Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


В.Ф. Семистяга, Ю.М. Козовский
"Жизнь, смерть и бессмертие Виктора Третьякевича"


    9 сентября 1993 года Виктору Третьякевичу исполнилось бы 69 лет. Исполнилось бы...а
    Из этих 69 лет, прошедших со дня его рождения, среди нас, людей и нелюдей, он прожил всего лишь 18 лет и неполных 4 месяца.
    15 января 1943 года Виктор Третьякевич с товарищами по "Молодой гвардии", которую создал и которой руководил, будучи её командиром и комиссаром, после страшных пыток, истерзанный палачами до неузнаваемости, был сброшен в шурф шахты N5 в Краснодоне.
    Несколькими днями позже главный палач Виктора - Захаров, отличавшийся особой изощрённостью (все-все он испытал на этом мальчике) не то хвастаясь, не то жалуясь, своим хозяевам, рассказывал, как во время казни в последние секунды жизни Третьякевич неимоверными усилиями пытался его ухватить и вместе с собой увлечь в чёрную пасть зловещего шурфа.
    Так закончил свой земной путь этот паренёк - простой, честный, беспредельно преданный своей Родине, лучше и справедливей которой он ничего и представить себе не мог.
    Но почему тогда и сегодня, через 50 лет после страшной ночи, 15 января, вспоминая Виктора, испытываешь какое-то особое щемящее чувство боли, почему слово "несправедливость" до сих пор срывается с уст, когда анализируешь его жизнь и смерть. Почему?
   

    16 лет на плите братской могилы героев "Молодой гвардии", где захоронен и Виктор Третьякевич, не было среди других его имени. И все эти 16 лет и в день рождения, и в день гибели сына, темными ночами, когда мирно спал Краснодон, к могиле героев пробиралась украдкой, боясь быть замеченной, пожилая женщина - мать Виктора Анна Иосифовна Третьякевич. На пышные букеты, венки и гирлянды славы-памяти падала её горькая слеза...
    Не было с ней отца Виктора Иосифа Кузьмича Третьякевича. Потому что не мог приходить.
    "В октябре 1943 года, - вспоминала мать Сергея Тюленина Анна Васильевна - когда награждали Золотой звездой Героя Советского Союза пятерых молодогвардейцев, были приглашены все их родители в клуб им. Ленина. Иосиф Кузьмич Третьякевич шел впереди нас с матерью Вити Анной Иосифовной. У входа в зал милиционер отстранил отца Вити, заявив: "А вам здесь делать нечего!" У Иосифа Кузьмича подкосились ноги, и он упал. Мы помогли донести его до соседнего дома и больше он уже не поднялся".
    Старый солдат, участник русско-японской и гражданской войн, первый председатель Горшеченского сельского Совета Курской области, верный соратник своих сыновей-подпольщиков Михаила и Виктора в годы Отечественной, ох, сколько повидал этот человек на своем веку, сколько пережил. Наверное поэтому и не вынес такой несправедливости, воспринял её как величайшую беду, пережить которую оказалось невозможно...
    В мае 1945 года бюро Ворошиловградского обкома КПУ приняло решение об исключении Виктора Третьякевича и его старшего брата Михаила из списка партизан и подпольщиков Ворошиловградского областного партизанского отряда - не было таковых и все!
    В 1964 года Е.Н. Кошевая, её брат Н.Н. Коростылев и артист В.Н. Иванов (исполнитель роли Олега Кошевого в кинофильме "Молодая гвардия") ополчились против бывшего тогда директором музея "Молодая гвардия" в Краснодоне Александра Макаровича Литвина. Вся вина этого человека заключалась в том, что он и некоторые из его коллег усомнились в достоверности отдельных документов в экспозиции музея, в том числе посвящённых Олегу Кошевому. А.М. Литвин в итоге многолетнего поиска пришёл к выводу, что комиссаром "Молодой гвардии" был не Олег Кошевой, а Виктор Третьякевич. И сразу же на голову Александра Макаровича обрушился поток грязной клеветы, авторами которой были названные люди. Не будем цитировать их писания. Путь лежат они немым укором в бывшем Центральном комсомольском архиве.
    Однако один документ, письмо В.Н. Иванова, посланное на имя секретаря Ворошиловградского обкома КП Украины Ю.Ф. Пономаренко, придётся процитировать:
    "Работники музея, - писал он, называя их при этом "музейными трепачами", - должны быть наказаны, их действия должны быть тщательно разобраны и самое большое наказание должен понести Литвин, который, по моему мнению, никак не может оставаться директором".
    И дальше: "Каждая брошюра или книга, каждая глава, вводимая в какую-либо книгу, авторизированная работниками музея, прежде чем выйти через издательства в тираж должна проверяться и получать разрешение от компетентных органов. Это обязательно. Тем более это необходимо, что работники музея не отличаются знанием дела".
    Настойчивые требования В.Иванова были услышаны. 14 марта 1964 года А.М. Литвин был снят с работы по решению бюро того же обкома партии.
    Однако труды ныне покойного Александра Макаровича Литвина (он умер в 1988 году) не пропала даром. В 1965 году тщательнейшее исследование некоторых страниц истории "Молодой гвардии" провела комиссия Института маркисизма-ленинизма при ЦК КПСС под руководством профессора Ю.П. Петрова. И сделала выводы, полностью совпавшие с выводами А.М. Литвина, в том числе об истинной роли Виктора Третьякевича в создании "Молодой гвардии" и руководстве ею, о фальсификаторской сущности "писания" тех, кто замалчивал подвиг Третьякевича или просто клеветал на него. Правда, обстоятельнейшую записку, подготовленную на имя директора Института марксизма-ленинизма академика Д.Н. Поспелова, постигла тоже тяжёлая участь. Она пролежала под сукном (к этому приложили руку не только Луганский обкоп ЦК КП Украины, но и сам М.А. Суслов) более 25 лет.
    И, наконец, совсем недавно, год тому назад, уже имея в виду наши публикации, В.Д. Борц, выступая по луганскому телевидению ("Эфир-1"): "Виктора Третьякевича простила Родина, но я не простила, потому что, не выдержав пыток, он предал моих товарищей".
    Кто же он, этот юноша имя которого и сегодня, через пятьдесят лет после гибели, так не хочется упоминать тем, кто фальсифицировал историю "Молодой гвардии"? Чем он провинился перед Родиной, перед друзьями-товарищами, если и сейчас некоторые из людей, тщетно убеждающие нас в том, что они свято чтут память о молодогвардейцах, с перекошенной от злобы лицами говорят о нем, используя лексикон тех, кто судил и осуждал "врагов народа" ещё в 30-е годы?
    Кто он - предатель или герой?
    Тщательный анализ архивных документов, проведённый в 1990-1993 гг. межрегиональной комиссией по изучению проблемных вопросов в деятельности краснодонской антифашисткой комсомольско-молодёжной организации "Молодая гвардия", позволяет нам рассказать о Викторе следующее.
    ТРЕТЬЯКЕВИЧ ВИКТОР ИОСИФОВИЧ, 1924 года рождения, белорус, член ВЛКСМ с 1939 года, комсомольский билет N3073916. Как комсомольский активист он был широко известен до оккупации Луганщины не только в Краснодонском районе, но и в областном центре. Возглавлял комсомольские организации СШ N4 Краснодона и N7 Луганска. Избирался членом Краснодонского райкома комсомола, неоднократно выступал на его пленумах, публиковал статьи и заметки в районной и областной печати. От имени комсомольцев района выступал на второй областной отчетно-выборной комсомольской конференции (1940 г.).
    В июле 1942 г. решением Луганского ОК КП(б)У и ОК ЛКСМУ Виктор утверждается членом подпольного горкома и обкома ЛКСМ Украины и направляется для прохождения партизанских курсов в спецшколе Украинского штаба партизанского движения в Луганске. После курсов его зачислили бойцом, а затем и связным секретаря Луганского подпольного горкома партии в Луганский областной партизанский отряд под командованием И.М. Яковенко. Комиссаром этого отряда был родной брат Виктора Михаил Третьякевич.
    Совместно с С.С. Рыбалко - вторым секретарем Луганского ГККП (б) У Виктор Третьякевич подбирал молодёжь для подпольной работы в Луганске, комплектовал молодёжную группу областного партизанского отряда, принимал участие в её экипировке, подготовке тайников, баз снаряжения, явочных квартир.
    В партизанском отряде В.И. Третьякевич находился с 13 июля 1942 года. Участвовал во всех его боевых операциях, выполнял задания командования (преимущественно разведывательного характера), а также секретарей территориального подпольного обкома и горкома партии, обкома и горкома комсомола.
    После разгрома фашистами и полицаями отряда в районе хуторе Пшеничного в августе-сентябре 1942 г. Виктор, выполняя приказ И.М. Яковенко, некоторое время нелегально проживал в Луганске, где совместно с членами подпольного горкома комсомола Г.Г. Сериковой и Ю.И. Алексенцевым руководил городским молодёжным подпольем и лично принимал участие в изготовлении и распространении антифашистских листовок, проведении разведывательных операций.
    После разгрома областного партизанского отряда и трагической гибели И.М. Яковенко в районе хутора Паньковка, ареста и гибели в застенках гестапо секретарей подпольного обкома и горкома ЛКСМ Украины Н.Т. Фесенко и Г.Г. Сериковой, Виктор продолжал координацию комсомольского подполья на территории области и города, выполняя обязанности секретаря подпольного обкома и Луганского горкома комсомола.
    Имеющиеся документы свидетельствуют, что Виктор, проживая в Луганске, неоднократно в августе-сентябре 1942 г. бывал в Краснодоне. И, наоборот, проживая в Краснодоне в октябре-декабре 1942 г., появляется в Луганске. В конце сентября 1942 г. в Краснодон переехала и вся семья Третьякевичей. Объясняется это не только тем, что к данному моменту отряд И.М. Яковенко был разгромлен фашистами и явочная квартира Третьякевичей по ул. К. Маркса, 83, стала небезопасной.
    Мы располагаем материалами, свидетельствующими о том, что В.И. Третьякевича в Краснодон послал И.М. Яковенко для установления связи с первыми секретарями подпольного Луганского обкома КП(б)У и обкома ЛКСМУ М.Т. Паничкиным и А.П. Гайдученко, которые там должны были находиться. Возможно, также и для связи секретарём территориального подпольного обкома КП(б)У С.Е. Стеценко, которого Виктор знал лично. Лично он знал и его связных, а также пароли, явочные квартиры. Однако в оккупированном Краснодоне их не было. Убедившись в этом, хорошо зная краснодонскую молодёжь, Виктор приступил к формированию из разрозненных групп патриотически настроенных юношей и девушек единой организации. Принимая участие во всех основных акциях этой организации, он руководил ею до последнего дня и разделил мученическую участь её членов.
    Самая трагическая страница в биографии В.И. Третьякевича - это слухи и категорические утверждения о его предательстве. Анализ архивных документов приводит к выводу о необходимости рассматривать этот вопрос через призму взаимоотношений Виктора с членами штаба "Молодой гвардии", а также в связи с деятельностью такой крупной личности Луганского подполья, как его родной брат М.И. Третьякевич.
    Первые слухи о виновности Виктора в гибели Луганского партийно-комсомольского подполья, как свидетельствуют В.Д. Борц, О.И. и Н.М. Иванцовы, И.В. Туркенич, появились ещё в период деятельности "Молодой гвардии". Далее они обрели характер истины после признаний М.Е. Кулешова, Г.П. Почепцова, О.А. Лядской, Г.В. Стаценко, И.Т. Чернышева и других, сделанных под физическим и моральным воздействием следствия. И как итог этих утверждений - "отрешение" Третьякевича от должности комиссара. Суть его довольно просто раскрыл Р.П. Юркин, который в письме, адресованном Луганскому обкому Компартии Украины от 15 ноября 1963 г., отмечал: "Считая предателем Виктора Третьякевича, в своих публичных выступлениях и в печати, я не мог и не имел права называть Виктора Третьякевича комиссаром, а называл имя Олега Кошевого".
    Однако была ещё одна причина, о которой Р.П. Юркин не говорит. Личность В. Третьякевича совершенно не вписывалась в миф о "Молодой гвардии", являлась помехой для наметившейся фальсификации истории этой организации и особо заинтересованных в ней лиц.
    Среди них были и государственные деятели, и классик советской литературы, многочисленные партийные и комсомольские функционеры республики и области. И конечно же, Е.Н. Кошевая, сестры Иванцовы, В.Д. Борц чья позиция звучала как приказ и безоговорочная установка для огромного количества людей, специализирующихся на пропаганде подвига молодогвардцейцев, воспитании молодёжи на примерах их жизни и деятельности.
    :В процессе работы над архивными документами мы не только тщательно изучили материалы уже упоминавшейся комиссии под руководством профессора Ю.П. Петрова, но и встретились с одним из её членов, крупным украинским историком, бывшим заместителем директора Института истории партии при ЦК Компартии Украины, профессором Георгием Миновичем Мултыхом. Думается, его рассказ (он записан нами слово в слово и подписан автором постранично с собственноручными правками) объясняет причиной той ненависти к памяти Виктора Третьякевича, о которой лишь частично мы рассказали в начале нашей публикации...
    "...В мае 1965 г. я являлся членом специальной комиссии ИМ, созданной по заданию ЦК КПСС по проверке заявления Е.Н. Кошевой о якобы имеющей место дискредитации имени её сына Олега Кошевого как комиссара краснодонской подпольной молодёжной организации "Молодая гвардия". Проверяя её заявление, мне пришлось принимать участие в официальном опросе членов этой организации, оставшихся в живых - Нины Михайловны Иванцовой, Ольги Ивановны Иванцовой и др.
    Члены комиссии, после официальной беседы с Н.М. Иванцовой, которая проживала в Луганске, немедленно вылетели самолётом к О.И. Иванцовой, которая проживала в Кривом Роге Днепропетровской области. Из проведенного опроса Н.М. и О.И. Иванцовых и других молодогвардейцев мы выяснили следующее.
    Летом 1942 г. двоюродные сестры Иванцовы проходили специальную подготовку при одной из воинских частей. Под натиском немецко-фашистских захватчиков они совместно с отступающими частями Красной Армии отошли в район Ростова. А затем были переброшены для выполнения специального задания на оккупированной части Луганской и Донецкой областей в районе Луганска (Ворошиловград), Енакиево (Орджоникидзе), Горловки, Донецка(Сталино). Группа состояла из трех человек: сестер Иванцовых и третьей девушки-радистки, установочные данные которой в настоящее время я не помню.
    Со слов Иванцовых нам стало известно, что во время выполнения поставленного задания в районе Енакиево или Горловки (в настоящее время точно не помню) их группу задержали гестаповцы. После допросов в помещении гестапо и выяснения их личностей девушка-радистка была повешена на заводской трубе, а Нина и Ольга Иванцовы освобождены из-под ареста. По их словам, это произошло якобы потому, что они выглядели грязными и оборванными нищенками.
    Далее из их слов явствовало, что после ареста и "чудесного" освобождения они якобы неизвестно от кого получили задание вернуться в Краснодон и связаться с местным подпольем. По возвращении в Краснодон, спустя непродолжительное время, они, со слов О.И. Иванцовой, были вовлечены в молодежную подпольную организацию членом её штаба О. Кошевым. В связи с тем, что О.И. Иванцова была давно и близко с О. Кошевым, они (Иванцовы) рассказали ему о своей специальной подготовке и стали его связными.
    Вскоре на танцевальном вечере в одном из Дворцов культуры Краснодона с ними (Иванцовыми) познакомился молодой красивый парень, в которого они вдвоём влюбились. В процессе личного знакомства он им рассказал, что является "связным" некоего "Деда" и предложил обеим принять участие в борьбе с оккупантами. Нина и Ольга Иванцовы открылись ему, что они уже являются членами молодёжного подполья и связаны с О. Кошевым.
    На следующий день этот "связной" передал через Иванцовых О. Кошевому о том, что "Деда" зовут "Данило", он командует партизанами Ростовской и Луганской областей и он предупреждает подполье об изменнике и предателе в их организации по фамилии Виктор Третьякевич, которого необходимо немедленно изолировать от остального подполья.
    На очередной встрече на возникший вопрос, что же в таком случае делать, этот "связной" якобы для спасения подполья от предателя В. Третьякевича посоветовал через Иванцовых О. Кошевому втайне от В. Третьякевича создать из членов организации партизанский отряд и мелкими группами покинуть город. При этом он пояснил Ольге Иванцовой, что "Дед-Данило" не возражает, если ядро подполья вольется в состав его партизан.
    Втайне от руководителя краснодонского-молодежного подплолья Виктора Третьякевича О. Кошевой совместно с И. Туркеничем, сестрами Иванцовыми, И. Земнуховым и другими создали партизанский отряд под названием "Молот". Командиром его стал И. Туркенич, комиссаром О. Кошевой. После этого Кошевой через Иванцовых запросил "Данило", когда и куда выводить отряд.
    Как выяснилось, со слов О. Иванцовой, никто этого "Деда Данило" из вновь созданной группы не видел, на предложенную встречу он не явился, а присылал лишь "связного". Причём, во время очередной встречи через сестер Иванцовых "связной" передал приказ "Деда Данило" Олегу Кошевому - передать ему список организации якобы для специальной проверки. Данный приказ "Деда Данило" О. Кошевой выполнил и передал через Иванцовых ему подготовленный список ядра молодёжного подполья.
    Получив список подполья и невзирая на последующие настойчивые просьбы О. Кошевого, И. Туркенича и всех тех, кто состоял в отобранной ими группе, этот некто "Дед Данило" и дальше отказывался под разными предлогами от личной встречи с ними, заявляя, что он занят какими-то боевыми операциями в Горловке.
    Со слов Иванцовых, только после получения списка ядра подполья "Данило" в самом конце декабря 1942 г. дал согласие на вывод людей из города. В то же время штаб организации "Молодая гвардия" планировал во время празднования встречи нового, 1943-го года осуществить в Краснодоне подрыв дирекциона и проведение вооружённых акций против полиции и жандармерии, вплоть до поднятия в городе вооруженного восстания, что также стало известно "Деду Данило" от сестер Иванцовых и О. Кошевого. "Дед Данило" передел О. Кошевому свой очередной приказ, в котором в категорической форме потребовал не делать этого, так как в противном случае полиция и жандармерия расстреляет несколько сот мирных жителей.
    Со слов О.И. Иванцовой, не выдержав угрызений совести, что все это происходит втайне и за спиной руководителя организации В. Третьякевича, 28 декабря 1942 г. И. Земнухов сообщил ему о случившемся. На экстренно собравшемся заседании штаба В. Третьякевич спросил у О. Кошевого: "Кто такой "Дед Данило"?" Однако вразумительного ответа не последовало. Спросив О. Кошевого, понимает ли он, что лезет "черту на рога", В. Третьякевич поставил вопрос об ответственности О. Кошевого вплоть до расстрела. Со слезами на глазах и на коленях Олег Кошевой просил товарищей простить его.
    В этот момент с улицы в помещение, где проводилось заседание штаба, зашёл С. Тюленин, а немного В. Борц, и сообщили, что совсем рядом находятся грузовики с продуктами и снаряжением, которые можно "экспроприировать". Прервав заседание, члена штаба "Молодой гвардии", другие члены отправились к этим автомашинам. Там были обнаружены и изъяты новогодние подарки и почта для гитлеровцев-фронтовиков.
    Эта акция послужила немцам поводом для начала разгрома организации. Рано утром 1 января 1943 г. были арестованы В. Третьякевич, И. Земнухов и Е. Мошков.
    За этими арестами последовали и другие, в результате подпольная организация "Молодая гвардия" была разгромлена. В связи с начавшимися арестами О. Кошевой и сестры Н. и О. Иванцовы покинули город.
    У меня и других членов комиссии сложилось мнение о том, что все вышеизложенное явилось причиной провала краснодонской подпольной организации "Молодая гвардия".
    (Тщательные поиски хоть каких-то документальных упоминаний об отряде "Деда Данило", как и о его личности, проведенные нами, оказались безрезультатными. Ничего определённого ни об отряде, ни о его руководителе не могут рассказать и оставшиеся в живых молодогвардейцы В.Д. Борц, О.И. Иванцова, В.И. Левашов. - Авт).
    Во-первых, либо Нина и Ольга Иванцовы были завербованы гестапо ещё во время их ареста летом 1942 г. в Сталинской (Донецкой) области и выполняли их задание. Во-вторых, либо сестры Иванцовы и Олег Кошевой непроизвольно в силу своей неопытности и неосторожности попали ловушку, расставленную немецкой жандармерией и полицией, и выдали врагу молодёжное подполье. В-третьих, на основании изученных документов и свидетельств участников организации у членов комиссии сложилось мнение, что в структуре "Молодой гвардии" не было поста командира и комиссара. Руководитель её именовался секретарём комсомольской организации. Им был В.И. Третьякевич. "Должности" командира и комиссара появились в связи с фиктивно созданным за спиной Виктора Третьякевича партизанским отрядом "Молот". Его командиром был И. Туркенич, а комиссаром отряда "Молот" О. Кошевой. Позднее "должности" командира и комиссара отряда "Молот" в ряде воспоминаний были приписаны молодёжной подпольной организации "Молодая гвардия".
    О наших подозрениях было доложено секретарю ЦК Компартии Украины т. Скабе, который, посоветовавшись по телефону с ответственными работниками аппарата ЦК КПСС, велел нам в силу конкретных обстоятельств данные вопросы не предавать гласности".
    Мы не будем комментировать воспоминания Г.М. Мултыха. Отметим лишь, что в архивах достаточно документов, подтверждающих его свидетельства.
    Как уже отмечалось, из оставшихся в живых молодогвардейцев настойчиво и даже яростно обвиняют и сегодня Виктора Третьякевича в предательстве В.Д. Борц, которая апеллирует, то к А.А. Федееву, то к воспоминаниям своей матери Марии Андреевны, то к воспоминаниям В.П. Шевченко, имевшего самое непосредственное отношение к "Молодой гвардии".
    В.П. Шевченко один из тех, кто побывав в камерах пыток краснодонской полиции и жандармерии в январе 1943 г. чудом остался жив, но в официальные списки подпольщиков, как и многие другие, не был включен.
    Анализ письменных воспоминаний матери В.Д. Борц показывает, что она никаких уличающих В. Третьякевича в измене сведений не давала. Что же касается В.П. Шевченко, проживающего ныне в Запорожье, то мы встречались с ним. Очень долго беседовали и тщательно анализировали все услышанное. Увы, кроме предположений, что предателем мог быть В.И. Третьякевич или В. И. Левашов, а также И.В. Туркенич, мы ничего не услышали. Более того, он не знал, почему полицаи так сильно избивали Третьякевича и чего от него добивались.
    Владимир Прокофьевич рассказывал о том, что где-то 10 января 1943 г. в кабинете начальника полиции В.А. Соликовского было построено в форме каре от 40 до 70 человек молодёжи из всех камер полиции. Соликовский спросил: "Кто у вас комиссар организации?" Сразу посыпались остроумные шутки: "А зачем комиссар - мы все комиссары, нам комиссары не нужны" и т.п. А потом вышел из шеренги В. Третьякевич: "Я - комиссар!" Но Соликовский заставлял его становится назад в шеренгу и снова спрашивал: "Так кто же комиссар?" И снова повторялось всё сначала. Выходил В. Третьякевич и заявлял: "Я!"
    Тогда Соликовский начал спрашивать: "Кто у вас командир?" После этого вопроса снова буквально выскакивал В. Третьякевич и заявлял: "Я... я... я... Выходил он из шеренги несколько раз и заявлял: "Я... я... я..." Все начали смеяться. Тогда Соликовский приказал всех увести в камеры..."
    Таким образом, Виктор Третьякевич, беря всю вину на себя, стремился выручить своих товарищей, а не предать их.
    Теперь о позиции А.А. Фадеева, к которой постоянно апеллирует В.Д. Борц. Спустя много лет после разыгравшейся трагедии можно смело сказать, что Александр Александрович пользовался недостоверной информацией. Детальный анализ архивных документов подтверждает это.
    Общеизвестно что А.А. Фадееву как члену ЦК ВКП(б) и первому руководителю советских писателей, в то время позволили познакомится с уголовным делом предателя "Молодой гвардии" Г.П. Почепцова (мы пришли к выводу, что это не соответствует действительности: Г.П. Почепцов не был предателем и не мог выдать полиции участников подпольной организации). Однако в его уголовном деле есть чрезвычайно важные показания свидетеля Ч., которые якобы уличают В. Третьякевича. Почитаем им и мы.
    10 июля 1943 г. на вопрос следователя НКВД: "Что вам известно о Третьякевиче Викторе?" Он сказал: "...Третьякевич в камере вел себя провокационно. Он ежедневно вызывался на допрос, оттуда приходил весёлый, курил папиросы, открыто говорил, что он во всем сознался, советовал это сделать другим и говорил, что все сознавшиеся не будут расстреляны, а будут направлены в лагеря. Я лично видел, когда он ежедневно, и даже по нескольку раз в день, писал записки зам. начальнику полиции Захарову с просьбой вызвать на допрос и эти записки передавал дежурному полиции. За такое поведение арестованные молодые ребята Лукашев, Петров и др. прямо в камере избили Третьякевича. Сам я не принадлежал к этой организации и не знаю, кто давал какие показания.
    Со слов моего родственника Лукашова мне известно, что Третьякевич многих арестованных участников этой организации уличал на очных ставках в принадлежности к "Молодой гвардии".
    Со слов Земнухова и Левашова мне известно, что Третьякевич раньше принадлежал к партизанскому отряду в г. Ворошиловграде, выдал его немцам и уехал в Краснодон. Так ли это, я не знаю".
    На вопрос следователя, как вели себя на следствии другие арестованные участники "Молодой гвардии" свидетель Ч.показал: "Земнухов после того как его избили, вел себя почти так, как и Третьякевич. Он так же при мне писал из камеры записки, чтобы его вызвали на допрос, его действительно вызывали, он приходил оттуда с сигаретами и говорил, что уедет в лагеря.
    После моего освобождения из-под стражи я узнал, что полиция водила по хутору Гавриловка связанного Мошкова, и он выдавал участников организации. Остальные участники организации вели себя как и другие арестованные."
    Естественно, что зная эти материалы, А.А. Фадеев по-своему трактовал роль Виктора в организации и с него мог писать образ предателя Стаховича.
    Так где же правда? К счастью, свидетель Ч. жив. Мы встретились в Киеве. И вот что он нам рассказал: "Это не соответствует действительности. Этого не было в действительности и такого следователю НКВД я не заявлял. Как это попало в протокол допроса, я не знаю.
    Я такого не говорил, хотя подпись, возможно, и моя. В последующие годы я давал иного рода показания. Найдите их и почитайте."
    Как выяснилось из беседы, летом 1943 г. Ч подвергался моральному и физическому воздействию следствия. Что подписывал - не знал, так как читать не давали, а только требовали и показывали, где необходимо расписываться. Вероятно, поэтому и остался жив. 30 лет молчал о том, что произошло. Дал подписку не разглашать того, что было на следствии и как оно велось.
    Все, что нам рассказал Ч., совпало с его свидетельскими показаниями 11 июня 1965 г. по уголовному делу краснодонского полицая и палача в 1942-1943 гг. И.И. Мельникова.
    "...в камере, куда меня привели, было много арестованных молодых парней. Среди них находился Земнухов Иван которого я знал до войны учился в параллельном с ним классе школы им. Горького (вернее в разных классах).
    Был в камере Мошковский Евгений (Мошков - авт.). Он до войны жил от меня через железную дорогу.
    В этой камере все молодые парни вели себя стойко, не падали духом. Между ними чувствовалась сплочённость, хотя открыто они никаких разговор не вели, не рассказывали, почему и за что их арестовали.
    Лукашов Т.А. поделился со мной, что его, в частности, арестовали за то, что он участвовал в ограблении немецких автомашин, где находились какие-то посылки и почта.
    Почти всех днём и ночью стали вызывать на допросы. Чаще всех на допросы вызывали Третьякевича Виктора, которого я узнал только в камере. С допросов он возвращался сильно избитым. У него были синяки на лице, на спине и на других частях тела. Однажды он пришёл в камеру окровавленным. Изо рта и носа у него шла кровь. В камере мы все оказывали ему посильную помощь, вытирали кровь, давали место, чтобы он мог лечь на пол, а сами все стояли. О чем его допрашивали, за что били, он не рассказывал.
    С допросов приходились избитыми и другие парни, в том числе Земнухов И., Лукашов Т.А. и Мошковский (Мошков - авт.) Евгений".
    А.А. Фадеев этими материалами не располагал. Ничего не знает о них и В.Д. Борц. Более того, она просто не хочет знать всего, что не укладывается в структуру мифа, сотворению которого приложила руку вместе с Е.Н. Кошевой, О.И и Н.М. Иванцовыми.
    Ложная слава никогда не обходится без жертв. В данном случае этой жертвой мифотворцев стал Виктор Третьякевич.
    И все же правду о его героической жизни и смерти не удалось убить. Он жив среди нас. И мы, люди новой эпохи, низко кланяемся ему и любим его.
    Верим, наступит тот день когда в списках героев, удостоенных высшей награды суверенной Украины в честь её освобождения от фашистских захватчиков одним из первых будет стоять имя сына Луганщины - Виктора Третьякевича.


    В.Ф. Семистяга
    Доцент кафедры истории Украины Луганского государственного педагогического института Восточноукраинского университета, лауреат премии им. "Молодой гвардии"
   
    Ю.М. Козовский
    Кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социологии Луганского педагогического института Восточноукраинского университета
   
   "Жизнь Луганска" N39 (142) Сентябрь 1993 г.


Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://dengiua.com/