Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


Владимир Коноплицкий
Между строк указа



Завтра - очередная "негромкая" дата.
60 лет назад, 13 сентября 1943 года, вышел указ президиума Верховного совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза группе участников подпольной антифашистской организации "Молодая гвардия". Высшего отечественного геройского отличия были удостоены (посмертно) комиссар Олег Кошевой и члены организации - Иван Земнухов, Ульяна Громова, Любовь Шевцова и Сергей Тюленин. Их командир Иван Туркенич (в то время он еще был жив) награждался орденом Красного Знамени. Указом от 13 сентября также были удостоены различных наград и другие молодогвардейцы.
С первого дня явления на свет указ вызвал немало кривотолков. А когда Александр Фадеев написал роман "Молодая гвардия", мнения еще больше разделились. Одни: достойнейшие, светлые личности, другие: обыкновенная организация, а громкую известность получила благодаря богатому воображению писателя.

ПОЧЕМУ ФАДЕЕВ ВЗЯЛСЯ ЗА "МОЛОДУЮ ГВАРДИЮ"

История "Молодой гвардии" вкратце такова. В конце сентября 1942 года, после того как Донбасс захватили немцы, в небольшом шахтерском городке Краснодоне (до войны по переписи - 22 тыс. жителей. - Прим. авт.) стихийно возникла подпольная организация. Основу ее составляли молодые люди в возрасте от 14 до 25 лет, общая численность - до 100 человек. На стенах домов появились листовки, был поднят красный флаг, среди населения велась антифашистская агитация.

Просуществовала организация недолго и в начале января 1943 года после нападения на машину с подарками для немецких офицеров была раскрыта. Оккупанты жестоко расправились с подпольщиками: всех их (и расстрелянных, и оставшихся в живых) сбросили в шахту.

Вскоре Красная армия освободила Донбасс. Когда советские войска вошли в Краснодон, небольшой городок буквально бурлил. О подпольщиках и их мученической смерти немедленно было доложено на самый верх.

Сталин вызвал Фадеева, возглавлявшего Союз писателей СССР, и распорядился: найти подходящего журналиста или писателя и немедленно дать обширный материал.

Несколько дней изучения, и литературный генсек принимает решение: писать он будет сам. Конечно, мог поручить любому другому писателю - Симонову, например, Федину, Шолохову, но здесь был особый случай. Фадеев понял: пробил его звездный час. В юных мучениках краснодонского подполья он увидел себя, своих друзей из революции, из далекого дальневосточного романтического братства - Петра Нерезова, Гришу Билименко, Якова Голомбика, Игоря Сибирцева, других ребят. Они так же, как и эти парни и девчата из простых шахтерских семей, не дрогнули и смело шагнули навстречу опасности. И сгорели во имя великой идеи:

Он с головой уходит в "Молодую гвардию". Ежедневно работает по 15-18 часов. В середине 1945 года в печати появляются первые главы, еще через некоторое время выходит и сам роман. В партийных, литературных кругах, в обществе книга воспринимается на ура. Восторженные рецензии следуют одна за одной. Сергей Герасимов ставит фильм, который еще больше подбрасывает поленьев в костер.

И вдруг - обвал. Пошел слух: верховный осерчал. Нет, дескать, руководящей роли партии, да и Красная армия не могла так беспорядочно отступать.

Фадеев садится за переделку. В новой редакции все учтено - и партийное руководство появилось, и армия отходила на заранее намеченные рубежи. В итоге "улучшения" роман получился менее цельным. Как художник, Фадеев не мог не понимать - это шаг назад.

Закавыка, однако, в другом - кто же на самом деле гневался?

В знаменитом указе от 13 сентября нет ни слова о партийном руководстве. Просто потому, что его и в самом деле не было. "Молодая гвардия" возникла спонтанно, по инициативе самих ребят. Сталину это было известно лучше, чем кому бы то ни было. А коли так, то с чего бы вождю напускаться? Тем более что Фадеев пользовался абсолютным доверием. Более того, верховный даже закрывал глаза на "сигналы" о нарушениях писателем режима.

Самое любопытное, что спустя много лет, в середине 60-х, вышел указ, вспомнивший о "забытых" партийцах. Однако документ имел обратный эффект. Если в годы войны еще кто-то допускал вероятность "направляющей и руководящей", то спустя десятилетия это уже смахивало на обыкновенное лицемерие.

Гнев, конечно, был, но, скорее всего, какого-нибудь функционера, пожелавшего выслужиться. Ну а Фадееву ничего не оставалось, как взять под козырек.

КТО БЫЛ ПЕРВЫМ КОМИССАРОМ?

Мeжду тем сама история "Молодой гвардии" и роман хранят немало загадок и даже тайн.

Вскоре после выхода книги Фадеев в одном из писем обмолвится: "Роман в целом принят благожелательно, но из Краснодона зловещее молчание:". Забегая вперед, скажу, что Александр Александрович до конца дней так и не отважился еще раз побывать на родине своих героев. Более того, всячески избегал встречи с их родителями, с оставшимися в живых молодогвардейцами. И на то были веские причины.

Взять хотя бы историю с Виктором Третьякевичем. Он стоял у истоков создания "Молодой гвардии", был ее первым комиссаром. Этого не мог не знать Фадеев. Конечно, можно спорить, вывел ли он Третьякевича в образе Стаховича или нет. Прямых доказательств мы не имеем, да и сам Фадеев неоднократно подчеркивал, что его роман - художественное произведение. Другое дело, что в мартирологе, опубликованном на последней странице, фамилия Третьякевича отсутствует. А это уже факт:

В реальности все было гораздо сложнее. До "Молодой гвардии" Третьякевич входил в другую подпольную организацию, которая была разгромлена, а он уцелел. А во-вторых, как вспоминала оставшаяся в живых подпольщица Валерия Борц: "Как только взяли Третьякевича, так сразу начались аресты: Вот мы и подумали, что это неспроста".

Впоследствии открылись архивы, были установлены настоящие предатели. Но было уже поздно - роман разошелся, народ смотрел кино. Но и Фадееву надо отдать должное: интуиция не подвела, и он достаточно аккуратно и обобщенно нарисовал портрет предателя.

ЗАСТРЕЛИСЬ И ПОЛУЧИШЬ ЗВЕЗДУ ГЕРОЯ

Тайной остается ситуация и с командиром "Молодой гвардии" Иваном Туркеничем. Его подчиненные - Герои, а ему "всего лишь" - орден Красного Знамени.

В романе о командире как бы мимоходом. Тот же вопрос: почему?

До появления в Краснодоне Туркенич, будучи в звании старшего лейтенанта, воевал, оказался в окружении, попал в плен, но сумел бежать. На его беду, впрочем, как и сотен тысяч других солдат и командиров, летом 41-го вышел сталинский приказ № 270, гласивший, что все военнослужащие, оставшиеся на занятой врагом территории, объявляются изменниками. Было два выхода: либо пробиваться к своим и потом в боях кровью искупить "временное заблуждение", либо застрелиться. Туркенич не сделал ни того, ни другого.

Когда начались аресты "Молодой гвардии", командир сумел незаметно скрыться, перешел линию фронта. Начались бесконечные допросы в "СМЕРШе", но тут подоспел указ от 13 сентября. Туркенича направляют в действующую армию. Он так и не узнает, что в представлении военного совета Юго-Западного фронта молодогвардейцев к высшим званиям он значился под № 1:

Сражался Туркенич храбро, смерти, как свидетельствовали его боевые товарищи, не боялся. Один из них, директор средней школы в Житомирской области Александр Леонтьевич Рудницкий, рассказывал автору этих строк о последних днях командира. В жестоком бою за польский город Гонгув Туркенич пал смертью героя.

В Центральном архиве Министерства обороны РФ хранится представление на Туркенича - за бой под Гонгувом. Из него явствует, что командиры всех степеней - от комбата до командующего армией - были за присвоение капитану Туркеничу звания Героя Советского Союза. Но:

В последний момент опять чья-то злая воля поставила жирный крест на судьбе отважного офицера. И только спустя 46 лет правда смогла восторжествовать - командиру "Молодой гвардии" посмертно было присвоено это высокое звание. В отличие от указа о пресловутом "партийном руководстве", не вызвавшего ничего, кроме недоумения, этот документ был воспринят ветеранами с глубоким удовлетворением.

БЕЙ КРАСНЫХ, ПОКА НЕ ПОБЕЛЕЮТ, БЕЙ БЕЛЫХ, ПОКА НЕ ПОКРАСНЕЮТ

Пожалуй, наиболее серьезное испытание ждало роман Фадеева в конце 80-х, на исходе перестройки. Объявился некто Евген Стахив, украинский эмигрант, обитающий в Нью-Йорке. Сначала он дал пространное интервью выходящей в Америке газете "Новое русское слово", а затем уже собственные "размышлизмы" прислал в одну из газет Западной Украины. Эффект был оглушительный. Евген Стахив объявил, что именно он и есть главный руководитель "Молодой гвардии", его и вывел Фадеев в романе под именем Евгения Стаховича ("Не правда ли, знаменательное совпадение имени и фамилии?" - патетически восклицал заокеанский "узник совести"). Ну а почему писатель-москаль обозвал украинца-патриота предателем - так это и без слов понятно, ушел ведь с немцами на запад.

- Сначала, - рассказывает директор Краснодонского мемориального музея Анатолий Никитенко, - я подумал, что это какой-то розыгрыш, бред, никакого Стахива на Донбассе и в помине не было, но писания новоявленного "отпрыска" лейтенанта Шмидта продолжали появляться в западенской печати, и тогда мы обратились в те самые газеты: опубликуйте наш ответ и заодно пригласите Стахива встретиться. Ответа так и не дождались.

Вскоре, однако, Стахив делает разворот на 180 градусов. Теперь из его писаний явствует, что Олег Кошевой был не комсомольцем, а самым что ни на есть убежденным: националистом и так же, как и Стахив, боролся и с коммунистами, и с немцами, а посему тоже ушел на запад. (И ведь есть определенная "логика": легенда о якобы воскресшем комиссаре гуляла по страницам западных газет задолго до "явления" Стахива.)

- Тут нам стало все ясно, - резюмирует Никитенко, - налицо хорошо знакомые попытки сбросить "Молодую гвардию> с пьедестала, только теперь, конечно, с учетом новых исторических реалий.

ЛЕОНИД КУЧМА ПРИЗЫВАЕТ ЧТИТЬ ИСТОРИЮ

Анатолию Григорьевичу приходится воевать не только с западными "ветряными мельницами". Со всех сторон музей обложили "новые украинцы". Здание - шикарное, построенное капитально, на века. В самый раз - офисы, всякие там торговые площади, склады. Директор музея - атеист, но придерживается древней христианской заповеди "не пускать менял в храмы". Но с каждым годом делать это становится все труднее. А самое главное - неоткуда брать средства на нормальное поддержание деятельности огромной храмины. И здесь на выручку пришел: Фадеев. Два года назад отмечался 100-летний юбилей писателя. По сему случаю власти Луганской области выделили музею двести тысяч гривен (по нашему курсу - примерно 1,2 млн. рублей. - Прим. авт.). Юбилеем заинтересовалась центральная украинская власть, вопрос лично под свой контроль взял президент Л. Кучма. Тем более что вслед за юбилеем писателя приближался уже, если можно так выразиться, собственный юбилей - 60 лет создания "Молодой гвардии".

Собираясь в Краснодон, автор этих строк, конечно, знал, что на Украине не забывают нашего замечательного земляка, воспевшего подвиг юных краснодонцев. Но действительность, как принято в таких случаях говорить, превзошла все ожидания. В стенах музея сегодня действует обширная фадеевская экспозиция, которая по своим масштабам едва ли уступает чугуевскому собранию. Это надо видеть, с какой любовью сделаны экспонаты, оформлены находки. На самом видном месте красуется приветственный адрес, присланный Леонидом Кучмой аккурат к 100-летнему юбилею романиста.

Вчитываюсь в строки послания и ловлю себя на мысли: "А почему так не было у нас, в России, - ни письма от главы государства, ни централизованной помощи? Почему у соседей больше внимания, чем в родном государстве?.."

А вообще порадовался за Фадеева. Время идет, а хула и наветы не липнут. Уходят в прошлое беспредметные споры. Главное, как говорил украинский президент, в том, что молодогвардейцы боролись за Родину, за независимость, за свою землю, за свободу. И в этом непреходящая ценность их подвига, а равно как и их певца.

На прощание крепко жму руку "последнему молодогвардейцу". Как будто уловив мои мысли, он говорит:

- Пока мы здесь - "Молодая гвардия" будет жить. Сейчас думаем вот над чем: как вернуть бессмертный роман в школьные программы. Не знаю, как в России, а у нас на Украине мы обязательно этого добьемся. И еще, - Анатолий Григорьевич на минуту задумался, словно что-то взвешивая, - будем добиваться, чтобы вернулась первая редакция романа. Наиболее правдивая и цельная. Это будет справедливо и по отношению к истории, и по отношению к Фадееву как художнику.

Краснодон (Украина) - Владивосток




Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
укладка тротуарной плитки в лобне