Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

Валерий Красюк
"Из молодогвардейского пламени"

   Над дорогой, что вдали от Неглинки,
   Пролилась ко мне музыка синим дождём.
   Ради Бога, не снимайте пластинки,
   Этот вальс танцевали мы в тридцать седьмом.


    Этими строками из знаменитой песни Александра Розенбаума я хочу начать свой рассказ. Ведь именно в те далёкие, теперь уже полузабытые тридцатые годы начиналась юность будущих молодогвардейцев. Сейчас модно чернить то время, рассматривая его довольно однобоко, называть лишь периодом сталинских репрессий. Но именно тогда происходило мужание характеров, становление личностей юных краснодонцев, как и всего предвоенного поколения Страны Советов.
    Мысленно переносясь в те годы, представляешь, как каждодневно вышагивали по пыльным краснодонским улицам учащиеся школы N1 Ваня Земнухов, Вася Пирожок, Тоня Титова; их товарищи из школы N4 Толя Ковалёв, Сережа Тюленин, Володя Осьмухин, Юра Виценовский, Миша Григорьев и другие ребята из этих и других школ города. И, конечно, с ними был всегда лучший из лучших: их вожак - Виктор Третьякевич, яркая личность. Ходили они вместе в школу, клуб, вместе работали в колхозе. И не знали они о том, что почти всем им предстоит шагнуть в бессмертие.
    Хочу подробнее рассказать о молодогвардейце Анатолии Ковалеве и его юной подруге - Тоне Титовой. Ещё со школьной скамьи Анатолий усердно занимался различными видами спорта, особенно боксом и поднятием гирь. Его любимым героем был Котовский. А самая заветная мечта - стать летчиком. Ковалёв, физически сильный и выносливый парень, готовил себя к борьбе и даже в период подполья отличался исключительной храбростью. С пренебрежением относился он к риску, опасностям. Да и сама смерть не страшила его.
    В суровое время войны, в черный период фашисткой оккупации яркой звездой вспыхнула любовь Толи Ковалева и Тони Титовой. Официально Тоня не вошла в состав "Молодой гвардии", т.к. к моменту создания подполья она ещё не была комсомолкой. Но все равно Тоня активно помогала молодогвардейцам, в частности Анатолию, писала и распространяла листовки, выполняла поручения Виктора Третьякевича. Уже в наше время она вспоминает, как Третьякевич однажды пришел к ней и предложил вступить в комсомол. Тоня с радостью согласилась, только спросила: "Кто же меня сейчас примет?" А Виктор ответил: "Найдутся люди".
    То, что Тоня не входила в списки молодогвардейцев, и спасло её от ареста и гибели после провала "Молодой гвардии". Ведь о том, что Тоня помогала подпольщикам, знали лишь три человека: сам комиссар Виктор Третьякевич, Анатолий Ковалёв и его лучший друг Василий Пирожок. Эту тайну ребята унесли с собой в могилу.
    Мы все знали о мужественном поведении молодогвардейцев в жандармских застенках. Но особо следует здесь выделить Анатолия Ковалева, тем более, что Фадеев не счел нужным воспроизвести это на страницах романа. Это сделал другой писатель, публицист Ким Прокофьевич Костенко. Приведу отрывок из его документальной повести "Это было в Краснодоне" (издательство ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия" 1963 г. Второе издание. Стр. 186).
    "...Гестаповца поразило невиданное мужество этих людей. Он выдумывал все новые и новые истязания и никак не мог понять, какая сверхчеловеская сила помогает им выдерживать эти чудовищные пытки.
    Вот перед ним, слегка расставив ноги, стоит широкий в плечах, богатырского телосложения парень в простой холщовой рубахе. Это Анатолий Ковалёв, один из самых активных подпольщиков. Смело глядя в лицо "майстеру", Анатолий даже не дал ему раскрыть рот и сразу заговорил сам:
    - Вы хотите знать, являюсь ли я участником подпольной организации? Да, я состою в "Молодой гвардии". Я вступил в неё, чтобы вас бить! Все равно, гады, вы своей смертью не умрете. За нас отомстят!".
    "Майстер" с любопытством наблюдал, как четверо жандармов пытались свалить Анатолия на пол, чтобы начать пытки, и не могли сдвинуть его с места. Необычайно сильный, он одним движением плеча отшвыривал их от себя, пока подбежавший Соликовский не ударил его наганом в висок.
    Очнувшись после чудовищных пыток, Анатолий не позволил полицаям прикоснуться к себе и, поднявшись на ноги, сам вышел из кабинета..."
    Сердце сжимается и леденеет в груди, когда даже через многие годы слышишь рассказ, как рыдал этот мужественный человек, узнав о смерти своего лучшего друга Васи Пирожка, умершего в камере от пыток и истязаний.
    И все же израненный, измученный Анатолий нашел в себе силы совершить ещё один подвиг - убежать на свободу. Когда молодогвардейцев везли на казнь, он выпрыгнул из кузова грузовика и скрылся. Жандармы стреляли в него, ранили, но не сумели задержать. После побега Анатолий Ковалёв раненый, полураздетый (дело было в февральскую стужу) пришел к Тоне Титовой. Уже после войны Тоня вспоминала, что тело Анатолия полностью было изранено и истерзано пытками. Ему нельзя было даже сделать перевязку, а потому его просто завернули в чистую простыню.
    Десять дней девушка, рискуя своей жизнью, жизнью близких, укрывала и выхаживала Анатолия. Эти дни стали трагическим испытанием в жизни юной Тони. Она спасла от смерти раненого молодогвардейца, но отца спасти не смогла. Полицаи расстреляли его.
    Немного подлечившись, Ковалев уходит, так как не желает подвергать семью Титовых дальнейшему риску. На этом следы его теряются, и дальнейшая судьба его неизвестна.
    Вскоре после этого Краснодон был освобожден от немцев нашими войсками, и жизнь постепенно стала налаживаться. Тоня Титова пошла в школу, в десятый класс, и стала продолжать учебу, прерванную оккупацией. Но страшные душевные раны, нанесенные войной, долго не заживали и давали о себе знать. Тоня часто посещала старенькую мать Анатолия, и они вместе, беседуя о близком им, любимом человеке, изливали свою тоску. Не раз сюда приходила и мать Виктора Третьякевича - Анна Иосифовна, вся почерневшая от горя. Беда совершенно иссушила её. Ведь её сына оклеветали и совершенно бездоказательно объявили предателем. Слушая излияния исстрадавшегося материнского сердца, Тоня вновь и вновь вспоминала Виктора Третьякевича - трагическую личность. Вспоминала его несомненный талант организатора, незаурядный ум, кипучую энергию, силу убеждения и ораторское мастерство.
    Был период надежд и оптимизма. Это когда в Краснодон приехал писатель Фадеев с целью написать роман о молодогвардейцах. Тоня Титова и все краснодонцы искренне радовались этому. Они надеялись, что в романе будет воспроизведена реальная картина жизни и бессмертного подвига юных героев. Но их вера поколебалась, когда они узнали, что Фадеев остановился на квартире у Кошевой и всю историю подполья воспринимает не в свете реальности, а в свете рассказов Елены Николаевны. Было ясно, что центральная роль в романе уготована Олегу. Но, даже работая над образом Олега Кошевого, писатель подошёл к делу необъективно. Тоня Титова помнит, что Фадеев ни разу не зашёл в их школу, не появился в её классе, где до оккупации учился Олег. Образ Кошевого он полностью писал со слов матери Елены Николавны.
    Тем временем в Краснодоне был создан музей "Молодая гвардия". Но с самого моменты создания его создателями сознательно была взята неправильная линия. О Викторе Третьякевиче, вследствие обвинения его в предательстве, здесь не упоминалось вообще, Кошевой же, благодаря фадеевской версии, был объявлен комиссаром и единоличным руководителем подполья. В общем, художественный вымысел писателя со страниц романа перебрался в экспозиции музея и превратился в мощный фактор фальсификации истории подполья.
    Но ясно, что такой человек, как Тоня Титова с её кристаллически чистой и честной душой, не мог смириться с подобной ложью. К тому же она видела, что сотрудниками музея предпринимались действия, которые можно было квалифицировать как оскорбление памяти Анатолия Ковалева.
    Так, в музее вместо фотографии Анатолия висело фото его брата Валентина, хотя подпись под фотографией была: "Анатолий Ковалев". Официально эта ложь объяснялась тем, что, мол, настоящее фото Анатолия не сохранилось и, чтобы не было пустого места среди портретов других молодогвардейцев, с согласия родителей Ковалева временно будет помещено фото брата его Валентина. Но Тоня видела, что "временно" здесь превращается в "постоянно". Проходило время, шли месяцы, годы, но настоящее фото Анатолия никто не пытался искать. Не принимались меры и к розыску следов пропавшего Ковалева. Мало того, об этом всячески старались умолчать.
    Ясно, что и с этим Тоня не могла смириться. И таким образом Титова - фактический участник и очевидец тех событий, стала в Краснодонском музее человеком нежеланным. А потому её просто-напросто игнорировали. Её не приглашали на встречи с пионерами, учащимися, различными делегациями. Не приглашали и на другие мероприятия, не поздравляли с праздниками, юбилеями "Молодой гвардии". А ведь если по справедливости, то эту девушку следовало бы признать участницей подполья и наградить за то, что она, рискуя своей жизнью и жизнью близких, укрывала у себя раненого молодогвардейца.
    Окончив школу и проработав год в ФЗО воспитателем, Тоня Титова была направлена на работу в недавно освобожденные районы Западной Украины. Обстановка там была крайне сложной. Не раз ей - вчерашней школьнице, приходилось смотреть в лицо смерти. Но ей ли, девушке с молодогвардейским прошлым, было опасностей? Тоня призирала страх и мужественно выполняла свой долг. И уже в наше время за работу в Западной Украине она была признана участницей Великой Отечественной войны. Как же дальше сложилась её судьба?
    После того, как жизнь в Западной Украине наладилась и стала стабильной, девушка возвращается в родной Донбасс. В 1948 году поступила в Ленинградский горный институт, который в 1950 году вынуждена была оставить, ибо некому помогать ей материально. Вернулась в Краснодон. Пошла на работу и поступила на вечернее отделение Краснодонского горного техникума. В 1953 году, через десять лет после загадочного исчезновения Анатолия Ковалева, разуверившись в его возвращении, вышла замуж, но неудачно.
    Остается одна с двумя очень маленькими детьми. Но жизненная неудача не сломила её. Тоня, теперь уже Антонина Герасимовна, работает на шахте мотористской и упорно продолжает учиться в техникуме. Просто диву даешься, как могла эта женщина везде успевать: хорошо работать, прекрасно содержать двоих маленьких детей и ещё вдобавок блестяще учиться. По окончании техникума Антонина Герасимовна получает диплом с отличием.
    С января 1958 года работает на шахтах г. Краснодона. Здесь начинается её рост как специалиста по восходящей линии. Сначала она работает в должности горного мастера, затем диспетчера, потом помощника начальника вентиляции, помощником начальника бюро взрывных работ и т.д. Было невыносимо тяжело: кроме работы на шахте, нужно было ещё одной растить двоих малышей. Особенно трудно было в ночные смены. Не из-за работы, нет, а просто не с кем было оставить детей. Но успешно справлялась. Дети всегда были сытые, ухоженные. И на работе имела много благодарностей. Не раз и не два о ней писала местная газета "Слава Краснодона". В 1971 году пошла на заслуженный отдых.
    Казалось бы, жизнь наладилась. Целая четверть века прошла с окончания войны. Но в душе Антонины Герасимовны по-прежнему кровоточит одна большая рана: боль по погибшим друзьям-молодогвардейцам и без вести пропавшем Анатолием Ковалевым. И к тому же постоянно гнетёт мысль: что в Краснодонском музее, в этом, казалось бы, святая святых истории "Молодой гвардии" царит дух лжи и фальсификации. И хотя Виктор Третьякевич уже реабилитирован, но в экспозициях музея его роль по-прежнему преподносится в уменьшенном виде. Здесь он по-прежнему просто "член штаба". Организатором же, руководителем и комиссаром подполья по-прежнему остается Кошевой. И это несмотря на то, что Луганская межрегиональная комиссия по изучению деятельности подполья "Молодая гвардия" уже изучила этот вопрос и приняла вывод в пользу Третьякевича.
    Да и фото брата Анатолия Ковалева - Валентина хоть и было убрано, но на его месте осталась пустота. Табличка же под пустым местом гласит "Анатолий Ковалев". Искать настоящее фото Анатолия так никто и не собирается.
    И совсем недавно в местной газете "Слава Краснодона" была помещена бестолковая статья неизвестного В. Дедова "Он достоин своего брата". В ней автор совершенно бездоказательно называет Валентина Ковалева участником "Молодой гвардии". И, главное, после опубликования этой горе-статейки не последовало никакой реакции со стороны музея "Молодая гвардия", ни протеста, ни опровержения. Наверное, это было сделано с целью "сделать" Валентина Ковалева молодогвардейцем, а значит, оправдать тот факт, что в музее столько лет висело его фото.
    Но игнорируемая у себя в Краснодоне Антонина Герасимовна все годы не отрывается от истории "Молодой гвардии". Вот уже длительное время она пишет воспоминания о своих друзьях молодогвардейцах. До распада Союза её посещала различные делегации из всех уголков СССР, приходили письма из различных регионов. Антонина Герасимовна старалась аккуратно всем отвечать. Была гостьей на пионерских слетах, но опять же не в Краснодоне, а в других уголках страны.
    С января этого года Антонина Герасимовна наконец-то признана участницей Великой Отечественной войны. Но лишь за работу в Западной Украине. Период же жизни, связанный с "Молодой гвардией", уходит в небытие. Да и о том, что она считается участницей войны, ей никто не поминал: ни горисполком, ни шахта, ни музей. Даже не поздравили с Праздником Победы. И все же верится, что справедливость восторжествует.
   
   

Валерий Красюк,
Журналист.
Гонорар за опубликованную статью прошу перечислить в фонд редакции.
("Луганская правда" сентябрь 1994 г.)


Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
http://slottrinity888.ru/igrovye-avtomaty-na-dengi-cherez-sms-bez-komissii.html