Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

Василий Левашов
Будни Молодогвардейцев.

    статья Василия Левашова из газеты "Красная звезда" от 13 сентября 1968 года

   - Володя, что ты мастеришь? - спросила Елизавета Алексеевна Осьмухина сына.
   -Я делаю зажигалки, мама, а ты их будешь продавать на базаре, - бодрым голосом ответил он.
   Елизавета Алексеевна внимательно посмотрела на Владимира: шутит или всерьез? А тот спокойно повернул к ней голову и совершенно серьезным тоном продолжал:
   - Жить чем-то нужно?
   Елизавета Алексеевна была удивлена. Ведь сын хорошо знал, что, какие бы трудности семья ни переживала, никогда никто из Осьмухиных на базаре ничем не торговал. Менять свои вещи на еду приходилось - это делали в дни оккупации все городские, а торговать какими-то безделушками - за семьей этого никогда не водилось. Неужели Володя действительно думает, что его мать понесет на базар зажигалки?...
   Матери было невдомек, что сын выполняет задание подпольного штаба - делает типографский станок...
   Ребята центральной группы - Володя Осьмухин, Толя Орлов и Жора Арутюнянц - возились над изготовлением станка, на котором должны были печататься листовки и временные комсомольские билеты. Это был станок их собственной конструкции. Кое-какие детали удалось найти в готовом виде. остальное пришлось делать самим под видом изготовления зажигалок в домашних условиях.
   Когда, наконец, все технические трудности были преодолены, возникло препятствие иного рода. Не хватало типографского шрифта. В свое время группа Тюленина "вынудила" немало шрифта в развалинах взорванной районной типографии, но литеры были самых различных размеров.
   Однако нам в конце концов удалось добыть и шрифт, и печатный станок заработал.
   Подпольная деятельность Володи Осьмухина и Толи Орлова не ограничивалась изготовлением типографского станка. В качестве механиков ребята обслуживали временную электростанцию, благодаря их стараниям электростанция работала с большими перебоями. То почему-то плавились подшипники, то выходил из строя генератор. Электроэнергия станции требовалась не только для освещения квартир, где жили оккупанты. Она нужна была фашистам для ремонта военной техники, восстановления разрушенных шахт.
   Иногда саботаж наших ребят принимал форму диверсии, как это было, например, у Юры Виценовского - одного из подпольщиков центральной группы. В обыденной жизни Юра Виценовокий - скромный, даже застенчивый парень, но совсем иным он был в подпольных делах.
   Немцы пытались восстановить пахту N 1 "Сорокино", которая менее других была разрушена. По заданию штаба Юра Виценовский устроился туда слесарем с единственной целью - помешать фашистам добывать уголь. И Юра выполнил это задание.
   Пока шли восстановительные работы, он все изучал, ко всему присматривался. И, наконец, присмотрелся. Перед самым пуском шахты Юра подпилил стальной трос подъемной машины. Как только машина заработала, трос оборвался, и клеть с вагонетками рухнула на большую глубину. До освобождения Краснодона эту вахту так и не восстановили.
   А уголь, коксующийся уголь Донбасса, очень был нужен фашистским оккупантам. Он требовался им для железнодорожных перевозок, для восстанавливаемых коксовых заводов и доменных печей.
   Но Краснодон угля не давал. Диверсии молодогвардейцев - это только частица того что делалось на шахтах по срыву добычи угля. В масштабе всего района этой работой руководили Филипп Петрович Лютиков и его первый помощник по партийному подполью Николай Петрович Бараков.
   После прихода фашистов Николай Петрович жил в поселке шахты Энгельса, а вскоре перебрался в Краснодон и с помощью Лютикова устроился на работу начальником электромеханических мастерских.
   На этом посту инженер Бараков должен был всячески содействовать восстановлению шахт. Но как коммунист-подпольщик Николай Петрович в глазах руководства угольного дирекциона создавал только видимость заботы и восстановительных работах. Главные же усилия он направлял на то, чтобы ни одна из шахт Краснодонского района не выдала на-гора ни куска угля. Пользуясь своим служебным положением, Николай Петрович устраивал на работу коммунистов, комсомольцев, в том числе и участников "Молодой гвардии." А через них влиял на восстановительные работы в нужном направлении.
   Все шахты были затоплены.Чтобы начать под землей хоть какие-нибудь восстановительные работы, нужно было прежде всего откачать воду, Ее откачивали, но откачивали так, что вода не убывала.
   Слишком медленно ремонтировали подъемные машины. Работы велись только тогда, когда на шахте присутствовал кто-нибудь из сотрудников дирекциона. В остальное время рабочие курили, разговаривали, занимались чем угодно, только не ремонтом шахтного оборудования.
   Однажды начальник дирекциона немец Швейде потребовал от Баракова, чтобы тот лично показал, как идут восстановительные работы на шахтах."Через час, - сказал он -, назначается выезд. Машина будет ждать у входа в дирекцион."
   Николай Петрович забеспокоился. Ведь ремонт оборудования почти не подвигался. Это нетрудно заметить, стоит только побывать на шахтах. А если начальник дирекциона появится там внезапно и своими глазами увидит, что никто из рабочих ничего не делает, то начальнику механических мастерских несдобровать. После такого немцы вряд ли станут доверять Баракову.
   Положение было щекотливым "Как предупредить людей на шахтах? Один час - слишком маленький срок. За это время, если послать кого-нибудь из своих, можно успеть предупредить рабочих только одной или двух близко расположенных шахт. Но кто мог знать, с какой из них вздумает начать осмотр Швейде... Выход только один - задержать выезд на 2-3 часа и за это время предупредить рабочих всех шахт. Но как это сделать?
   В гараже дирекциона работал подпольщик Сергей Левашов, мой двоюродный брат. Он устроился туда вскоре после прихода в оккупированный Краснодон. Сергей быстро освоился с новыми обязанностями. Уже не одну военную автомашину он вывел из строя. Делал это осторожно и продуманно, стремясь не навлечь никаких подозрений. Сергей все подстраивал так, что отремонтированные автомашины ломались не в гараже и даже не в Краснодоне. Они выходили из строя за десятки километров от города.
   Николай Петрович Бараков, как один из руководителей партийного подполья, знал о Сергее Левашове и его деятельности в гараже дирекциона. В тот критический момент он о нем и вспомнил. Тем более, что легковая автомашина, на которой Швейде и Бараков должны были ехать по шахтам, находилась еще в гараже дирекциона. Вот если бы ее задержать там подольше...
   Дать такое задание Сергею Левашову от своего имени Бараков не мог. Сергей, да и все остальные подпольщики "Молодой гвардии" не знали тогда, кто из коммунистов-подпольщиков руководит. В эти дела был посвящен только Володя Осьмухин. Его услугами в тот момент и воспользовался Николай Петрович.
   Через Володю Осьмухина Сергей и получил команду: задержать на 2-3 часа выезд из гаража автомашины начальника дирекциона. Ценой больших усилий этот приказ был выполнен.
   Задержка с автомашиной выручила. Когда Швейде и Бараков приехали на первую шахту, там уже вовсю суетились рабочие.
   Вспоминается и такой случай. При отступлении наших войск шахту № 21 подрывные команды взорвать не успели. Все механизмы были в полной исправности. Через две-три недели на этой шахте можно было бы наладить добычу угля. Но Лютиков и Бараков, осмотрев шахту, объявили ее непригодной к эксплуатации. Затем они распорядились демонтировать оборудование и развезли его по другим шахтам. И оборудование ушло туда, где в нем не было никакой надобности.
   Главную свою задачу подполье решило успешно. Диверсиями, саботажем, дезорганизацией восстановительных работ оно сорвано все попытки оккупантов наладить промышленную добычу угля на шахтах Краснодонского района.
   Так жили и боролись молодогвардейцы на оккупированной территории. Воспитанники Ленинского комсомола, они до конца оставались верными Родине, партии, народу. Молодежь помнит их имена, стремится быть похожей на них, как и они, готова к подвигу во имя Родины.



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Японская косметика. Контрактное производство косметики. Первый Магазин Таможенных Товаров.