Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку документов



   ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА РЕДАКТОРА
   ИЗДАТЕЛЬСТВА "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ"
   А.В. ЛУКИНА В ЦК ВЛКСМ О РЕЗУЛЬТАТАХ
   ПОЕЗДКИ В Г. КРАСНОДОН РАБОТНИКОВ
   ИЗДАТЕЛЬСТВА И ЦЕНТРАЛЬНОЙ СТУДИИ
   ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФИЛЬМОВ


   г. Москва 6 января 1947 г.
   
   Секретно
   
   Выехавшая 10 декабря 1946 года в г. Краснодон бригада работников издательства "Молодая гвардия" и Центральной студии документальных фильмов 30 декабря вернулась в Москву. За десять дней, проведенных в Краснодоне, бригада проделала следующее:
   17 декабря проведена читательская конференция шахтерской и учащейся молодежи города по роману Фадеева "Молодая гвардия". На конференции родителям молодогвардейцев были вручены именные экземпляры романа в издании "Молодой гвардии" и Детгиза.
   22 декабря читательская конференция была проведена в школе имени 1 Мая. Как первая, так и вторая конференции прошли неплохо.
   Оставшиеся книги розданы 38 школам города и района, причем 10 экземпляров выданы городской библиотеке, 5 экземпляров библиотеке клуба имени В.И. Ленина, 3 экземпляра в парткабинет райкома КП(б)У, 3 экземпляра райкому ЛКСМУ, 3 экземпляра обкому ЛКСМУ. Кроме того, по одному экземпляру книги мы вручили учителям, воспитывавшим молодогвардейцев.
   По разработанному совместно с Ворошиловградским обкомом ЛКСМУ плану кинооператор Никифоров заснял общий план города и те места, где происходила подпольная деятельность "Молодой гвардии". Засняты на пленку лучшие стахановцы - производственники и стахановские бригады шахты 2-бис имени "Молодой гвардии", восстановленной силами комсомольской и несоюзной молодежи. Произведены также съемки музея. Сделано точно так же большое количество фотографий "лейкой" тех же самых мест и лучших молодых шахтеров Краснодона. Фотографии эти могут быть использованы в молодежных газетах и журналах, а также для архива ЦК ВЛКСМ.
   Бригада собрала материал о работе пионерских организаций. школ, лучших молодых производственниках Краснодона, сфотографировала школьников, сидящих за партой Сергея Тюленина, являющихся отличниками учебы. 21-22 декабря бригада посетила спецдетдом имени Любы Шевцовой в поселке Краснодон. В этом детдоме живут и воспитываются дети погибших фронтовиков Ворошиловградской области. Есть среди них двое ребят из Москвы, двое из Сталинграда и одна 12-летняя девочка из Молдавии.
   Ввиду того, что в Первомайском поселке и в поселке Краснодон действовали не менее сильные группы подпольщиков "Молодой гвардии", чем в самом городе Краснодоне (в музее им отведено совершенно незаслуженно малое место), я внес предложение об организации в обоих поселках филиалов музея. Ворошиловградский обком ЛКСМУ согласился с моим предложением о вывешивании два раза в год лучшими молодыми производственниками и учащимися Краснодона (в ночь с 6 на 7 ноября и в день казни молодогвардейцев) флагов на тех зданиях, на которых они были вывешены молодогвардейцами. По этому поводу, как мне сказали в обкоме, должно быть принято специальное решение бюро обкома. Было бы, может быть лучше, если бы такое решение последовало со стороны ЦК ВЛКСМ" .
   С самого начала своего приезда в Ворошиловград и в Краснодон бригада установила тесную связь с обкомом ЛКСМУ и работала, согласовывая каждое свое мероприятие с партийными и комсомольскими организациями. Большую помощь бригаде оказал секретарь обкома по пропаганде т. Г.Н. Воронов.
   Считаю своим долгом довести до сведения секретариата ЦК ВЛКСМ следующее: роман Фадеева "Молодая гвардия" подвергается самой беспощадной и, надо сказать, справедливой критике. Молодежь, учительская общественность и родители молодогвардейцев обвиняют Фадеева в том, что он незаслуженно выдвинул на первый план Кошевого, снизил образ Громовой и особенно Ивана Земнухова, которого весь город считает организатором, руководителем и душой "Молодой гвардии". Жители Краснодона, не стесняясь, открыто, рассказывают об этом всем приезжающим экскурсантам, делегациям и одиночкам. Они обвиняют Фадеева в том, что он ни у кого из краснодонцев, кроме Кошевой, не был. Они, в частности, утверждают, что Фадеев неверно показал и всю организацию в целом. В то время как в действительности "Молодая гвардия" представляла из себя большую серьезную организацию, делавшую часто больше, чем другие партизанские подпольные организации области, в романе этого нет. В романе Фадеев изображает, наоборот, какую-то детскую игру школьников в подполье. Не удались ему и образы основных героев. Их внутренний, духовный облик не раскрыт писателем. В действительности каждый из них был гораздо ярче, самобытнее и глубже. А получилось это потому, что Фадеев ограничился рассказами Кошевой, которая, как многие утверждают, не имеет ни малейшего представления о деятельности "Молодой гвардии".
   Ее обвиняет (при том не столько родители, которые больше молчат, сколько сверстники молодогвардейцев и другие жители города) в том, что она умело использовала обстановку и приписала то, что делали другие, своему сыну.
   После того, как из шурфа были извлечены трупы казненных подпольщиков и родители, находясь под впечатлением увиденного, не могли ни о чем думать, Кошевая вооружилась бумагой и карандашом и обошла семьи погибших. Она записывала все, что ей рассказывали родители, собрала этот материал и выехала в Киев/2/. Там она соответствующим образом изложила его и то, что было сделано Земнуховым, приписала Олегу. Взятая ею подробная биография Земнухова, написанная его сестрой Ниной Земнуховой, до сих пор не возвращена и используется Кошевой в своих личных целях.
   Кошевую обвиняют в том, что она дружила с Еленой Позднышевой и вместе с ней ездила гулять к немецким офицерам. В то время, как Позднышева осуждена на десять лет, Кошевая, наоборот, стала героиней и сумела реабилитировать своего скомпрометированного брата (про которого даже работники райкома партии говорят как о несоветском человеке). Летом 1946 года в Краснодон вернулся из эвакуации прокурор города. До войны он ухаживал за Позднышевой. И вот, узнав, что Позднышева сослана, а Кошевая, обманув народ и правительство, вывела в герои себя, свою мать (которая, говорят в один голос все краснодонцы, не подпускала молодежь к своему дому и гоняла всех, кто иногда приходил к Олегу) и даже всех своих ближних и дальних родствен-ников/3/, прокурор явился к Кошевой. У нее в это время происходила гулянка, были какие-то знакомые, журналисты из Киева и другие. Не получив от Кошевой ответа на вопрос, как ей удалось реабилитировать себя и получить награду, прокурор сперва публично, при всех начал оскорблять ее, а потом избил. Разумеется, после этого прокурору предложили перейти на работу в другой район. Кошевая тоже переехала в Ворошиловск. В Краснодоне говорят, что, если бы она не чувствовала за собой вины, она не замяла бы этой скандальной истории, а сделала бы нее, чтобы привлечь к суду прокурора. О том, что Кошевая жила с немцами, говорит открыто каждый краснодонец. О ней говорят, как о человеке нечестном, беспринципном и умеющим устраивать личные дела.
   На основе рассказов оставшихся в живых молодогвардейцев, родители Земнухова, Арутюнянца, Тюленина, Громовой, Шевцовой и другие говорят, что Олег Кошевой не пользовался авторитетом среди молодежи Краснодона. За него даже никто не поручался при приеме в члены ВЛКСМ. Принят он был только после того, когда ему дал поручение Земнухов. В "Молодую гвардию" его приняли только за месяц до арестов. Ему не доверяли. Его не приглашали даже на особенно важные заседания штаба, происходившие на квартире Арутюнянца. Комиссаром (по существу исполнявшим техническую второстепенную работу) он стал так: Ковалев, выполнявший техническую работу, заполнявший бланки и т.д., должен был отлучиться. Работу эту некому было поручить. Поэтому на первых порах ее поручили Кошевому. Так он стал подписывать бланки комсомольских билетов.
   Утверждают, что Кошевой, как и его бабушка, относился к рабочей молодежи свысока, пренебрежительно. Иногда это пренебрежение принимало нехороший оборот. Так. например, он не систематически передавал штабу сообщения Совинформбюро, принимавшиеся им по немецкому радиоприемнику у себя на квартире. Дело дошло до того, что Земнухов. Шевцова и Арутюнянц вынуждены были построить еще один, свой радиоприемник.
   Гибель Кошевого отрицается. Его матери не удалось доказать, что он опознан ею и похоронен в Ровеньках. Создана легенда о том, что он уехал вместе с немцами. Ему приписывают чуть ли не предательство. Разговоры эти не прекращаются еще и потому, что Вырикова оправдана, вышла замуж и живет в соседнем районе, а предательство Стаховича ничем не доказано.
   Такая сложная обстановка создалась в Краснодоне по вине комиссии, возглавлявшейся Торицыным и приезжавшим с ним следователем.
   Когда передовые части Красной Армии, освободив Краснодон, ушли дальше, в город прибыли работники смерша. Слух о "Молодой гвардии" дошел и до них. Они стали искать живых участников. В это время из Новочеркасска возвратился Жора Арутюнянц. Его немедленно вызвали в смерш и в течение трех дней он рассказывал о деятельности молодых подпольщиков. Полученный от него материал был направлен в центр. Через две или три недели из Москвы прибыла комиссия. Она сразу же явилась к Земнуховым, т.к. о нем Арутюнянц говорил в смерше как об организаторе и руководителе "Молодой гвардии". В это время у Земнуховых находилась Кошевая. Узнав, что это за люди и зачем они приехали, она уговорила их пойти к ней и в течение всего времени держала комиссию у себя. Ни у Земнуховых, ни в других семьях никто из членов этой "комиссии" больше не появлялся.
   Больше того: забранные Торицыным две книги с пометками Земнухова и тетрадь со стихами исчезли бесследно. А следователь уничтожал все, что ему рассказывала о сыне Анастасия Ивановна Земнухова и что шло вразрез с рассказами Кошевой, т.е. что свидетельствовало о руководящей роли Земнухова.
   По своему умственному развитию, серьезности, начитанности, широте интересов и даже внешнему облику, Земнухов, бесспорно стоял выше всех участников подпольной организации. Он пользовался огромным авторитетом как среди взрослых, так и среди молодежи Краснодона. Это был человек обстоятельный во всех отношениях, кристальной честности и большого ума. Нужно сделать все, чтобы его поднять. Необходимо точно также ввести в списки участников "Молодой гвардии" Гукова, который нигде не упоминается, тогда как он был одним из активнейших деятелей подполья. Незаслуженно обойден командир "Молодой гвардии" Туркенич. Ему следовало бы присвоить звание Героя Советского Союза.
   В настоящее время между семьями молодогвардейцев идет страшная распря. Кое-кто из них дискредитирует память детей. "Вину за эту распрю несут Кошевая, Борц и Виценовская. Они занимаются склокой, стараются, пользуясь своей грамотностью, знанием советских законов, занять первенствующее место, пишут клеветнические, совершенно необоснованные письма на научного сотрудника областного музея Демьяненко. Они мутят всех, пользуясь неграмотностью родителей молодогвардейцев - людей скромных и честных.
   Насколько Кошевая "испортилась", показывает такой факт. Из обкома ЛКСМУ ей дали телеграмму и попросили приехать на конференцию читателей. Она не приехала, потому что ей не послали машину. А вот послали за ней машину какие-то прожектеры и она появилась, но не застала их, т.к. она им не нужна была и они уехали, не дождавшись ее.
   В интересах государства необходимо немедленно принять все меры к тому, чтобы Кошевая не возвращалась в Краснодон и перестала писать свои никому не нужные мемуары, а также гастролировать по всей стране. Если нужно рассказать о молодогвардейцах, то пусть это делают Фадеев, работники ЦК ВЛКСМ, историки и все, кто угодно, только не Кошевая и не оставшиеся в живых молодогвардейцы. Они только портят дело.
   1. Переселить из Краснодона М.А. Борц и Виценовскую, которая проявляет страшную активность, хотя сын ее попал в шурф не за участие в подпольной деятельности.
   2. Направить в Краснодон месяца на два комплексную бригаду из серьезных, работающих людей. Включить в нее прозаиков, поэтов, композиторов, художников, актеров, художников-плакатистов, эстрадников, специалистов по музейной работе, лекторов, историков, работников комсомола.
   Бригада должна помочь наладить и развернуть работу музея, оформить его хорошими картинами, написать серию портретов молодогвардейцев, написать о них песни, помочь самодеятельному коллективу клуба имени В.И. Ленина овладеть техникой игры на сцене, собрать материал и написать брошюры о наиболее видных героях Краснодона, помочь райкому партии и райкому комсомола разрядить тяжелую атмосферу между семьями, одним словом сделать все необходимое, чтобы летом 1947 года многочисленные делегации и отдельные экскурсанты не уезжали из Краснодона обескураженными и разочарованными.
   3. Вернуть в музей "Молодой гвардии" часть материала, находящегося в ЦК ВЛКСМ.
   4. Размножить фотографии молодогвардейцев хотя бы в 5- 10 тысяч экземпляров, чтоб удовлетворить просьбы городов, дворцов культуры, театров и др. учреждений о высылке фотографий.
   5. Организовать в клубах, театрах и других культурно-просветительных организациях уголки "Молодой гвардии".
   6. Предложить издательству "Молодая гвардия" к 30-й годовщине Октябрьской революции выпустить хорошо иллюстрированный альбом "Молодая гвардия" с краткой биографией и характеристикой каждого молодогвардейца. Альбом выпустить 10-15-тысячным тиражом.
   А. Лукин
   Помета: "В дело. На секретариат"
   Резолюция на сопроводительной: "Вопрос рассматривался на секретариате ЦК 16 января. Езерскому поручено: подробно выяснить обстоятельства с Выриковой (о ее переселении), вызвать Борц и сказать, чтобы она занималась, прекратить ее выступления с Фадеевым и [Торицыным]; поднять Туркенича".
   Подпись неразборчива (без даты)
   РГАСПИ. Ф.М-1. On, 53. Д. 342. Лл. 1-8.
   Подлинник
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://alyans02.ru/