, педагогический коллектив помогают ребятам усваивать и продолжать традиции "Молодой гвардии", не подавляя их самостоятельности и инициативы.
   Стала теснее связь учащихся с родителями юных героев и оставшимися в живых участниками подполья. С ними ведется оживленная переписка, нередко они бывают у нас в гостях.
   Пионерская дружина школы носит имя Героя Советского Союза Олега Кошевого, пионерские отряды - имена его товарищей по организации.
   13 сентября - день принятия Президиумом Верховного Совета СССР Указа "О награждении членов подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" (1943) стал большим школьным праздником.
   Готовясь к нему, ребята устраивают выставки, характеризующие работу школы, выпускают специальный номер стенной газеты "Смена", изготавливают красочные плакаты, красиво оформляют здание, готовят художественную самодеятельность.
   В этот день приглашаются представители от партийных, профсоюзных, комсомольских и общественных организаций города, члены бригад коммунистического труда. На празднике присутствуют старейшие большевики города, герои гражданской и Великой Отечественной войн, герои "Молодой гвардии" и их родители.
   Особенно торжественно и приподнято прошел праздник в 1954 году, когда был открыт памятник молодогвардейцам.
   На торжественном собрании учащихся 9-10-х классов обычно заслушивается доклад о боевых делах молодогвардейцев, после чего выступают члены "Молодой гвардии" или их родители, члены бригад коммунистического труда. Присутствуя на одном из собраний, мать Олега Кошевого Елена Николаевна, закончила свое выступление словами: "Пусть жизнь и борьба молодогвардейцев всегда будут образцом пламенной любви к Родине и самоотверженного служения ей!" В приказе по школе отмечаются лучшие учащиеся которые своей, хорошей и отличной учебой, активным участием в общественной жизни продолжают традиции своих земляков-молодогвардейцев. В этот день в школе организуется выставка цветов и лучшие букеты возлагаются к подножию памятника и на могилу молодогвардейцев. После торжественной части выступают участники художественной самодеятельности, а потом начинаются массовые танцы и игры.
   Ежегодное проведение общешкольного праздника, посвященного героям "Молодой гвардии", стало замечательной традицией, имеющей огромное воспитательное значение.
   В конце августа, перед началом учебного года на совместном заседании комитета комсомола, совета пионерской дружины и учкома рассматривается вопрос о том, какие классы имеют лучшие показатели в учебе и общественной работе, кто должен занять классные комнаты где учились герои. Это решение утверждается педагогическим советом, а потом издается соответствующий приказ по школе.
   Вопрос, кто будет сидеть за партами героев, решают классные ученические собрания. Ученик, удостоенный этой чести, должен быть во всем примером. Он должен хорошо учиться, быть дисциплинированным, принимать активное участие в общественной жизни.
   Эта традиция также имеет большое воспитательное значение. Классные коллективы борются за хорошую успеваемость, за твердые и прочные знания, за высокую дисциплину. А школьники, которые признаны достойными сидеть за партами героев, как правило, за время своей учебы и после окончания школы проявляют себя передовиками на всех участках работы.
   Учащиеся герои навечно занесены, в списки класса и каждый понедельник, когда учитель делает на первом уроке перекличку, ученик, сидящий за партой героя отвечает: "Погиб смертью храбрых. в, борьбе с немецко-фашистскими захватчиками!"
   В классах, где учились герои, введены дневники Олега Кошевого, Ивана Земнухова, Ивана Туркенича. Учитель, опросив второго ученика (из вызванных на данном уроке), ставит его оценку в дневник героя. Поэтому дети стараются учиться лучше, чтобы в дневниках были только пятерки и четверки.
   Страницы из истории нашей школы. с успехом используются учителями на уроках и во внеклассной работе. 13 сентября 1960 года, в традиционный праздник, посвященный молодогвардейцам, был открыт школьный музей. Первыми его посетителями: были, матери, молодей гвардейцев: Ф. И. Туркенич, Е. М. Шевцова, А. И. Земнухова и родители других славных героев. В. книге; отзывов они оставили, следующую запись:
   "Мы, матери молодогвардейцев г. Краснодона, в день торжественного сбора пионеров 13 сентября 1960 года посетили школьный музей при школе № 1 им. Горького. Выносим большую благодарность, учителям и учащимся за .труд в создании этого маленького, но содержательного музея..."
   В настоящее время в музее имеется более тысячи различных экспонатов Среди них: решение бюро Краснодонского райком-комсомола о принятии в члены ВЛКСМ Олега Кошевого; документы, рассказывающие о боевой деятельности командира "Молодой гвардии" Ивана Туркенича, о жизни и деятельности многих молодогвардейцев, учившихся в нашей школе; экспонаты, демонстрирующие достижения педагогического коллектива в воспитании учащихся. тут же хранится переписка с музеями В. И. Ленина, подарки из Чехословакии, Монголии, ГДР и других стран мира.
   Школьный музей все время пополняется документами и подарками, которые присылают со всех концов Советского Союза и из стран социалистического содружества. Материалы, собранные в школьном музее помогают учительскому коллективу воспитывать учащихся достойными строителями коммунизма. Музей посещают и члены "Молодой гвардии", оставшиеся в живых, родители молодогвардейцев, члены бригад коммунистического труда, учащиеся школ Советского Союза, зарубежные делегации.
   В школе стало традицией проведение 24 декабря, в день рождения А. А. Фадеева, бесед, докладов, посвященных выдающемуся советскому писателю. Ученики школы собирают материал о жизни и литературной деятельности создателя романа "Молодая гвардия".
   В конце учебного года в школе обычно организуют экскурсию учащихся в государственный музей "Молодая гвардия". Посещение музея производит на школьников глубокое впечатление и находит свое отражение в сочинениях, написанных ими.
   В активе школы проведение комсомольских собраний, посвященных проблемам воспитания учащихся на традициях "Молодой гвардии" ("Люби свою школу, уважай ее традиции", "Ты на подвиг зовешь, комсомольский билет").
   Следует отметить и работу коллектива старшеклассников над созданием истории школы, имеющую большое познавательное и воспитательное значение. (1 Аналогичный опыт воспитательной работы на славных традициях "Молодой гвардии" накоплен и в Краснодонской школе № 6. О нем сообщила на первых Фадеевских чтениях (1966) Н. Т. Войтенко. - Ред.)
   Яркой оценкой успехов школы в учебно-воспитательной работе было присуждение ей в 1967 году, в дни. 50-летия Советской власти, Памятного юбилейного знамени ЦК КП Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрпрофсовета.
   В 1971 году за успехи, достигнутые в благородном деле обучения детей, разностороннюю работу по воспитанию подрастающего поколения на революционных, боевых и трудовых традициях советского народа школа отмечена высокой правительственной наградой - орденом "Знак Почета".
   Славные традиции Краснодона живут и будут жить вечно. На них воспитываются и будут воспитываться миллионы юношей и девушек. Жизнь и подвиг молодогвардейцев стали символом мужества и стойкости для всех молодых борцов за свободу, мир и счастье.
   
   
   ТАБЕНЦКАЯ С Б.
   ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРАДИЦИЙ
   
   
   "Походить на краснодонцев - выше этой чести нет".
   Павел Беспощадный.
   
   Идет торжественная линейка в сквере 30-летия ВЛКСМ. На главной аллее, сквера, напротив бюстов молодогвардейцев, стоят в военной форме с пионерскими галстуками школьники, и звучат слова клятвы: "Клянусь быть верным сыном своей Родины! Клянусь не запятнать звание "Молодогвардеец"! Клянусь! Клянусь!"
   Это отряд юнармейцев школы N30 г. Ворошиловграда, носящий звание "Молодогвардеец", дает клятву верности. Рядом с учащимися находятся студенты педагогического института, которые приходят в эту школу, чтобы познакомиться с традициями школы, пёренять опыт лучших учителей Е. П. Ивановой и Т. А. Татоли.
   Тесная дружба связывает кафедру русской литературы пединститута со школой № 30. Ни одна педагогическая практика, ни один семинар не проходят без участия учителей школы, которые своей эрудицией, глубокими знаниями; умением работать с учащимися всегда готовы поделиться со студентами-практикантами. Уже третий год здесь проходят педагогическую практику студенты братского Узбекистана. Все лучшие традиции они перенимают у педколлектива школы.
   Но особое место в идейно-нравственном воспитании учащихся школы занимает отряд юнармейцев, носящий гордое название - "Молодогвардеец".
   Об этом отряде, о его традициях рассказал на Фадеевских чтениях директор школы Константин Михайлович Коломников, показав кинофильм, сделанный учителем физики Э. Н. Малковым и учащимися школы.
   С января 1967 г. в школе № 30 организован боевой отряд. Командиром был назначен полковник запаса Д. А. Заславский, комиссаром - Т. А. Татоли, а начальником штаба - К. М. Коломников. Много сотен километров прошел отряд за эти годы, много раз участвовал в военных играх, из которых всегда выходил победителем.
   Кинофильм подробно показывает жизнь юнармейцев. Мы видим их лагерь в лесу, оборудованный по всем правилам военного дела. Здесь и ленинский уголок, и стенды, посвященные делам юнармейцев, и место для винтовок, противогазов, "снарядов". На экране показаны будни и парады, военные игры и театрализованные представления. Учащиеся учатся владеть оружием, пользоваться противогазом, ползать по-пластунски, подниматься в любое время по тревоге и т. д. Все это вырабатывает чувство ответственности, умение жить в коллективе и подчиняться его требованиям.
   Желание быть верным, традициям краснодонцев, быть достойным звания "Молодогвардеец" является основным у юнармейцев. Однажды батальону; в который входили юнармейцы школы, нужна было пройти 17 километров до села Чабанка, - места, где должен был, по правилам игры, высадиться "морской десант". Температура воздуха доходила до 33 градусов жары. Ребята были при полном снаряжении. Командование решило несколько облегчить им дорогу и посадить в автобус. Но, когда это было-предложено юнармейцам "Молодогвардейца", они запротестовали; заявив, что они земляки краснодонцев!
   Игра закаляла, вырабатывала характер. Из первых юнармейцев выросли командиры отрядов, батальонов: Сергей Воловиков, Григорий Храковицкий, Александр Талалаев и др. Зоя Слонецкая стала комиссаром отряда.
   Систематически выходит "Боевой листок". Это своего рода стенгазета, но сколько выдумки, огня в этих боевых листках! Каждый себя чувствует участником горячих событий, а эти события требуют немедленного отклика. И откликаются все. Это и рассказы о героях, и анализ ошибок того или иного боя, а иногда просто стихи или рассказы о впечатлениях дня.
   В школе открыт музей "Зарница", в. котором собран большой материал о жизни юнармейцев. Здесь кубки и грамоты - результаты побед, дипломы и медали, альбомы и знамена, фотографии и воспоминания старых большевиков.
   Юнармейцы также свято хранят и собирают материал о героическом прошлом своего боевого города. В гостях у школьников побывали старые большевики В. К. Афонина, Н.А. Зверяка, Е. Г. Тяльман и др. Учащиеся были участниками операции "Дорогой отцов" Начиналась она так. На уроке русской литературы им было рассказано о В. И. Дале, на уроках украинской литературы они изучили поэму М. Бажана "Отцы и сыновья", а на уроках истории услышали увлекательный рассказ о наших славных земляках-героях. И вот ночью, получив точные данные, по азимуту юнармейцы отправились к памятникам, могилам героев и на улицу Юного Спартака, где стоит, домик Даля. Возле каждого знаменательного места кто-нибудь начинал рассказ, остальные дополняли. О впечатлениях этой ночи они написали сочинения, оставили записи в дневниках и альбомах. Во многих местах побывали юнармейцы. Это Киев и Одесса, Владивосток и Черновцы, Краснодон и Волгоград, Ленинград и Ульяновск. И везде остались друзья, отовсюду привезли награды. Но кроме наград привезли землю. Земля с могилы краснодонцев, из одесских катакомб, с Мамаева Кургана, с Пескаревского кладбища из Ленинграда. И все это красиво оформлено руками учеников, все имеет свое место. Эти экспонаты, пути, которыми они сюда попали; имеют громадное воспитательное значение. Недаром каждый ученик школы мечтает стать юнармейцем, но достойны этой чести только те, кто трудом и поведением доказал, что им можно верить. И. ребята стараются, делают все, что в их силах, чтобы стать лучшими, а батальон пополняется все новыми и новыми юнармейцами.
   В Краснодоне есть школа № 24 имени Ивана Туркенича. Это новая школа - ей всего 10 лет, но ее коллектив старается перенять все лучшее. Директор школы Я. X. Крутовский пригласил юнармейцев Ворошиловградской школы № 30 в гости. И легкие на подъем юнармейцы приехали. Теплой была эта встреча. Я. X. Крутовский рассказал об Иване Туркениче, которого, он лично знал, а юнармейцы продемонстрировали свое владение военными специальностями. И об этом событии тоже рассказывают материалы музея.
   Учащиеся переписываются с писательницей, Героем Советского Союза И, Н. Левченко, которая, будучи санитаркой танковой части, спасла жизнь 28 танкистам. В дальнейшем Ирина Николаевна Левченко становится офицером-танкистом. Она имеет 15 правительственных заград и медаль "Флоренс Найтингейли". Самое приятное для учеников, что Ирина Николаевна родилась в Кадиевке, а дед ее - старый большевик Сараев - жил в Луганске. Одна из улиц города носит его имя. Во время празднования 50-летия обороны Луганска И. Н. Левченко приезжала в город. Этим воспользовались юнармейцы- музей пополнился фотографией, на которой они сфотографированы с И. Н. Левченко.
   Учащиеся школы принимают участие во Всесоюзной викторине, и это нашло отражение в музее. Составлены целые альбомы, в которых записаны и вопросы и обстоятельные, красочно оформленные ответы. Происходит взаимное обогащение, ответы требуют знаний, знания помогают юнармейцам; но и юнармейцы благодаря своей работе знают намного больше, кругозор их намного шире, чем у остальных учащихся. Что стоит одно лишь путешествие во Владивосток на Всесоюзный финал военной игры "Зарница", участниками которого они были. Вначале Москва, затем Омск, Иркутск, Хабаровск. Это целая география, новые места, новые люди. Но все-таки самым дорогим воспоминанием, самым ценным было право первыми открыть мемориал "Молодой гвардии" в Краснодоне. В этот день была незабываемая встреча с космонавтами Г. С. Шониным и Б. В. Волыновым, с родителями молодогвардейцев. День был насыщен, все осталось в памяти и в экспозиции музея, все заснято на кинопленку.
   Может быть, именно в этот день, услышав голоса родных Олега Кошевого, Ивана Туркенича, Виктора Третьякевича, Любы Шевцовой, походив по залам музея, прикоснувшись к ушедшей, но такой близкой и знакомой нам жизни этих прекрасных юных патриотов, они по-настоящему поняли, чему обязывает их то звание, которое они себе сами выбрали. С еще большим чувством прозвучала песня, слова которой они сами написали:
   
   Если недруг коварный
   Нам навяжет войну,
   То смертельным ударом
   Мы ответим ему.
   
&NBSP;&NBSP;&NBSP;
&NBSP;&NBSP;&NBSP;ЧЕРЕДНИЧЕНКО Т.В.
   
   РОЛЬ СЕМЬИ
   В НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ МОЛОДОГВАРДЕЙЦЕВ
   
   С чего начинается Родина?..
   Мих. Матусовский
   
   А. С. Макаренко говорил об огромном значении семьи в воспитании нравственных качеств школьника. Семья - это первичный трудовой советский коллектив, где ребенок приобщается к опыту нравственной жизни.
   Нам представляется большой педагогической ценностью опыт морального воспитания в семьях молодогвардейцев, не нашедший пока достаточного освещения педагогической литературе.
   Не претендуя на всестороннее и полное раскрытие этой большой темы, мы акцентируем внимание на отдельных проявлениях конкретной семейной педагогики, которые, на наш взгляд, помогают лучше понять процесс становления духовного мира юных героев.
   Опыт нравственного воспитания в семьях молодогвардейцев обладает огромным воспитательным потенциалом. Каково же, было влияние родителей, старших братьев, сестер на выработку правильных идейных убеждений, становление характера, взглядов. на жизнь у молодогвардейцев?
   Большую роль в образовании и воспитании Олега Кошевого сыграли: мать - учительница-общественница отчим - партийный работник, бабушка - коммунистка. Родные были для Олега первым образцом для подражания, источником, откуда он .черпал важнейшие понятия нравственного характера. Сочетание повышенных интеллектуальных возможностей и благоприятных условий развития в семье и школе способствовали не только высокой эффективности обучения Олега, но и формированию идейных убеждений, его ранней гражданской зрелости.
   Бабушка Вера-женщина талантливая, обогащенная огромным опытом,- в глазах внука была особенным человеком. Она рассказывала ему о том, что испытала до революции, о своей батрацкой доле, учила глубоко уважать людей труда, достойно оценивать их, восхищаться "ручной умелостью", деловитостью, настойчивостью.
   Спустя несколько лет, в своей "Повести о сыне" Е. Н. Кошевая скажет, обращаясь к молодежи: "...Береги и люби все, что завоевали для тебя отцы и старшие товарищи в тяжелых боях своей кровью. Люби свою родную землю и каждую травинку в ней. Береги и дорожи всем - великим и малым: советом старшего товарища и усталыми от труда руками отца и матери..."
   Воспитанный в своей семье в духе глубокого уважения к взрослым, Олег, когда пришло время великих испытаний, оказался способным очень точно и аккуратно выполнять поручения партийного подполья. И ему, шестнадцатилетнему, было под силу руководить большой организацией. К этому его подготовили и учеба в школьном коллективе и воспитание в родной семье.
   "Радость духовного общения с родными, особенно с матерью - один из определяющих источников в формировании чувства нравственного долга. Не случайно в романе "Молодая гвардия" Олег Кошевой, подводя итоги своей недолгой жизни, самым высоким для себя мнением считает мнение матери.
   Как дорогую память о сыне хранит Елена Николаевна стихи Олега, посвященные ей, матери, не только как самому родному, близкому человеку, но и как товарищу по борьбе:
   
   "Ты, родная, врагам отомсти
   За страданья и слезы свои,
   За мученья и смерть сыновей,
   За погибших советских детей.
   
   Мама, мама, не плачь, только, мсти!
   Возвратятся к нам светлые дни.
   Правды, счастья луч золотой
   Засияет над нашей землей!"
   
   Жизненный опыт родителей, их высокий моральный, облик - источник нравственного влияния и авторитета для детей. Анастасия Ивановна Земнухова рассказала, что еще дошкольником Ваня очень любил слушать стихи Пушкина. Портрет поэта в самодельной рамочке до сегодняшнего дня висит в его комнате. А когда над Ваней нависла опасность ареста, он подошел, посмотрел на портрет, потрогал его руками, как бы прощаясь, с любимым поэтом.
   Знакомясь с Анастасией Ивановной -невысокой старушкой в темном платке, слушая ее образную певучую речь, мы невольно вспоминали описанный в романе "Молодая гвардия", задушевный дружеский разговор между Ваней Земнуховым, и Сережей Тюлениным после казни Фомина. Как хорошо понимал Ваня всю незаурядность своей мамы, сравнивая ее с няней Пушкина, Ариной Родионовной. И в том, что в нем всегда жило готовое вспыхнуть вдохновение, что свои глубоко, патриотические, юношеские мысли он стремился выразить именно в стихотворной форме, заслуга не только талантливых школьных педагогов-словесников, но и его мамы, простой, доброй русской женщины.
   Краснодонская школьница Наташа Краснорудская в стихотворении "Не вернулся наш поэт в Россию" говорит об очень юном поэте, который "пламенной любовью Родину любил". Личность поэта воспринимается девушкой только в героическом плане. Он из тех патриотов, кто защищал Родину под Смоленском и Москвой, партизанил, рискуя жизнью спасал товарищей, водружал знамя над Рейхстагом. Но он погиб, и в память о его подвиге люди соорудили монумент.
   
   И толпятся люди у оградной дверцы,
   В скорби положив на грудь ладонь,
   Смотрят, как из пламенного сердца
   Вечный вырывается огонь.
   
   Мы не знаем, был ли прототип у героя стихотворения, но по идейной направленности и содержанию стихов им вполне могли быть два юных поэта - Олег Кошеной и Ваня Земнухов, которые учились там, где и Наташа,- в школе имени Горького.
   Всего несколько строк написала из тюрьмы Ульяна Громова. Но они являются свидетельством глубокого идейного, патриотического воспитания в семье простого рабочего Матвея Максимовича Громова.
   В многодетных семьях старшие братья и сестры часто берут на себя часть воспитательных обязанностей по отношению к младшим. Для Ульяны, самой младшей в семье, непререкаемым авторитетом был старший брат Елисей, военный летчик. Это он, любимый старший брат, когда-то, волнуясь, что сестра ходит зимой с непокрытой головой, привез ей летный шлем. Стихи М. Ю. Лермонтова, которые Уля читала в тюрьме, были из двухтомника, подаренного братом. Именно ему передает Уля свой последний наказ:
   "Прощай, мой брат любимый Еля! Крепче стой за Родину свою".
   В Ровеньках восстановлена камера пыток, на стене которой среди других есть предсмертная запись Любы Шевцовой. Как, наверное, ей, всегда такой быстрой и живой, а тогда истерзанной пытками, было трудно дотянуться в переполненном подвале до стены и, старательно нажимая твердый камушек, вывести последние в жизни-строки! Ей так хотелось, чтобы их прочла мама! В сердце отважного бойца подпольного фронта, в сердце члена штаба "Молодая гвардия", в сердце веселой и озорной Любки-артистки всегда теплилась глубокая и нежная любовь к матери.
   Воспитанная, как и другие краснодонские девушки, в глубоком уважении к труду, Люба всегда стремилась облегчить матери заботы по хозяйству, а в будущем обеспечить ей тихую, спокойную старость. Но этим мечтам не суждено было осуществиться.
   Жители Ровеньков видели, как ранним утром 9 февраля (за неделю до освобождения) из гестапо вывели очередную партию осужденных, среди которых была белокурая девушка в теплом платке. Но никто тогда не догадывался, что девушка тем ранним утром шагнула в бессмертие, а в сыром подземелье осталось навсегда белеть на стене, как пример беззаветной дочерней любви, последнее ее обращение к матери:
   
   "Мама, я тебя сейчас вспомнила.
   Прощай навеки. Прости. Люба "
   
   Дружная, трудовая семья сыграла огромную роль в воспитании Сергея Тюленина.
   "Как бы ты повел себя в жизни, читатель, если у тебя орлиное сердце, преисполненное отваги, дерзости, жажды подвига?", - спрашивал Фадеев, раскрывая истоки, формирования характера С. Тюленина.
   Сережа Тюленин был озорным мальчиком. Он мог на уроке из-под парты выпустить воробья, выпрыгнуть из окна второго этажа школы. Мама Сережи, Александра Васильевна, говорила, что его поведение не раз обсуждалось в школе, вызывали родителей и сестер. Наверное, по педагогической терминологии Сережка был "трудновоспитуемый". Ко всем видам словесных требований у него выработалась невосприимчивость, т. е. "смысловой барьер".
   Эффективность педагогического влияния зависит не только от точного выбора приема, но и от психологической ситуации, в которой он применяется, от отношения к нему воспитуемого. Директор школы пришел домой к Тюленнным. Ничего нового для Сережи в его разговоре не было, но необычная форма его проведения, то, что директор пришел сам и обращался не к Сергею, а как бы упрекал его домашних, родителей, привел к тому, что подросток по-новому воспринял то, о чем ему говорилось уже не раз. Слезы матери глубоко тронули чуткое мальчишечье сердце. Лицо отца впервые показалось значительным и печальным. Гнев и презрение он увидел в глазах сестер, и впервые к нему приходит обида и сознание своей "преступности". Ночью он беззвучно плачет, вытирая скупые слезы. И всем кажется, что за ночь он повзрослел. В книгах о героях его интересуют мотивы поведения, моральные свойства личности, совершившей подвиг. И вскоре жажда подвига приобретает у Сергея конкретную направленность - он стремится попасть в Ворошиловградскую школу военных летчиков. Читает книги о самолетостроении, увлекается авиамоделизмом.
   Крылатую мечту краснодонских рабочих пареньков, каким был и Сергей Тюленин, их стремление к подвигу во имя Родины передает их земляк поэт Геннадий Кирсанов:
   
   Его манило властно мирозданье,
   Туманная Галактика звала,
   Но уходил мальчишка на заданье,
   На боевые, смелые дела.
   Нацелив к звездам сердце, словно компас,
   Он жил мечтой,
   И если б не погиб,
   Среди героев, что штурмуют космос,
   Его, должно быть, встретить мы могли б.
   
   Знаменательно, Ворошиловградская школа военных штурманов, в которую так отчаянно пробивался Сережка Тюленин, воспитала 182 Героя Советского Союза, 9 - дважды Героев Советского Союза, среди них Николая Гастелло и летчика-космонавта Г. Т. Берегового.
   Более четверти века прошло со времени гибели молодогвардейцев. Неузнаваемо изменился шахтерский городок, новые люди прославляют орденоносную Ворошиловградщину.
   Но навсегда остались стоять в самом центре города герои "Молодой гвардии". Стали строже, суровее их юные лица, запечатленные навеки в бронзе памятника.
   
   Подняв плечами небо голубое,
   Стоят, закрыв от взглядов облака,
   Пять человек и знамя боевое
   Над площадью родного городка
   
   Й есть глубокий смысл в том, что рядом с памятником молодогвардейцам - сыновьям и дочерям - как воплощение преданности делу детей, стоит каменная стела с изображением скорбящей матери.
   
   
   
   СКАЛДИНА Р. А.
   СЕРДЕЧНЫЙ И СТРОГИЙ ДРУГ
   
   I
   
   12 июня 1941 года Александр Александрович Фадеев вместе с Н Асеевым, Н. Тихоновым, А. Прокофьевым. М Зощенко, В. Лебедевым-Кумачом и С. Михалковы приехал в Ригу для участия в работе Первого съезда писателей Советской Латвии, которая лишь около год перед тем вошла в братскую семью народов СССР.
   13 июня А. Фадеев присутствовал на вечере дружбы советских писателей в Латвийском университете.
   14-15 июня он участвовал в работе Первого съезду писателей Латвии, проходившего в зале Государственной филармонии.
   С этого времени связь Фадеева с латышской культурой не прекращалась даже в суровые годы войны.
   18 октября 1942 года в Москве в зале П. И. Чайковского А. Фадеев открывал вечер писателей и работников искусства Прибалтики. В конце апреля 1943 года он выступал на собрании латышских советских писателей в Москве с докладом "Об основных задачах советской литературы в период Великой Отечественной войны".
   В 1947 году на Втором съезде латышских писателей: вновь прозвучал доклад Александра Фадеева.
   В декабре 1948 года писатель выступил на открытии декады латышской-литературы, в Москве.
   Эти факты, равно как и многочисленные личные контакты А. Фадеева с латышскими писателями, выступления в печати, переписка, тиражи его произведений в Латвии, должны заинтересовать не только биографов выдающегося писателя, но и литературоведов и критиков, ибо раскрывают новые стороны его многогранной личности, напряженной деятельности писателя, теоретика, критика. Они свидетельствуют о глубокой его заинтересованности в судьбах многонациональной советской культуры.
   В рамках данного сообщения мы остановимся лишь на некоторых аспектах темы, главным образом, на принципах, которые лежали в основе взаимоотношений Александра Фадеева с латышской советской литературой.
   
   II
   
   Ярким событием в истории этих взаимосвязей было участие Александра -Александровича Фадеева в работе Первого съезда писателей Латвии, состоявшегося за несколько дней до начала Великой Отечественной войны.
   Речь А. Фадеева 14 июня, по свидетельству одного из участников съезда, латышского литературоведа Яниса Ниедре, явилась одним из крупнейших событий. И это не случайно, А. А. Фадеев прибыл в Ригу на съезд не просто как друг, как почетный гость, а как деятель социалистической литературы, с очень четкой эстетической программой, готовый твердо проводить ее в жизнь Программа эта складывалась в течение всей его предшествующей деятельности, в свете которой мы и можем оцепить его речь в Риге в 1941 году. Как свидетельствуют многие статьи Фадеева 30-х годов, внимание его было приковано к нескольким узловым проблемам советской литературы. Это вопросы об отношении художника к современности, о характере и сущности искусства, социалистического по содержанию и национального по форме, об отношении к классическому наследию.
   Раскрывая существо этих вопросов, А. Фадеев опирался на опыт многонациональной советской литературы, решал их в рамках многонационального искусства. Протестуя против попыток социалистическое искусство "нивелировать, уравнять, подогнать, под одну мерку, хотя бы даже и хорошую" Фадеев указывал, что опасно и вредно не видеть индивидуального лица художников, игнорировать неисчерпаемые богатства национальных литератур. За формулой искусство "социалистическое по содержанию и национальное по форме", Фадеев видел реальные процессы рождения и роста национальных искусств, требовал анализа конкретных произведений. В успешном развитии национальных культур находил он подтверждение тому, что социалистический реализм не терпит однообразия. Многообразие создается, по Фадееву, благодаря своеобразному для каждого парода духу и строю речи, традициям национальной классической литературы наконец, благодаря национальному складу характера, психологическим, эмоциональным особенностям народа, которые и "создают неповторимый цвет и запах каждого национального искусства".
   Как видим, в комплексе признаков, создающих многоликий образ советской литературы, А. Фадеев немалое место отводит классическому наследию. Вопрос об его использовании был в ряде случаев и остается актуальным для многих национальных культур.
   В цитированных воспоминаниях Я. Ниедре рассказывает, что 13 июня 1941 года, после вечера дружбы, сoстоявшегося в зале Латвийского университета, несколько латышских литераторов, А. Фадеев и С. Михалков собрались в клубе Союза писателей. Разговор, шел о важнейших проблемах искусства социалистического реализма: "О правде жизни и правде искусства; о многообразии метода социалистического реализма, который некоторые вульгаризаторы литературы понимают превратно и искажают; о ленинском понимании классического наследия. А. Фадеев то рассказывал, то спрашивал, то отвечал"
   Закономерность постановки этих проблем в последующие дни на съезде была очевидной, так как они сохраняли свое значение для всей советский литературы на долгие годы. А. А. Фадеев предвидел, что не вся интеллигенция в молодой республике сразу примет марксистскую точку зрения на искусство. "Ибо развитие интеллигенции в условиях капитализма не похоже и не может быть похоже на ее развитие в условиях социализма", однако не считал это препятствие долговременным.
   Учитывая двадцатилетний опыт развития русской советской литературы и литератур других советских национальных республик, Александр Фадеев пытался предугадать трудности, которые встретятся на пути литераторов Латвии, и с позиции этого опыта предостеречь латышских коллег от возможных ошибок. Он предостерегал от опасности, уйдя от политики, уйдя от острых вопросов современности, уйти от интересов народа, а следовательно, от правды жизни и от правды искусства: "От современности нельзя уйти, как нельзя уйти от политики в искусстве, ибо что бы художник ни писал, это все равно его реакция на современность".
   Молодой латышской советской 'литературе предстояло определить свое отношение к многим представителям старой культуры. Вот почему Фадеев снова и снова возвращается к теме наследства в культуре. Возможность левацких перегибов в оценке значения того или иного "художника прошлого казалась ему особенно реальной в Латвии, как и у других "народов, которые угнетались столетиями и где у классиков этого народа не могли не быть известные националистические предрассудки... Мы должны, - предупреждал Фадеев, - перешагнуть через это и брать то объективно ценное, что они создали".
   Вся речь А. Фадеева была проникнута глубоким чувством дружбы и уважения к латышскому народу, его революционным традициям, его культуре. В целом же она, по признанию Я. Ниедре, была сосредоточена на вопросах, касающихся "включения латышских писателей в единую семью советских литераторов, которое означало конец провинциальной обособленности", т. е. признание широкого значения латышской культуры и выход ее на всесоюзную арену, что особенно было подчеркнуто в речи Александра Фадеева: "...мы очень скоро все лучшее из того, что ценно для латышской культуры, сделали достоянием всех народов СССР, и... великий Райнис получит такого читателя, в таком масштабе, о котором он мог только мечтать при жизни". Такое же широкое распространение, по мнению Фадеева, должны получить и произведения советских латышских писателей.
   В свете этого заявления А. А. Фадеева сейчас интересно сопоставить несколько очень убедительных цифровых данных. Янис Ниедре вспоминает, что после восстановления Советской власти тираж произведений художественной литературы возрос с обычных для. Латвии 1500-3000 экземпляров для прозы и 1000-1200 для поэзии до 5000-6000 экземпляров для прозы и 2000-3000 - для поэзии.
   Если говорить о цифрах тиражей, то нужно упомянуть и о том, что книги самого Александра Фадеева широко известны в Латвии. Все его произведения переведены на латышский язык и неоднократно издавались и издаются.
   Некоторые из них, например, "Разгром", были известны еще задолго до 1940 года. Воспринимались тогда эти произведения демократическими читателями как откровение, ибо показывали неизведанные дали, открывали перспективу борьбы. В них находили и новые качества социалистической литературы, которые были неведомы буржуазной культуре. "То, о чем говорили советские писатели, было настоящим открытием", в них "был показан триумф идей социализма, тяжелая борьба которую надо было, пройти народу, чтобы переделать старое общество".
   Янис Ниедре пишет, что особенно, большое впечатление на него произвел роман -"Разгром", который, по словам критика, учил правильному пониманию революционных событий в Латвии. "Роман А. Фадеева "Разгром" читал раза четыре".,-признается Ниедре.
   В 1933 году в издательстве "Прометей" (в Советском Союзе) роман вышел на латышском .языке; это обстоятельство сразу же расширило круг его читателей. А в 1941 году "Разгром" был переведен и издан уже в Советской Латвии.
   В новых условиях книга снова вызвала большой интерес у читателей и критики. Первый ее рецензент Э. Дамбурс вспоминает: "Начинающему критику книга показалась открытием. Что за герои, классическое изображение! Повествование звучало, как гимн революции, без лишних слов, пустой патетики, просто, правдиво вместе с тем, увлекательно".
   К роману "Разгром" критики в Латвии обращались в разные периоды. Глубокий его анализ дан в книге А. Упита "Вопросы социалистического реализма в литературе". Андрей Упит отдает должное книгам Д. Фурманова и А. Серафимовича, но первое место в революционной советской прозе отводит "Разгрому". Отмечая простоту темы романа, автор пишет: "Но: на этой простой основе повествования выткано чрезвычайно богатое содержание с таким совершенством своеобразного художественного распределения материала, что роман Фадеева становится первым значительным произведением послеоктябрьской литературы, путеводной вехой для всего дальнейшего реалистического искусства слова".
   Исследователя привлекает чувство художественной меры и такт, с которым А. Фадеев изображает события и героев. В главе о романе "Разгром" мы находим много интересных наблюдений над художественной формой романа, над взаимодействием глубокого психологизма и внешнего рисунка в обрисовке характеров, над взаимосвязью традиции и новаторства.
   С необычайной тонкостью и глубоким мастерством проникновения в художественную ткань романа народный писатель Латвии А. М. Упит раскрывает читателю мастерство прозы Александра Фадеева.
   
   IV
   
   В широко известной книге А. Упита "Вопросы социалистического реализма в литературе" мы находим немало строк, посвященных высокой оценке общественной деятельности и творчества А. Фадеева. В свою очередь А. А. Фадеев всегда проявлял живейший интерес к творчеству Упита, глубокую заинтересованность в пропаганде его книг за пределами Латвии. Рекомендуя к публикации в журнале "Знамя" статью А. Упита "Монументальная форма социалистического реализма", А. А. Фадеев писал в редакцию: "Мне кажется, Вы сделали бы хорошее дело, напечатав эту, вполне индивидуальную, квалифицированную и интересную статью маститого писателя, значение которого велико не только в Латвии".
   В переписке Фадеева и Упита, вызванной опубликованием этой статьи, очень ярко отразился характер отношений двух больших художников, слова, основанных на глубоком уважении, взаимной симпатии и творческом единомыслии по принципиальным вопросам развития социалистической литературы. В одном из писем к А. Упиту А. Фадеев, высоко оценивая два романа замечательного писателя: "Земля зеленая" и "Просвет в тучах", выступает не только как благодарный читатель, но и как зоркий критик. Автор письма подчеркивает, что достоинство этих романов в масштабности, в их огромном познавательном значении, в мастерстве художественного воплощения- жизни "латышского общества в важнейший исторический период его развития..."
   Фадеева привлекает серьезная проблематика и "пронзительное",- "глубокое", "долговечное" "воздействие на душу читателя авторской большой гуманистической мысли"
   Эпистолярное наследство Фадеева не раз высоко оценивалось советской критикой. Эта оценка применима и к письмам Фадеева к Упиту. По существу в них дается сжатый, но очень емкий анализ выдающихся произведений Упита, в результате которого автор делает вывод: "Только большая любовь к своему народу, к его истории и к его счастливому будущему могла продиктовать Вам эти романы, с их массовыми сценами народной, жизни и с этим богатством социальных типов, с этим борением больших страстей и низинами человеческого падения, с беспощадным изображением мерзости эксплуататоров и духовного величия латышского рабочего класса".
   В письмах А. Фадеев солидаризуется с Упитом в понимании вопроса о формах социалистического реализма, в оценке отдельных писателей.
   "...С Вашими оценками эпопей А. Толстого, Шолохова, Эренбурга и Лациса я согласен как в части положительной, так и в части критической", он делится своими сожалениями по поводу того, что его собственная "литературная "походка" так мало родственна... "походке" Тургенева... или. Пушкина в прозе". А там, где речь идет о каких-то разногласиях в творческих взглядах, А. Фадеев проявляет высокую принципиальность и, вместе с тем, терпимость и уважение к взглядам, своего адресата.
   История отношений А. А. Фадеева с деятелями латышской культуры требует дальнейших исследований. Но можно с уверенностью сказать, что в этих отношениях А. Фадеев всегда следовал принципам пролетарского интернационализма, из которого проистекало глубокое убеждение, что несмотря на малую численность латышского народа, "...жизнь его так же значительна, полна такого же великого содержания, как и жизнь любой из наций" и что его культура есть значительный вклад "в художественную сокровищницу человечества".
   
   
   
   БОРТ О. М.
   А. А. ФАДЕЕВ - НЕУТОМИМЫЙ БОРЕЦ ЗА ДРУЖБУ НАРОДОВ
   
   Советская литература с первых своих шагов боролась за претворение в жизнь ленинской национальной политики, была проводником идей партии по национальному вопросу. "Братство сердец всех народов" - этот лозунг сиял на знамени новой литературы, родившейся в огне Великого Октября.
   Деятельность Александра Александровича Фадеева как писателя, публициста и критика неотделима от национальных литератур нашей Родины и зарубежных стран. Большая, сердечная дружба связывала его с азербайджанцем Самедом Вургуном, аварцем Расулом Гамзатовым, латвийцем Андреем Упитом, армянкой Маро Маркарян, французским романистом Роменом Ролланом, турецким поэтом Назымом Хикметом.
   А. Фадеев был частым гостем в советских республиках, в частности в Абхазии, Азербайджане, Грузии, Дагестане, Калмыкии, Латвии, Украине. Как посланец советского народа, пламенный интернационалист посетил ряд зарубежных стран - Австрию, Англию, Испанию, Норвегию, Францию, Чехословакию, Швецию и другие.
   Тема интернационализма является одной из главных в публицистике писателя. Но, к сожалению, ей уделяется мало внимания даже в таких солидных работах об А. А. Фадееве, как монографии К. Зелинского, В. Озерова, Д. Романенко и др. Специальных же исследований по этому вопросу также нет. Хотя необходимость в их появлении давно назрела, и она диктуется прежде всего практикой всей нашей идеологической работы.
   Деятельность А. Фадеева как пропагандиста дружбы советских народов, их литератур была поистине огромной и многообразной. Сюда включаются такие ее виды, как выезды в братские республики для помощи молодым писателям, статьи о великих писателях прошлого и современности, письма к начинающим и маститым мастерам слова, оценка художественных произведений национальных литераторов.
   Значительный интерес представляют статьи Александра Фадеева о творчестве Шолома Алейхема (1939) Коста Хетагурова (1941), Низами (1947), Давида Гурамишвили (1955). Письма к Андрею Упшу, Маро Маркарян, Расулу Гамзатову. - Большую роль сыграли выступления Фадеева на съездах республиканских писательских организаций, в частности на Первом съезде писателей Советской Латвии в 1941 году.
   Выдающийся советский писатель говорил о необходимости укрепления дружбы советских народов, подчеркивал, что расцвет всех национальных литератур нашей Родины тесно связан с культурной революцией и является результатом ленинской национальной политики, восторжествовавшей после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Именно Октябрь открыл азербайджанцам Низами, грузинам - Шота Руставели, осетинам - Коста Хетагурова. В статье "Давид Гурамишвили и современность" (1955) А. Фадеев утверждает, что созвучность творчества великого сына Грузии нашей эпохе - в его самоотверженной борьбе за счастье народа, в умении воплотить в себе лучшие национальные черты и лучшие черты человечества.
   "До преклонного возраста... Гурамишвили сражался: сражался за свободу родной Грузии, сражался, как герой... Есть в этом типе поэта нечто, наиболее отвечающее нашему современному пониманию того, каким должен быть поэт эпохи бурь. Не случайно, что поэзия Гурамишвили и образ поэта с особенной силой воскресли в период Великой Отечественной войны наших народов против иноземных завоевателей". Эти фадеевские слова можно с полным основанием отнести и к другим великим деятелям литературы и искусства братских народов нашей страны, жившим в прошедшие эпохи.
   А. Фадеев рассматривает и такой сложный вопрос, как соотношение национального и интернационального в творчестве писателя. В статье "Торжество разума и справедливости", посвященной 800-летию со дня рождения азербайджанского поэта Низами, А. Фадеев характеризует его творчество, с точки зрения тесного единства содержания и формы, акцентируя внимание на конкретно-исторических условиях, определивших народность великого мастера слова. Он доказывает, что творчество Низами народно как по содержанию, так и по форме. И тот и другой компонент социально обусловлен.
   В творчестве классика азербайджанской литературы чувствуются народные корни, "он широко использует народный фольклор". Раскрывая сущность этой фразы, автор статьи подчеркивает, что у Низами можно встретить прямые высказывания против правителей и их прислужников-угнетателей и вымогателей.
   Классик литературы Азербайджана смог в специфической, национальной форме отразить думы своего народа, совпадающие с чаяниями тружеников иных наций, поэтому его имя стало близким и дорогим трудящимся всего мира. Говоря иными словами: национальное и общечеловеческое неотделимы друг от друга, они дополняют одно другое, составляя единое целое. Отсюда вполне правомерно заключение о гениальности Низами одного из светочей человеческого разума.
   "Низами - великий гений азербайджанского народа. Но, вместе с тем, он и наш общий гений, чтений всех братских советских народов, мировой гений".
   Каждая из статей А. Фадеева о творчестве того или иного писателя - пример проникновения в глубину исследуемого вопроса, сочетания научной аргументации с повествовательной, доступной формой изложения материала. Взять хотя бы статью "Коста Хетагуров", посвященную 80-летию со дня рождения классика осетинской литературы. В ней рассматриваются самые разнообразные вопросы, в частности синтетический характер творчества поэта в жанровом отношении, национальное своеобразие его произведений, благотворное влияние на К. Хетагурова идей русских революционеров-демократов, отношение к наследию поэта в Советской стране.
   А. А. Фадеев раскрывает благородный моральный облик поэта, перекидывая мост между его эпохой и эпохой Возрождения. Он пишет, что Коста соединял "в себе лучшие черты людей Возрождения, самые разносторонние дарования. Если хотите, К. Хетагуров является своего рода Леонардо да Винчи осетинского народа".
   Сын солнечной Осетии в условиях жесточайшего социального и национального гнета был великим поэтом, прозаиком и драматургом. От средневекового Возрождения автор статьи ведет читателя к подлинному возрождению Осетии в .годы Советской власти.
   А. Фадеев рассказывает, как сын маленького кавказского народа Коста учился у русских революционеров-демократов Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Н. А. Некрасова, как впитал все лучшее из национального, подлинно народного родника творчества, он исследует и такие вопросы, как размер хетагуровских стихов, их лексика. Показав, что поэт поднимал главные, основные проблемы своей эпохи с точки зрения народа и во имя его интересов, автор статьи делает вывод: "Имя Коста, поэта так называемого "маленького" осетинского народа, войдет в ряд самых высоких имен человечества".
   Внимание А. А. Фадеева привлекало не только прошлое литературное наследие народов СССР. Огромную помощь он оказывал писателям - своим современникам.
   Разве можно забыть данную им высокую оценку творчества маститого латышского писателя А. М.. Упита.
   Им же был услышан "чистый индивидуальный и западающий в душу голос" армянской поэтессы Маро Маркарян и своевременно поддержана волнующее поэтическое слово певца родных гор аварского поэта Р. Гамзатова.
   В своем письме выдающийся русский писатель высоко оценивает гамзатовскую поэму "Разговор с отцом" и целый ряд его лирических стихотворений. Фадеев отмечает такие особенности таланта аварского певца, Как умение большую мысль выразить истинно поэтически, естественность и гармоничность, нежность и выпуклость его стиха. Письмо заканчивается словами: "Вы идете вперед и выше, и я рад сказать Вам об этом".
   Большой вклад внес А. Фадеев в укрепление молодых писательских организаций советских республик. Его советы, напутственное слово помогали всегда и во многом художникам разных поколений.
   В этом - отношении характерным является его выступление на Первом съезде писателей Советской Латвии. С его трибуны он говорил: "...все лучшее из того, что ценно для латышской культуры, сделаем достоянием всех народов СССР и что великий Райнис получит такого читателя, в таком масштабе, о котором он мог только мечтать при жизни".
   Тема дружбы народов занимает важное место в художественных произведениях А. Фадеева. Роман "Молодая гвардия" переносит читателя в тяжелые и героические годы Великой Отечественной войны. На примере молодого поколения Страны Советов писатель раскрывает силу дружбы наших народов. В борьбе с коварным врагом рядом с русскими и украинцами О. Кошевым, У. Громовой, В. Земнуховым, В. Лукьяненко, А. Мащенко плечом к плечу стоят эстонка Налина Соколова, армянин Жора Арутюнянц, еврейка Валя Борц.
   А. Фадеев подчеркивает, что цементирующей, руководящей силой в воспитании интернациональных чувств молодогвардейцев была партия великого Ленина в лице ее представителей Шульги, Лютикова, Проценко, Баракова, Мошкова, Соколовой.
   В романтически-героическом романе "Молодая гвардия" широко и мощно звучит песня братству сердец народов, их пламенному и неугасимому чувству любви к социалистической Отчизне.
   Краткий обзор деятельности А. А. Фадеева как борца за дружбу советских литератур говорит о его высоком призвании писателя-интернационалиста. В этом проявились лучшие черты патриота своей Родины, смелого и настойчивого искателя новых форм консолидации многонациональной литературы Страны Советов, пропагандиста ее классики и любовь к её настоящему и неистребимая вера в светлое будущее
   Вместе с другими советскими писателями такими, как А. М. Горький, Д. А. Фурманов,: Н. С. Тихонов, М. П. Бажан, он стоял у колыбели совершенно нового явления в истории человечества - молодой советской литературы, социалистической по содержанию и национальной по форме.
   И в этом его большая заслуга не только перед нашими народами, но и перед всем миром.
   На современном этапе развития общества, когда реакционеры всех мастей хотят подорвать народов, высказывания Фадеева по этому вопросу, его деятельность как писателя-интернационалиста приобретает особое значение для воспитания нашего подрастающего поколения.
   
   
   
   
   БЕЛЯЕВВ Б. Л.
   "СЛЕДОМ ЗА ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ
   СОБЫТИЯМИ..."
   
   Из истории создания романа "Молодая гвардия""
   
   "Рабочий класс был и остаёмся основной производительной силой общества. Его революционность, дисциплинированность, организованность и коллективизм определяют его ведущее положение в системе социалистических общественных отношений", - сказано в отчетном докладе ЦК КПСС ХХIV съезду КПСС.
   Тема рабочего класса в литературе и духовно, и политически была близка Фадееву. С юных лет ему свойственно было чувство глубочайшёго уважения к людям труда, славным сынам и дочерям рабочего класса.
   "Когда я был молодым человеком и входил в революционную деятельность, то начало пути я проходил на Дальнем Востоке, ведя политическую работу среди молодежи промышленной, рабочей, и я очень многим обязан ей в своем развитии, - рассказывал Фадеев. - Помню; одно из первых ощущений своей юности: каким вдохновенным показался мне труд на производстве, какое очарование исходило от рабочих людей с их революционной энергией, чувством коллектива, дисциплиной, трудовыми навыками" '. Это ощущение Фадеев пронес через всю свою жизнь, выразив его в таких произведениях, как "Против течения", "Разгром", "Последний из удэге".
   В годы Великой Отечественной войны А. Фадеев - один из ведущих организаторов советской литературы, военный корреспондент "Правды" и Совинформбюро, выступая в марте 1943 года на собрании московских писателей, справедливо сказал, что "Отечественная война... подняла на гребень, как великую, могучую, непреоборимую силу, все самое истинно прекрасное, что было воспитано в советском человеке двадцатью пятью годами советского строя. Показать это самое прекрасное как великую непреоборимую силу во всемирной схватке с самыми мрачными, зверскими, античеловечным силами в развитии человечества - в этом, можно сказать, историческая миссия советского искусства".
   Эту художественную задачу и довелось - спустя некоторое время-решать Александру Фадееву.
   Летом 1943 года Центральный Комитет ВЛКСМ передал писателю для ознакомления три тома материалов и документов, собранных комиссией ЦК в освобожденном Краснодоне, и предложил ему написать книгу о подпольной организации "Молодая гвардия". Фадеев, прочитав эти волнующие документы, которые, по его словам, "могли бы расплавить камень", горячо взялся за работу. Он понял, что именно на этом материале - очень близком ему самому по воспоминаниям юности - он создаст ту "книгу жизни", о которой постоянно мечтал. 15 сентября 1943 года Фадеев печатает в "Правде" первый отклик на героический подвиг молодогвардейцев- очерк "Бессмертие". Он был помещен в том же номере газеты, в котором были опубликованы Указы Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Ульяне Громовой, Ивану Земнухову, Олегу Кошевому, Сергею Тюленину, Любови Шевцовой; о награждении орденами СССР .как погибших (посмертно), так и оставшихся в живых членов подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   Писатель рассказывал о героических делах "Молодой гвардии", давал краткие, но выразительные характеристики пяти отважным молодогвардейцам.
   "...Во время страшных пыток, которые подвергли членов "Молодой гвардии" озверевшие враги, с невиданной силой раскрылся нравственный облик юных патриотов нашей Советской Родины, облик такой духовной красоты, что он будет вдохновлять еще многие и многие поколения молодежи, - писал Фадеев. - "Молодая гвардия" - это не одиночное/исключительное явление на территории, захваченной немецкими оккупантами. Везде и повсюду борется гордый советский человек. И хотя члены боевой организации "Молодая гвардия" погибли в борьбе, они бессмертны, потому что их духовные черты есть черты нового советского человека, черты народа страны социализма".
   Фадеев вылетел в Ростов, а оттуда на попутной военной машине добрался до ставшего уже легендарным Краснодона. Здесь он прожил около месяца, продолжая работать над материалами, полученными в ЦК комсомола, дополняя их изучением местности, встречами и беседами со свидетелями и очевидцами совершившихся недавно событий. Бережно, как реликвии, приносили ему то, что уцелело в буре войны: фотографии погибших, их школьные тетради, записки, дневники. Образы будущих героев романа стали оживать в его сознании, мысленно он уже представлял композицию будущего произведения. И в то же время Фадеев ездил по области, побывал и в Ворошиловграде, и не только собирал материалы для романа, но и выступал перед слушателями с докладами о советской литературе, отвечая на многочисленные вопросы аудитории, которую интересовало и положение на фронтах Великой Отечественной войны, и то, над чем сейчас работают советские писатели - товарищи Фадеева по перу.
   Фадеев сдружился со многими ворошиловградцами, особенно с молодежью, с нетерпением ждавшими появления нового романа о родном Донбассе, о бессмертных подвигах его сыновей и дочерей.
   29 сентября 1943 года в Ворошиловграде состоялась встреча партийного и советского актива и интеллигенции с писателем Александром Фадеевым, выступившим с докладом "О советском патриотизме и национальной гордости народов СССР". 30 сентября в переполненном театре Юного зрителя комсомольцы и молодежь приветствовали писателя, рассказавшего о своем пребывании в Краснодоне, о собранном им материале для романа "Молодая гвардия". Наконец, 1 октября на заводе имени Октябрьской революции состоялся многолюдный митинг, на котором А. А. Фадеев выступил с речью, подчеркнув богатое революционное прошлое и славные большевистские традиции, которым остались верны и свято чтут рабочие и инженеры завода.
   3 октября 1943 года на страницах "Ворошилоградской правды" была опубликована большая статья А. Фадеева "О национальной гордости народов СССР".
   Началась почти двухлетняя работа.
   В зимние метели и в весенние дожди, летними лунными ночами и в дни осеннего листопада Фадеев часами сидел за своим рабочим столом (Над романом Фадеев работал в дачном подмосковном поселке Переделкино), много раз переделывая написанное, шлифуя каждую строку. За время работы дважды выезжал на фронт: надо было встретиться с одним из немногих оставшихся в живых молодогвардейцев - Иваном Туркеничем, находившимся в действующей армии, и побывать в частях, освобождавших от немецко-фашистских захватчиков г. Краснодон (поездка в мае 1944 года на Третий Украинский фронт--под Бендеры - в расположение 37-й армии).
   Фадеев писал свой роман на документальной основе, но это не значит, что нет в нем авторского домысла и вымысла: ведь "Молодая гвардия" - художественное произведение. Вот один из примеров. Фадееву долго не давалось начало романа. Он никак не моя решить, какой сценой открыть произведение. Помог случай: летом 1944 года, как потом рассказывал Фадеев, возвращаясь из Москвы в Переделкино, он из окна вагона увидел девушек, купающихся в речке. И пришло озарение- Фадеев понял, что сценой купания, знаменующей прощание с мирной жизнью, переход к жизни, полной тревог и испытаний, и следует начать роман, что он и сделал, создав одну из самых примечательных глав романа, раскрывающих духовную красоту советских людей - Ули Громовой в особенности.
   Ни в одном из предыдущих романов Фадеева не ощущаешь такой близости автора к героям, как в "Молодой гвардии". Это и не удивительно: по словам Фадеева, многие страницы романа "писаны кровью его сердца".
   А. В. Фадеева, мать писателя, которая в это время жила вместе с ним в Переделкине, рассказывала, что она не раз слышала сквозь дверь рабочего кабинета глухие рыдания сына.
   В 1945 году главы из романа печатались в "Комсомольской правде" и журнале "Знамя", а в конце года "Молодая гвардия" вышла отдельной книгой.
   Фадеев не считал роман полностью законченным. "Для меня это еще совсем не остывший кусок металла, до которого еще нельзя дотронуться рукой, многого еще не вижу, - говорил он. - Мне нужно еще некоторое время, чтобы я мог объективным глазом посмотреть на все, и тогда придется с годами некоторые вещи постепенно поправлять, дополнять, вычеркивать".
   В дальнейшем, уже после, окончания Великой Отечественной войны, ознакомившись с новыми материалами и документами о Краснодонском подполье, учтя критические замечания периодической печати и советы читателей, он снова возвратился к работе над романом, дополнил его - главным образом материалами о деятельности коммунистов-подпольщиков, создал окончательную редакцию.
   Когда роман впервые увидел свет, многих удивило то, как мог Фадеев за столь короткое время освоить и художественно осмыслить такой огромный материал. "Я не помню из истории литературы, чтобы романист в такой близости шел следом за действительными событиями, художественно воплощая их в романе, как это сделано в "Молодой гвардии", - говорил писатель К. А. Федин.
   А несколько позднее М. А. Шолохов скажет:
   "Пожалуй, как никто из нас - прозаиков, Фадеев обладает чудесной особенностью глубоко и взволнованно писать о молодежи, и в "Молодой гвардии" в полную меру раскрылась эта черта его большого таланта".
   Роман "Молодая гвардия" органически вошел в литературу военных лет, завершив цикл романов и повестей, посвященных теме защиты Родины от фашистской агрессии. И в этом романе Фадеев остался верен генеральной теме своего творчества - теме рабочего класса, сделав главными героями своего романа шахтеров Донбасса, их сыновей и дочерей.
   Фадеев не только запечатлел бессмертные подвиги и героическую борьбу коммунистов и комсомольцев Донбасса против фашистских оккупантов, но рассказал и о становлении советского Донбасса, о том, как он стал жемчужиной Украины. Как создавалась его трудовая слава, как в необозримой степи возникли шахты-гиганты, выросли шахтерские города, утопающие в зелени садов, как советские люди создали счастливую жизнь в этих засушливых, знойных краях, воспитали новое поколение молодежи, продолжающее героические традиции отцов и дедов.
   Творческая палитра писателя расширилась и обогатилась. Исследователи романа нашли в нем не только толстовские и горьковские, но и гоголевские традиции, а также влияние украинской романтической прозы.
   Любовь Фадеева к Украине, знание еще с юношеских лет украинского языка и передовой народной культуры помогли писателю постичь и глубоко проникнуть в существо характеров героев романа, передать особенности русско-украинского быта, речи и мышления местного населения.
   Центральное место в романе занимают образы молодогвардейцев. В них Фадеев обобщил черты и свойства советской молодежи, которые охарактеризовал следующими словами: "Самые, казалось бы, несоединимые черты - мечтательность и действенность, полет фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта души и трезвый расчет, страстная любовь к радостям земным и самоограничение, - эти, казалось бы, несоединимые черты вместе создали неповторимый облик этого поколения". И еще: "Беззаветная преданность своей Родине и своему народу во имя счастья всего человечества", то есть советский патриотизм как сочетание национального и интернационального.
   Крупным планом показал А. А. Фадеев пятерых комсомольцев, составлявших ядро штаба "Молодой гвардии": Олега Кошевого, юношу пытливого ума, гармонически развитого, влюбленного в жизнь, воспитанного на произведениях Горького и старавшегося во всем походить на Павла Корчагина; Ваню Земнухова - молодого поэта, которого за глубокие знания товарищи не без уважения называли "профессором"; Сережу Тюленина - подвижного, как ртуть, смелого и бесстрашного, инициатора и исполнителя многих славных дел "Молодой гвардии"; поэтичную, умную, собранную и хладнокровную Улю Громову; находчивую, бесстрашную, жизнерадостную и обаятельную Любу Шевцову.
   Фадеев очень любил своих юных героев. О каждом из молодогвардейцев он сказал свое доброе слово, видя в них воспитанников партии и комсомола, достойно продолжающих революционные боевые традиции своих отцов и старших братьев. В образах молодогвардейцев воплощены гуманистические и эстетические идеалы мира социализма.
   С любовью выписаны Фадеевым образы людей старшего поколения, образы коммунистов, мужественных сынов и руководителей народа: Проценко, Лютикова, Валько и их друзей и товарищей, о которых писатель вдохновенно писал: "Все время войны, от первого ее дня до нынешнего, было слито для этих людей в один беспрерывный день труда такого нечеловеческого напряжения, какое под силу только закаленным, богатырским натурам".
   Сказал Фадеев и о том, как в борьбе с врагами умирали верные сыны и дочери народа. Торжественным реквиемом им, погибшим на пути к победе, звучат в романе слова Валько перед казнью: "Мы, большевики, привыкли к смерти. Нас, большевиков, какой только враг не убивал! Убивали нас царские палачи и жандармы, убивали юнкера в Октябре, убивали беляки, интервенты всех стран света, махновцы и антоновцы, кулаки по нас стреляли из обрезов, а мы все живы любовью народной. Нехай убьют и нас с тобой немцы-фашисты, а все ж таки им, а не нам лежать в земле".
   Много места в романе отведено тем, кого называют рядовыми советскими людьми, тем, кто был опорой коммунистов и комсомольцев в их борьбе против врагов Родины, тем, кто был сам участником этой борьбы.
   Прекрасному светлому миру социализма противостоит мир зла и черной ненависти, мир фашизма. Своим романом Фадеев предупреждал читателей, что хотя фашисты уже обречены, но живет еще то, что их породило и порождает: власть денег над людьми, буржуазный строй, империализм. И со страниц фадеевского романа звучит предупреждение, подобное фучиковскому: "Люди, я любил вас, будьте бдительны!"
   "Молодая гвардия" - это пламенный гимн в честь советской молодежи, всего советского народа, победившего своих врагов. Это роман о непобедимости идей партии, о несокрушимости нашего советского строя, о торжестве социализма. "Никакому человеку в истории не выпадало столько, сколько выпало нам на плечи, а видишь - не согнулись", - говорит в своем романе Фадеев.
   Писатель вкладывает прекрасные слова о советском человеке в уста одного из героев романа. "Что может быть у нас самого дорогого на свете... ради чего стоит жить, трудиться, умирать? То ж наши люди, человек! Да есть ли на свете что-нибудь красивше нашего человека? Сколько труда, невзгоды приняв он на свои плечи за наше государство, за народное дело! В гражданскую войну осьмушку хлеба ел - не роптал, в реконструкцию стоял в очередях, драную одёжу носил, а не променял своего советского первородства на галантерею. И в эту Отечественную войну со счастьем, с гордостью в сердце понес он свою голову на смерть, принял любую невзгоду, труд, - даже ребенок принял это на себя, не говоря уже о женщине, - а это ж все наши люди, такие же, як мы с тобой. Мы вышли из них, все лучшие, самые умные, талантливые, знатные наши люди, - все вышли из них, из простых людей!..."
   В этих словах выражена одна из основных идей романа.
   Роман "Молодая гвардия" богат своими реалистическими и романтическими выразительно-изобразительными средствами, многотонален: суровое, строгое повествование перемежается в нем с возвышенной патетикой, трогательно-задушевной лирикой, пламенной публицистикой. Все это позволило некоторым исследователям назвать роман "поэмой в прозе".
   "Молодая гвардия", наряду с романом "Как закалялась сталь" Н. Островского, стала настольной книгой молодежи, одним из самых любимых произведений советской литературы как в нашей стране, так и за рубежом-.-
   "Когда роман переведен более чем на тридцать языков, когда он инсценирован и экранизирован и с восхищением принят на всем земном шаре, - трудно представить, какие еще можно предъявить к нему требования", - к такому выводу приходит одна из газет ГДР. И этот отзыв о романе наиболее характерен для прогрессивной послевоенной зарубежной прессы.
   Вот уже свыше 15 лет Александра Фадеева нет среди нас, и в то же время он - наш современник. На его книгах - и прежде всего на романе "Молодая гвардия" воспитались и будут воспитываться многие поколения молодежи. Своим романом "Молодая гвардия" Фадеев навеки породнился с Донбассом, вошел в число художников-летописцев шахтерского края, певцов жизни и труда его замечательных людей.
   
   
   
   СОДЕРЖАНИЕ
   Боровикова (директор музея "Молодая гвардия", Краснодон). Партийное руководство "Молодой; гвардией"
   Л. И. Изварина (научный сотрудник музея "Молодая гвардин"). Слово о Тосе Елисеенко
   М. И. Диченсков (доцент университета, Донецк). Смертию смерть поправ
   Л. M Чепурнова (доцент университета, Одесса). О мастерстве портретно-психологической характеристики в романе "Молодая гвардия"
   И. И. Постникова (доцент пединститута, Ворошиловград). Постоянная деталь в характеристике действующих лиц в романе "Молодая гвардия".
   А. В. Гапонова (и. о. доцента пединститута, Ворошиловград). От дальневосточных партизан к героям "Молодой гвардии"
   Л. М. Цилевич (доцент пединститута, Даугавпилс). Образ коллектива в романе "Молодая гвардия"
   Я. И. Корчмарь (доцент пединститута, Ворошиловград). "Молодая гвардия" в советской исторической литературе
   И. Р. Чукавов (директор орденоносной средней школы № 1 имени М. Горького, Краснодон). В школе, где учились молодогвардейцы
   С. Б. Табенцкая (кандидат педагогических наук, пединститут, Ворошиловград). Продолжение традиций
   Т. В. Чередниченко (преподаватель пединститута, Одесса). Роль семьи в нравственном воспитании молодогвардейцев
   Р. А. Скалдина (доцент пединститута, Лиепая). Сердечный и строгий друг
   О. М. Борт (старший преподаватель пединститута, Ровно). А. А. Фадеев - неутомимый борец за дружбу между народами
   Б. Л. Беляев (и. о. профессора, кандидат филологических наук, Ворошиловград). Следом за действительными событиями
   
   
   
   
   ВРЕМЕНИ НЕ ПОДВЛАСТНЫ
   Материалы Фадеевских чтений.
   Редактор Спасенко К. Ф. Художественный редактор Вишняк С. Ф. Технический редактор Тимошевская А. А. Корректор Рыжова В. С.
   БП 06516. Сдано в набор 29. IX 1972 г. Подписано к печати 19. I 1973 г
   Тираж. 2000 экз. Заказ № 9406.
   Издательство "Донбас", г. Донецк, пр. Б. Хмельнлцкого, 32.
   Типография издательства "Ворошиловградская правда", г. Ворошиловград, ул. Лермонтова, 16.
   
   

Наверх
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
jimiart.ru