Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

С.П. Булкина
Они умирали стоя

   Время стремительно перелистывает страницы нашей жизни. Но есть события, над которыми годы не властны. Прошло почти три десятилетия после трагических январских и февральских ночей сорок третьего, но молодогвардейцы Краснодона живут не только в бронзе и мраморе памятников, но и в сердцах поколений.
   Это были обыкновенные мальчишки и девчонки. Писали стихи и сажали деревья, играли в футбол и пели песни. Они любили дым ночных костров и утреннюю росу, волны Северского Донца и голубые терриконы донецкой степи. С этого у них начиналась Родина... Дневники, строчки школьных сочинений, строфы первых, пусть неумелых, но искренних стихов донесли до нас боевой настрой их юных сердец, всепобеждающую любовь к Отчизне.
   Когда началась война, почти все будущие молодогвардейцы были очень юны - многим не исполнилось и семнадцати. Но они считали, что их место на фронте, где были их отцы, старшие братья. Ребята осаждали военкомат, правдами и неправдами добивались отправки в действующую армию.
   Никто не подписывал приказ о мобилизации юных краснодонцев. Они встали в боевой строй по зову сердца, по долгу гражданина. Встали как солдаты, дав присягу Родине. Чеканны и емки слова торжественной клятвы молодогвардей- цев:
   - Я, Олег Кошевой, вступая в ряды "Молодой гвардии", перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь...
   - Я, Любовь Шевцова... Я, Ульяна Громова... Я, Иван Земнухов.... Я, Сергей Тюленин... клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей... И если для этой мести потребуется моя жизнь, я отдам ее без минуты колебания.
   Юные подпольщики, вдохновляемые и руководимые коммунистами, были верны своей клятве до последнего дыхания. Их было 92, спаянных нерушимым комсомольским братством. 84 ради победы над врагом отдали свою жизнь.
   Пятеро юных подпольщиков - Олег Кошевой, Любовь Шевцова, Дмитрий Огурцов, Семен Остапенко и Виктор Субботин - были расстреляны гитлеровцами в городе Ровеньках.
   НЕПОКОРЕННЫЕ БЕССТРАШНЫЕ. Олег Кошевой первым испытал ужасы фашистского застенка в Ровеньках. Когда начались аресты в Краснодоне, он ушел в Боково-Антрацит с надеждой дождаться у знакомых прихода Красной Армии. Олег попал в руки немецких жандармов вблизи железнодорожной станции Картушино. При обыске нашли пистолет. Это и послужило причиной для задержания.
   Наши части завязали бой на улицах Ворошиловграда. И в Ровеньках были сочтены дни хозяйничанья оккупантов.
   Февральским утром перестали биться сердца пяти молодогвардейцев. А в Краснодоне юных подпольщиков казнили еще в январе.
   Позывные к стойкости и мужеству неслись в Ровеньки с родины молодогвардейцев - Краснодона. Духовный отец "Молодой гвардии", старый коммунист Филипп Петрович Лютиков говорил своим товарищам по борьбе:
   - Помните, товарищи, на нас смотрят глаза наших юных сверстников. Мы учили их жить, пусть же они увидят, как умеют умирать коммунисты.
   КИПЕНИЕ СИЛ ЖИВЫХ. Уходят годы. Звенят весенними грозами. Осыпаются листопадами. Уже давно нет с нами этих милых девушек и замечательных ребят, но они навсегда остались в строю.
   ...Насквозь пронизанный весенним солнцем Гремучий лес сияет изумрудной зеленью. Вековые дубы блестят точно отлакированными молодыми листьями. Будто школьницы в белых платьицах, сбились в тесный кружок березки.
   Лес и сейчас стоит тихо. И не автоматные очереди, как тогда, февральским утром сорок третьего, а птичье щебетанье наполняет его. Да призывно поет труба горниста: "Встаньте, солдаты! Встаньте!"
   Это ровеньковские пионеры пришли на место казни молодогвардейцев отдать салют тем, кто своим подвигом учит их мужеству, стойкости, верности Коммунистической партии и народу.
   Смолк горнист. Замер строй Только один голос звенит над лесной поляной:
   - Клянемся вам, Олег Кошевой, Люба Шевцова, Семен Остапенко, Виктор Субботин, Дмитрий Огурцов, быть достойными вас и вашего дела.
   - Клянемся! - вторит ему многоголосый строй.
   Имена пяти молодогвардейцев высечены на памятнике из черного лабрадорита. А под ним слова народного героя Чехословакии Юлиуса Фучика: "Но и мертвые мы будем жить в частице Вашего великого счастья, ведь мы вложили в него нашу жизнь..."
   Светлой лентой пролегла тропа к памятнику в Гремучем лесу. И в проливной дождь, и в зимние метели здесь всегда свежие следы. Сюда идут не только жители города. Так уж повелось: побывав в легендарном Краснодоне, экскурсанты едут в Ровеньки, чтобы поклониться светлой памяти похороненных здесь пяти молодогвардейцев.
   Идут на место казни и обязательно заходят в мемориальный музей "Памяти погибших", оборудованный в тех комнатах, откуда уводили на расстрел юных краснодонцев.
   Здесь все впечатляюще. Массивные железные двери и маленькие, как бойницы, окна, искрещенные металлическими прутьями. Сердце холодеет, когда рассматриваешь предметы, которыми пытали узников. А на стенах надписи уходящих отсюда людей на смерть. Только на смерть! Об этом зловеще напоминали написанные над входом в каземат слова: "Оставь надежду всяк сюда входящий".
   Теперь у входа в каменный склеп висит мемориальная доска: "Товарищ, остановись! Земной поклон отдай этому месту. Здесь в застенках фашистского гестапо в феврале 4943 г. провел последние дни и часы своей жизни комиссар "Молодой гвардии" Олег Кошевой".
   Минута молчания здесь никем не объявляется. Люди подолгу стоят в торжественно-скорбной тишине, как бы зримо ощущая рубеж жизни и смерти незнакомого, но близкого человека.
   В этой тишине напряженный слух улавливает едва различимые звуки торжественной музыки. Они идут откуда-то из глубины. Все громче звучат слова "Реквиема":
   Люди!
   Покуда сердца стучатся, -
   Помните!
   Какою ценой
   Завоевано счастье, -
   Пожалуйста, помните!
   Молодогвардейцы не завещали плакать над ними. Они боролись за счастье и радость живых. Буйствует ли май на улице или лютует январский мороз, на память приходят чудесные слова Любы Шевцовой, вырвавшиеся на волю из этих застенков.
   "Передайте всем - я люблю жизнь... Впереди у советской молодежи еще не одна весна и не одна золотая осень. Будут еще чистое мирное голубое небо и светлая лунная ночь, будет очень хорошо на нашей дорогой и близкой, всеми нами любимой Советской Родине".
   Молодогвардейский сквер в Ровеньках стал самым святым местом города. Здесь в братской могиле вечным сном спят Олег Кошевой, Люба Шевцова, Семен Остапенко, Дмитрий Огурцов и Виктор Субботин.
   Бьется пламя вечного огня в бронзовой звезде, бросая багряные отблески на мраморную плиту. Ложатся на мрамор букеты свежих цветов да горячие материнские слезы. С каждым днем все дальше отодвигается от нас суровое военное время. А соль безутешных слез слепит очи, обжигает сердце.
   Люди благоговейно склоняют головы перед героической судьбой молодогвардейцев. К обелиску идут старожилы города. Как на свиданье с боевыми друзьями грозовой юности приходит к обелиску член "Молодой гвардии" Михаил Тарасович Шищенко, ныне заместитель управляющего трестом "Фрунзеуголь". Богата его ежедневная почта. Как много в авторах этих писем общего с юными подпольщиками Краснодона! Нынешние мальчишки и девчонки хотят походить на молодогвардейцев, так же преданно служить Родине.
   Нет, бессмертие "Молодой гвардии" - это не только памятники и свежие венки на могилах. Ее бессмертие - неугасимый огонь идеалов, зовущих на подвиг. О Любе Шевцовой, Олеге Кошевом и других молодогвардейцах сейчас говорят как о живых. Олег - член комплексной бригады горняков, Любу девушки зачислили в свою строительную бригаду. Молодогвардейцы спускаются в забой, поднимаются на строительные леса.
   Пройдите помолодевшими зелеными улицами Ровенек. В их названиях тоже живут герои "Молодой гвардии", те, кто писал легенду мужества на этой земле. Писал своей кровью, жизнью.
   Не смерть обрели молодогвардейцы в сорок третьем, а бессмертие. Сегодня их имена, как факел, зажигают новой отвагой юные сердца.
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Картриджи hp.