Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей


С. Каралкин
"В застенках гестапо"

Газета "Вперед" Орган Ровеньковского райкома КП(б)У и районного совета депутатов трудящихся.
N15, Четверг, 25 марта 1943 г.

    Семь месяцев гитлеровцы хозяйничали в нашем городе. Семь месяцев над Ровеньками стоял чёрный туман и смрад гитлеровской чумы. Тысячи девушек и юношей были отправлены в Германию на каторжные работы. Огромное народное горе сдавливало душу каждого советского человека.
    Ровеньки в мирное время - жизнерадостный, цветущий городок. Здесь немцы установили свои страшные порядки. Лучшие дома заняли под свои "учреждения".
    У прохожего по улице имени Шевченко невольно сжималось сердце и подкашивались ноги. На воротах бывшей больницы болтался лоскут с большой чёрной свастикой. Здание было обнесено колючей проволокой. Кругом часовые. "Начальник областной полиции СС" - так гласила вывеска. Днём жандармы занимались своим черной делом, а ночью из этого здания доносились пьяные выкрики немецких людоедов. Глубоко в земле, в железобетонных подвалах находились жертвы немецкого разбоя. Днём их гнали на тяжёлые работы, запрягали в брички, заставляли возить камни. Палками и железными прутьями избивали до полусмерти. И за этот непосильный труд давали в день 100 грамм хлеба и баночку каких-то помой.
    Весь ужас гестаповских застенков испытали на себе люди нашего города. В числе их были: коммунист Носов М., Луганский, Анащенко, Бережной В. и много других. 15 января Носов М. узнал, что его товарищи по камере пошли копать яму. Во время работы он выбрал удобный момент и скрылся. Луганский, Анащенко и ещё 7 советских патриотов в эту были расстреляны.
   

* * *

    16 января нас, 6 человек бросили в подвал. Там уже было 30 человек. В эту ночь увели на расстрел 9 человек. Остальные с минуты на минуту ждали такой же участи.
    Наступили сильные январские морозы. Нас выгнали очищать от снега вторую половину больницы. Лопат и метелок не было. Немцы сняли с нас одежду и заставили этим выметать снег. Каждый день гоняли очищать аэродром. Без пищи, не обогреваясь, работая с утра и до ночи, люди совершенно почернели. Охрана сменялась каждые 2 часа.
    К нам в сырой и холодный подвал доходили вести о том, что немцы отступают. Мы и сами видели это. Фашисты угоняли с собой пленных и мирных жителей. Успехи Красной Армии нас радовали, вселяли в нас силу и надежду на освобождение. Но наша судьба по прежнему тревожила каждого из нас. Ночами никто не спал. Каждый мечтал, как бы вырваться на свободу, встретить славных советских воинов.
    В камере, кроме взрослых мужчин и женщин, были подростки и дети. Однажды вечером к нам в камеру бросили 2 ребят. Одному было 13 лет, а другому 11.
    Дни становились все тревожнее. Немцы в панике озверели.
    5 февраля к нам в камеру втолкнули 14 подростков. Среди них была девушка Люба Шевцова. Все 14 советских патриотов обвинялись в принадлежности к партизанам. Они рассказали нам, как над ними издевались при допросе, показали загнившиеся раны от резиновых плеток. Трое из них умерли от побоев. Они знали, что им грозит смерть, но "Молодая гвардия" (так мы их звали) не падала духом. Люба не раз говорила товарищам: "Не хнычте. За нас отомстят!" Она первая начала петь. Её голос звучал бодро. Слова песни подхватывали все заключённые.
    Однажды утром в камеру зашёл немец большого роста в длинной шубе. Его интересовала Люба. Подойдя к нам, он на ломанном русском языке сказал:
    - Молотой красивый тевушка, зачем тюрьма?
    Люба твёрдо ответила:
    - Я - партизанка. Радистка.
    Немец повернулся к выходу. Люба вслед ему бросила:
    - Скоро будет всем вам капут!
    6 февраля в камере разнёсся слух, что ночью будут брать на расстрел. Удвоилась охрана. В камере не хватало воздуху. Наступил вечер. Молодые ребята Лютиков, Субботин затянули песню. Медленно опускалась ночь. Никто не спал. К полуночи наступила тишина.
    Часа в 3 ночи открылась дверь и в камеру вошли два полицейских. Раздалась команда "Встать". Для нас это было понятно.
    Спустя несколько времени, стали вызывать по списку. Первыми вызвали молодых советских патриотов. Люба обернулась к нам и сказала:
    - Прощайте, товарищи. Победа будет за нами!
    Всего их было 21 человек. На дворе стоял шум. Скоро он стих. Повели. Через несколько минут раздались выстрелы.
    - Прощайте, товарищи, - сказали мы.
    В это утро перестали биться сердца ещё 21 советского патриота. Это был последний расстрел в городе Ровеньки.
   

* * *

    20 марта на площади против городского сквера с почестями похоронили в братской могиле славных советских патриотов. Они до конца своей жизни остались верными сынами, дочерьми своей родины.
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
полотенца махровые купить сувенирная продукция нанесение компьютерная вышивка логотипов