Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов



   ОСОБОЕ МНЕНИЕ ЧЛЕНА МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ
   КОМИССИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
   ОРГАНИЗАЦИИ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
   А.Г. НИКИТЕНКО


   г. Луганск
   23 марта 1993 г.
   
   В течение нескольких десятилетий многие исследователи, в числе которых были историки, литературоведы, соискатели ученых степеней, сотрудники архивов и музеев неоднократно обращались к истории "Молодой гвардии", изучая ее в целом или отдельными вопросами и обобщая изученное в рефератах, диссертациях, газетных и книжных публикациях.
   Однако, столкнувшись с разного рода неточностями, разночтениями в документах, они, к сожалению, строили каждый свою версию, подкрепляя ее отобранными по собственному усмотрению фактами и, таким образом, лишь умножая противоречия, разночтения, ошибки.
   Целенаправленное изучение темы в значительной степени затруднялось и рассредоточенностью материала, осевшего в разных архивах бывшего СССР, среди которых и архивы закрытого типа, т.е. недоступные для большинства.
   Отступление от истины, как правило, допускалось и с идеологических соображений. Корректировка навязывалась высшими и местными партийными органами с целью "правильного" освещения событий. Отсюда идеализация героев, стройная система партийного руководства и многое другое, что, по мнению идеологов, должно было надежно служить делу коммунистического воспитания молодежи.
   Учитывая эти обстоятельства, а также многочисленные выступления в печати в последнее время, считаем необходимым изложить, основываясь на документах, свое мнение по некоторым принципиально важным вопросам:
   1. О наименовании краснодонской подпольной комсомольской организации.
   2. О партийном руководстве "Молодой гвардией".
   3. О деятельности краснодонского партийного подполья.
   4. О партизанском отряде "Молот".
   5. Об организаторах и руководителях "Молодой гвардии".
   6. О количественном и персональном составе "Молодой гвардии".
   7. О романе А.А. Фадеева "Молодая гвардия" и "Повести о сыне" Е.Н. Кошевой.
   8. О причинах провала и гибели подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   
   * * *
   
   Прежде всего речь о наименовании подпольной организации. В первичных документам 1943 года (докладных записках разных уровней, постановлениях правительств - союзного и Украины, Указах Президиума Верховного Совета СССР) подполье именовалось: "подпольная комсомольская организация "Молодая гвардия". По нашему глубокому убеждению, это название имеет юридическую силу и по настоящее время, ибо не отменено ни одним компетентным правительственным органом.
   Следует отметить также, что в первых документах (в т.ч. справках, воспоминаниях молодогвардейцев) подпольная организация иногда именуется "отрядом", "группой", "партизанским отрядом" (последнее и на бланках временных комсомольских удостоверений, выданных в октябре и декабре 1942 г.). Это свидетельствует лишь о том, что такой чёткости в формулировках, к которой мы привыкли в нынешнее время, тогда просто не могло существовать.
   "Название "партийно-комсомольское подполье "Молодая гвардия" следует считать ошибочным. Оно было введено волюнтаристским путем в сентябре 1982 года. Впервые прозвучало в докладе I секретаря Луганского обкома партии Б.Г. Гончаренко на торжественном собрании по случаю награждения музея "Молодая гвардия" орденом Дружбы народов и впоследствии стало обязательным в официальных устных и письменных выступлениях.
   В интересах господствующей идеологии непременным стал также постулат об организующей роли коммунистов в антифашистской борьбе краснодонских подпольщиков. В этом вопросе основополагающим документом являлось постановление Луганского обкома партии от 10 февраля 1960 года "О партийном руководстве подпольной комсомольской организацией Краснодона "Молодая гвардия". Более того, в 1982 году без всяких на то оснований местные власти (по заданию партийных) установили мемориальную доску с сообщением об активных действиях в Краснодоне в период оккупации подпольного районного комитета КП(б)У.
   Однако, отбрасывая тезис о руководстве коммунистов, мы не подвергаем сомнению само существование партийного подполья, "будь оно группа, отряд или организация. Его персональный состав и деятельность подтверждается документами, собранными в разные периоды: в 1948-50 гг. - комиссией Луганского обкома партии (в которой, кстати, были не только партработники, но и специалисты-историки), в конце 60-х - начале 70-х гг. - сотрудниками музея "Молодая гвардия". Значительная часть материалов хранится в фондах Краснодонского музея.
   Несомненно также существование связи коммунистов с молодежной организации. Подчеркиваем, не руководства, а связи через отдельных подпольщиков. Об этом свидетельствуют архивные документы и, в частности, воспоминания оставшихся в живых молодогвардейцев (например, В.И. Левашова, М.Т. Шищенко).
   Что же касается создания "Молодой гвардии", то уже в документах 1943 года об этом было сказано совершенно однозначно: она возникла стихийно из отдельных групп патриотически настроенной молодежи. Этого положения следует придерживаться и в дальнейшем.
   
   
   * * *
   
   Постоянные дискуссии вызывает вопрос о создании партизанского отряда "Молот". По воспоминаниям оставшихся в живых молодогвардейцев и единственному документу - "Приказу № 1 по партизанскому отряду "Молот", можно определенно сказать, что такое подразделение было создано в 20-х числах декабря 1942 г. из участников "Молодой гвардии". Сведений о его деятельности нет. Возможно, предпринять какие-либо радикальные действия члены отряда просто не успели из-за вскоре начавшихся арестов.
   По свидетельству И. Туркенича, в создании такого отряда подпольщики нуждались давно и к этому вопросу возвращались неоднократно. Они понимали, что формирование отряда с продовольственной базой и вооружением при поддержке "связи с оставшейся подпольной группой" не только активизировало, но и обезопасило бы их действия.
   В конце октября на заседании штаба "Молодой гвардии" этот вопрос возник снова. И. Туркенич пишет: "Говорил Виктор Третьякевич о неизбежном уводе нашей организации из пределов района в степь. Ваня Земнухов предложил план ухода с помощью нападения на первомайскую полицию и взрыва некоторых предприятий".
   Эта идея и была осуществлена в декабре 1942 года.
   
   
   * * *
   
   Камнем преткновения для многих исследователей в течение длительного времени остается вопрос о комиссаре "Молодой гвардии". В советской историографии эта должность на многие годы закрепилась за Олегом Кошевым, Героем Советского Союза. Слова командира "Молодой гвардии" Ивана Туркенича о том, что вначале комиссаром был Виктор Третьякевич, а лишь потом Олег Кошевой (документ находится в бывшем ЦА ВЛКСМ), были полностью проигнорированы. Виктора Третьякевича объявили предателем, его имя исчезло из печатных изданий, музейных экспозиций и даже с мемориальных досок в местах гибели и захоронения.
   Попытка реабилитировать В. Третьякевича спустя полтора десятилетия оказалась небезуспешной: в декабре 1960 года Указом Президиума Верховного Совета СССР он удостоен ордена Отечественной войны I степени.
   Однако усилия молодогвардейцев В. Левашова, Г. Арутюнянца, Р. Юркина и некоторых должностных лиц, стремившихся доказать, что Третьякевич был еще и комиссаром подпольной организации, сразу же были пресечены. С молодогвардейцами проведена беседа, должностные лица наказаны, книга К. Костенко "Это было в Краснодоне" снята с печати. Как однажды сказал Р. Юркин, тогда действовали по принципу: предатель не мог быть комиссаром. Подвиг настолько идеализирован, что о чем-либо, порочащем героев, не могло быть и речи.
   Вопрос в пользу В. Третьякевича не решился и по другим причинам. Прежде всего потому, что среди самих молодогвардейцев не было единого мнения. Неоднократно меняли свои показания В. Левашов и Р. Юркин. Им неизменно противостояли В. Борц, сестры Иванцовы, А. Лопухов, М. Шищенко. Все это лишь вносило сумятицу в головы соотечественников и сеяло неверие в истину.
   Во-вторых, к "нерешению" вопроса приложили руку и лица заинтересованные, кои были и среди родственников героев, и среди представителей официальных органов,
   Таким образом, освещение вопроса вновь пошло по прежнему руслу, а так как время от времени в печати или в устных выступлениях все же звучала "крамольная" мысль о В. Третьякевиче, как о комиссаре, возникла необходимость укреплять позиции О. Кошевого. Именно этим можно объяснить выпячивание особых заслуг 16-летнего юноши, навязывание мысли о его сверхисключительности.
   Если отталкиваться от документов и в первую очередь отчета И. Туркенича, В. Третьякевич, в прошлом член Ворошиловградского подпольного горкома комсомола, участник партизанского отряда И.М. Яковенко, придя в Краснодон, действительно стал активным организатором подполья, инициатором объединения разрозненных подпольных групп. И. Туркенич называет его то командиром, то комиссаром отряда. Упоминание о В. Третьякевиче, как о командире или руководителе "Молодой гвардии" встречается и еще в некоторых воспоминаниях и показаниях участников подполья или лиц, знавших о его существовании (воспоминания В.В. Михайленко, А.И. Третьякевич, показания Г.П. Почепцова и др.). По-видимому, для молодых и неопытных подпольщиков названия должностей не имели значения и ассоциировались с одним понятием: руководитель.
   Следуя тому же отчету, можно предположить, что после слухов о В. Третьякевиче, якобы не оправдавшем себя ранее, из-за чего "распалась ворошиловградская группа", командиром организации был избран входивший ранее в ядро организации И. Туркенич (отсюда и появляется слово "впоследствии"), а комиссаром - О. Кошевой. Слухи о Третьякевиче, как пишет И. Туркенич, дошли до членов организации в октябре 1942 года.
   Не исключено, что должность комиссара О. Кошевой взял на себя самовольно. Но и в том, и в другом случае напрашивается вывод об исправлениях, которые есть во временных комсомольских удостоверениях. Принимая на себя должность комиссара, О. Кошевой, естественно, не мог ставить свою подпись против подпольной клички В. Третьякевича "Славин", возможно, стоявшей на этих документах.
   Признавая двух комиссаров, мы ничуть не умаляем заслуг ни одного из них. Оба они достойны уважения и памяти: Каждому нужно отдать должное и по его личным заслугам, ибо оба боролись честно и самоотверженно, в меру своих способностей и высокой ответственности. Поднимая одного, не следует ронять другого, т.е. не повторять ошибки прошлого.
   
   * * *
   
   Одним из проблемных вопросов в истории "Молодой гвардии" до сих пор является ее численный и персональный состав.
   В первых документах, публикациях по истории краснодонского подполья называлось разное количество его участников: около или более ста человек, свыше ста тридцати и т.д.
   Например, в докладной записке заместителя заведующего спецотделом ЦК ВЛКСМ А.В. Торицына "О подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" в период оккупации Краснодонского района Ворошиловградской области УССР" и в сборнике документов и материалов "Герои Краснодона" (изд. ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия", 1943 г.) их свыше ста.
   Исходя из акта районной комиссии по расследованию злодеяний немецких фашистов в Краснодонском районе, совершенных в период с 20 июля 1942 года по 14 февраля 1943 года, хранящихся в бывших Ворошиловградском партархиве, Центральном архиве ВЛКСМ и других, был составлен список участников краснодонского подполья, который утвержден на заседании бюро горкома Компартии Украины 21 ноября 1974 года. Согласно этого списка подполье вместе с коммунистами насчитывало 92 человека.
   Мы считаем, что эта цифра далека от истины и не может признаваться окончательной. Ибо нет и не может быть критериев, по которым определяется причастность, того или иного краснодонца к подполью. Оставшиеся в живых молодогвардейцы по вполне понятным причинам (конспирация, территориальная раздробленность) не могли знать всех товарищей по борьбе. Однако в целом ряде первичных документов и, в частности, в Докладной записке комиссии ЦК ВЛКСМ, упоминаются лица, которые принимали участие в борьбе "Молодой гвардии" или оказывали ей посильную помощь, но по неизвестным причинам так и не были включены в списочный состав молодежного подполья.
   О действиях в Краснодоне группы девушек под руководством участницы "Молодой гвардии" Анны Соповой рассказывает в своих воспоминаниях и В.И. Левашов. Предположительно, в этой группе вместе с А. Соповой было пять человек. Однако фамилии этих девушек он не помнит.
   На наш взгляд, это явилось результатом безответственного, субъективного и скоропалительного исследования комиссией ЦК ВЛКСМ истории "Молодой гвардии". В дальнейшем же, когда борьба юных подпольщиков получила широкое признание и освещение в печати, в постановлениях партийных и комсомольских органов, а ее участники канонизированы, как исключительные личности, вносить какие-либо изменения и тем более вводить новые имена в списочный состав "Молодой гвардии" было просто-напросто запрещено. Ведь все это вносило бы определенную сумятицу в четко выстроенную версию истории жизни и борьбы молодогвардейцев и, таким образом, наносило бы вред делу патриотического воспитания молодежи. Недоверие и подозрительность к людям, открыто называвшим себя участниками "Молодой гвардии", вызывало и то, что на протяжении всего этого времени в поле зрения сотрудников музея и исследователей подвига краснодонцев попадали десятки лиц, стремившиеся в корыстных целях присвоить себе чужие заслуги.
   Говоря о заслугах молодогвардейцев перед Родиной и их оценке советским правительством, следует отметить, что некоторые участники подполья (В.В. Михайленко, И.А. Савенков) в 1943 году были внесены в списки для награждения, но награды не получили и, более того, в дальнейшем исключены из состава "Молодой гвардии". Восемь молодогвардейцев (А.В. Ковалев, Ю.Ф. Полянский, B.C. Гуков, В.М. Борисов, Н.Н. Петрачкова, П.Ф. Палагута, Н.И. Миронов, В.И. Ткачев), хотя и были признаны непосредственными участниками "Молодой гвардии", в первые списки для награждения не включались вообще. Неоднократные попытки в последующие годы отметить их подвиг правительственными наградами положительных результатов не дали. Считаем, что и в этом случае свою негативную роль сыграли стереотипы, изменять которые без особого разрешения никто не решался.
   Возвращаясь к вопросу о списочном и персональном составе "Молодой гвардии", мы признаем целесообразным упоминать в экспозиции музея, в средствах массовой информации участие в борьбе "Молодой гвардии" или оказании ей посильной помощи таких людей, как В.В. Михайленко, И.А. Савенкова, Н.П. Алексеенко, Р.И. Лавреневой (Фещенковой), П.И. Суковатого, НА Тюлениной, В.П. Шевченко, А.Г. Титовой, О.С. Сапрыкиной, Н. Федяниной. Этих патриотов, так же, как и А. Ковалева, В. Гукова, Ю. Полянского, Н. Петрачкову, В. Борисова, П. Палагуту, Н. Миронова, В. Ткачева, представить к наградам суверенной Украины. Работу по установлению людей, причастных к борьбе "Молодой гвардии", продолжить.
   
   * * *
   
   В последнее время в средствах массовой информации появилась резкая критика романа А.А. Фадеева "Молодая гвардия" и книги Е.Н. Кошевой "Повесть о сыне". Ее авторы утверждают, что два этих произведения сыграли доминирующую роль в создании официально-парадной, далекой от истины истории "Молодой гвардии". Полностью согласиться с этой точкой зрения мы не можем, ибо ни роман А.А. Фадеева, ни "Повесть о сыне" Е.Н. Кошевой никогда не были для исследователей подвига краснодонских подпольщиков основополагающими документами, а воспринимались лишь как художественные произведения, имеющие право на вымысел, Другое дело, что многие непосвященные люди, не бывавшие в Краснодоне, воспринимали документальную историю "Молодой гвардии" и истинный образ О. Кошевого только через призму этих произведений, рисующих его как человека, единолично создавшего подпольную комсомольскую организацию и руководившего ею. Действительно, в книге
   "Повесть о сыне" Е.Н. Кошевая непомерно идеализировала Олега, наделила его чертами "сверхчеловека", допустила целый ряд неточностей, а, возможно, и преднамеренных искажений. Но признавая это, не следует считать, что материал этой книги использовался при написании документальной истории краснодонского подполья. В отсутствие других документов он мог рассматриваться только как одна из версий тех или иных поступков или событий, требующих тщательных исследований. Признавая ложь во всех ее формах категорией отрицательной, мы, тем не менее, считаем, что при анализе "Повести о сыне" необходимо принимать во внимание, что ее автором является не посторонний человек, а родная мать, для которой образ погибшего сына есть понятие святое. С этих и только этих позиций надо оценивать и "Повесть о сыне" Кошевой, и "Слово о сыновьях" Главан, и "Повесть о Зое и Шуре" Космодемьянской и десятки других произведений, написанных близкими людьми.
   В публикациях последнего времени ставится под сомнение так называемая официальная версия о предательстве "Молодой гвардии". Однако в качестве одного из главных аргументов приводится лишь то, что донос Г.П. Почепцова, из-за которого по существующей версии, была провалена организация, так и не был впоследствии найден. А его известный текст, упоминание о нем в следственных документах и другие показания арестованных явились результатом, якобы, физического воздействия на них следователей НКВД. То есть речь идет о том, что такого документа в природе вообще не существовало и что он был сфабрикован с определенной целью заинтересованными лицами уже во время допросов обвиняемых Почепцова, Кулешова, Громова и других.
   Категорически отрицать эту версию мы не имеем права, ибо однозначно доказать обратное тоже не можем. Однако считаем, что только лишь логика в таких серьезных вопросах, как обвинение в предательстве или полная реабилитация невинно осужденного, не может служить в качестве неоспоримого доказательства. Последнюю точку в этих вопросах могут поставить лишь компетентные органы.
   Утверждения о том, что по официальной версии к предательству "Молодой гвардии" имеют отношение З.Н. Вырикова, О.А. Лядская, С.Ф. Полянская, Г.В. Стаценко и другие, а также о том, что из-за подозрения в предательстве и измене некоторые члены подполья и, в частности, А. Ковалев не были представлены к наградам за свою антифашистскую и патриотическую деятельность, несостоятельны.
   Впрочем, здесь необходимы некоторые уточнения. Фамилии этих людей, как возможных предателей "Молодой гвардии" и изменников Родины, неоднократно встречаются в следственных документах: в протоколах допросов, очных ставок и т.д., хранящихся в архивах бывшего КГБ. Однако, из-за отсутствия в их действиях состава преступления, эти люди, в подавляющем большинстве своем, были вскоре освобождены из-под стражи. И если говорить об официальной версии, как о широко обнародованной точке зрения государственных органов, то эти люди, кроме Почепцова, Громова и Лядской (впоследствии реабилитированной), в дальнейшем, ни разу официально не упоминались. (В данном случае не учитывается мнение отдельных лиц, которые выступа-лишш выступают от своего имени).
   Поэтому одной из неоспоримых причин провала и гибели организации мы считаем отсутствие у молодежи опыта подпольной борьбы и конспиративных навыков, а также четкие профессиональные оперативно-сыскные акции, проведенные краснодонской полицией и жандармерией в тесной координации с немецкими и румынскими спецслужбами.
   
   * * *
   
   В заключение необходимо подчеркнуть, что наша точка зрения по некоторым проблемным вопросам в деятельности "Молодой гвардии", высказанная выше, не претендует на истину в последней инстанции и не исключает по мере уточнения отдельных корректив. Она составлена на основании документов, известных авторам этой записки, а в отдельных случаях, на основании предположений, так как из-за отсутствия подтверждающих документов не может быть высказана однозначно.
   Считаем, что тщательное исследование этих вопросов должно быть продолжено.
    Исходя из вышеизложенного считаем необходимым:
   1. На основании новых данных, а также уточнений, выявленных в процессе исследований проблемных вопросов в деятельности подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия", коллективу музея внести изменения в экспозицию краснодонского музея "Молодая гвардия".
   2. Подготовить и отправить во все ныне действующие на территории независимых государств общественные музеи "Молодая
   гвардия" методические рекомендации по внесению новых данных, а также уточнений в их экспозиции.
   3. Подготовить к печати и издать новый переработанный и дополненный сборник документов и воспоминаний о деятельности краснодонской подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   4. Войти с ходатайством в правительственные органы Украины о награждении организатора комсомольского подполья "Молодая гвардия" Виктора Иосифовича Третьякевича высшей наградой суверенной Украины.
   5. Войти с ходатайством в правительственные органы Украины о награждении наградами суверенной Украины участников подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия", ранее не награжденных правительственными наградами СССР, а также активно помогавших им в борьбе с немецкими оккупантами.
   6. Подготовить и провести в Краснодоне или Луганске научно-теоретическую конференцию по материалам, выявленным в процессе работы региональной комиссии областного Союза молодежи Луганщины по изучению проблемных моментов в деятельности краснодонской подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   Материалы научно-теоретической конференции издать отдельным сборником.
   Члены комиссии *: Подпись: А. Никитенко
   РГАСПИ. Ф. М-100. On. 1. Д. 34. Лл. 3- 14.
   Подлинник
   
   
   
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
эпиляция бикини