Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


А.Г. Никитенко
"Не зарастёт народная тропа"

А.Г. Никитенко - Директор Краснодонского государственного ордена Дружбы народов музея "Молодая гвардия" (Прим. ред.)

Прежде чем рассказать о сегодняшних днях Краснодонского государственного ордена Дружбы народов музея "Молодая гвардия" необходимо сделать краткий экскурс в его историю.

Музей был открыт год спустя после освобождения Краснодона от немецко-фашистских захватчиков, 1 мая 1944 года, в домике, где жил до оккупации и во время нее Олег Кошевой с матерью Еленой Николаевной и бабушкой Верой Васильевной.

Уже после окончания Великой Отечественной войны наши предшественники пошли по горячим местам событий. Фонд музея пополнился новыми интересными экспонатами. Те две комнаты, в которых жила семья Кошевых, были просто не в состоянии вместить объемный материал о деятельности Краснодонского подполья, ведь речь шла об организации молодежи численностью почти в сто человек. Поэтому наш музей несколько раз менял адреса. В начале 60-х годов, с учетом огромного интереса советского народа, особенно молодежи, к деятельности Краснодонского подполья, принимается постановление о строительстве в Краснодоне специального здания.

4 октября 1966 года по проекту молодого киевского архитектора Владимира Смирнова в Краснодоне начинается строительство нового здания музея.

6 мая 1970 года он был открыт. Следует подчеркнуть, что и сегодня наш музей считают самым крупным на территории Советского Союза музеем комсомольской славы. Самый крупный по всем показателям: по эксплуатационной площади, по количеству экспонатов основного фонда, по посещаемости, по популярности. Как это ни странно звучит из уст директора, но еще лет 12-15 назад мы не радовались нашей большой популярности, потому что при максимальной пропускной способности 2 - 2,5 тысяч человек в день у нас бывали отдельные, особенно каникулярные, дни, когда за день музей посещало до 6 тысяч человек. Естественно, что такую массу людей мы не могли пропустить по экспозиции, приходилось увеличивать темп проведения экскурсий, сокращать время экскурсий и т. д.

К сожалению, все это в прошлом. Почему? Потому что сегодня в нашем музее, как, в принципе, и во всех музеях бывшего Советского Союза, в том числе и Украины, наблюдается резкий спад посещаемости. Правда, в последние год-два чувствуется некоторое потепление в отношении нашего народа, нашей молодежи к своей истории. Начали приезжать к нам люди. Правда, едут к нам из Луганской и ближайших Харьковской, Донецкой, Воронежской, Ростовской областей.

Одна из важных причин того, почему резко сократилась посещаемость музеев, - дороговизна транспорта. А ведь у нас и сегодня основной контингент - это школьники и студенты. Немаловажную роль в резком падении посещаемости не только нашего, а всехмузеев Советского Союза сыграло негативное отношение буржуазных средств массовой информации к советской истории.

По этому поводу можно приводить достаточно много примеров. Я остановлюсь на двух. Лет 8 назад журнал "Огонек" опубликовал материал корреспондентки Надежды Ажгихиной. Назывался он так: "Заложники легенды". Когда она приезжала в Краснодон, я находился в командировке. Мне мои коллеги рассказывали, что она посетила музей, побыла всего лишь минут тридцать и уехала, а затем, месяца два-три спустя на страницах журнала появляется этот материал. В нем все было перепутано: имена, отчества, фамилии, надписи над фотографиями. Вот одна цитата, один пример из этого материала.

Автор очерка пишет, как умирала мать Олега Кошевого Елена Николаевна Кошевая. Она пишет дословно следующее: "Елена Николаевна Кошевая умирала в холодной нетопленой комнате в присутствии парализованной матери. И никому из краснодонцев не было до нее дела, никто не мог принести ей ведро воды или вязанку дров".

Елена Николаевна умерла в июле в сильную жару в городской больнице. При чем здесь холодная нетопленая комната? А ее мать умерла еще за 10 лет до смерти Елены Николаевны Кошевой. И зачем нужны дрова в великолепной трехкомнатной квартире на втором этаже в центре города?

Когда я привожу этот пример нашим посетителям, они, как правило, улыбаются. Но я считаю, что это улыбка сквозь слезы, ведь этот журнал прочитали миллионы и миллионы людей. И представьте себе, некоторые поверили. Нас буквально засыпали письмами, в которых, возмущаясь, писали, что мы, краснодонцы, не могли проследить за судьбой такого святого человека, каким была Елена Николаевна Кошевая.

Была ли эта публикация целенаправленной ложью или нет - трудно сказать. Я не исключаю, что это была ошибка автора. Но были и целенаправленные публикации, которые ставили перед собой задачу уничтожить веру молодежи в наши идеалы. Вот пример. Лет, наверное, двадцать тому назад в поле нашего зрения попал некий Евген Стахив, который выступил по одной из заграничных радиостанций с сенсационным сообщением о том, что Александр Фадеев образ предателя в романе "Молодая гвардия" Евгения Стаховича писал якобы с него - Евгена Стахива. Вы видите, какое здесь созвучие имени и фамилии. Там Евгений Стахович, здесь Евген Стахив. Когда в те времена я прослушал передачу - говоря честно, рассмеялся: "Что за человек, который может говорить о том, что с него писатель пишет образ предателя "Молодой гвардии". Я, откровенно говоря, даже не поверил в существование Евгена Стахива как физического лица. В те далекие годы существовало такое словосочетание "идеологическая диверсия". Я и подумал, что это какая-то идеологическая диверсия против наших национальных героев. Но лет этак десять назад этот Евген Стахов вновь всплыл. Львовская националистическая газета "За в?льну Україну" публикует материал этого Евгена Стахива, который называется так: "Олег Кошевой - фигура выдуманная". Я прошу прощения, но здесь можно сказать такими словами: "Здравствуйте -приехали". Как это можно заявлять, что образ Олега Кошевого выдуман, если и сегодня в Краснодоне есть старожилы, которые лично знали его. Отрицать его существование как физического лица было бы просто смешно. Мы написали резкую отповедь. Но они не только не опубликовали наш материал, но не соизволили даже оповестить нас о том, что этот материал ими получен. Хотя в этом сомнений нет.

После этой публикации на страницах той же газеты появляется вновь материал Евгена Стахива с еще более сенсационным сообщением о том, что якобы "Молодая гвардия" была чисто ОУНовской организацией. Что якобы в Краснодон была специально направлена группа молодых людей для создания молодежного ОУНовского движения. Что они выполнили это поручение и создали организацию "Молодая гвардия", которая боролась не столько с немцами, сколько с большевиками.

После этой, второй публикации, я заинтересовался, что это за лицо Евген Стахив, и получил ответ, что Евгений Павлович Стахив - бывший ОУНовец, в 1944 году после освобождения Западной Украины частями Красной Армии сбежал в США, получил американское гражданство. В последние годы зачастил с поездками в Украину. Напечатал целый ряд материалов, где заявляет, что он якобы хорошо знает организацию "Молодая гвардия" и ее участников, в частности Любовь Шевцову и Валерию Борц.

Валерия Давыдовна Борц четыре года назад умерла. Но когда появились эти публикации, мы задали ей вопрос, знает ли она Стахива? На что она с удивлением ответила, что не то что с ним никогда не встречалась, но никогда и не слышала о существовании этого человека.

Не так давно в городе Луганске открывали памятник Тарасу Григорьевичу Шевченко. На открытие памятника приезжала большая группа западноукраинцев, а также представители украинской диаспоры из США, Канады, Австралии. После открытия памятника человек тридцать пять - сорок приехали к нам в музей. Встречая эту группу, я внутренне ощутил скептицизм этих людей. Я сразу же предложил им рассказать о деятельности Краснодонского подполья не языком эмоций, а языком документов. В частности, я обратил их внимание на такой важный момент из истории Краснодонского подполья, как судьба Олега Кошевого. Многие, наверно, знакомы с грязной сплетней, что Олег Кошевой жив и находится где-то в США, что он чуть ли не является предателем. Об этом писалось в некоторых газетах. Мне пришлось выступить на страницах газеты "Комсомольская правда" с большим материалом, в котором я языком документов доказал, что Олег Кошевой не мог остаться живой. У нас в музее хранятся документы, следственные материалы по организации "Молодая гвардия", которые свидетельствуют, что Олег Кошевой был расстрелян.

Когда начались аресты в Краснодоне Олег ушел в сторону Боково-Антрацита, где думал переждать до прихода Красной Армии, но под городом Ровеньки на станции Картушино он был арестован железнодорожной жандармерией, передан в ровеньковскую полицию. Там опознан, там его допрашивали, там расстреляли. В фондах музея хранятся показания палачей, которые лично принимали участие в допросах и казни Кошевого.

Вот показания на следствии по делу "Молодой гвардии" дает немецкий переводчик Томас Гейст. Он, в частности, сообщает следующее: "Во время допросов и пыток особенно запомнился молодой человек по фамилии Кошевой, который однажды бросил в лицо пьяным гестаповцам: "Страшны не вы, страшно то, что вас породило. Вы, в сущности, - мертвецы".

И еще одно показание, которое на этом же следствии давал бывший начальник немецких жандармов некий Отто Дрейвитц. Он сообщил следующее: "Раздались выстрелы. Группа молодых людей, среди которых был и Кошевой, упала. Кошевой был еще жив. Я достал пистолет и дважды выстрелил ему в голову". И вот когда я привел эти документы на встрече с делегацией в кинолекционном зале, они уехали отсюда с совершенно иными настроениями.

Меня часто с долей скептицизма спрашивают, что могла сделать "Молодая гвардия"? Я на это отвечаю однозначно:

"Поймите же вы, наконец, что, когда мы говорим о "Молодой гвардии", мы имеем в виду не только материальный вклад организации в нашу Победу. Есть два момента, которые заставляют говорить об этой организации во весь голос.

Во-первых, то, что в городе Краснодоне, который по переписи населения в 1939 году насчитывал всего лишь 22 тысячи человек, появилась организация молодежи почти в сто человек.

Во-вторых, фактически все они погибли, причем погибли не как жертвы, не как мученики, а как борцы. На мой взгляд, не столь уж важно, сколько было повешено полицейских, расклеено листовок, взорвано машин и т.д.".

Если сегодня вы спросите, каким я вижу будущее нашего музея, то мне трудно дать какой-либо однозначный ответ. Я думаю, что оно зависит от того, каково будущее нашего народа. Но люди обязательно к нам поедут. И это уже случилось. Я говорил в начале, что сегодня уже чувствуется возрастание интереса наших граждан к истории нашего Отечества.

В последнее время, когда были открыты архивы, где хранятся документы по деятельности Краснодонского подполья (а такие материалы хранятся не только в фондах нашего музея, но и в архивах бывшего ЦК КПСС, ВЛКСМ, в архиве Министерства обороны в городе Подольске), которые и для нас, профессионалов, по какой-то причине были засекречены, мы, что называется, перепахали вдоль и поперек материалы по Краснодонскому подполью. Но ничего совершенно нового, принципиально меняющего наш взгляд на историю Краснодонского подполья не нашли. Находили уточнения: где-то фамилия неправильно записана, где-то отчество, дата. Но все документы однозначно подтверждают, что эта организация была, сражалась, что "Молодая гвардия" - не миф коммунистической идеологии, что это не выдумка писателя Александра Фадеева, как сейчас любят заявлять продажные издания. Организация была, сражалась и боролась. Она и сегодня должна сражается, сражается в плане воспитания нашей молодежи. Ведь если возвратиться к той самой делегации украинской диаспоры, о которой говорилось выше, то я не выдержал и задал встречный вопрос, после того как ответил на полсотни их вопросов. Я спросил: "А вы знаете, что, может, не при вашем личном участии, а с вашего молчаливого согласия сегодня взяли и сбросили с пьедестала наших героев, на которых наша молодежь равнялась. Эти пьедесталы сегодня стоят пустые. Почему вы на эти пьедесталы никого не поставили?" Они ответили, что им на эти пьедесталы ставить сегодня некого. Я их спросил: "А для чего же вы их сбрасывали? Не воспитав таких, на которых молодежь равнялась бы, как на молодогвардейцев, на Зою Космодемьянскую, на Александра Матросова".

Согласились.

Я думаю, что будущее у нашего музея есть, несмотря на социально-экономические, политические катаклизмы. В этом убеждают последние год - два, отмеченные значительным ростом посещаемости музея. Так, в прошлом году наш музей принял 88 тысяч посетителей. А еще два - три года назад их было лишь 40 - 50 тысяч. Надеюсь, так будет и дальше.




Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Бесперебойник для котла надежный.