Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


Юрий Белов
"Непокорённые"

Светлой памяти Василия Левашова -
последнего молодогвардейца - посвящается

 

Мы были высоки, русоволосы,
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
             
Николай Майоров (1919-1942)

Чувство патриотизма рождается в человеке с его первым человеческим чувством - любовью к матери и отцу. И умирает последним - со смертью человека. В высшем своем проявлении - любовь к Родине - патриотизм возникает из отношения к истории Отечества. Отношения к ней как к личному достоинству и чести, что неотъемлемы от достоинства и чести твоего народа. Когда же нет этой неотъемлемости, то нет и патриотизма.

 

Из юности в бессмертие

Старшее поколение, добывшее нам великую Победу, одевшее в плоть слово "Человек", - поколение великих патриотов. Отношение к его героической истории определяет истинность или ложность патриотизма каждого, кто живет в современной России.

Многие, увы, многие из поколения победителей уходят из жизни в наши дни - время неумолимо. Они уходят в вечность, соединяясь в памяти живущих с теми, кто из юности и молодости шагнул в бессмертие.

10 июля сегодня года вечность увела на покой Василия Левашова - последнего молодогвардейца. Ему, одному из создателей легендарной "Молодой гвардии", шел семьдесят восьмой год... И было всего лишь восемнадцать, когда он стал членом штаба подпольной комсомольской организации.

К тому времени, к осени 1942 года, Василий Левашов окончил разведшколу, учился на радиста для работы в фашистском тылу. В оккупированный Краснодон прорвался из немецкого окружения.

В романе Александра Фадеева "Молодая гвардия" Василий получил имя своего брата Сергея, расстрелянного гестаповцами. Писатель объединил судьбы двух братьев в одном образе. Как и Сергей, Василий был бесстрашным человеком. Ни одна из дерзких акций молодогвардейцов не обходилась без его участия.

Когда гестапо выследило "Молодую гвардию", ему удалось скрыться и перейти линию фронта.

Сразу после освобождения Краснодона вступил в Красную Армию. С боями дошел до Берлина, участвовал в его штурме. Несколько раз ранен. Награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды. После войны Левашов окончил Военно-политическую академию имени В.И.Ленина. Служил на Балтийском и Черноморском флотах. В отставку вышел в 1987 году в звании капитана I ранга.

Была одна пламенная страсть в его жизни - всю ее после войны он посвятил воскрешению в людях памяти о "Молодой гвардии". Тревожил их совесть. До смертного часа Василий Левашов оставался молодогвардейцем. О том еще речь впереди.

Вот и все, что можно коротко сказать об одном из героев великой и страшной войны. Но за немногим сказанным постараемся разглядеть многое, великое - историю восхождения к бессмертию поколения молодогвардейцев.

Люди старшего и среднего поколения знают и помнят ее. Но юный читатель, что весьма вероятно и в чем он не виноват, имеет о ней смутное представление. Бывает и никакого.

Хотя бы кратко скажем о комсомольцах-подпольщиках Краснодона.

То были юноши и девушки 15-17 лет, в основном ученики 9-10-х классов средней школы, дети шахтеров. Самому юному - Радику Юркину только-только исполнилось 14 лет, а "старикам" - Ивану Туркеничу, Евгению Мошкову - 22 года. Не думая о том, что скажут о них потомки, молодогвардейцы делали все, именно все, что могли, чтобы вселить в людей веру в победу.

Писали от руки и печатали в примитивной, ими же созданной типографии листовки, распространяя сводки Совинформбюро. Знали, что это карается смертью.

7 ноября 1942 года вывесили красные флаги над шахтами, на зданиях школ и жандармерии. Сожгли биржу труда, где хранились документы на отправку молодых краснодонцев в неволю - на рабскую работу в Германию. Добывали оружие с риском для жизни. Освободили из концентрационного лагеря более 80 советских военнопленных. Отбили стадо скота из 500 голов, предназначенное к вывозу в гитлеровский рейх.

Юные подпольщики готовились накануне освобождения Краснодона Красной Армией к решительному и открытому бою с фашистами. На тайном складе уже имелось 15 автоматов, 80 винтовок, 10 пистолетов, 300 гранат, около 15 тысяч патронов.

Они вступили бы в свой последний и решительный бой, если бы... Если бы не предательство одного труса, шкурника - Почепцова.

За неполных пять (!) месяцев отважного сопротивления фашистам (с сентября 1942 г. по январь 1943 г.) "Молодая гвардия" заставила знать о себе правителей гитлеровского рейха. Когда она была раскрыта гестапо, Гиммлер докладывал Гитлеру: "Мой фюрер, на Украине... гестапо нашло и ликвидировало злостную подпольную комсомольскую организацию "Молодая гвардия".

Комсомольцы обессмертили себя в смелом противостоянии захватчикам. Еще и тем они обессмертили себя, что никто из более восьмидесяти арестованных юношей и девушек не выдал своих товарищей под страшными пытками (Почепцов не подвергался пыткам - сам явился с доносом в гестапо.)

Героизм юных не может не потрясти воображение честного человека. Даже их палачи (что документально доказано) вынуждены признать: никто из допрашиваемых не сломался.

Описывая жуткие сцены изуверских истязаний молодогвардейцев, Александр Фадеев ни на йоту не отступил от правды. Они основаны на показаниях истязателей, представших перед советским судом.

...Анатолию Попову отрубили ступню и раздробили пальцы рук. Николаю Сумскому перебили правую руку, сломали ключицу, выбили глаз. Владимиру Осьмухину отрубили кисть правой руки.

Особенно зверским истязаниям были подвергнуты девушки. Тоне Иванихиной вырезали грудь и выжгли глаза. Тосю Елисеенко палачи посадили на раскаленную плиту. У Ули Громовой вырезали на спине звезду.

...Сергею Тюленину вонзали иглы в пальцы рук, зажимали между дверьми ноги, раскаленным железом жгли ладони и протыкали насквозь рану на плече. На его глазах истязали его мать.

...Олегу Кошевому выкололи глаза, выжгли на теле номер его комсомольского билета...

Не имеем мы права забывать об этом, читатель-товарищ. Иначе лишимся совести. Нельзя забывать и о той силе, что питала массовый героизм юношества в годы Великой Отечественной.

 

Непобедимая сила

Сила эта - советский патриотизм. Уникальное явление в духовно-нравственной истории человечества. Обойди его стороной, и не объяснить тебе ни самому себе, ни другим, как, какой ценой досталась нам Победа.

Правы те, кто утверждает: советский патриотизм вырос из русского патриотизма - самоотверженной любви к России как духовному миру, без коего русский человек и не обязательно по национальности, но обязательно по русскому духу, по русской культуре, жить не может. Он за этот мир на смерть пойдет.

Но советский патриотизм - не только патриотизм русский. Он есть еще и новое состояние человека - социальное, психологическое и нравственное. Человека, свободного от унижения личного достоинства и чести эксплуатацией его труда. Именно новое (юное, молодое) поколение советских людей, сформировавшееся в условиях освобожденного труда и не знавшее хозяев над собой - труда из-под палки, - оказалось готовым к жестоким испытаниям войны. В ней оно отстаивало свободу и независимость Советской Родины как личную свободу, личное достоинство и честь.

Труд как высшая мера всего - личного и общего счастья, доблести и геройства каждого - был господином в духовной жизни советского общества. Труд подвижнический (не в расчете на материальное вознаграждение только, а для прославления Родины и имени своего) из экономической необходимости (чтобы существовать) превращался в необходимость нравственную, духовную (чтобы выразить себя для всех - свой талант, свою мечту).

Вспомним, читатель-товарищ, какие песни пела тогда, в тридцатые годы, юность и молодость страны: "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...", "Нам нет преград ни в море, ни на суше..." А как влюблялись в киногероев, несущих в себе радость и славу труда?! Влюблялись в Любовь Орлову в кинофильме "Светлый путь", в Марину Ладынину и Николая Крючкова, сыгравших главные роли в "Трактористах". Влюблялись в Бориса Андреева ("Трактористы", "Большая жизнь"), в Петра Алейникова и Николая Боголюбова ("Семеро смелых", "Великий гражданин"), в Марка Бернеса ("Истребители"). Эти фильмы до сих пор смотрятся с открытой душой отцами, детьми и внуками - неистребима потребность в людях чистых, мужественных, цельных и счастливых.

Никогда еще в мировом искусстве человек труда не был главным героем. А в советском искусстве свинарка и пастух, тракторист и шахтер представали такими же творцами человеческой красоты, как поэт, композитор и художник. Как и ученый-естествоиспытатель, они стремились к открытию нового, к выходу за предел привычного возможного. Жизнь страны была наполнена поэзией труда, волнующей юные души.

Юность не может жить без красоты поступка. Иначе она перерождается в преждевременное и бездуховное старчество. Юность не может жить без дерзания и реального идеала, в котором находит она предвосхищение мечты. А идеал был рядом в то великое предвоенное время.

Сергей Тюленин в свои четырнадцать уже бредил полетами в небо. И перед ним был каскад имен прославленных капитанов "пятого океана": Чкалов, Громов, Коккинаки, Гризодубова, Ляпидевский.

Личность каждого молодогвардейца формировалась временем созидания. И временем сознательной дисциплины, мобилизующей воли. Оскал фашизма, этого, по определению Анри Барбюса, маразма капитализма, стал угрожающим для СССР в тридцатые годы. В сознание юных вошла война в Испании - война с фашизмом.

Страна социализма шла на опережение противоположного ей западного буржуазного мира. На опережение в экономике, в науке и технике, в культуре. Это определило возрастное опережение в пору ранней юности - в 15-18 лет. Юноши и девушки советской школы были готовы к самым суровым вызовам времени. Их умственная, нравственная и гражданская зрелость возникла много раньше, чем это бывает в обычной спокойной жизни. Их романтизм не равен пустой мечтательности. Он устремлял к деятельности. Деятельности осознанной и самостоятельной, социально необходимой - время было такое.

Александр Фадеев дал удивительно точную характеристику предвоенного юношества: "Самые, казалось бы, несоединимые черты - мечтательность и действенность, полет фантазии и практицизм, любовь к добру и беспощадность, широта души и трезвый расчет, страстная любовь к радостям земным и самоограничение, - эти, казалось бы, несоединимые черты вместе создали неповторимый облик этого поколения",

Это поколение, встретившись лицом к лицу с фашизмом, не дрогнуло. Оно выстояло и победило его. Оно, как и весь наш народ, явило миру советский патриотизм.

Но советский патриотизм, как уже сказано, есть в основе своей русский патриотизм, что не впитывается с молоком матери, а воспитывается. Здесь, читатель, остановимся на формировании русского сознания и самосознания у молодых и юных в предвоенные годы. Да - русского! Ибо никогда бы Россия не выстрадала социализм без многовековой борьбы русского народа за социальную справедливость и национальную независимость. Сознание, не отражающее историю этой борьбы, не может быть патриотическим. Социализм, оторванный от родовых корней, - голая абстракция, ничем не затрагивающая самого высокого чувства человека. Чувства любви к Родине - России.

Кому-то высказанные суждения могут показаться отвлеченными от темы юношеского героизма в годы войны. Но война против социалистического Отечества не случайно была названа Великой Отечественной. Она с невероятной жестокостью испытывала на прочность связь времен и поколений. Не случайно Сталин в своей речи 3 июля 1941 года выстроил в один ряд имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, Валентина Плеханова, Владимира Ленина. Его речь воскресила историческую память советских людей. Она вошла в сознание будущих молодогвардейцев. Вошла естественно. Подростками они с восхищением смотрели фильмы, в которых русский героизм олицетворялся в подвигах Александра Невского, Минина и Пожарского, в деяниях Ивана Грозного и Петра I. И в то же время их идеалами были Чапаев, Щорс, Пархоменко и Котовский, Буденный и Ворошилов. В непрерывности представала перед ними русская история - история России. Все это случилось в середине тридцатых годов. А до того...

Так называемые интернационалисты, по стечению обстоятельств оказавшиеся на вершине Советской власти (Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин и др. - особая тема особого разговора), с порога отвергали русский социализм. Разыгрывая карту великорусского шовинизма, коего никогда не было в русском народе (никогда он не был господином над не русскими), они отказывали ему в интернационализме. Ему, создавшему многонациональное государство!

До 1934 года курс истории преподавался в советской школе по учебнику Покровского "Русская история в самом сжатом виде", переизданном пять (!) раз. В нем отечественная история рассматривалась только и только с классовой точки зрения - ни слова о национальной истории русского народа. До 1936 года Пушкин не назывался великим русским поэтом. Более того, он низводился с пьедестала национального поэтического гения в российской ассоциации пролетарских поэтов (РАПП), руководимой Авербахом. Та же участь постигла Лермонтова, Некрасова, Тютчева, Фета и других корифеев русской поэзии. Да только ли поэзии?!

Вспомним, читатель, как боготворил Пушкина Иван Земнухов, сочиняющий стихи ему в подражание. Как проникновенно читала лермонтовского "Демона" Ульяна Громова и как товарищи просили: "Прочти, Уля, прочти". Поколение молодогвардейцев, Зои Космодемьянской и Александра Матросова духовно вызревало именно в то время, когда в жизни советского общества произошел коренной поворот - от ультрареволюционности "интернационалистов", готовых пожертвовать Россией во имя мировой революции, к устойчивому ее развитию на пути к русскому социализму - социализму с ведущей ролью русского народа.

Если в "Русской истории" Покровского не было русской истории, то в учебниках, изданных в 1935-1936 годах, она предстала перед подростками и юношами как история государственного патриотизма, сплачивающего классы, народы и нации, когда возникала угроза независимости общему Отечеству - России. Становилось понятным, откуда ведет свою родословную советский патриотизм.

Найдутся сомневающиеся, что скажут нам: "Не преувеличивайте - в 15-18 лет такие мысли не приходят в голову". Что ответить на это? Ознакомьтесь с дошедшими до нас дневниками Анатолия Попова, Ульяны Громовой. В них вы найдете размышления о связи времен. Вас поразит в размышлениях высокий уровень обобщений. "Люблю ли я свою Родину и готов ли я защищать ее до последней капли крови, как подобает советскому воину? Да, люблю. Да, я люблю свою Родину, многонациональную, за ее героическое прошлое, за великое настоящее, а главным образом, за ее будущее, - писал Анатолий Попов. - Советский народ знает цену свободы, огромными жертвами завоеванную в 1917 году, и предпочитает умереть стоя, чем жить на коленях. Такова воля моего народа и такова моя воля, и когда нужно будет принести себя в жертву Родине, я не задумываясь отдам свою жизнь".

Анатолий оказался верен тому, что написал сам себе.

Патриотизм в высшем своем выражении проявляется перед смертью за Отечество, за веру, которой живет твой народ. Сколько бы мы ни перечитывали гоголевского "Тараса Бульбу", всякий раз потрясает нас, как уходил из жизни вольный казак. Потрясает и восхищает. Восхищает сила его духа, до высоты которого так бы хотелось подняться.

Молодогвардейцы встретили свой смертный час бесстрашно, по-русски. Вспомнили самых родных - матерей и отцов. Попрощались с ними. Люба Шевцова, искалеченная карателями, за несколько часов до казни обломком кирпича вывела на стене камеры: "Мама, я тебя сейчас вспомнила". Анатолий Попов достал спичку, смочил ее кровью и написал на клочке бумаги: "Поздравь меня, мама, с днем рождения. Не плачь, утри слезы".

Рано утром, перед расстрелом, юноши и девушки пели песни. Стоя у шурфа шахты, куда их сбросили уже мертвыми, с ненавистью смотрели в глаза палачам. Верили - за них отомстят, их не забудут живущие. Так юные уходили в бессмертие.

Они были верны клятве, в которой выразилось их классовое чувство ненависти к фашистам и героическое русское самосознание: "...Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей, за мученическую смерть героев-шахтеров. И если для той мести потребуется моя жизнь, я отдам ее без минуты колебаний. Если же я нарушу эту священную клятву под пытками или из-за трусости, то пусть мое имя, мои родные будут навеки прокляты, а меня самого покарает суровая рука моих товарищей. Кровь за кровь, смерть за смерть!"

Документ подлинный. Написан Иваном Земнуховым и Олегом Кошевым.




Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
заказать дизайн проект квартиры