Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

НЕМНОЖКО О ПРЕДАТЕЛЯХ.
Молодогвардейцы и СС-партизаны.


    "В годы Великой отечественной войны подпольные организации и группы существовали в сотнях больших и малых городов и посёлков. И все они, в отличие от партизанских отрядов, рано или поздно были разгромлены спецслужбами оккупантов, не уцелела ни одна. Спаслись лишь отдельные их участники, которым по разным причинам просто повезло. Видимо, существует какая-то скрытая закономерность, до конца ещё исседователями не познанная...
    ...Но куда чаще спецслужбы оккупантов, особенно СД и ГФП, использовали свои спецефические контрразведовательные методы, вычисляли подпольщиков и разведчиков. Не следует забывать, что в этих спецслужбах работали не только садисты-костоломы, но и высококвалифицированные специалисты сыска".
    Теодор Гладков, Юрий Калиниченко. "Воздаяние и возмездие".

   
    Мы коснёмся темы, что давненько набила оскомину. Как мы уже выяснили, иных власовцев, полицаев, сотрудников отрядов самооброны и госохраны, казачьих и национальных формирований дивизий СС (не путать с СС-дивизиями!) в последниее время принято жалеть. Или считать "патриотами России". При этом опускаются некоторые неаппетитные примеры из деятельности этих "молодцов". Как-то: расстрелы, мародёрство, а также стремление обелить своё прошлое. Понятное дело, что хотелось бы в рай да грехи не пускают. Правда, не понятное другое: зачем же кричать на всю Европу об "идейной борьбе с большевизмом" этим недобиткам и их прихлебателям сейчас? СССР уже юридически канул в Лету с 1991 года. Остались мемориалы погибшим советским войнам в бывших советских республиках. С ними эти "борцы" собираются расквитаться? Что ж, да будет являться к каждому из посягнувших на память героев "Каменный гость", как в одноимённой поэме Александра Сергеевича Пушкина.
    Но речь в данном случае пойдёт не о латвийских "Ваффен СС". Я собираюсь исследовать деятельности подпольной организации "Молодая гвардия", что отложилась в памяти наших граждан благодаря одноимённому роману А.Фадеева, а также одноимённой кинокартине Сергея Апполинаровича Герасимова.
    Традиционная версия этой трагедии такова: после оккупации Краснодона Олег Кошевой по поручению взрослых подпольщиков создал данную организацию.Стал её комиссаром. Командиром был её был лейтенант Красной армии Туркенич, что остался по ранению в городе. "Молодая гвардия" совершила ряд удачных диверсий, как-то: освобождение группы советских военнопленных, угон скота, предназначенного для отправки в рейх, сожжение биржи труда с картотекой на советских граждан, что угонялись в рейх, вывесили Красный флаг над зданием дирекциона. "Погорели" советские патриоты по роковой случайности: в декабре 1942-го они раскурочили германскую грузовую машину с рождественскими подарками для вермахта. Оставленная посреди улицы безо всякой охраны (фрицы-водители, дабы не обморозиться, завалились спать к местным жителям), она представляла огромный соблазн. Тем паче, что помимо продуктов в комплект "подарок фюрера" входили сигареты, спички, шнапс, и, возможно, мыло. И то, и другое на оккупированных терроториях ценилось на вес золота. А бутылки со шнапсом можно было обменять на продукты. У местных жителей, а также у солдат германских частей, что драпали с юга Росии после разгрома под Сталинградом армии Паулюса.
    Кстати, по поводу "натуробмена". В ходе оккупапции, как и на советской территории, процветал чёрный рынок, именуемый в простонародье "барахолкой". За астрономические деньги на нём можно было купить всё что угодно. Так, за шёлковый платок с узорной вышивкой отдавали аж 300 рублей. Учитывая, что средняя зарплата советского рабочего и младшего специалиста составляла 300-400 рублей, то... На тысячи шёл счёт за продукты питания. Мыло, спички, соль, сахар и спирт считались уделом самых богатых. Как НКВД, так и германские оккупационные власти (простите, аналогий по Дивничу не провожу!) регулярно проводили облавы и чистки в этой среде. Во-первых, на чёрных рынках процветала спекуляция, что плодила воров. А этот народ рано или поздно начнёт рваться к власти, попирая свои же воровские законы. Во-вторых, к таким местам было притянуто внимание как подпольщиков и разведчиков, так и контингента, который подпадал под вербовку контрразведовательных органов. Скажем, пойманная за руку бабулька или дедок, что занимались спекуляцией, могли быть с успехом привлечены к агентурной разведке. Представьте, что к ним подходит некто и предлагает закупать тот же самогон, спички, соль и прочее крупными партиями. На какую мысль наводит сия коммерция? Да на такую: кое-где расположился отряд партизан или повстанцев, который надо содержать. А заагентуренный торгаш поможет навести на их след "топтунов".
    Именно так работали СД, ГФП и Абвер. А на освобождённой с 1943-го Украине и в странах Балтии органы НКВД, а затем МГБ таким образом вычисляли агентуру "лесных братьев", УПА, белорусской "госохраны" и остатков недобитых частей РОА. Иной раз вербовались самогонщики и самогонщицы. Ну, а торговцы в магазинах по соседству сельской местностью все были на учёте и привлечены к секретному сотрудничеству. Это скоренько помогло разгромить банды "борцов с Советами", что при немцах не гнушались расстреливать мирное население, проводить холокост. А после бегства "новых хозяев" их потянуло на контакт с разведками Британии и США. Те, скрипя зубами, выдавали нам мелких предателей- коллобарационистов. Однако свои разработки по упомянутым "братьям" не светили.
    Ох, каюсь, но кажется мне, что иные украинские "молочницы" с бутафорскими косами, равно как и их мужья, политики из Рады и правительства, что ратуют за Крым с базами НАТО, вышли из этого прошлого. Ладно, можно ненавидеть НКВД-МГБ и самого Сталина за высылки. Можно желать "самостийной Викраины". Но при чём тут русский народ, против которого будут использована разведсеть НАТО, что непременно сформируется с приходом этих "освободителей"?
    Однако, вернёмся к теме. Машина с подарками таким образом многие годы рассматривалась в официальной версии как основная причина, что навела на след "Молодой гвардии" гитлеровские карательные органы. А именно: вспомогательную полицию и полевую жандармерию. Причём, на следующий день по указанию капитана Эмиля Ренатуса, начальника краснодонского жандармского пункта, на рынке были проведены облавы. Одного из мальчишек взяли с пачкой сигарет, что была в кузове злополучной машины. По версии, которой придерживается А.Фадеев в своём романе, его поймал сам начальник полиции Соликовский. На допросе хлопец упорно молчал. Но когда ему пригрозили пытками и показали пыточные иструменты, сознался: сигареты ему предложил "толкнуть" Ваня Земнухов. Именно с него и начались аресты молодогвардейцев.
    А затем в официальной версии - настоящее "белое пятно". Мальчишка в романе А.Фадеева вспоминает, что к сбыту тех или иных вещей на рынке причастен Евгений Стахович. Того берут в довесок, прямо по месту жительства. На допросах с ним и Земнуховым по-началу обращаются вполне корректно. Соликовский, мужик с "лошадиными кулаками" (по описанию Фадеева и по свидетельствам очевидцев!) только что грубо разговаривает с парнем. Призывает всё отдать, иначе... "Продержать их ещё сутки, всыпать горячих плетей и выгнать!" Не будем вдаваться в подробности. Хотя одна из них такова: одному из руководителей краснодонского подполья "шьют" дело о краже. Пусть и собственности вермахта, но всё-таки ни о каком членстве в партизанах или подпольщиках речь не идёт. Хотя после вывешенного красного флага и сгоревшей биржи фельдкомендант области Клер спускает (по Фадееву!) грозное рапоряжение. Изловить "рус бандит" во что бы то ни стало. Приказано хватать всех подозрительных. В противном случае Ренатуса грозятся отправить на фронт.
    Но всё дело по Фадееву портит взятый Стахович. Он пугается, что враг разнюхал про "Молодую гвардию". Начинает юлить, предлагать сотрудничество - себя в качестве "крота" у подпольщиков. Попутно, опять-таки по версии писателя, думает таким образом провести вокруг пальца оккупантов и предателей. По книге ему сразу же не верят. Начинают избивать прямо в кабинете начальника жандармерии. После страшных пыток юноша, потеряв силы, начинает выдавать своих товарищей. Как-никак, он был в штабе организации - знал почти всё руководство, включая районные группы.
    Стоп! Так описано в легендарном советском романе. Но фигура Стаховича - насквозь вымышлена. Под этим образом А.Фадеев зашифровал В.Третьякевича, которого долгие годы считали главным предателем "Молодой гвардии".
    Теперь прибегнем к фактам. Во-первых, ещё в ноябре 1943 года начальник краснодонской комендатуры гауптвахмайстер Зонс проявил особое рвение к разоблачению молодогвардейцев. Так, на допросе в СМЕРШе он показал следующее: "Я пригрозил тогда Веннеру лично выехать в Краснодон и арестовать всех имеющих какое-либо отношение к этой (!?! - АВТОРЫ) организации и расстрелять их".
    Ну, понятное дело! После того, как на 7 ноября над зданием дирекциона №10, что курировал невзорванные шахты, взвился алый стяг, нацисты не на шутку рассвирепели. Правда, многое остаётся неясным. У дирекциона, как и у сгоревшей биржи стояли часовые. У биржи - германский солдат, а у дирекциона "руссише полизаи". Как удалось поджечь биржу? Теоретически, подскочить к окну и швырнуть через стекло бутыль с бензином или керосином дело несложное. Но это только теоретически. Часовой возьмёт да и шарахнет. Пусть даже из магазинного К89 ("Маузер"). Возьмёт да и попадёт. Конечно, его можно зарезать или оглушить. (В кинофильме Герасимова, если помните, к немцу, стынущему на ветру, с привычным автоматом на шее, подослали Валю Борц. Работая под умалишённую, она его отвлекла. Но то ж фильм! В реальности немец, даже самый сердобольный, мог полоснуть из того же автомата. А как узнаешь, какой он?..) Но на это наши подпольщики не пошли. Не понятно, почему. Ясно, что по городу ходят патрули. Сменяются часовые. Но время несложно засечь. И выставить наблюдателей, что б оповестили на случай появления неплановых патрульных.
    По вопросу о красном знамени на крыше дирекциона также не ясно. Как это удалось? Помимо всего прочего, подпольщики установили подле знамени шит с надписью "Заминировано". И протянули на чердак провод, привязав его к древку. В Краснодонской жандармерии не было минёров. Пришлось вызывать машину в Ровеньки, где они почему- то были при окружной жандармерии. Только к концу дня туповатые гитлеровцы раскумекали, что их нагло провели. Флаг был сорван. Последовал грозный приказ. Но - от начальника полевой комендатуры Зонса начальнику ровеньковской жандармерии. Ага! Интересно, не правда ли? На территории, подведомственной "партайгенносе" Ренатусу, некие " рус бандит" вывесили красную тряпку. А герр гауптвахмайстер надавал по мозгам с немецкой педантичностью другому герру. Сапёры которого помогли разобраться в бутафории.
    Говоря по русски, не на ком было Зонсу оторваться. Вот, нашёл поди...
    Тут же возникает целый каскад вопросов. Отчего люди Ренатуса не воспользовались услугами сапёров проходящих частей вермахта? Отчего сапёры в окружной жандармерии наличиствовали, а в краснодонской их не было? К чему, наконец, так вульгарно перекладывать свою работу на Веннера? Он-то при чём?..
    И ещё один вопрос: в Ровеньках располагалась группа тайной полевой полиции (ГФП).Аналог гестапо на оккупированных территориях. Именно при нём "ошивалась" полевая жандармерия и вспомогательная полиция. Именно эту страшную организацию, сочетавшую в себе функции карательной службы и контрразведки, возглавлял герр Веннер.
    Кстати, под Ровеньками всё это время действовал партизанский отряд "Молот". Крупных диверсий не совершал, но неприятностей оккупантам добавил. За него Веннера никто не "пилил". Странно ещё вот что: с чего бы это герр Зонс так распустил свои крылья над начальником окружной жандармерии? Он ему не подчинён.
    Здесь необходимо изучить структуру германских карательных органов на территории Ворошиловградской области. Да, да, ты не ослышался, дорогой читатель! Сейчас ты поймёшь, почему я так ставлю вопрос. На территори области с начала оккупации (лето 1942 года) действовало до 50 карательных органов. В их составе были: 1) СИПА (полиция безопасности) гестапо (секретная государственная полиция), 2) СД (служба безопасности). Это основные составляющие. Первая спецслужба включала в себя гестапо (тайную государственную полицию) или Amt IV, хорошо известную нам по фильму "Семнадцать мгновений весны". Кроме этого в составе СИПА было Amt V (криминальная полиция), куда входили: а) ШУПО (охранная полиция), ХИПО (вспомогательная полиция), а также фельджандармерия .В состав ШУПО входила так называемая полиция порядка (Ordnungpolizei).
    Но это не главное! Особая роль отводилась полевой жандармерии, которая играла роль военной полиции. Это по-началу. В каждой дивизии вермахта был один полицейский батальон, сформированный из фельджандармов. В их обязанности входило: поддержание порядка непосредственно в частях, борьба с диверсантами и шпионами, патрулирование и охрана , поддержание "нового порядка" (Ordnung) на окупированных территориях. Нередко команды полевой жандармерии участвовали в облавах, расстрелах мирных граждан, партизан и подпольщиков. Так вот, дорогой читатель: в мае-июле 1942 года, то есть в канун оккупации Краснодона и Ворошиловградской области, в Магдебурге сформирована специальная жандармская команда. Численностью до 500 человек. Командиром данной команды назначен подполковник жандармерии Фердинанд Ханцог. Помощником - капитан жандармерии Норберт Галонска, позднее произведённый в майоры. Рядовой состав команды: на 80 % состоит из полиции резерва и только на 20 % из жандармов, собранных со всей Германии.
    Накануне отправки в город Сталино (Донецк) перед офицерами группы выступил руководитель СС из Главного управления полиции порядка (Amt V - криминальная полиция): "Германское руководство сильно ошиблось в отношении Советского Союза, и теперь перед нами стоят трудные задачи, выполнение которых возлагается на тыловые оккупационные власти, в особенности на полицию и жандармерию". В числе задач были обозначены следующие: 1) сформировать "украинскую полицию"; 2) организовать учёт местного населения и строительство концлагерей для антигерманских элементов и преступников; 3) уничтожать коммунистов советских активистов, евреев, партизан и парашютистов; 4) обеспечить охрану урожая, сельхозпродуктов, а также промобъектов, используемых в интересах Германии.
    Как мы видим, полный набор зверств, что был в 1941-ом, ничему не научил гитлеровцев. Они шли всё также - по проторенной. Вели войну на уничтожение. Но по какому-то странному стечению обстоятельств в городе Краснодоне остаются в живых коммунисты Валько и Батраков. Оба работают при дирекционе. Валько - в старой должности главного инженера. Николай Батраков состоит при административной части дирекциона. Он ко всему прочему является майором Красной армии, воевавшим в 1941 году. Оставшийся в Краснодоне на излечении после ранения, этот человек, коренной житель города и горный инженер по профессии, не только не заключён в лагерь для военнопленных, но приглашён на работу. Оккупантов похоже не удивляет его членство в "жидовской партии" ВКП(б). Возможно, сыграло роль ещё одно обстоятельство. Родители Батракова до революции работали в филиале германской радио-технической компании "Симменс-Шуккерт", что занималась телефонизацией и радиофикацией царской России. В этой семье хорошо знали немецкий, а Батраков-младший владел им в совершенстве. (Заметим, что ни он, ни его родные или близкие под судом и следствием при Советах не состояли, лагерную баланду не хлебели.) К тому же А. Соликовский, что становится начальником полиции-хипо Краснодона, бывший до оккупации "десятником" на шахте №5, не проявляет никакого рвения к расправе над оными. Хотя "коммуняк" ненавидет люто. Считает их палачами. Сам носит старинную казачью фуражку. А на допросах молодогвардейцев проявляет звериную жестокость, которая ужасает нацистов.
    Кроме того, лейтенант Красной армии Туркенич, также оставшийся в Краснодоне по ранению, живёт на нелегальном положении. На регистрацию на бирже (которая погорела!), понятное дело, не является. До самого конца "Молодой гвардии" ни полицаям, ни жандармам так и не удалось его вычислить.
    Есть ещё одна странность. Среди многих других по этому тёмному делу, она мне кажется самой значительной. После оккупации в Краснодон заявляется некто Подтынный. Бывший капитан РККА, артиллерист. Член ВКП(б). По его словам, попал в плен под Харьковым. Затем бежал. Пойманный в 50-х органами МГБ, этот предатель рассказал, что германская охрана была столь малочислена, что пленные попросту разбежались из барака. (Не исключено, что немцы попались сердобольные, или...) Затем сам пришёл в германскую комендатуру и предложил свои услуги. Там его определили в Краснодон, в "украинскую полицию". Вот так, взяли не глядючи. Как говорится... Когда же Подтынный заявился с предписанием полевого коменданта Веннера в кабинет Соликовскому, тот, не долго думая, сделал его старшим полицейским, а затем назначал... начальником школы полиции. Правда, при этом испугался его формы: гимнастёрки с чёрными артиллерийскими петлицами без "кубарей" фуражки с бархатным околышем без звёздочки. В ней этот "ерой" с буквы "Ё" так и топал по оккупированому Краснодону.
    Странно, не правда ли? Лейтенанта-артиллериста, члена партии большевиков... Не имеющего вроде бы никакого опыта в агентурно-оперативной, полицейской работе и на такую "ответственную" должность. Не по профилю, не по профилю... Но это - только на первый взгляд.
    В 1933-34 гг. Кулешов работал собкором газеты "За индустриализацию". В 1934-36 гг. он состоит уже собкором газеты "Известия" по Донбассу. Что редактором этой центральной газеты был Н.Бухарин, а его помощником загадочный Вольпе, обосновавшийся при РОА, надеюсь, вы не забыли? Именно они утверждали все персоналии на должности собкоров. Согласовывали кандидатуры с органами НКВД, проверяли по партийной и общественной линии. Самое странное заключается в том, что с 1919 по 1920 гг. Кулешов воевал в 7-м донском корпусе белой армии. Сдался в плен под Таманью. Его тут же отпустили, так как он отбрехался: по мобилизации попал! А до блистательной карьеры в советской журналистике товарищ Кулешов успел отсидеть. Да-да., не удивляйтесь! Но не за "политику": за должностное преступление.
    Подтынный происходил из зажиточной, почти кулацкой семьи. В годы коллективизации его родители всё добровольно сдали в колхоз. Но на следствии МГБ этот палач объяснил факт свого предательства так: обиделся на Советскую власть. Лишила его, сирого и убогого, накоплений. С тех пор, прямо по Зощенко, "затаил хамство" на коммунистов.
    Ещё одна немаловажная деталь. 6 октября 1942 года в первомайскую группу "МГ", которую возглавил Б.Главан, а затем А.Попов был принят юноша по имени Геннадий Почепцов. С этого срока он активно включается в подпольную деятельность. А именно: собирает оружие, распространяет листовки, участвует в хищении новогодних подарков. 20 ноября вместе с членом группы Д.Фоминым расклеивает листовки в районе шахты №1-бис. Несмотря на комендантский час с патрулями, что могут расстрелять на месте. В середине ноября Геннадий неожиданно рассказывает свому отчиму В.Г.Громову о своей принадлежности к подполью.
    На допросе в СМЕРШе Юго-Западного фронта 17 июня 1943 года Г.Почепцов во время очной ставки со своим отчимом показал следующее:
   "В нашем доме были разговоры, что на октябрьские праздники (так в тексте - АВТОРЫ) были вывешены красные флаги и листовки. Я сказал Громову, что это работа наших ребят, а после этого рассказал ему, что состою в подпольной молодёжной организации. Кто входит в её состав, её структуру, и так далее я не рассказывал, и Громов у меня об этом не спрашивал. Несколько позже я назвал ему участников нашей организации - Фомина Демьяна и Попова Анатоля, которые часто ходили ко мне".
    Вот такой откровенный хлопчик! При чём не ясно, пытался ли он сагитировать отчима в "МГ". Или под стопочку самогона развязало его на трёп? А потом спохватился да было поздно. А глаза такие добрые...
    Несколько слов по "милому отчиму". В.Г.Громов до войны работал начальником вентеляционной службы той же шахты №1-бис. С начала оккупации Ворошиловградской области эвакуируется на восток. Попадёт в окружение. Окажется в лагере для "перемещённых лиц". При перегоне колонны до 3 000 человек (вот незадача!) бежит и пробирается в Краснодон. Устраивается крепельщиком дирекциона №10 (шахта №1-бис). 9 октября 1942 года во время беседы с начальником районной полиции Захаровым, в ведении которого находилась шахта, даёт согласие на сотрудничество: "...я обязуюсь выявлять и сообщать полиции партизан, коммунистов, уклоняющихся от регистрации и живущих на нелегальном положении, антифашистов, ракетчиков и других лиц, ведущих враждебную немцам деятельность. В целях конспирации все свои донесения буду подписывать кличкой "Ваюша".
    Поясняю, что "ракетчиками" называли тех, кто пускал сигнальные ракеты, корректируя бомбовые удары авиации по объектам. В их число входили склады с продовольствием и боеприпасами, полевые хранилища с горючим, железнодорожные узлы, расположение воинских частей. Ракетчики были и с той, и с другой стороны. Так, в блокажном Ленинграде органы НКВД повели с ними ожесточённую борьбу. Как-то напротив лениградского обкома партии, что на Иссакиевской площади и памятника Николаю I (и собор, и памятник Сталин распорядился не трогать), был обнаружен труп мальчишки. В кармане у него была найдена сигнальная ракетница.
    На следующем примере видно, как "хорошо" справлялись иные осведомители. Отчим присоветовал Почепцову написать заявление на имя главного инженера шахтты Д.М. Жукова, что является одним из руководителей "МГ". (В романе Фадеева он зашифрован под фамилией Валько.) Вот его полный текст: "Я нашёл следы подпольной молодёжной организазации.Когда я узнал её руководителей, я вам пишу заявление. Прошу пройти ко мне на квартиру, и я расскажу вам всё подробно. Мой адрес: улица Чкалова, №12, ход 1, квартира Громова Василия Григорьевича, 20.12.42. Почепцов Геннадий".
    Позже на заседании Военного трибунала войск НКВД, предатель не нашёл ничего лучше, как заявить следующее: "Я решил подать заявление через Жукова, думая, что он заявление не передаст в полицию или передаст позже, и когда я буду арестован, то буду иметь оправдание, что я подал заявление".
    Боже правый! Читая или слушая такую охинею, усомнишься в умственных способностях иных изменников. Как сказал герой А. Папанова в фильме "Бриллиантовая рука": "Если человек идиот, то это надолго". И зачем такое "чучело" приняли в подполье? Мало того, что треплется с отчимом о чём не следует, так ещё и думает передать донос на товарищей с оказией третьему лицу.
    Естественно, что "сердобольный" отчим, схватив бумажку с датой и подписью, немедленно устремился в направлении районной полиции. 3 января 1943 года Почепцова вызвали в городскую полицию. Там его допросил сначала Соликовский, а затем следователи Дидык и Кулешов.
    Дальше начинаются сплошные странности. Во-первых Почепцов выдаёт склад оружия, расположенный на территории шахты № 18. Во-вторых, всю "пятёрку", то есть подпольную группу. Но не ту, в которой он состоит. (Для конспирации подпольщики, как и представители всех революционных партий до революции 1917-го, так и члены троцкистско-зиновьевского подполья, делили свои организации на "тройки", "пятёрки" и даже "десятки". При чём ни одна из групп не знала об общей численности организации, тем более о других группах. Делалось это на случай провала одной или нескольких, дабы сохранить костяк подполья.) Кто же составляет эту группу? Руководителем является Иван Земнухов. Остальные: Третьякевич, Лукашов, Сафонов. Кроме этого Почепцов выдаёт Олега Кошевого, комиссара "Молодой гвардии". Откуда ему известно о них, остаётся лишь гадать. Далее: руководителем всей организации Геннадий, видимо по простоте душевной, называет Виктора Третьякевича. Кроме всего прочего он обещается выдать ровеньковский отряд "Молот".
    Каюсь, читатель, я утаил от тебя парочку фактов из биографии Почепцова и его отчима. Ты меня простишь, когда узнаешь, что Громов до войны был ни раз судим за воровство и убийство. А сам Геннадий уклонился от призыва в РККА. И вот его принимают в ряды подполья, зачисляют в "пятёрку", что участвует в сборе оружия, расклеивании листовок. А отчим, несмотря на судимости и срок, работает до войны начальником вентеляционной службы шахты. Это несмотря на "чистые анкеты", борьбу с вредителями и шпионами, когда после шахтинского дела в начале 30-х НКВД "шерстит" всех и каждого в угольной отрасли. Жестокое сталинское время, необоснованные репрессии...
    И ещё, дорогой читатель. Ты обратил внимание на некоторую странность в сроках? Ещё в ноябре 1942 года Почепцов распускает язык со своим отчимом о принадлежности к "МГ". Хотя "кто входит в её состав, её структуру,и так далее, я не рассказывал, и Громов у меня об этом не спрашивал". Интересно, прямо взаимная конспирация - не правда ли? История, почти детективная (Агата Кристи отдыхает!) тянется аж до января. О чём в промежуток времени разглагольствовал Геннадий со своим более чем странным отчимом остаётся загадкой. Неужели так: "Ты меня уважаешь? Уважаешь... Если так, то слушай обратно. Состою я в подполье, но хер тебе расскажу, кто входит в его состав, его структуру, и так далее. А ты меня не спрашиваешь и - правильно..." Затем, по истечении всех мыслимых сроков, Почепцов-таки "рожает" донос на имя Жукова. Остаётся неясным, кто его так надоумил. Неужели, он сам? Или всё-таки урка-ответработник?..
    Самым странным в этой истории является то, что сексот Громов не торопится закладывать своего родственничка Захарову. За банку варенья и корзину печенья, как говорится. А если всё-таки заложил, то почему аресты начались только после допросов Почепцова начальником горполиции и его следователями? Захаров, как куратор и вербовщик Громова, на них не присутствует. Словно его забыли. По полицейской и жандармской отчётностьи он не проходит. Никаких повышений не получает. Награждаются лишь двое: Соликовский и Кулешов. Оба стараниями капитана Ренатуса кроме всего прочего становятся военнослужащими вермахта. Получают звание фельдфебеля с правом ношения мундира.
    С 5 по 11 января 1943 года арестовано большинство молодогвардейцев. 31 января из Краснодонской полиции в ровеньковскую доставили Любовь Шевцову, подпольщиков Семёна Остапенко, Виктора Субботина, Дмитрия Огурцова. В этот же день в полдень после очной ставки Олега Кошевого, арестованного под Ровеньками (ему удалось бежать из Краснодона) и Любы, первого расстреляли в Гремучем лесу. 9 февраля в том же лесу расстреливают 300 человек из отряда "Молот".
    Это немногие вехи, связанные со странным предательством Почепцова. Этот юноша, который либо "косил" под умалишённого или простачка, либо строил какой-то расчёт на общении с отчимом, похоже, выдаёт партизанский отряд. Но как это ему удаётся? Он не мог знать наперечёт всех ребят "Молота". Иными словами, был ли Геннадий единственным предателем "Молодой гвардии"? А если не так, то кто был его источником информации в штабе подполья и партизанского отряда?
    К тому же странно, почему часть подпольщиков привозят для следствия и казни в Ровеньки. Именно часть. Я не зря выделил Любовь Шевцову отдельно. Строго говоря, эта симпатичная белокурая девушка, никогда не танцевавшая (по фильму!) канкан в краснодонском клубе перед оккупантами, подпольщицей не являлась. До оккупации она была мобилизована райкомом ВЛКСМ на службу в НКВД. Окончила разведовательно-диверсионные курсы при 4-м управлении. Стала разведчицей-радисткой. Интересно, что, заброшенная в Ворошиловградскую (при немцах - Луганскую) область, она долго мыкалась в поисках резидента. Иными словами, когда начальник разведсети НКВД наконец вышел с ней на контакт, то вразумительных объяснений этот товарищ ей не дал. А именно: почему так долго он не появлялся в условленное время в условленном месте. А Любка-радистка, эффектно одеваясь, изображая из себя артистку и противницу НКВД с СССР, путешествовала по Ворошиловградской области. При этом ни раз ловила на грейдерных дорогах проходящие германские машины. Сначала грузовики и транспортёры с "зольдатен", потом легковушки с герр офицерами. Любителям скабрезного скажу: девушку не насиловали. Во всяком случае, свидетельств такого рода нет. Но знакомства (возможно, интимного свойства) девушка с вражескими офицерами водила. Иначе, как бы она освоилась в Ворошиловграде на съёмной квартире?
    К тому же, периодически Люба выходила на радиосеанс с Центром. Её знакомые, германские и итальянские офицеры (последние из корпуса "Ксир"), судя по всему, болтали о многом. А Любка, прилично изучив германский, эту информацию радировала по начальству.
    В этой истории есть одно немаловажное "но". Луганск был на пересечении дорог, по которым гитлеровцы снабжали группировку Паулюса. Как и любой другой оккупированный город, он находился на военном положении. Власть в нём поддерживалась полевой комендатурой. Действовавший с вечера до утра комендантский час, затруднял перемещение жителей. Кроме того, им запрещено было самовольно покидать город. Самовольно селиться приезжим также запрещалось. Всё делалось через регистрацию (обязательную!) в 7-м отделе фельдкомендатуры.Помимо всех ограничений, все приезжие до 22 июня 1941 года, а также после августа 1942 года, брались на учёт "G". Изначально они считались подозрительными. За любую малейшую провинность "спецконтингент" мог быть выслан на каторожные работы в рейх. Либо расстрелян. Учитывая, что под Ворошиловградом располагался аэродром истребительной авиации КСИР, город был режимным вдвойне. Остаётся лишь догадываться, как разведчице НКВД удавалось так долго быть нераскрытой. Она ведь не просто "залегла на дно", но постоянно "работала в поле".
    Кстати, не ясно до конца, как именно вышел на неё резидент. В романе Фадеева, если помните, Любка приехала к матери в Краснодон. Как-то днём к ним заехала "зелёная машина", что возила из Луганска-Ворошиловнрада продукты в жандармерию. Шофёр в мундире, в котором она по неуловимым приметам опознала русского, "ущючив" момент, передает ей условный "привет". Так начинается её контакт с оперативным сотрудником. По книге, если помните, у Любки появляется знакомый полковник-интендант вермахта, адъютант которого откровенно за неё ухаживает. Даже бъёт морду румынскому фельдфебелю. Ситуация такова: Любка пытается раздать колонне нашим пленным предложенные ей продукты в круглой, мелкого плетения корзине. "Потомок древних римлян" на свою беду, не заметив присутствия двух чинов германской армии, бъёт девушку прикладом... Затем, по приезде в Ворошиловград, они оказываются на лестничной клетке. Любка по наитию ведёт немца туда, будто снимает там квартиру. Офицер пытается её поцеловать, но получив пощёчину, моментально оставляет первую попытку. Испуганная видом германского мундира, хозяйка пускает их обоих. Из гостинной на шум выходит девочка, которую Фадеев назвал не иначе как "гриб-боровик". Она облачена в ученическое платье, на шее у неё повязан... пионерский галстук. Но немца это, похоже, не смущает. Отдав честь, он покидает "дас квартир" как ни в чём не бывало.
    Никакие сумрачные личности в серых плащах-крылатках, с прелинами и металлическими нагрудными бляхами, в этот дом не являются. Хотя в инструкции по СС и полиции ясно сказано: уничтожение членов партии, советских активистов... О пионерах, правда, ничего не говорится. О комсомольцах, кстати, тоже.
    А я подумал: этот роман был написан и опубликован при жизни Сталина. За него А.Фадеев получил Сталинскую премию. Правда, за вторую редакцию, где в отличие от первой, "показана роль партии". Во втором варианте присутствуют Валько и Батраков, коих в первом томе днём-с огнём не сыщешь. Сталин, прочитав первый том "Молодой гвардии", якобы пригласил писателя к себе в Кремль. Устроил ему "проработку". Заставил перечитывать отдельные места из романа "Война и мир". Зная, как автор любит подражать Л.Н.Толстому, будто бы проводил унизительные паралели: как пишет он и как пишешь ты? Фадеев обязался переписать уже изданное произведение. И переписал... В результате появился этот и множество других более чем странных фрагментов. И образ Стаховича, о котором мы собираемся поговорить очень подробно.
    Но прежде мне хочется привести вашему вниманию два фрагмента.
    Вот они:
    "...приходится признать, что гестапо и полевая жандармерия способствовали созданию антифашистской военизированной организации в Краснодоне, которая активно действовала около четырёх месяцев в тылу противника, а его карательно-разведовательные службы не предпринимали соответствующих мер для её ликвидации"
   "...немецкие спецслужбы установили слежку за В.Третьякевичем ещё в Луганске, где он нелегально находился после разгрома отряда И.М. Яковенко, и шли по следам "Молодой гвардии", ожидая, когда она интегрируется в более крупную коммунистическую организацию" ("Молодь Украiни", 1993, 27 квiтня).
    Предыстория этого предательства такова. В.Третьякевич, находясь в оккупированном Ворошиловграде, являлся связным подпольного горкома ВКП(б) и обкома комсомола, бойцом партизанского отряда. По заданию комсомольской организации в октябре 1942-го он был направлен для "усиления" краснодонского подполья. Но накануне его отъезда произошло странное предательство. Некто Бобров, командир одной из групп партизанского отряда, передаёт немцам список партизан. Виктора Третьякевича в нём почему-то не оказалось. Якобы потому, что он был зачислен в отряд перед его выходом на место базирования. (Зачем, спрашивается, такая конспирация? Или в подполье догадывались о предателе? Но разве такие меры безапасности могли сбить с толку врагов?) В результате всё подполье, включая партизанский отряд, были разгромлены гестапо и полевой жандармерией. Уцелел один Третьякевич, что оказался в Краснодоне и встретился с руководством "Молодой гвардии". Фактически сразу этот юноша становится вхож в штаб подполья. Ни Жукова с Батраковым, ни Туркенича с Кошевым почему-то не смущают странности, связанные с его отъездом из Луганска.
    В реальности же, судьба Шевцовой немного отличается от литературной. Она действительно закончила с оценкой на "хорошо" с группой ребят школу при 4-м управлении НКВД. Согласно характеристике начальника отдела лейтенанта госбезопасности Горюнова, "Тов. Шевцова обладает всеми необходимыми качествами для работы в тылу, а именно: сообразительная, находчивая, может выйти из затруднительного положения". Эти качества пригодились девушке. Она была зачислена в группу "Кузьмина", которая являлась агентурной сетью "Буря". Но резидент (к слову, старый большевик и участник Гражданской войны) неожиданно исчез. Помимо этого он сначала спрятал, а затем утопил в нужнике радиостанцию, на которой должна была работать "Григорьева" (Шевцова). Девушка, прописанная у него на квартире как племянница, таким образом осталась без связи и без начальства. Весь август -до начала ноября! В конце-концов, она оставила "родственнику" записку: "Здравствуйте, Григорий Матвеевич! Что, у вас плохое положение? Но всё должно быть так, как положено и сохранено... До моего разрешения ничего не делайте. Я, может быть, увезу и унесу всё своё приданое".
    Меня настораживает сам факт "легендирования" разведчицы. Хоть до Луганска и до Краснодона приличное расстояние, но где гарантия, что Любовь Шевцову не опознают? Не уличат "Кузьмина" во лжи? Тот, кто ставил резидентуру "Буря", должен был как следует подумать об этом. Странно, почему не подумал? Судя по тому, что с июня 1942 года жандармерией и тайной полевой полицией были разгромлены все подпольные группы в Ворошиловградской области, там поработали вражеские "кроты". Хотя там дело обстояло не так. Все жили и работали под своими именами и фамилиями. (Подпольщики и партизаны подчинялись Штабу партизанского движения, которым руководил маршал СССР К.Е. Ворошилов.) Ряд партийных и советских руководителей, оставленных для работы в тылу, предложили своё сотрудничество врагу.
    Увяжите этот факт со странным бегством Третьякевича, что находился в Луганске-Ворошиловграде до сентября 1942 года, и странности начнут вас давить. К тому же магдебургская группа жандармерии как будто целенаправлено создавалась для разгрома Ворошиловградского подполья. При том, что полиция всех видов, включая полевую жандармерию, подчинялась V директорату РСХА (Главное управление имперской безопасности), что в свою очередь входил в структуру Полиции Безопасности, где главенствующее положение играл IV директорат Иоганна Мюллера, то есть секретная государственная полиция. Строго говоря, Амт IV был подчиняющим, а "пятёрка" ему подчинённой.
    Забежим назад: командовал всеми видами полиции в рейхе и на оккупированных территориях бывший офицер кайзеровского рейхсвера, обергруппенфюрер Артут Нёбе. Он принимал непосредственной участие в организации СС. Но ко всему состоял в скрытых оппозиционерах фюрера, участвовал в заговорах группы генералов, фельдмаршалов и офицеров, что представляли клан Гофмана и придерживались англоманской линии адмирала Канариса.
    То бишь интересная деталь. Там, где герру Нёбе следовало подчиняться, но почему-то обрёл непонятную власть. В Ворошиловградскую область по непонятным причинам была заслана специальная жандармская команда, собранная из чинов полиции и жандармерии по всей Германии. Ей были наделены особые полномочия. Во-первых, некий высокий чин (как бы не сам Нёбе!) прочитал своим сотрудникам "моралите" об ошибках политики фюрера (!) на востоке. Упор в 1942-ом почему-то делался на создание "украинской полиции" там, где Украиной пахло весьма относительно. Кроме этого, бросается в глаза другое совпадение: отчим Почепцова - уголовный преступник-рецедивист. Несмотря на свои прошлые судимости, он прочно обосновался в угольной отрасли на руководящих постах. На следствии НКВД всплывёт факт, что Громов де вовсе не тот, за кого себя выдавал столько лет. На самом деле, он неоднократно менял документы, скрывая таким образом свои судимости. (Это при советской-то власти? Это при "атмосфере страха", якобы царившей в период массовых репрессий и тоталитарном контроле за гражданами?..) Настоящая его фамилия не Громов, но Нуждин. Но... Именно в следсвенных документах якобы Нуждин будет проходить именно как Громов.
    Правда, если присовокупить к "ответственному" урке Громову ещё более "ответственного" бывшего зека Кулешова, то картина получается заманчивая. Какой-то союз уголовников! А, если вспомнить, что Соликовский, во время гражданской войны служивший хорунжим в петлюровских сечевых стрельцах, также отсидел при "советах" за рукоприкладство, то та же картина - совсем интересной становится. Взял наш будущий герр полицмейстер да и приложился своим кулачищем - по физиономии советского шахтёра. В бытность свою работы на одной из краснодонских шахт, где числился "десятником". А после срока - охаживался по краснодонским пивным с компанией бывших уголовников и хулиганов. Затевал драки на улицах. Нигде не работал и не схлопотал срок за тудеядство. Как и Почепцов он сбежал из города накануне мобилизации. А объявился при параде, когда по улицам лязгала гусеницами и громыхала колёсами техника с белыми крестами. В казачьей форме и фуражке, с гибкой ременной плетью заявился к тому же гауптвахмайстеру Веннеру. Дескать, возьмите меня, герр хороший, в полицаи! И взяли! Как говорится, сразу - на руководящую должность. После того, как узнал об уголовно-шахтёрском прошлом. Как будто на лбу у этого "братишки" было написано: имею опыт оперативной работы. Справлюсь...
    Я не верю, что один-единственный рецедивист, пусть и совершивший убийство, пусть и ставший с чьей-то помощью начальником веттеляционной системы шахты, мог привлечь столь пристальное внимание Артура Нёбе. Подвигнуть обергруппенфюрера Мюллера, его непосредственного шефа, создать некую зондеркоманду. Забросить её в Ворошиловградскую область, чтобы, используя Нуждина-Громова и его хозяев, в мире уголовном и обычном, держать под контролем обстановку. Но факты говорят сами за себя. Подполье и партизанские отряды разгромлены повсеместно, кроме Краснодона и Ровенек. Там оккупанты отчего-то не свирепствуют. Позволяют клеить листовки, сжечь биржу труда, вывесить красные флаги на 7 ноября.
    Хотя, по большому счёту, уголовник для чина из полиции или жандармерии 3-го рейха это тип понятный. К нему и интерес, и доверие есть. Особенно, если тот же Венер служил по криппо (криминальной полиции), как в своё время шеф гестапо Мюллер. Потянуло полицейского к русскому уголовнику! Но всё равно: блатной мир России - особая специфика. Чтобы кому-то доверять - нужно обладать предварительной информацией. Судя по всему, и Венер, и Ренатус какой-то информацией владели. Так как через месяц после первого набора в полицию они провели "чистку". Были уволены многие полицаи, показавшие себя ненадёжными. Среди них, информаторы "Молодой гвардии" Соколов и Пирожок. А Соликовский остался прочно на своей должности. Вскоре, после того как начальник полиции Орлов был переведён в Ровеньки, он поднялся на недосягаемую ступень - занял его место.
    Интересен сам факт назначения его на должность. Орлов, бывший белый офицер (нигде при Сталине не сидел!), изнасиловал на допросе местную учительницу. Возмущённый жители обратились к Эрнесту -Эмилю Ренатусу, начальнику краснодонской жандармерии. Обращение было такое: если его не расстреляете - мы его убъём. И капитан фельджандармов, приказавший зарыть живьём 60 шахтёров, отказавшихся работать на оккупантов, член НСДПА с 1933 года, вдруг струхнул. Расстрелять Орлова не расстрелял, но убрал в Ровеньки.
    Ряд авторов склонны думать, что Кулешов и Соликовский (единсвенный, не арестованный по сей день!) были агентами НКВД. Так сказать, перевербованными. Другие с "яростью благородной, вскипающей как волна" берутся отрицать как сам факт, так и его допущение. Как так? Грязные предатели и в ЧК? На мой взгляд, надо "зреть в корень" по К.Пруткову. А именно: Кулешов стал таковым (скорее всего так и было!) в те времена, когда в партии и стране правило троцкистское "подполье". Не исключено, что остальные, включая Соликовского, также были привлечены к сотрудничеству ОГПУ-НКВД, когда там руководил Г.Ягода. Троцкизм продолжал жить и действовать и до, и после войны. Не даром приказ по МГБ от 1946 года говорил именно о поиске и выявлении остатков этих недобитков. Именно с 20-х до прихода фюрера к власти будущий помощник бургомистра, а затем сам бургомистр Краснодона В.Стаценко, работавший горным инженером, "мотался" в командировки в Германию. Привозил оттуда красочные журналы мод. Шумно обсуждал на квартире со знакомыми достоинства тамошней жизни. Как написано Фадеевым - "У нас такого нет!" Ни разу при этом никуда не вызывался, никем не допрашивался. Учитывая, что во времена нэпа шахты Донбасса были отданы в концессию компании "Фабериндастри", которую активно использовал для прикрытия тот же Абвер, дело могло принять интересный оборот.
    Помимо всего прочего, в ходе январьского следствия по делу "Молодой гвардии" в камерах с ребятами одно время сидел бывший бургомистр П.А.Черников. Оккупанты его подозревали в помощи подполь. Но затем разобрались и отпустили. (Интересно, с извинениями?) Именно он рекомендовал Кулешова, осевшего летом 1942 года юристом при горуправе, в полицию.
    По приезде Любы в Краснодон, где она остановилась в доме матери, начинаются другие странности. По свидетельству Ефросиньи Мироновны, к ней именно в сентябре наведываются двое пожилых мужчин.Одному было за сорок, а другому около 35. Они подолгу уединялись в комнате, но один раз мама Любы услышала голос дочери: "Вызывала, но не смогла вызвать!" (Речь по-видимому шла о "Кузьмине".) Далее, со слов Ефросиньи Мироновны: "10 декабря 1942 года мужчины пришли снова. Развернули карту и вместе смотрели, беседовали пять часов, о чем - не знаю. В ту ночь, когда ушли эти два человека, в Краснодоне сгорела биржа. 14 декабря Люба снова ушла в Ворошиловград и пробыла там пять дней. Вернувшись, спросила: что говорят женщины на базаре о поджоге биржи? И еще сказала, что если товарищи дадут ей еще работу, то она на несколько сантиметров подрастет. "Какую работу?" - "Взорвать помещение полиции". Но мужчины больше не приходили".
    Следствием НКВД в 1943 году был допрошен некто Шаповалов. Этот субъект сотрудничал с Абвергруппой, что располагалась в Ворошиловграде-Луганске. Из допроса этого лица было установлено, что Любовь Шевцовой стали заниматься подчинённые адмирала Канариса. Их начальник по фамилии Тан отдал распоряжение установить Шевцову, а также Валентину Панченко (ещё одну радистку из резидентуры "Буря") при содействии некоего Павлика. Последним оказался юноша-выпускник "зафронтовых" курсов НКВД. Он окончил их одновременно с обоими девушками, также числился при "Буре".
    Кстати, в романе "Молодая гвардия", во второй редакции некий вздрагивающий паренёк с опущенной головой сидит на первом допросе Шевцовой. Это ещё одно странное место в романе, что появилось с подачи "отца всех народов". С чего бы это? Образ предателя-чекиста, да ещё повинного в провале краснодонского подполья, вроде бы не с руки вождю. А, может быть, Иосиф Виссарионович был в курсе некоторых "загадок" и на что-то намекал?
    В декабре 1943 года Тан приказал Павлику "установить" обоих девушек, о чём этот оборотень поведал Шаповалову. (Ага! Не странно ли? К перевёртышу-чекисту у абверовцев болеше доверия, чем к своему "внештатнику"?..) Но Панченко и Шевцовой по установленному жилью не оказалось. (Это ещё одна странность.) Тогда начальник абвергруппы, будучи крайне недоволен своими подчинёнными, "приказал своему помощнику лично заняться их розысками" (Из допроса Шаповалова на следствии НКВД, 1943 год.).
    К этому стоит добавить, что в разработку Абвера девушка попадает после записки, оставленной "Кузьмину". Как этот клочёк бумаги оказался у герра Тана, "сия тайна великая есмь". Либо мне вовсе ничего не понятно, либо предельно понятно.
    Бросается в глаза один момент. Как сотруднице резидентуры НКВД девушке, да ещё без связи с Центром, ни при каких обстоятельствах нельзя было себя расшифровывать. А она это сделала двум пожилым мужчинам. Попробуем просчитать её шаги. Отлучаясь в Ворошиловград из Краснодона, она, по началу объясняла это матери очень просто: "за солью или перепрятываться от немцев, чтобы не угнали в Германию". (Правда не ясно, как она проходила через КПП фельджандармерии? Ведь паспорт СССР, лишённый красного штемпеля фельдкомендатуры, документом не признавался? А лицо, его использующее, либо расстреливалось, либо угонялось в рейх.) Кроме сего, девушка должна была сама либо через знакомых искать ваыходы на подполье. По "беспроволочому телеграфу" (народная молва) она знала, что массовых арестов в Краснодоне не было. Листовки продолжали клеить. Естественно, что доверие у неё могли вызвать лишь члены ВКП(б), а также... лица, рекомендовавшие её для прохождения учёбы в НКВД. В первую очередь, таковыми могли быть уже известные нам Жуков и Батраков. Именно по их рекомендации она могла принимать у себя пожилых неместных мужчин. И сказать о резиденте и потери связя с Центром по его вине.
    Но далее наша логика начинает хромать. Вот по какой причине: девушке скорее всего поручают изготовить "коктейль Молотова". С помощью этой бутылки с горючим подожжена на 10 ноября биржа труда.. 14 декабря девушка вновь (без надёжных документов!) отлучается в Ворощиловград-Луганск, где ей поручают задание: взорвать здание краснодонской полиции. Для неё прошедшей курсы 4-го управления, изготовить взрывчатку и компоненты взрывного устройства не проблема. Вот только как быть с материалами! На оккупированной территории их сыскать и трудно, и опасно. И Любка, изучившая законы конспирации, должна была об этом знать. Сама на прямую она не могла заниматься их поиском. Значит использовались посредники. Затем мужчины куда-то исчезают. Это должно было навести девушку на треводные мысли. Но с материного дома она гне съезжает. Либо чувствует надёжную "крышу", либо...
    Немаленькая подробность! В романе Фадеева, на мой взгляд, не зря уделено немало места контактам Любки-артистки с офицерами вермахта. А в фильме Герасимова, если помните, вместо этих господ - чины СС. (На рукавах их мундиров ясно просматриваются шевроны SD, что указывает на их принадлежность к политической разведке Вальтера Шелленберга.) Именно их Любка "тормозит" на Ворошиловградском шоссе. Именно с ними завязывает неприхотливые отношения, пригласив их в дом матери. Именно перед ними затем пляшет "канкан" в клубе им. Горького в тот день, когда синим пламенем полыхнёт здание биржи труда.
    Кстати, не могу взять в толк: оккупанты были настолько тупыми, что хранили документацию вне сейфа? Да ещё в запертом на ночь помещении биржи? Охраняемом единственным наружным часовым, да ещё с фронтона?..
    Дальнейшие события лишь усиливают подозрения в "крыше". 1 января 1943 года за Любой пришли двое. Одним был местный полицай, а вторым - солидный мужчина в полупальто с барашковым воротником, барашковой шапке и тёмно-синих брюках. Он сказал вполне дружелюбно: ""Ну что, Люба, поедем в Ворошиловград? Для тебя есть работа!".
    Далее, по рассказу матери: "...Люба попросила: "Сожги все бумаги, что лежат в чемодане, и никому ничего не говори". Я так и сделала. Еще я спросила Любу: "Ты знаешь этого человека?" - "Да, он учился вместе со мной в школе..."
    Ясно, о какой "школе" идёт речь. Скорее всего, в результате своих поисков Люба вышла на однокурсника-Павлика из группы НКВД "Буря". Пожилые мужчины, что навещали её в Краснодоне, были от него. Таким образом, загадки по дел "Молодая гвардия" постепенно рассеиваются.
    С сентября 1943 года разведгруппа "Буря" попадает под разработку одной из спецслужь рейха. Резидет "Кузмич", не долго думая, скрывается, оборвав все контакты со своими подчинёнными. В целях конспирации и, может быть, желая сохранить им жизнь, он топит радиопередатчик. Шевцова- "Григорьева" в результате своих поисков нащупывает контакт с "Павликом" либо с иными людьми, что вызывают её доверие. Появление Павлика 1 января 1943 года её, удя по всему, не настораживает. А агент (добровольный помощник) Абвера позволяет ей перекинуться парой слов с матерью. По поводу документов и их уничтожения. Обыска никто не проводит. (С 1 января девушка считается арестованной. Странный арест - не правда ли?)
    Вывод №1. Шевцова не ожидала ареста. Она была вполне уверена в своём "прикрытии". Реакция на "местного полицая" лишь подтверждает эту догадку. Судя по всему девушка была уверена, что её "кураторы" имеют надёжные источники в хипо-полиции и, возможно, полевой жандармерии.
   Более того, её наверняка склонили к мысли, что предатель найден. Им оказался "Кузьмин".
    Показания другого "агента на доверии" Шаповалова лишь усиливают этот вывод. Тан поручает ему и Павлику установить девушек-радисток, хотя, по идее, тот же Павлик должен был "слить" ему информацию. За Шевцовой, равно как и за домом "Кузьмина", Абвер должен был установить наружное наблюдение. Чтобы в случае появления Шевцова была бы задержана, или "топтуны" установили, где она обретается. Но шеф Абвергруппы косит для Шаповалова под дурака. Либо не испытывает к русскому агенту доверия, либо... Он может таким образом что-то скрывать! Или Тан просто позволяет Шевцовой "работать". Для шкурных интересов разумеется. Чтобы, говоря профессиональным языком, поймать более крупную дичь.
    Вспомним теперь ноябрьский конфлик начальника полевой краснодонской комендатуры Зонса с начальником ровеньковской жандармерии Веннером. Первый от чего-то поручает последнему лично приехать в Краснодон, арестовать и расстрелять "членов этой организации". Как будто речь идёт об установленных личностях, а не о подпольной группе, которую предстоит установить! Вспомним также, что с сентября 1942 года Почепцов разоткровенничался с отчимом. Кое о чём ему поведал. Увяжем эти события с поджогом биржи и красными флагами. А также с интересной деталью: агент Абвера Павлик приходит к Шевцовой аж 1 января 1943 года с... местным полицаем.
    То есть, в абверовскую разработку нагло вклинивается жандармская магдебургская команда. Скорее всего, после намерения "пожилых мужчин" взорвать здание полиции. Судя по всему, в Ворошиловграде, а не в Краснодоне. Хотя, как говорится, в огороде бузина, а в Киеве... Именно это задание абверовцев могло подвигнуть полицию и жандармерию к началу аретов "МГ".
    Вывод №2. Молодогвардейцы оказались вместе с Шевцовой в разработке Абвера и полиции. Каждая из этих спецслужб преследовала свои цели. Первая, военная разведка и контрразведка, по видимому вознамерилась заполучить через "Григорьеву" контакт с советским Центром. Ради этой цели Любке позволили участвовать в поджоге биржи. Не исключено, что частью разработки Абвергруппы могло стать внедрение Шевцовой в "Молодую гвардию". Хотя это строжайше запрещалось по инструкции любому разведчику, но Любка отважилась нарушить её. Видимо, на этот шаг подвиг её тот, кто более всего внушал доверие. А именно: Павлик, члены ВКП(б), которые убедили её в принадлежностьи к подполью, лица, что рекомендовали её в "закордонное" управление. Последние при доверительном разговоре могли поведать ей такие подробности, что были известны лишь узкому кругу лиц. Но все или большинство из "контактёров" девушки по ворошиловградскому и краснодонскому подполью наверняка находились в разработке ведомства Канариса. С ними вели "оперативную игру" о целях которой несложно догадаться.
    Учитывая, что сам хозяин здания на набережной Тирпица ещё с осени 1941-го стал искать контакты с советским руководством, здесь более или менее всё ясно. Можно объяснить всё интрижкой Абвера против полиции безопасности (Sipo). Но следует учитывать и другое. Луганскую область курировала магдебургская группа из AMT V. Артур Нёбе был человеком Канариса. Кстати, гауптвахмайстер (эквивалет звания "майор") Зонс не зря оказался начальником полевой комендатуры в Краснодоне. Вместо того, чтобы туда посадить армейского офицера, связанного напрямую с отделом III-a (Абвергруппы при комендатурах), ребятки Нёбе подгребли и эту должность под себя.
    Таким образом, хозяевами в Краснодоне оказались сотрудники Нёбе, но не Абвера и дажен не "папы" Мюллера. Поэтому интрижка Канариса и AMT V скорее всего преследовала общие цели. Пока Шевцовой не поручили взорвать здание полиции, всё шло по плану. И остатки "Бури", и подполье "Молодая гвардия" что стало выступать в качестве оперативного прикрытия (главным образом, для полиции и Абвера!) были уверены в своей "крыше". Ещё бы! Да заведись у них "крот", кто бы им позволил клеить листовки, осуществлять диверсии и поджоги? К тому же странности с бездействием полицая у дирекциона и германского часового у биржи могли только усилить эту уверенность.
    Мне здесь вспоминается кинофильм тех лет "Часы остановились в полночь". Помните, как один из офицеров СС ловит нашу подпольщицу с поличным (она изучает документы в особняке гауляйтера Кубе)? В ответ на её презрение и готовность принять смерть за Отечество, успокаивает: я де немецкий антифашист. Внедрён в СС по заданию Тельмана и Пика. Называет ряд фамилий из мюнхенского отделения КПГ. Руководители подполья в Минске, проверив данные, даже идут с ним на контакт. Ему даже верят... В конце-концов, он вскрывает своё истинное лицо: девушка-подпольщица, вознамерилась взорвать Кубе. И делится с ним этим планом.
    Фильм также снят при жизни Сталина. Здесь следует сделать уточнение. После того как Гитлер пришёл к власти в 1933 году, рядовых членов КПГ в концлагерях почти не держали. У большинства были взяты подписки в том, что они не будут выступать против национал-социализма и германской империи. Кое-кто даже попал в СС и служил там.
    Но это фильм. Хотя и небезинтересный, как и многое, что было создано при жизни Иосифа Виссарионовича. Смысл, по-моему, налицо: утопающий, хватается за соломинку. Разведчик, оставшийся без канала связи, ищет его. Он также целяется за соломинку, вызывающую у него доверие. Шевцова и кто-то ещё из штаба партизанского движения, оставленный резидентом для подпольной работы, поверил за отсутствием связи тому, кто сумел убедить их поверить. Иначе бы эти люди, специально подготовленные, просчитывающие каждый шаг, никогда бы не пошли на контакт.
    Доверие покупается дорогой ценой. И гитлеровские спецслужбисты позволили молодогвардейцам провести ряд диверсий. Скорее всего, поэтому в Краснодоне не проиходили облавы на уклоняющихся в регистрации, каковыми были почти все из "МГ". А затем молодогвардейцам позволено было запалить саму биржу. Предполагаю, что кое-кто из руководства имел прямой контакт с "антифашистом" в форме "филдграу". А теперь представим: вы, будучи этим лицом, узнаёте - "здание полиции" может быть взорвано. Возможно, вы даже узнаёте срок этого мероприятия. Ваши действия?
    Могу сказать одно: как профессионал из полиции, жандармерии или криппо (криминальная полиция) вы предположите два варианта. Либо вас проверяют свои, либо "чужие" (агентура советской спецслужбы) ищет "кротов" в своих рядах. Для этого вам сброшена, скорее всего, откровенная деза. Или частичная: неверно указан срок. Если вы позволите взорвать помещение полиции в Краснодоне, вам придётся либо погибнуть со всеми, либо измыслить способ сохранить свою жизнь. Не прийти или заболеть вы не можете: в обоих случаях на вас падёт "тень". Тогда...
    Здесь мы подступаем к грагическому финалу. Если моя версия верна (а многое этому свидетельствует!), то некто из жандармерии, что "крышевал" подполье, должен был... арестовать подпольщиков. При чём так, чтобы в сети попались все. И изобрести повод для ареста. Ну, вроде машины с "подарками фюрера" на фронт. Кстати, с солдатами вермахта, что могли быть задействованы в операции Абвера. А именно: якобы намеренно оставить машину без присмотра на улице. Чтобы затем...
    Кстати, по роману Фадеева, если помните, истерзанные пытками ребята до самого конца ждали, что их вызволят "свои". Даже, когда из везли сбрасывать в шурф шахты № 5. Какие "свои"? Или кроме подполья, в городе был ещё кто-то? В реальности, убежать из-под конвоя полицаев удалось лишь Соколову, который ранее служил в краснодонской полиции. После побега следы его обрываются. А Кошевому в Ровеньках помогает бежать молодой полицай. Но обессиленный парень теряет сознание - его находят во дворе тюрьмы, как Овода одноимённом романе Войнич.
    Вывод№3. Причинами провала "Молодой гвардии", а также ареста Шевцовой могла быть операция Абвера. Таким способом армейская разведка и контрразведка прикрывала своих "кротов". Кто они, можно только предполагать. Но дабы не броить тень подозрения на свои источники, были арестованы и казнены после зверских пыток все ребята-молодогвардейцы. А подозрения в предательстве были сведены к двум персонам: Третьякевич и Почепцов.
    Кстати, из объяснения своего предательства на следствии НКВД Почепцов "плёл" такое невразумительное, что у меня создалось впечатление: его также использовали в тёмную. И у него был контакт с кем-то из "больших", что курировал подпольную работу. Да и отчим Громов-Нуждин тоже не прост. На военном суде после освобождения Краснодона произошло следующее:
   "...И вот последнее слово предоставляется Почепцову, с доноса которого начался провал организации. Это его последнее выступление, запротоколированное военным судом, особенно четко врезалось в мою память. Почепцов тогда заявил: "Я давал клятву своим товарищам, вступая в подпольную организацию, где есть такие слова: "Если жe я нарушу эту священную клятву под пытками или из-за трусости, то пусть мое имя, мои родные будут навеки прокляты, а меня покарает суровая pука моих товарищей. Кровь за кровь, смерть за смерть!" Эту клятву я не выполнил. Я предал своих товарищей, которые погибли, и мне не может быть прощения. Я прошу оставить приговор в силе и расстрелять меня. Если же меня не расстреляют, я все равно покончу с собой. Меня подговорили вот эти люди!" - Почепцов указал на своего отчима Громова-Нуждина. "Дурак! Он сумасшедший!" - закричал на Почепцова его отчим..."(В.Иванов "Всё о "Молодой Гвардии".)
    Что означает "вот эти люди"? Громов-Нуждин всего один. Из тех, кому Почепцов передал свой донос для Жукова. Но... На одной с ними скамье сидит Кулешов. Он также угодит в "лапы" НКВД. И будет приговорён к высшей мере наказания по этому делу с Почепцовым и Громовым. Если помните, то после Соликовского допросы Почепцова вместе со следователем Дидыком вёл именно он. Может быть с Громовым у Кулешова был до этого контакт?
    Убедить Почепцова стать предателем мог только человек, которому он доверял. Почему отчим оказался этим человеком, остаётся пищей для размышлений. Во всяком случае, Геннадий, исходя из его заявления на суде, был уверен, что поступает правильно. В чём его убедил отчим? Только в одном: в полиции сидят "свои", которые арестовав ребят, отпустят невиновных и накажут предателей. Таким образом Почепцов скорее всего полагал, что выполняет задание "больших", которым стало известно о истинных предателях.
    Впрочем, ещё два лица подозреваются в предательстве "Молодой гвардии". Это 20-летний Гурий Фадеев, что был дружен с семьёй Кошевых, а также 23-летний Геннадий Стаценко, сын бургомистра Краснодона. Первый, не имея прямого отношения к "МГ", попался во время комендантского часа с листовкой в кармане. Но его почему-то отпустили из полиции и жандармерии. По свидетельству очевидцев (!), вскоре он оттуда "не вылезал".
    Вот что он показал на допросе в НКГБ - 28 сентября 1946 года:
   "После того, как я был завербован в полиции для выявления лиц, распространявших листовки "Молодой гвардии", я несколько раз встречался с замначальника полиции Захаровым. На одном из допросов Захаров спросил: "Кто из партизан вербовал вашу сестру Аллу?" Я, зная об этом со слов моей матери, выдал Захарову Ваню Земнухова, который действительно делал предложение моей сестре вступить в подпольную антифашистскую организацию. Я передал ему, что в квартире Коростылева (родного дяди Олега Кошевого) слушают радиопередачи из Москвы сестра Коростылева Елена Николаевна Кошевая и ее сын Олег, который записывает сообщения Совинформ бюро".
    Момент! Если следователю "хипо" известно, что говорила мать Фадеева, то, стало быть... Представьте себя на месте Гурия! "Вражина"-полицай передаёт ему слова родной матушки. Якобы Иван Земнухов вербовал сестру в партизаны. Либо мать работает на полицию, либо Земнухов, либо все трое - наши. А его, Фадеева, проверяют.
    Ещё более интересны показания Геннадия Стаценко - 22 сентября 1946 года:
   "Будучи комсомольцем, я пользовался доверием своих товарищей, так как внешне я показывал себя преданным Советской власти. Я рассказал отцу о сделанном мне Левашовым предложении вступить в подпольную комсомольскую организацию. Рассказывал также, что Земнухов показал мне листовку, читал написанные им стихи против немцев. И вообще, заявил я отцу, мои товарищи по школе: Земнухов, Арутюнянц, Кошевой и Третьякевич, состоят в подпольной организации и ведут против немцев активную работу".
    Ага! Зная, что у сына отец - германский холуй, Земнухов отчего-то суёт Геннадию листовку. Читает антинемецкие стихи. А обобщённый вывод Стаценко-младшего вообще потрясает. Возникает ощёщение, что он и Почепцов - одного поля ягоды. Обоим повезло либо на чутьё, либо на источники информации.
    Но самое интересно по этим двум заключается в мере наказания. Ни тот, ни другой не были расстреляны. Стаценко получил по приговору Особого совещания МГБ в 1948 году 15 лет ИТЛ, а Фадеев - 25. В 1954 году, с началом хрущёвской "оттепели", дела обоих были пересмотрены. Фадеев остался сидеть положенный срок. А Стаценко, не поверите, срок понизили до 5 лет. В 1946 году военный прокурор Горный подготовил протест в военный трибунал МВО "постановление Особого совещания МГБ от 6 марта 1948 г. в отношении Фадеева отменить, дело прекратить за недоказанностью предъявленного обвинения". Но ему было отказано. Впрочем, Гурий из положенных 25 лет отсидит всего 15. Его досрочно (!) освободят, снимут (!) судимость, хотя и откажут в реабилитации.
    Не менее загадочна судьба Геннадия Стаценко:
   "На допросе 4 октября 1946 г. Стаценко (так в тексте - АВТОРЫ) вину свою признал, однако позже от своих показаний отказался. Он утверждал, что аресты молодогвардейцев начались задолго до его разговора с отцом. Из показаний отца осужденного Стаценко не усматривается, чтобы причиной ареста молодогвардейцев явились данные, сообщенные его сыном... Никто из осужденных по данному делу не показал, что сын бургомистра сообщил бы какие-либо сведения, которые были бы использованы полицией при аресте молодогвардейцев... Таким образом, обвинение осужденного Стаценко Г. В. в предательстве участников подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" материалами следствия недоказано" (Из протокола реабилитационной комисии 1954 года).
    Не правда ли, умозрительное заключение! Невольно содрогаешься при мысли, что именно так освобождали да ещё реабилитировали иных. С молчаливого или громкого потакания "дорогого Никиты Сергеевича", который всё валил на мёртвого Сталина.
    После того, как Стаценко всё же отсидел 15 лет, он обратился с письмом в КГБ с просьбой снять с него обвинения в предательстве "Молодой гвардии". Оставшихся в живых подпольщиков Жору Арутюнянц и Василия Левашова вызывали по этому делу. На беседе в КГБ Левашов в частности заявил: " я сказал, что Стаценко вообще не имел отношения к "Молодой гвардии", а потому ничего не мог знать. Его мы привлекали в организацию, как и многих других посторонних ребят, для конспирации. То же самое сказал Арутюнянц. Вину со Стаценко сняли".
    Испытывая глубокое уважения к подвигу героев-ребят, многим из которых едва было 20, хочется спросить: где вы были раньше? Отчего, когда Стаценко сидел в лагере, не пошли в МГБ-КГБ, не добивались восстановления его честного имени? И что значит "привлекли в организацию, как и многих других посторонних ребят, для конспирации"?
    Вывод№4. В Краснодоне во время окупации удивительным образом переплелись две странности. Особыми полномочиями по проведению карательных и прочих акций в структуре магдебургской айнзацгруппы (особая команда СС и полиции) была наделена полевая жандармерия, которая организационно вливалась в СС и напрямую подчинялась AMT V (криминальной полиции). Украинскую вспогательную полицию оккупанты комплектовали на руководящих должностях из уголовников. Многие уголовные элемены были привлечены Соликовским на рядовые полицейские должности. Главным информатором по псевдониму "Ванюша" оказался завербованный начальником первомайской полиции Захаровым известный Громов-Нуждин. Тоже с уголовным прошлым. Вплоть до 1 января 1943 года вся эта публика почему-то не трогала подполье. Хотя могла надоумить полевую жандармерию провести облавы на лиц, укрывающихся от регистрации на бирже. Более того, облавы не начались и после того, как была сожжена биржа, были вывешены красные флаги. Аресты и облавы ("загребали" всех родных и близких подпольщиков и их товарищей!) начались лишь после разграбления машины с подарками и ареста Любы Шевцовой. Последнюю по началу не арестовывают, но приглашают в Ворошиловград для каких-то "дел". Она следует за предателем-Павликом, с которым училась на "зафронтовых" курсах и которому доверяет. Задание, которое ей хотели поручить после пожара на бирже, было сформулировано так: взорвать здание полиции.
    Из этого можно сделать заключительный вывод. Абвер имел свои источники в магдебургской группе полиции и жандармерии. В луганскую абверкоманду стекалась информация о том, что происходит в подполье Краснодона, в ровеньковском партизанском отряде, а также в зондеркоманде. Зачем это понадобилось Тану и его хозяевам? Вывод один: Абвер использовал полицию и жандармерию "в тёмную" для своих оперативных игр.
    В тот же срок в Европе гитлеровцы "накрыли" агентурную сеть, получившей название в гестапо "Красная капелла". Были арестованы такие разведчики как Харо-Шульце Бойзен ("Старишина", "Хоро") и Харнак ("Корсиканец"), Сукулов ("Кент") Леопольд Теппер("Гильбер"), что информировал советскую военную и чекистскую разведку, будущи крупным чиновником при рейхсминистрестве иностранных дел. Одновременно с этим через арестованных советских разведчиков Борман и Мюллер пытаются вступить в сепаратные переговоры со Сталиным. Позже эти переговоры провалятся, но как знать: может Абвер, тоже участвовавший в этой акции, пытался "навести мосты"? Не даром, тот же Шаповалов на следствии НКВД заявил, что Шевцова "категорически отказалась от сотрудничества".
    Интересна судьба русских предателей. Так Подтынный и Захаров сбежав со своими "хозяевами", по подложным документам поступили в Красную армию. Провоевав пулемётчиком, Подтынный даже был награждён в 1945-ом Орденом Красного знамени. Вступил в ВКП(б). В 1959 году был наконец арестован в одной из станиц под Краснодоном. Точно такой же, но без награждения, "героический путь" у Захарова. Его также арестовали под Краснодоном.
    Подполковник жандармерии Эрнст-Эмиль Ренатус был арестован 18 ноября 1945 г. и переправлен в г. Люнбых (Саксония). 27 ноября помещен в лагерь Баутцен, расположенный в советской оккупационной зоне. При помощи советской военной контрразведки и службы госбезопасности Германской Демократической Республики советскими чекистами были разысканы и арестованы жандармы Отто Шен, Отто Дрецитц, Гидо Штрупперт, Вальтер Айхгорн, Эрих Шредер, Якоб Шульц и другие. Все участники жандармской команды, представшие перед правосудием, признали свою виновность в совершении преступлений против советского народа. "Я признаю себя виновным в совершенных мною преступлениях против советского народа, - говорил на судебном процессе Эрнст Ренатус. - Сегодня я в них глубоко раскаиваюсь... Как немец, я чувствую свою вину в войне, так как я должен был отказаться от службы... Я боялся применения ко мне мер, которыми пользовалась германская полиция. В настоящее время я полностью доверяю ГПУ и не умалчиваю ничего, если даже моя вина будет большой. Я прошу милости при вынесении наказания, так как моя судьба тяжела. Я ничего не знаю о своих детях и жене и потерял при эвакуации все мое имущество, семью и дом".
    Интересно, что Эрнест-Эмиль Ренатус умер 8 апреля 1950 года в Верхнеуральской тюрьме Челябинской области. Во время допросов молодогвардейцев один раз он попытался остановить помощника айнзацкоманды Галонска, что проявлял особую жестокость. Однако бесполезно: тот сослался на то, что "иначе нельзя". Переводчица полиции и жандармерии Лина Артс вообще отказалась присутствовать на следствии, так как, по её словам, "заключённых сильно избивали". Когда же полупьяный Захаров принялся избивать Елену Николаевну, мать Олега Кошевого, по её свидетельству, а также свидетельству матери Нины Иванихиной, последнего оттащили германские солдаты. Скорее всего это были фельджандармы. А, если так, то они либо действовали сами, либо по указанию кого-то из начальства. Происходила это ужасное событие на квартире Иванихиных, что заставляет нас задуматься над тем, кто есть кто в этой истории. Ко всему хочется добавить, что бывшие палачи сознались в своих преступлениях. Большинство полицаев желало попасть в штрафбаты, чтобы "искупить вину кровью". Вместе с тем ряд офицеров магдебургской айнзацгруппы утверждали, что приказ закопать живьём 60 шахтёров в краснодонском парке был отдан якобы ради экономии патронов. Бывший начальник жандармского поста Отто Шен свидетельствовал: "Наша "жандармерии айнзатцкомандо" предназначалась для карательных действий против советских граждан. Начальник жандармерии команды подполковник Ганцог, который выступил с инструкциями на совещании жандармов в городе Магдебурге, заявил, что хотя германские войска и заняли значительную советскую территорию, но покорить советских людей не смогли. Население оккупированных советских территорий поднялось на партизанскую борьбу против нас, сказал Ганцог, и отвлекает значительную часть вооруженных сил с фронта. Ганцог вынужден был признать, что население на оккупированной советской территории идет за коммунистами, поэтому мы, немцы, должны осуществить расправы без всякого следствия и суда. Наш девиз, - восклицал Ганцог, - убивать, не давать пощады никому. С получением этих инструкций мы и двинулись в путь".
    Здесь хочется поинтересоваться: разве политика на уничтожение, провозглашённая фюрером на восточных территориях, способствовала понижению сопротивления? Да, нет, она способствовала обратному. И Артур Нёбе, что состоял в группе Канариса, отлично знал это. Приняв участие в уничтожении еврейского населения Польши, этот господин заслал странную айнзацкоманду в Ворошиловградскую область. Участвовал вместе со всесильным шефом Абвер в попытки сепаратных переговоров со Сталиным, который Иосиф Виссарионович почти мгновенно оборвал. Нёбе состоял в оппозиции к фюреру. Он принял живейшее участие в заговоре 21 июля 1944 года. Был казнён вместе с остальными заговорщиками по приговоре Народной судебной палаты 3-го рейха, председателем которой был бывший сибирский чекист и комиссар интербригад Роланд Фрейслер. Он же утвердил приговор нашим разведчикам из "Красной капеллы". Зачем этой публике понадобилось сначала проводить политику на уничтожение советского народа, а затем "не трогать" подпольщиков в Краснодоне и Ровеньках, одному Богу известно. Во всяком случае, жестокость нацистов только усилила и без того возрастающее сопротивление советского народа, сплотила его вокруг идеи нашего Великого Отечества и подняла на Великую Отечественную Войну.
   Зададимся вопросом: что бы стало, если бы политика оккупантов была насквозь миролюбивой, пропитаной идеями троцкизма о мировой революции? Что бы было, если бы сторонники Льва Давидовича, уцелевшие в чистках, обращались к населению через СМИ в таком духе: Адольф Гитлер - достойный продолжатель учения Ленина-Троцкого!?! Не берусь судить. Страшно...
    С недавних пор мне кажется: а что если они думали таким образом направить народный гнев в два русла - против Сталина и Гитлера? Затем, совершив переворот в Москве и Берлине, прийдя к власти, выставить себя спасителями России, Германии и всей Европы? Кто знает...
   
   

Прощальное письмо Ули Громовой

   Прощальное письмо Ули Громовой. Обратите внимание, что эта девушка с красивыми чёрными глазами и волнистыми чёрными косами прощается с любимым парнем, как с братом. Похоже, у неё не было времени на личную жизнь. Во-первых, большая часть молодёжи совершенно искренне полагала, что добрачные отношения это аморально. Даже пережиток буржуазного прошлого. Вся в борьбе с захватчиками...Мне "мой любимый брат" напоминает христианские мотивы. Хотя молодёжь была, как будто, неверующей, но в ходе войны многие стали посещать церкви. Принимать крещение. В ходе битвы под Москвой по распоряжению Сталина в ряде частей были проведены православные молебны. Это не возбранялось, даже поощрялось. Но интересно другое. Несмотря ни на что, это письмо сохранилось. Хотя девушка вместе с отстальными ребятами-молодогвардейцами сидела в камере Краснодонской полиции. Её подвергали страшным пыткам. Так, "благодяря" Соликовскому и Кушешову, её заставили сидеть на... раскалённой плите. Интересно, смогли бы вынести такие муки за Родину иные "кооператиры" и "комбинаторы", благодаря которым наша Родина с начала 90-х съехала в пропасть, из которой выходит только сейчас? Однако, факт остаётся открытым: в камере, где всех заключённых периодически обыскивали, у подпольщиков и подпольщиц имелись бумага и карандаши. Неужто, у них были свои люди в хипо-полиции? Интересно, кто они?..
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://gsm-csb.ru/