Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

Ольга Химич
Ради чего жить...

   Люди часто не знают, что делать со временем. Но оно-то знает, что делать с людьми. Вот почему, оглядываясь назад, мы удивляемся: неужели так много воды убежало мимо наших берегов детства, юности, зрелости?! Неужто, словно миг, промчались годы, наполненные чувствами и событиями, датами и людьми?!
    Конкретные ответы на эти совсем не абстрактные вопросы есть у каждого из нас. Есть они и у Т.М. Цыганчук, первые годы судьбы которой припали на период огромного испытания для миллионов - Великую Отечественную...

   
   
    ...Когда летом 41-го Советский Союз облетела страшная оглушительная весть, Тамаре было всего 6 лет. Сама-то она и не поняла вовсе, о чём пророкотал трескучий голос из радио - на черный ящичек приемника многочисленная родня уставилась как остолбенелая. И только когда отец взял её на руки, прижал к груди (коричневая вельветовая рубашка едва заметными рубчиками черканула по лицу, больно "припечатав" к щеке пуговицу), вздрогнула: случилось что-то необычное...
    Позже, прощаясь с семьей, Михаил Васильевич сказал матери:
    - Клава, я тебя прошу - дай хоть какое-то образование дочери. (Детей было трое - двое пацанов и шустрая старшенькая...). Ребята и сами справятся - они мужики, выдержат. Девкам всегда труднее.... А я пошёл гнать скот - фрицу он не должен достаться...
    Он в то время работал зоотехником в колхозе.
    Больше отца не видели: не вернулся. Сначала сообщили, что пропал без вести. Потом пришла похоронка - погиб по Сталинградом.
   
    * * *
   
    А война набирала обороты - в 42-ом немец добрался и до Краснодона. Неудачная попытка эвакуации завершилась возвращением семейства Фоминых домой.
    Разбомбленная бричка, в которой они ехали в неведомую спасительную даль к Дону, маленькие окошки почти под крышей полога, прикрывающего их от ветра и дождя, вой самолетов, пронзительный свист разрывающихся снарядов, крики, плач, гибель людей, лошадей - все смешалось в единый тугой узел отрывочных воспоминаний о непостижимом событии, похожем на бегство из ада...
    Дома их ждала тягучая неопределённость прихода фашистов и страх - что же будет?!
    Все произошло как-то враз, вроде бы нежданно-негаданно... Излюбленное место детворы - окрестные бугры. Там они проводили свой досуг, играя, разговаривая, мечтая...
    Именно откуда, с первомайских холмов, Томочка и её друзья увидели приближающуюся к посёлку из города колонну мотоциклистов. Позже - машин...
    Врассыпную - по домам. Бабушка прикрикнула:
    - Из хаты - ни ногой!
    И на крючок закрыла дверь. Не помогло... Большая история шагнула и в их двор - кованым сапогом оккупанта. Так началась новая страница жизни семьи Фоминых с чужеземными постояльцами. Из дома те их бесцеремонно выпроводили - семейство разместилось в большом дедовом подвале. "Гости" все приставали к Емельяну Михайловичу, заросшему длинной бородой, не партизан ли?
    - Нет, не партизан - в церковь хожу, Богу молюсь, - открещивался от назойливых расспросов дед, скрипя зубами от непрошенной вседозволенности.
    А хозяева нового порядка не скромничали - шныряли по двору, молоко от Красотки пили ведрами (благо корова была щедрой - хватало и детишкам), требовали яиц и сала.
    Высокий светлобровый офицер все присматривался, прислушивался, пока не заметил у бабушки под кроватью скрипку. Её подарили отцу как делегату учительского слета в Москве - в той далекой довоенной жизни.
    Скрипка была удивительно красивой: поблескивая шикарным тёмно-вишнёвым корпусом с металлической дощечкой, с загадочной надписью на немецком (!), она так манила девочку. Но бабушка строго-настрого запрещала даже прикасаться к ней - реликвия...
    А этот долговязый немчура запретов не испугался! Сунул бабке какую-то расписку - и заветная скрипка бесследно исчезла с привычного места, оставив на стене "слепой" след пустоты, потери....
   
   * * *
   
    Понятие "потеря" для военной поры - тема особая, незаживающая вечная рана. Одно дело, если теряешь вещи... А когда уходят дорогие и близкие люди?!
    Да, с годами боль притупляется, но саднящий след не исчезает...
    Есть в семейной летописи Фоминых и такие трагические главы. Одна из них написана Майей Пегливановой, юной подпольщицей "Молодой гвардии", приходящейся Тамаре двоюродной сестрой...
    Разница в возрасте между сестрами - 10 лет, однако младшая старалась не упускать возможности чаще находиться рядом с Майей. Та не отказывалась от сопровождения - брала Томочку с собой к подругам, иногда - в город.
    Что стоит за этими встречами, малыши не догадывались: даже тогда, когда Тому брали кататься на санках, пряча в них антифашистские листовки. Детвора думала, что Ульяна Громова и Майя расклеивают объявления о концерте. А оказалось совсем иное...
    О молодежном подполье им стало известно, когда на Седьмое ноября - День Октябрьской революции - на шахте 1-бис появился красный флаг.
    Сколько было разговоров! А потом начались обыски и аресты. Об этом говорили все...
    Никак не хотелось верить, что казнь ребят - правда. Но поверить пришлось, когда после прихода Красной Армии юных героев, изувеченных, неузнаваемых, доставали из шурфа... Когда всем городом хоронили...
   
   * * *
   
    Неужто никогда теперь не увидеть Майю-Майечку?! С ней, похожей на цыганку (ее отец - армянин), они прятались под мостом от немецкого самолета. Нет, он не бомбил и не стрелял прицельно: летчик просто развлекался, преследуя детей, идущих по дороге... Пули резко "взвизгивали" где-то рядом, но кто ж знал, что их только пугают?!
    ...Неужели Майя, такая весёлая и озорная, теперь уже никогда не придёт в их дом и не скажет:
    - Ну, кто со мной! Только собирайтесь быстро-быстро...
    И её густые смоляные волосы теперь никогда не уложить в изящную девичью прическу, так нравившуюся Тамаре...
    ...Фотоснимки краснодонцев гробов молодогвардейцев - жуткое свидетельство тех лет. Впереди пришедших на похороны - дети. Есть среди них и Тамара, ещё не знающая подробностей о молодёжном подполье, но с тех пор свято хранящая память о нем - до сегодняшнего дня...
   
   * * *
   
    После войны её жизнь сложилась, как у многих: взрослые восстанавливали шахты, город, а она училась в школе. Очень любила поэзию, музыку. Самозабвенно читала стихи и мечтала стать артисткой, играя на пианино в клубе Горького... Но сначала попыталась найти себя в горном техникуме, потом - в строительном училище. Успела даже поработать пионервожатой в детском доме. А завершила поиски своей профессии в Таганрогском медучилище.
    При распределении выбрала Калмыкию. Позже судьба забросила девушку в Херсонскую область.
    Спустя годы вернулась в Краснодон. Работала в ЦГБ медсестрой в разных отделениях. Вырастила двоих детей - сына и дочь. Сейчас не нарадуется на внучку- студентку, первую свою помощницу, названную... Майей, в честь сестры бабушки.
    Переводе с греческого Майя - богиня весны. Её характер астрологи определяют как увлекающийся и настойчивый. Себя в обиду не даст и другого не обидит...
    Удивительно, как порой точно имя диктует индивидуальные особенности. Вот и Майю Пегливанову Тамара Михайловна помнит очень настырной в достижении цели.
    ...Говорят, часы истории бьют когда попало. И тогда судьба конкретного человека становится судьбой страны. В жизни Тамары Цыганчук героических поступков, о которых стоило бы рассказать всем, не было. Но в ее простой - непростой биографии немало такого, из чего соткано полотно прошлого.
    Как хочется Тамаре Михайловне поведать об этом! Вот и не оставляет в покое женщину мысль написать книгу. Нет, не о себе - о пяти поколениях её семьи, пережившей этапы сложнейшей истории большой страны: дед и бабушка, отец с матерью, она сама, её дети, нынешняя молодежь.
    Но слабеет память, уходят силы - все же 75-й годок ей. Сумеет ли? Успеет ли? Даже если нет, важно, что помнит сама и пытается рассказать родным и близким. И нам с вами - о том времени, когда юность готова была расстаться с жизнью - ради высокого чувства к Родине. Когда, спеша за мечтой, мы имели возможность вернуться под крышу родного дома, защищая его, как могли... Когда миг огорчения таял в рассветной дымке великой любви к ближнему своему.
    Когда свято верилось: как бы трудно ни было, желание поделиться сокровенным, как и последним куском хлеба, никогда не подводило.
    Потому что школа жизни преподнесла главный урок: после дождя всегда появится солнце, а после беды - тот, кто обязательно поможет (Тамаре Михайловне, кроме родственников, помогают сотрудники городской организации Красного Креста)... Лишь бы было ради чего жить.
   
   
    Ольга Химич
   газета "Слава Краснодона" 1 мая 2009 год
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Качественный клей плиточный без посредников.