Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


Краснодонское подполье
Историческая справка

   Шел 1941 год. Части Красной Армии, ведя упорные бои с превосходящими силами противника, отходили на восток. С приближением линии фронта к Донбассу Ворошиловградский обком партии по указанию Центрального Комитета КП Украины приступил к созданию большевистского подполья. Уже к 1 октября 1941 года на территории области было создано 24 подпольных райкома и горкома партии, объединявших 735 коммунистов.
   К середине июля 1942 года, то есть к моменну оккупации области, были отобраны и оставлены для подпольной работы 565 человек и для участия в партизанском движении - 661 человек. Большинство из них имели опыт подпольной работы еще со времени иностранной интервенции и гражданской войны.
   В Краснодон в мае - июне 1942 года несколько раз приезжал секретарь ЦК КП Украины Д. С. Коротченко. Он встречался с коммунистами-подпольщиками, подолгу беседовал с ними.
   Руководителем краснодонской подпольной партийной организации был назначен коммунист ленинского призыва, член ВКП(б) с 1924 года Филипп Петрович Лютиков, работавший в предвоенные годы начальником Центральных электромеханических мастерских, а затем заместителем начальника шахты № 22. Филипп Петрович пользовался заслуженным авторитетом среди горняков как чуткий товарищ и талантливый организатор.
   С приближением фронта краснодонские коммунисты стали уходить в подполье. Были установлены явки, пароли, созданы базы продовольствия и медикаментов. Подпольной партийной организации был придан вооруженный партизанский отряд, сформированный из бойцов истребительного батальона. Базиро-
   Базировался он в поселке Изварино, а также в балках и перелесках на берегу реки Северский Донец.
   Город Краснодон был оккупирован гитлеровскими захватчиками 20 июля 1942 года. С первых же дней оккупации фашисты начали вводить в городе "новый порядок". Зверские расправы и насилия над мирными жителями, угон молодежи на каторжные работы, грабежи, расстрелы за малейшее неповиновение. Жизнь стала невыносимой.
   В самом начале своего хозяйничанья, оккупанты напали на след партизанского отряда. В конце июля они расстреляли восемь патриотов, среди них командира отряда П. Д. Салфетникова, комиссара Т. Н. Саранчу. На центральной площади поселка Изварино были повешены братья Яков и Михаил Бекмаевы. В фашистский застенок попали партизаны М. Б. Поляков, А. В. Ахметов, И. Г. Пархоменко, Ши-Та-Фу и старшая дочь Т. Н. Саранчи - Евгения.
   В исключительно тяжелых условиях пришлось работать краснодонским подпольщикам. Центром партийного подполья и основной базой своей деятельности они избрали электромеханические мастерские фашистского дирекциона № 10. Подвергаясь риску, Ф. П. Лютиков явился в дирекцион и заявил о своем желании работать в механических мастерских механиком.
   По его рекомендации сюда был принят на работу начальником мастерских и коммунист-подпольщик, инженер-механик Николай Петрович Бараков, выполнявший до этого задание Государственного Комитета Обороны по выведению из строя шахт и шахтного оборудования.
   Пользуясь служебным положением, они устроили на работу в мастерские товарищей по подполью Н. Румянцева и Н. Телуева плотниками, Г. Соловьева - кузнецом, Д. Выставкина и А. Ельшина - молотобойцами. Были также приняты на работу комсомольцы Владимир Осьмухин, Анатолий Орлов, Юрий Виценовский и Анатолий Николаев.
   Первое, чем занялась большевистская подпольная организация,- это политическая агитация среди населения, объединение советских патриотов и особенно молодежи в подпольные группы для активной боевой деятельности против захватчиков. На одной из окраин города молодежь возглавил Сергей Тюленин, на улицах Садовой и Пионерской - Олег Кошевой, по Банковской- Иван Земнухов, в поселке Первомайка - Ульяна Громова, Анатолий Попов, Майя Пегливанова, в поселке Краснодон - Николай Сумской, Владимир Жданов и Антонина Елисеенко, в селе Ново-Александровке - Клава Ковалева и в селе Шевыревке - Степан Сафонов. Переписыванием и распространением листовок занимались комсомольцы Олег Кошевой, Сергей Тюленин, Иван Земнухов, Валерия Борц и другие.
   Строго соблюдая конспирацию, большевики-подпольщики вооружали комсомольцев и молодежь, готовя их для боевых операций против гитлеровских захватчиков. Советские патриоты по их указанию собирали с этой целью оружие и медикаменты в местах недавних боев.
   Со временем стали активными подпольщиками молодой коммунист Евгений Мошков - стрелок-радист авиации, самолет которого был сбит над оккупированной территорией; командир огневого взвода зенитной артиллерии лейтенант Иван Туркенич, матросы Дмитрий Огурцов, Николай Жуков, Василий Ткачев, артиллерист Василий Гуков, кавалерист Евгений Шепелев, медсестра Антонина Иванихина, выпускники школы подрывников-радистов Сергей и Василий Левашовы, Владимир Загоруйко, Любовь Шевцова, переводчик Борис Главан. С каждым днем гитлеровцы все более ощущали растущее .сопротивление населения. Полиция, агенты гестапо и особенно их прихвостни - изменники Родины начальник полиции Орлов, главный инженер дирекциона Андреев и другие - понимали, что подавляющее большинство коммунистов и комсомольцев, которым не удалось эвакуироваться, являются если не организато рами, то резервом антифашистского сопротивления в Краснодоне. И они сделали все, чтобы (уничтожить этих людей.
   Так были арестованы начальник шахты А. А. Валько, парторг - шахты N12 С. К. Бесчасный, парторг шахты № 5 С. С. Клюзов, председатель райпотребсоюза В. П. Петров, начальник радио-узла Дмитрошковский, народный следователь П. М. Миронов, начальник участка шахты № 12 Петр Зимин, председатель колхоза И. Е. Шевырев, заведующий военным отделом райкома партии Г. Т. Винокуров и другие. После допросов и зверских пыток в ночь на 29 сентября 1942 года они вместе с другими советскими патриотами были живыми зарыты в городском парке культуры и отдыха.
   Весть о зверской расправе быстро разнеслась по городу, переходила из дома в дом, передавалась из уст в уста. Сердца закипали гневом, руки тянулись к оружию. Особенно остро реагиpoвaлa на расправы молодежь. Мстить, беспощадно мстить врагу! - таким было единодушное стремление юных патриотов.
   На следующий день после гибели коммунистов-шахтеров по заданию Ф. П. Лютикова и Н. П. Баранова коммунист-подпольщик Евгений Мошков провел первое организационное собрание руководителей подпольных комсомольских групп города и поселков. На этом заседании был создан штаб молодежной организации. По предложению Сергея Тюленина подпольная организация была названа "Молодой гвардией". В штаб вошли: Олег Кошевой, Иван Туркенич, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Виктор Третьякевич, Василий Левашов. Позже в штаб были введены Любовь Шевцова и Ульяна Громова.
   Командиром утвердили Ивана Туркенича, который почти год командовал взводом на фронте, комиссаром - Олега Кошевого.
   Организационная структура "Молодой гвардии" была рассчитана на длительную борьбу с коварным и опасным врагом. По примеру партийного подполья вся организация была разбита на отдельные группы, личный состав которых подбирался по территориальному принципу, с учетом товарищеских отношений между членами каждой группы.
   Вся боевая деятельность "Молодой гвардии" проходила под непосредственным руководством партийной организации. С каждым днем в борьбу вступали все новые и новые патриоты. В октябре-декабре Краснодонская подпольная организация насчитывала 92 человека, среди них - 20 коммунистов. В суровые дни фашистского террора 22 краснодонца вступили в ряды Ленинского комсомола. Комиссар "Молодой гвардии" Олег Кошевой вступающим выдавал "Временные комсомольские удостоверения", отпечатанные в подпольной типографии, он же делал отметки об уплате членских взносов.
   В дни фашистской оккупации с особой силой проявился организаторский талант Ф. П. Лютикова и его соратников - коммунистов. Они умело направляли большой коллектив подпольщиков на дерзкие и смелые боевые операции.
   Когда в Краснодоне стало известно, что гитлеровцы под оружием заставляют колхозников обмолачивать собранный в скирды хлеб и вывозить его в Германию, штаб "Молодой гвардии" дал указание уничтожить скирды Темными октябрьскими ночами уходили в степь боевые отряды. И вскоре то в одном, то в другом месте низкие осенние тучи отражали зарево пожарищ.
   К концу октября вместо хлебных скирд на полях Краснодонского и Новосветловского районов лежали кучи серого пепла.
   Фашистская пропаганда развивала бешеную деятельность на захваченной территории. В листовках и по радио, в грязной про-фашистской газетенке "Новая жизнь" они расписывали "успехи" гитлеровских войск, звонили о "полном разгроме" Красной Армии. Чтобы рассказать краснодонцам правду о положении на фронтах и разоблачить фашистскую пропаганду, штаб дал задание смонтировать радиоприемники. Чаще всего молодогвардейцы пользовались радиоприемником, который находился на квартире Кошевых.
   Вскоре в городе и поселках появились первые листовки со сводками Совинформбюро, которые передавала Москва для партизан и подпольщиков. Эти сообщения в сотнях экземпляров переписывались от руки и распространялись среди населения. Люди каждый раз с волнением ожидали их: сводки вселяли надежду и уверенность в скором избавлении от гитлеровской тирании.
   Переписывание листовок от руки требовало много времени. К работе необходимо было привлекать десятки молодогвардейцев. По предложению Олега Кошевого штаб решил создать свою подпольную типографию. Молодогвардейцы по буковке собрали шрифты в развалинах типографии районной газеты. И в ночь на 7 ноября 1942 года в доме Жоры Арутюнянца И. Земнухов, В. Осьмухин, А. Орлов, В. Левашов и В. Третьякевич изготовили первые печатные листовки. Всего за время оккупации в Краснодоне было выпущено 30 названий листовок общим тиражом до 5000 экземпляров.
   Оккупанты ощущали острую нехватку угля, необходимого для железнодорожного транспорта. Руководство "Восточного общества по эксплуатации угольных и металлургических предприятий", в систему которого входил краснодонский дирекцион № 10, требовало срочно дать коксующийся уголь для коксовых заводов и доменных печей.
   Ф. П. Лютиков, Н. П. Бараков и другие коммунисты-подпольщики Краснодона организовали работу механических мастерских так, что ни одна шахта не была восстановлена. Там, где восстановительные работы подходили к концу, совершались диверсии. Так, на шахте Сорокино № 1 молодогвардеец Ю. Виценовский по заданию коммуниста Н. П. Баракова подпилил канат подъема. Оборвавшаяся клеть полностью разрушила шахтный ствол. Эту шахту оккупанты не смогли восстановить.
   Ни одного вагона топлива не вывезли гитлеровцы из богатейшего района за все время своего хозяйничанья в Краснодоне.
   Временная электростанция, которую обслуживали молодые механики Владимир Осьмухин и Анатолий Орлов, работала с большими перебоями. В механизмах часто плавились подшипники, выходил из строя генератор.
   Не знали покоя фашисты в Краснодоне. В ноябре по направлению к станции Должанка проследовал гурт скота в 500 голов под охраной гитлеровских солдат. По указанию Ивана Туркенича Сергей Тюленин, Владимир Осьмухин, Демьян Фомин, Виктор Петров и Семен Остапенко перестреляли за городом охрану, а скот разогнали по ближним селам и хуторам.
   Приближалась 25-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Краснодонские коммунисты и комсомольцы решили достойно встретить юбилей Советской власти. В канун праздника в ночь под 7 ноября 1942 года молодогвардейцы водрузили восемь красных флагов на самых высоких зданиях в городе и поселках. На улицах, на базарах появились листовки, в которых юные мстители призывали население подниматься на борьбу против оккупантов.
   После праздника Туркенич, Попов, Фомин и Земнухов освободили двадцать советских военнопленных, обреченных на гибель в здании Первомайской больницы.
   На дорогах, ведущих к Краснодону, взрывались и горели вражеские автомашины, бесследно исчезало оружие и документы. В конце ноября Иван Туркенич, Анатолий Попов и Демьян Фомин забросали гранатами немецкую штабную машину на участке Краснодон - Изварино. Боевая группа под руководством Сергея Левашова уничтожила автоколонну между Краснодоном и Свердловском. Сергей Тюленин со своими боевыми друзьями держали под контролем дорогу Краснодон - Ворошиловград.
   Ряды подпольщиков все время росли. Собираться на квартире стало опасно. В декабре по указанию партийного руководства центром деятельности "Молодой гвардии" стал клуб имени Горького. По рекомендации Н. П. Баракова директором клуба устраивается Евгений Мошков, администратором - Иван Земнухов, художественным руководителем - Виктор Третьякевич. Большинство членов организации были теперь "артистами".
   Участие в работе клуба давало молодежи возможность беспрепятственно встречаться, не вызывая подозрений фашистских ищеек, и освобождало от насильственной мобилизации в Германию. Деятельность подпольщиков активизировалась.
   В Краснодоне была создана биржа труда. "Черная биржа" - как окрестил ее народ. К началу декабря "Вербовочная комиссия "Бавария"-для генерального уполномоченного по распределению рабочей силы - завершила подготовку к отправке в Германию около 2 тысяч юношей и девушек из Краснодонского района. Были составлены списки с адресами, заполнены рабочие карточки, назначен день отправки.
   Во что бы то ни стало спасти молодежь от угона в рабство, сорвать планы оккупантов - этим жили в те дни краснодонские подпольщики. Но как? Вооруженное выступление явилось бы преждевременным, да и силы были слишком неравными. Вот тогда-то и приняли на первый взгляд простое, но самое верное решение - сжечь черную биржу.
   Осуществить эту боевую операцию штаб поручил Сергею Тюленину, Любови Шевцовой и Виктору Лукьянченко. В ночь с 5 на 6 декабря 1942 года, в День Советской Конституции, смельчаки пробрались в здание биржи и подожгли ее. В жарком пламени сгорели все документы на краснодонских юношей и девушек. Около двух тысяч обреченных на каторжные работы не были вывезены в Германию.
   Народ воспел этот подвиг в песне:
   
   
   Кто там улицей крадется?
   Кто в такую ночь не спит?
   На ветру листовка вьется,
   Биржа черная горит.
   
   В те дни в "Молодой гвардии" царил боевой дух, каждый стремился внести свой вклад в борьбу за освобождение родной земли. Лида Андросова писала в дневнике, что по ночам, выполняя с подругами боевые задания, они с замиранием сердца прислушивались к отдаленному гулу артиллерийской канонады. Это герои Сталинграда грозной поступью шли на запад, неся освобождение порабощенным народам.
   К этому времени Ф. П. Лютиков создал боевую группу из коммунистов и военнопленных, работавших в мастерских, уделял особое внимание вооружению "Молодой гвардии".
   Оружие добывали всеми возможными способами. Лютиков дал задание коммунисту-подпольщику С. Г. Яковлеву выехать из Краснодона в Митякинскую станицу, где он должен устроиться работать на мельнице в одном из хуторов. Время от времени С. Г. Яковлев появлялся в Краснодоне. И каждый раз после его прихода подпольщики отправляли на хутор подводу с углем, а оттуда она возвращалась с зерном или мукой, под которыми лежало оружие. Уничтожая вражеские автомашины, подпольщики забирали личное оружие немецких солдат. Наиболее ловкие похищали его в клубах во время танцев. В темных переулках городских окраин, в рабочих поселках, а нередко и в центре города вооруженные отряды подпольщиков были полными хозяевами. Население охотно помогало юным мстителям, указывая местонахождение жандармских патрулей, предоставляя убежище преследуемым полицией.
   Фашистская армия напоминала в это время смертельно раненого зверя. Под мощными ударами Красной Армии она стремительно откатывалась на запад. Гитлеровское командование надеялось задержать наступление советских войск на берегах реки Северского Донца. В Краснодон были направлены специальные силы гестапо, которые выполняли приказ немецкого командования - очистить от партизан непосредственные тылы гитлеровской армии.
   26 декабря штабу "Молодой гвардии" стало известно, что в городе остановились автомашины с новогодними подарками для немецких солдат.
   Нанести хоть небольшой урон фашистам - было горячим желанием всех юных патриотов. Поэтому большая часть членов штаба приняла участие в "разгрузке" машин. Подарки спрятали на квартирах, часть из них принесли в клуб имени Горького.
   Подпольщики в эти дни испытывали острую нужду в деньгах, необходимых для подкупа полицейских и поддержки наиболее нуждающихся семей красноармейцев, воевавших на фронте. Собранные ранее членские взносы были израсходованы на выкуп из каменской полиции арестованной Ольги Иванцовой, посланной в Каменск для установления связи с партизанами Ростовской области.
   Посоветовавшись с членами штаба, Евгений Мошков решил с помощью подростков продать на базаре часть сигарет из новогодних фашистских подарков. Гестапо потребовало от начальника полиции Соликовского разыскать во что бы то ни стало лиц, участвовавших в хищении подарков. На ноги была поставлена вся полиция. Фашистские ищейки рыскали всюду. Вскоре один из подростков был схвачен на базаре с поличным. Его доставили в полицию. Не выдержав побоев, ночью 31 декабря он назвал фамилии тех, кто дал ему сигареты.
   Утром 1 января 1943 года, когда Евгений Мошков наводил порядок в зрительном зале клуба, ворвались немцы и полиция во главе с Соликовским. Связанного по рукам и ногам, избитого Евгения Мошкова бросили в сани и повезли к нему домой, где при обыске был изъят мешок с подарками. Прямо на квартире в этот же день арестовали Виктора Третьякевича, схватили Ивана Земнухова.
   Сергей Тюленин, находившийся во время ареста Мошкова на сцене за кулисами, немедленно сообщил о случившемся Ивану Туркеничу, Олегу Кошевому, Анатолию Попову, Валерии Борц, Сергею и Василию Левашовым и другим молодогвардейцам. Сестра Сергея Тюленина Надя передали эту весть Лютикову.
   В это время один из агентов полиции Василий Громов (настоящая фамилия Нуждин), зная о существовании "Молодой гвардии" и о принадлежности к ней своего неродного сына Почепцова, убедил его, не ожидая ареста, выдать полиции известных ему участников организации. 1 января 1943 года Почетной собственноручно написал заявление на имя активного фашистского пособника Жукова, в котором сообщал о подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия".
   2 января в Первомайке на квартире Анатолия Попова состоялось последнее заседание штаба. На нем присутствовали II. Туркенич, О. Кошевой, С. Тюленин, У. Громова, Л. Шевцова и многие другие члены организации. Штаб дал указание молодогвардейцам небольшими группами просачиваться к линии фронта.
   В тот же день Олег Кошевой, Сергей Тюленин, сестры Иванцовы Нина и Оля, Валерия Борц и Тюленина Надя ушли из восток. Сафонов и Юркин, забрав автомат на квартире Тюлениных, напали на немецкую автомашину, подорвали ее и, перестреляв солдат, покинули город. Исчезли из города Георгий Арутюнянц, Василий Левашов, Анатолий Лопухов. Скрылся jn полиции Иван Туркенич.
   В эти дни были арестованы коммунисты: Ф. П. Лютиков, Н. П. Бараков, Д. С. Выставкин, Н. Г. Телуев, С. Г. Яковлев, Г М. Соловьев, М. Г. Дымченко, Н. Г. Соколова.
   Как показал изобличенный и осужденный в 1959-1960 гг. заместитель начальника краснодонской полиции Подтынный, по доносу Почепцова с 5 по 11 января в камеры фашистского застенка было брошено большинство молодогвардейцев. Во время арестов молодогвардейцев в городе и поселках были проведены повальные обыски. Кого подозревали - тащили в участок, избивали, заставляли признаться в связи с партизанами. Спеииаль-отряды круглосуточно патрулировали улицы. По ночам на перекрестках устраивались засады.
   Служебные помещения полиции превратились в фашистский застенок. Заключенных избивали плетьми, стеланными из сыромятных ремней и телефонного провода, били об пол, топтали ногами, подвешивали к потолку за шею и за ноги, жгли раскаленным железом. Чтобы не было слышно стонов узников и свиста плетей, взбесившиеся от крови и самогона палачи с утра до ночи крутили патефон.
   Первыми допрашивали и пытали коммунистов. Молчанием и презрением отвечали подпольщики на вопросы палачей. Филиппа Петровича Лютикова терзали несколько дней подряд. В бешенстве они сломали ему кисти рук, ноги, но ни слова не проронил старый большевик. Это у него учился выдержке молодой коммунист Евгений Мошков. Избитый до полусмерти, он собрал последние силы и, плюнув кровью в лицо полицейскому следователю Кулешову, гневно крикнул: "Вы можете меня вешать! Слышите?! Все равно моим трупом вам не заслонить солнце, которое взойдет над Краснодоном".
   Зная, что их ожидает неминуемая смерть, молодогвардейцы бросали в лицо врага слова презрения и ненависти. На очной ставке Земнухова и Громовой на вопрос, получала ли она указания от Земнухова, Уля воскликнула:
   - Да, получала! И очень жалею, что мало сделала!
   Нельзя без волнения читать последние слова коммунистки Марии Дымченко к сестрам:
   "Дорогие сестры, вернуться домой надежды нет. Нас должны расстрелять. Жаль детей... Наши скоро вернутся. Мы будем бороться до конца..."
   Беззаветное мужество коммунистов и комсомольцев, которых нельзя было сломить никакими пытками, бесило гестаповцев.
   "Обо мне не беспокойтесь. Чувствую себя геройски!" - заявляет Ваня Земнухов в записке из фашистского застенка сестре Нине. "Сижу за наган, за партизанщину",- пишет Анатолий Николаев. "Дорогая мамочка, если папа будет жив, пусть отомстит... Домой не вернусь. Спрячьте дневник..." - просит в предсмертном письме Клава Ковалева. "Спасибо всем, кто мне помогает..." - обращается к родным Анатолий Попов. "Мама, прости, что заставляю много ходить",- даже в тех невыносимых условиях проявлял заботу о своих близких Виктор Петров. "Мой брат любимый, я погибаю, крепче стой за Родину свою",- завещает летчику брату Елисею Ульяна Громова.
   Не только скупые слова записок, но и серые, забрызганные кровью стены фашистских казематов поведали советским людям о мужестве и стойкости молодогвардейцев. Прямо по серой стене они кровью нарисовали контур сердца, а в нем - имена: Бондарева, Минаева, Громова, Самошина. Ниже написали "Смерть немецким оккупантам!"
   Вьюжными ночами 15, 16 и 31 января 1943 года фашисты вывезли к шурфу шахты № 5 героев антифашистского сопротивления. С любимой песней Ильича "Замучен тяжелой неволей" уходили в свой последний путь краснодонские подпольщики.
   Жителям города было запрещено выходить из домов. Но и сквозь каменные стены до них доносились слова песни, полной печали и мужества.
   Фашисты и их верные слуги - полицейские пытались сделать все, чтобы народ не узнал, как мужественно и стойко вели себя коммунисты и комсомольцы шахтерского города в гитлеровских застенках, каким жестоким истязаниям подвергались узники во время допросов.
   Группе Кошевого - Тюленина не удалось перейти линию фронта. 11 января они вынуждены были снова возвратиться в Краснодон. Сестры Иванцовы скрылись у родственников на хуторе недалеко от города. Борц ушла к знакомым в Ворошиловград и там дождалась прихода Красной Армии. Олег Кошевой попасть домой к себе не смог: там была засада. В ту же ночь он пошел в Боково-Антрацит. В семи километрах от Ровеньков Кошевого задержала полевая жандармерия, обслуживающая железную дорогу. При обыске у него нашли пистолет, два чистых бланка для временных комсомольских удостоверений и комсомольскую печать. Вначале Кошевой содержался в Ровеньковской полиции, а затем был переведен в окружное отделение гестапо, размещавшееся в городской больнице.
   Любу Шевцову в Краснодоне держали до 31 января, а потом вместе с Виктором Субботиным, Дмитрием Огурцовым и Семеном Остапенко отправили в окружную жандармерию в г. Ровеньки. Здесь они встретились с Олегом Кошевым.
   На допросах молодогвардейцы вели себя исключительно стойко. Переводчик шефа окружного отделения полевой комендатуры некий Томас Гейст показал Военному Трибуналу, что Кошевой, когда его очень сильно били, бросил в лицо палачам:
   - Все равно вы все погибнете, фашистские гады! Наши уже близко!
   Гейст рассказал, как одному из жандармов, чрезмерно усердствовавшему при допросе Любы, она влепила пощечину и гневно крикнула: "Негодяй!"
   9 февраля 1943 года всех находившихся в камерах Ровеньковского окружного отделения гестапо советских граждан фашисты расстреляли в Гремучем лесу, так называлась часть лесопарка в Ровеньках. В числе казненных были молодогвардейцы О. Кошевой, Л. Шевцова, С. Остапенко, В. Субботин, Д. Огурцов.
   Сами фашисты свидетельствуют о мужестве и стойкости молодогвардейцев, о жгучей ненависти к врагам. Командир взвода жандармов Отто Древитц показывал на допросе:
   "Когда арестованных поставили на край заранее вырытой ямы, Кошевой поднял голову и, обращаясь к рядом стоявшим, громко крикнул: "Смерти смотреть прямо в глаза!" Последние слова заглушили выстрелы. Затем я заметил, что Кошевой еще жив и был только ранен. Я подошел к лежащему на земле Кошевому и в упор выстрелил ему в голову".
   С каким наглым цинизмом повествует фашистский палач Военному Трибуналу о гибели комиссара "Молодой гвардии" Олега Кошевого!
   А вот показания переводчика Томаса Гейста: "Во второй партии арестованных была Люба Шевцова. Когда их поставили у капонира для укрытия машин, Люба обвела глазами солдат и полицейских. Кто-то не выдержал и рявкнул: "Нагни голову, партизанская сволочь!" Помню, что Люба сорвала с себя пальто и шаль, разорвала блузку и крикнула: "Стреляйте!" Раздались выстрелы, она пыталась еще что-то сказать, но запрокинулась и упала в яму".
   Сергей Тюленин, перейдя линию фронта на территории Глубокинского района Ростовской области, попросил командование направить его в разведку. Его просьба была удовлетворена, и во второй половине января он, одетый еще в гражданскую одежду, вместе с десантниками ворвался на ганке в г. Каменск. Но танк был подбит, и Тюленин вновь оказался на оккупированной территории. Василиса Говорухина, жительница хутора Волченска Каменского района, где останавливался раненый С. Тюленин, рассказала:
   "В январе 1943 года к нам на квартиру зашел парнишка, раненный в правую руку, и назвался Сергеем Тюлениным. Зашел он к нам потому, что у нас не было немцев. Он рассказывал, что во время боя за Каменск вновь был схвачен фашистами и брошен в подвал с красноармейцами. Вечером их начали расстреливать. Сергея ранили в руку, он упал, на него начали падать другие. Когда все стихло, он пришел в себя, выбрался из-под трупов и ночью незаметно ушел из города. Мы обмыли его рану, покормили, и он остался у нас ночевать. Утром он оставил свой адрес и ушел домой в Краснодон..."
   Но фашистские ищейки пронюхали об этом, и вечером 27 января Сергей был арестован. В этот день в руки фашистов попали еще семь членов "Молодой гвардии", которых им удалось выследить. Среди- них были: Аня Сопова, Анатолий Ковалев, Миша Григорьев, Юрий Виценозский и другие.
   Избив заключенных до полусмерти, фашисты 31 января вывезли их на санях к шурфу шахты № 5, где с ними зверски расправились. Анатолию Ковалеву удалось бежать.
   14 февраля 1943 года части 266-й стрелковой дивизии во взаимодействии с 3-й танковой бригадой освободили Краснодон от немецко-фашистских захватчиков. Вскоре начались спасательные работы на месте гибели краснодонских героев. 71 подпольщика, изуродованного до неузнаваемости, достали из шахтного ствола. 1 марта 1943 года с воинскими почестями прах 58 человек, членов Краснодонской подпольной партийной и комсомольской организаций, похоронили в городском парке имени Комсомола. 13 подпольщиков поселка Краснодона, по желанию родителей были похоронены на центральной площади родного поселка. Олега Кошевого, Любу Шевцову, Дмитрия Огурцова, Виктора Субботина, Семена Остапенко, расстрелянных в Гремучем лесу, похоронили в центре Ровеньков, в братской могиле вместе с 92 жертвами фашистского террора. Василия Борисова похоронили в селе Большой Суходол, там, где он был расстрелян фашистами. Степан Сафонов, перейдя линию фронта, вступил в ряды Красной Армии. В боях за город Каменск Ростовской области он 20 января 1943 года пал смертью героя
   Командир "Молодой гвардии" Иван Туркенич перешел линию фронта и вступил в ряды советских войск. В 1944 году он стал коммунистом. Помня клятву, которую дал па могиле своих боевых друзей в Краснодоне, он мстил фашистам, всегда находясь на передовых позициях. В августе 1944 года в бою за польский город Глогув Иван Туркенич был смертельно ранен и, не приходя в сознание, умер. Польский народ похоронил героя на кладбище советских воинов в городе Жешуве. На могиле установлен обелиск, на котором на польском и русском языках высечена надпись "Герою "Молодой гвардии" Ивану Туркеничу - граждане Женевского воеводства".
   Восемь членов подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" остались в живых. До конца войны в рядах Советской Армии сражались: Анатолий Лопухов, Василий Левашов, Георгий Арутюнянц, Нина Иванцова, Радий Юркин. Свой вклад в дело победы над врагом вносили, работая в тылу, Валерия Борц, Михаил Шищенко, Ольга Иванцова.
   Советское правительство высоко оценило заслуги краснодонских подпольщиков. Пятерым из них - комиссару "Молодой гвардии" Олегу Васильевичу Кошевому, членам штаба Ульяне Матвеевне Громовой, Ивану Александровичу Земнухоау, Сергею Гаврииловичу Тюленину, Любови Григорьевне Шевцовой - присвоено высокое звание Героя Советского Союза, трое - награждены орденом Красного Знамени, 36 - орденом Отечественной войны 1-й степени, 6 человек - орденом Красной Звезды, 66 человек - медалью "Партизану Отечественной войны" 1-й степени.
   В 20-летие победы над фашистской Германией 10 мая 1965 года Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР посмертно награждены орденом Ленина руководители партийного подполья Лютиков Филипп Петрович и Бараков Николай Петрович; орденом Отечественной войны 1-й степени - коммунисты-подпольщики Валько Андрей Андреевич, Выставкин Даниил Сергеевич, Винокуров Герасим Тихонович, Дымченко Мария Георгиевна, Саранча Тихон Николаевич, Соколова Налина Георгиевна, Яковлев Степан Григорьевич.
   За мужество и героизм, проявленные комсомольцами и молодежью в годы Великой Отечественной войны, и в связи с 50-летием ВЛКСМ Краснодонская городская комсомольская организация в октябре 1968 года награждена орденом Красного Знамени.
   Народ увековечил память героев Краснодона, назвав их именами города, рабочие поселки, совхозы, колхозы, корабли, пионерские дружины и отряды.
   Героические дела молодогвардейцев запечатлены в произведениях живописи, литературы, музыки, кино. Молодежь поет о них песни, в народе сложены былины, сказы. На родине героев в шахтерском Краснодоне и в колыбели великого Октября - Ленинграде им воздвигнуты величественные памятники.
   Героическая эпопея коммунистов и комсомольцев Краснодона золотыми буквами вписана в летопись Великой Отечественной войны советского народа против гитлеровской Германии. Руководимые коммунистами-подпольщиками Ф. П. Лютиковым, Н. П. Бараковым, А. А. Валько, юные патриоты во главе с комиссаром "Молодой гвардии" Олегом Кошевым, командиром Иваном Туркеничем служат для всех юношей и девушек примером отваги и мужества в борьбе за дело партии, безграничной любви и преданности Родине, своему народу.
   В музее "Молодой гвардии" в городе Краснодоне побывало уже более четырех миллионов юношей и девушек нашей страны и 97 зарубежных стран. В книгах отзывов они оставляют записи о своем восхищении подвигами юных патриотов, о стремлении в делах своих походить на них.
   Живым памятником юным патриотам является город Молологвардейск, построенный руками молодежи. Здесь в 1962 году зародилось патриотическое движение по зачислению в свои коллективы героев "Молодой гвардии". Бригада горнопроходчиков Федора Лобко с шахты "Таловская № 1" зачислила в свой состав комиссара "Молодой гвардии" Героя Советского Союза Олега Кошевого.
   Ныне в Ворошиловградской области более 200 молодежных производственных коллективов зачислили в свои ряды молодогвардейцев. Это движение стало общесоюзным. Герои Краснодона живы в памяти народной. Они вместе с советскими людьми плавят металл, ведут поезда и теплоходы, стоят у станков и комбайнов, уходят в забой и экспедиции, строят дома, школы, больницы, дворцы. Любовь Шевцова, Сергей Тюленин, Олег Кошевой, Ульяна Громова, Иван Земнухов и сегодня числятся в списках учеников тех школ, в которых они учились. При перекличке ученик, сидящий за партой молодогвардейца, отвечает:
   - Погиб смертью героя в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.
   В сентябре 1972 года молодежь нашей Родины широко отметила 30-летие со дня создания "Молодой гвардии". Во всех городах и районах Ворошиловградской области на предприятиях, в колхозах и совхозах были проведены дни "Молодой гвардии". В Краснодоне состоялся многотысячный митинг и торжественен пленум обкома и горкома комсомола. Здесь были гости из многих городов Советского Союза и стран народной демократии.
   Подвиги молодогвардейцев широко освещены в романе А. Фадеева "Молодая гвардия", во многих других произведениях, а в последние годы в связи с судебными процессами над палачами, казнившими молодогвардейцев, еще ярче и убедительнее предстали перед нами героические дела юных героев Краснодона, наводивших страх на оккупантов, мужественно сражавшихся с захватчиками. И чем дальше время нас отделяет от тех грозных лет, тем бережнее и внимательнее мы должны хранить и развивать традиции молодогвардейцев.
   К сожалению, находятся люди, которые в печати и устных выступлениях под предлогом поисков чего-то "нового" безответственно относятся к общеизвестным фактам деятельности "Молодой гвардии" и этим самым искажают, фальсифицируют историческую правду.
   У тех, кто глубоко и обстоятельно исследовал архивные материалы, в которых изложена суровая правда тех лет, кто беседовал с оставшимися в живых участниками партийно-комсомольского подполья, у широкой общественности не вызывает никакого сомнения тот факт, что командиром подпольной организации "Молодая гвардия" был Иван Туркенич, а ее бессменным комиссаром - Олег Кошевой. Об этом неопровержимо свидетельствуют многочисленные документы.
   В своем отчете о деятельности "Молодой гвардии" Иван Туркенич писал: "...В этот момент зародилась наша первичная организация подпольщиков. Инициатором был Олег Кошевой. Тогда же мы решили создать штаб руководства. Олега назначили комиссаром, меня командиром. В основном связи с группами в окрестности Краснодона осуществлял Олег. От имени штаба он давал им указания, общаясь непосредственно со старшими Краснодонской, Таловской и другими группами".
   О том, что именно Олег Кошевой был комиссаром "Молодой гвардии", подтверждают и оставшиеся в живых молодогвардейцы. Участница "Молодой гвардии" Валерия Борц писала: "Каждый вступавший в ряды подпольщиков обязан был принять присягу на верность Родине. Текст присяги был составлен комиссаром "Молодой гвардии" Кошевым".
   Ольга Иванцова в своих воспоминаниях пишет: "Я хорошо помню волнующий момент принятия клятвы подпольщиками "Молодой гвардии". Один за другим, по вызову Олега Кошевого, мы подходили к столу и подписывались. После принятия клятвы запели "Интернационал". "Слово в слово,- сообщал в своих воспоминаниях Радик Юркин,- я повторял за Олегом клятву молодогвардейцев".
   О руководящей роли Олега Кошевого как комиссара в деятельности подпольной организации "Молодая гвардия" неоднократно писали молодогвардейцы Нина Иванцова, Михаил Шищенко и другие.
   Но не только друзья Олега Кошевого, а и осужденные в различное время бывшие руководители немецких полицейских и жандармских органов в Краснодоне и Ровеньках - Кулешов, Орлов, Гейст, Древитц, Усачев, Шульц называют его одним из руководителей, комиссаром "Молодой гвардии".
   Обнаруженные у Кошевого при обыске в Ровеньковской полиции печать и два бланка временных комсомольских билетов, а также сохранившиеся комсомольские билеты с подписью "Кашук" (ныне хранятся в музее "Молодая гвардия" в Краснодоне) прямо указывают на то, что Кошевой являлся ее комиссаром.
   Бывший начальник Ровеньковской районной полиции, один из карателей молодогвардейцев, Орлов на допросе в 1946 году показал: "Кошевой Олег арестован в конце января 1943 года немецким жандармом и железнодорожным полицейским... Он являлся одним из руководителей Краснодонской комсомольской организации "Молодая гвардия" - комиссаром и членом штаба этой организации".
   Предатель "Молодой гвардии" Почегцов на допросе сообщил: "...Кошевой Олег - комиссар всей организации "Молодой гвардии". Бывший старший следователь Краснодонской районной полиции Усачев показал: "В Ровеньках был также расстрелян руководитель краснодонских комсомольцев Кошевой Олег".
   Этот и другой обширный документальный материал, которым располагает музей "Молодая гвардия" в Краснодоне и мемориальный музей в Ровеньках, созданный в помещении, где провели последние дни и часы своей жизни комиссар "Молодой гвардии" Олег Кошевой, член штаба Люба Шевцова и другие советские патриоты, не вызывают никаких сомнений о роли Олега Кошевого как одного из руководителей "Молодой гвардии", покрывшей себя неувядаемой славой.
   Наш долг - беречь в чистоте, дорожить революционными, боевыми и трудовыми традициями, приумножать их. "...Нам дорого бережное отношение к революционным традициям", - писал В. И. Ленин, обращая внимание на умелое использование их в политическом просвещении масс.
   Беспримерный подвиг молодогвардейцев стал символом беззаветного служения народу для юношей и девушек, честных людей всего мира, борющихся против империализма и реакции, за мир, демократию и социализм.
   Молодые патриоты Вьетнама, побывавшие в музее "Молодая гвардия", записали в книге отзывов:
   "Когда в далеком Вьетнаме нам стали рассказывать о Советском Союзе, мы уже знали о героическом подвиге "Молодой гвардии". Мы очень восхищены и обещаем следовать примеру молодогвардейцев в борьбе против американских империалистов за независимость и объединение нашей Родины".
   Бессмертные подвиги юных героев Краснодона вдохновляют юношей и девушек на славные дела, на новые победы во имя славы и расцвета социалистической Родины.
   
   


Редакционная коллегия.
(Из книги "Молодая гвардия: сборник документов"
Издательство "Донбас", Донецк, 1973)


Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://tic.com.ua/