Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


Вера Гавриленко
"В романе не все было, как в жизни..."


72-летний петропавловец Анатолий Николаевич Котляров - уроженец овеянного легендами Краснодона. Когда началась оккупация города, ему было 10 лет - возраст вполне сознательный, так что Котляров хорошо помнит как хронику самих событий, так и многих лидеров молодежного подполья. Его воспоминания во многом отличаются от версии, широко известной по знаменитой фадеевской книге. Удивительно, но своими знаниями Котляров не делился не только с журналистами, но даже с коллегами и знакомыми. Его сослуживцы, проработавшие с ним много лет, до сих пор не знают, что Анатолий Иванович - живой свидетель тех легендарных событий. "Такой он у меня немногословный, настоящий краснодонский партизан", - шутит супруга Зоя Александровна. Впрочем, правда Котлярова в советские годы никому не была нужна: из молодогвардейцев пытались всеми силами сделать идеологически выдержанные "иконы".
Благодаря молодогвардейцам остался в живых родной дядя Анатолия Николаевича - Александр. Во время одной из наиболее дерзких операций юных подпольщиков - освобождения лагеря советских военнопленных в районе Донца - ему удалось бежать, и какое-то время он скрывался в доме Котляровых. На памяти Анатолия Котлярова - поджог немецкой биржи труда, расстрел машины оккупантов близ села Талового, листовки, красные знамена на домах в честь 7 ноября и другие дерзкие акции бойцов гвардии.
- Я лично знал Олега Кошевого, Любу Шевцову и Сергея Тюленина, - все они учились в моей школе имени Горького. Моими одноклассницами были младшие сестры молодогвардейцев Вали Борц и Толи Лопухова, - рассказывает Анатолий Николаевич. - До войны Олег Кошевой был в нашем классе пионервожатым, и мы много времени проводили вместе. Конечно, мы относились к нему с уважением, но сказать, что Олег был кумиром мальчишек, моих ровесников, я не могу: слишком хорошо воспитанный, аккуратный во всем, сдержанный, - внешне типичный "маменькин сынок". То ли дело Сережка Тюленин! Отчаянный, хулиганистый, его даже, было дело, из школы исключали за его проделки. Сергей жил в "Шанхае", так назывался район Краснодона, где исторически селились китайцы и персы. Район был еще тот! Как и положено "жигану", Сережка держал у себя дома голубятню, что в те годы считалось признаком "неблагонадежности". Более разных людей, чем Тюленин и Кошевой, трудно себе представить. А вот Люба Шевцова была признанная "примадонна" нашего шахтерского городка. Про таких говорят: "Звезда!" Не сказать, чтобы она была очень красивая внешне, но - эффектная, дерзкая, волевая - бесспорно. Ухажеров у нее много было. Могла, например, запросто влететь в мужскую драку и одним жестом разнять дерущихся. Для младших девчонок она была идеалом: ей пытались подражать в нарядах, прическах, даже манеру говорить копировали. Может быть, если бы не война, Шевцова стала бы известной артисткой, это была ее мечта:
Феномен "Молодой гвардии" уже в том, что столь разные по характеру и воспитанию молодые люди (а организация насчитывала более ста членов), сумели сплотиться и показать врагу, что он - не хозяин на нашей земле. Гордость, любовь к Родине, потрясающая сила духа - сплав этих качеств молодогвардейцев потряс весь мир. И что самое удивительное, молодежное подполье в Краснодоне - целиком и полностью инициатива самих ребят, по сути, - еще совсем детей (возраст подпольщиков - от 14-ти до 19-ти лет!). Никакого "партийного руководства" у бойцов гвардии, вопреки роману Фадеева, не было!
- Вы слышали, что Фадеев дважды переписывал свой роман, так как Сталин раскритиковал первую редакцию по причине недостаточно выраженной руководящей роли партии в организации "Молодой гвардии"? - говорит Котляров. - Так в романе появились образы опытных коммунистов, которые якобы направляли и курировали деятельность молодежного подполья. Все это вымысел! Никакого партийного руководства в Краснодоне и быть не могло, так как в первые же дни оккупации по доносу были схвачены все коммунисты, свыше 20-ти человек, и живьем закопаны в городском парке. Во второй редакции романа один из ключевых персонажей - старый коммунист Лютиков. Но Филипп Петрович Лютиков был казнен в самом начале оккупации Краснодона. Я знаю это достоверно, так как он был хорошим приятелем моего дядьки, они вместе работали в электромеханических мастерских. Повинуясь Сталину, Фадеев был вынужден "воскресить" мертвых.
Из рассказов очевидца следует шокирующий вывод: оказывается, все зверства на краснодонской земле творили отнюдь не немецкие захватчики, - вот в чем главный ужас этой истории. "Самих немцев в городе мы даже и не видели, - вспоминает Анатолий Николаевич, - их штаб находился в Луганске. А в Краснодоне правили так называемые "оккупационные власти". Начальник полиции Соликовский, его заместитель Соколов - все они были бывшими советскими гражданами, перешедшими на службу к "новой власти". Говорили, многие были из беглых уголовников. Соликовский всегда ходил с плеткой, то и дело пуская ее в ход. И следствие по делу молодогвардейцев вели не немцы, а эти предатели. Следователем являлся некто Кулешов из города Шахты, - большой был специалист, говорят. И пытали ребят тоже бывшие "свои". Пытки применялись чудовищные. Погибших хоронили в запаянных гробах: вид тел был поистине ужасен:
Несмотря на то, что молодогвардейцы во время своих операций убивали немецких солдат, конкретный облик врага приняли для них именно их палачи - предатели Родины. Именно полицаям и их приспособленческому образу мыслей (за немецкие подачки и безбедную жизнь продать Родину и остатки совести) бросили вызов юные краснодонцы. Именно им в глаза они смотрели во время истязаний, перед которыми меркнут ужасы инквизиции. Правомерно будет сказать, что после ареста для юных подпольщиков Отечественная война превратилась в гражданскую...




Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Быстро доставляют роллы по наб челнам