Молодая Гвардия
 

       <<Вернуться к списку статей

Ярослав Леонтьев
Легенды и мифы "Молодой гвардии"


   Полвека ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ и КГБ СССР вели расследование, кто из молодогвардейцев - комиссар, а кто - предатель. И только сейчас российский историк и давний автор нашей газеты разыскал и предает гласности результаты этих усилий. Анатолий Найман вспоминал, что для прекращения спора Ахматова любила внезапно заявить: "Кто здесь мать Зои Космодемьянской - вы или я?" Оказывается, однажды Анна Андреевна во время какой-то поездки оказалась в составе делегации вместе с матерью культовой героини, которая к месту и не к месту бравировала этой фразой. Рассказ Наймана напомнил мне архивный документ, в котором инструктор ЦК ВЛКСМ сетовал на мать Олега Кошевого главному комсомольскому секретарю А. Н. Шелепину (или "железному Шурику", как его называли за глаза). В отличие от родителей других погибших участников овеянной легендами "Молодой гвардии", только Елена Кошевая ездила в составе делегаций за границу и по городам СССР. Более того, она еще была награждена орденом Красной Звезды. Даже бабушка Кошевого Вера Коростылева "за активную помощь "Молодой гвардии" в деле ее конспирации" была представлена к медали "За боевые заслуги". Однако на поверку выяснилось, что ни мать, ни бабушка не имели никакого отношения к подпольной деятельности молодогвардейцев. Но дело было сделано, и срывать награды с них никто не стал.
    В то же время ряд настоящих подпольщиков вообще не был представлен к государственным наградам, так как их имена в момент сотворения мифа о "Молодой гвардии" не были известны. Среди них оказался один из руководителей организации Алексей Ковалев, бежавший прямо с места казни и решивший затем пробираться за линию фронта. Он пропал без вести, тем самым сразу оказался под подозрением особистов и на всякий случай был исключен из списка молодогвардейцев.
    Главным творцом мифа о "Молодой гвардии" был, как известно, Александр Фадеев. Его роман вплоть до перестройки входил в обязательный курс советской школы. Старшее поколение получало еще дополнительный заряд мифологии из зрительных образов снятого по роману кинофильма Сергея Герасимова с яркими ролями Инны Макаровой (Люба Шевцова), Ноны Мордюковой (Ульяна Громова), Сергея Бондарчука, Вячеслава Тихонова, Клары Лучко и других талантливых актеров. И в то же время за кадром раздавались голоса уцелевших героев о необходимости ревизии мифической истории "Молодой гвардии". Время от времени в печати появлялись полемические статьи на тему о том, "кто есть кто" в руководстве организации и кто же ее на самом деле выдал. Высшее партийно- комсомольское руководство было вынуждено реагировать, и тогда в Краснодон посылались различные комиссии для разбирательства. Только вот выводами с широкой общественностью делиться не спешили.
    До сих пор в бывшем Центральном партархиве, хранящем документы ЦК до 1953 г., и бывшем центральном архиве ВЛКСМ, объединенных ныне в Российский государственный архив социально- политической истории (РГАСПИ), а также в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ), содержащем документы ЦК КПСС после 1953 г., хранятся материалы этих проверок.
    Читатели "РГ/РБ" имеют возможность одними из первых познакомиться с ними.
   ***
    Из докладной записки инструктора ЦК ВЛКСМ В. Ванина секретарю ЦК ВЛКСМ А. Н. Шелепину о результатах проверки в городе Краснодоне некоторых вопросов деятельности "Молодой гвардии":
    г. Краснодон - Москва,
    25 мая 1956 г.
    Совершенно секретно
    Докладываем Вам о результатах проверки некоторых фактов, касающихся деятельности подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" г. Краснодона в период немецкой оккупации.
   
   

О Викторе Третьякевиче

Имя одного из видных членов "Молодой гвардии" - Виктора Третьякевича, вычеркнуто из истории подпольной комсомольской организации на основании противоречивых, беспочвенных слухов о том, что он: 1) якобы проявил трусость, будучи в партизанском отряде; 2) как член подпольной организации при пытках в застенках гестапо выдал ряд своих товарищей по работе.
    По первому вопросу оставшиеся в живых члены подпольной организации подтверждают, что среди них тогда ходили слухи о том, что Виктор проявил трусость в партизанском отряде. При проверке эти слухи оказались ложными. (Все подчеркивания в документе были сделаны рукой Шелепина. - Я. Л.)
    Виктор Третьякевич вместе с братьями Левашовыми, Любой Шевцовой и Загоруйко окончил Ворошиловградскую партизанскую школу особого назначения. В период подхода немецких войск Краснодону он находился в рядах Ворошиловградского партизанского отряда. Брат Виктора - коммунист М. И. Третьякевич, был в то время комиссаром отряда. Он рассказал, что однажды их отряд попал в окружение и они вынуждены были пробиваться группами. Большая часть отряда вместе с комиссаром вышла из окружения, но многие из партизан, в том числе и Виктор, потеряли связь с отрядом. <...>
    Из документов архива ЦК ВЛКСМ, Краснодонского музея "Молодая гвардия", следственных материалов, а также по рассказам оставшихся в живых молодогвардейцев явствует, что организаторами подпольной "Молодой гвардии" явились Иван Земнухов, Сергей Тюленин и Виктор Третьякевич.
    В августе 1942 г. Тюлениным и Земнуховым созданы две самостоятельные и независимые друг от друга небольшие организации подпольщиков. С приходом Третьякевича в конце августа в Краснодон эти группы слились в единую организацию, которая была названа "Молодой гвардией". <...> Руководство "Молодой гвардией" возглавили Третьякевич и Земнухов. Олег Кошевой не был организатором "Молодой гвардии". Он был принят в ее члены в ноябре месяце.
    Молодогвардейцы и их родители характеризуют Третьякевича как способного, энергичного, боевого комсомольца. Он был старше других по возрасту. Большинство заседаний штаба проводилось на квартире Третьякевича. По документам и рассказам молодогвардейцев можно установить, что он не только был руководителем организации, но и сам активно участвовал во многих операциях молодогвардейцев. <...>
    По второму вопросу установлено следующее:
    Третьякевич вместе с Мошковым и Земнуховым были первыми подвергнуты аресту 1 января 1943 года. <...> Однако полиция ничего не смогла от них добиться.
    Стойкое поведение Третьякевича в застенках полиции перед смертью, несмотря на зверские пытки, подтвердили на следствии в 1946 году в Краснодоне Усачев и Черенков, которые пытали молодогвардейцев. Тот же Черенков показал, что истязания не сломили Третьякевича и более того, когда Виктора сбрасывали в шурф с первой партией молодогвардейцев, он схватил начальника криминальной полиции Захарова и его заместителя Селиковского и пытался сбросить их вместе с собой в шурф. Только лишь удар полицейского рукояткой пистолета по голове Третьякевича остановил его действия.
    Между тем, после гибели молодогвардейцев кто-то сказал, что Третьякевич назвал под пытками ряд фамилий молодогвардейцев, и в романе Фадеева "Молодая гвардия" появился предатель Стахевич. Так Третьякевич стал предателем, хотя не было и нет до настоящего времени ни одного документа, обличающего Третьякевича в предательстве. Бывший начальник КГБ г. Краснодона <...> т. Бессмертный рассказал, что органы Государственной безопасности Ворошиловградской области и Краснодона в недоумении, почему Третьякевич бесследно "исчез" из числа молодогвардейцев и родителям безо всякого основания отказано в пенсии. <...>
    В 1945 году В. И. Третьякевич (речь идет о Владимире Третьякевиче, офицере Советской армии. - Я. Л.) попытался выяснить, в чем заключается вина брата Виктора. Он собрал материал, подтверждающий невиновность Виктора. Его обвинили в клеветничестве на членов "Молодой гвардии". Парткомиссия при Главном политуправлении Министерства обороны СССР объявила ему строгий выговор и разъяснила, что его требование о снятии незаслуженного позора с семьи идет вразрез с материалами о деятельности "Молодой гвардии", опубликованными в журнале "Партийное строительство" за №№ 17-18 от сентября 1943 года (между прочим, в этой статье не говорится о том, что Третьякевич кого-то предавал).
   


   Об Олеге Кошевом и его матери

Из документов архива ЦК ВЛКСМ, Краснодонского музея "Молодая гвардия" и из рассказов оставшихся в живых молодогвардейцев установлено, что Олег Кошевой организатором "Молодой гвардии" не был и заслуга эта приписана ему ошибочно. Как уже отмечалось выше, Олег пришел в организацию в разгар ее деятельности в ноябре месяце. Нереальным является и утверждение, что квартира Кошевых являлась местом сбора штаба и различных совещаний. Документы подтверждают, что все эти мероприятия проводились на квартире Виктора Третьякевича, Ивана Земнухова, Радика Юркина и других, но только не у Кошевых. Как рассказывают жители Краснодона, квартира Кошевых всегда была полна немцев, квартиры других молодогвардейцев не посещались немцами из-за их отдаленности и ветхости. Оставшиеся в живых - член штаба Василий Левашов и молодогвардейцы Арутюнянц, Лопухов и другие, утверждают, что выдающей<ся> роли Олег в организации не играл, никогда не был он и руководителем. От начала и до конца ими были Виктор Третьякевич, Иван Земнухов, Василий Левашов, а впоследствии и Иван Туркенич, который пришел в организацию, когда она уже работала.
    Весьма сомнительной является широкая осведомленность матери Олега Кошевого о деятельности "Молодой гвардии". Правда, в своих первоначальных показаниях она была близка к истине, заявляя, что о деятельности Олега, а тем более молодогвардейцев, она мало что знает. Затем каждое последующее ее воспоминание, беседа и т. д. все более и более изобилуют фактами и деталями о деятельности организации. Все это увязывается вокруг Олега даже тогда, когда его не было в организации. Наконец, она издает "Повесть о сыне".
    Образ Олега вырос до мифического героя. Это, безусловно, делалось не без помощи других товарищей. Так, в обобщенной докладной записке бывшего работника ЦК ВЛКСМ т. Торицына на имя секретарей ЦК утверждалось, что "...к началу войны Олег был уже вполне сложившимся политически, с твердыми убеждениями, с трезвыми взглядами на жизнь юноша". Эта характеристика давалась мальчику, которому тогда еще не было и 15 лет. <...>
    В книге "Повесть о сыне" Кошевая приписывает Олегу все, начиная с создания "Молодой гвардии" <...> В погоне за возвеличиванием образа Олега она даже игнорирует руководящую и направляющую роль в работе "Молодой гвардии" подпольной партийной организации. По ее утверждению, все Олег делает самостоятельно и только сам. Из воспоминаний молодогвардейцев, родителей погибших комсомольцев явствует, что ни мать Кошевого, ни бабушка <...> никогда не помогали и, по-видимому, даже не знали о "Молодой гвардии". <...>
    Характерно, что в ряде случаев основным источником по истории деятельности "Молодой гвардии" является т. Кошевая, а не оставшиеся в живых молодогвардейцы, среди которых есть и члены штаба. А ведь их первоначальные показания, да и воспоминания более поздних времен, явно расходятся с данными Кошевой. Фадеев при написании своего романа <...> берет за истину рассказы Кошевой, вследствие чего искажается правда. С другой стороны, мнения оставшихся в живых подпольщиков и родителей молодогвардейцев не учитываются. <...>
    Все родители молодогвардейцев рассказывают, как в первые же дни освобождения Краснодона от немцев Кошевая обходила родителей погибших и снимала своего рода "допросы" о "Молодой гвардии" <...> Все, что ей удавалось узнать, она записывала (кстати, она почти единственная грамотная женщина среди всех родителей молодогвардейцев) <...> Сейчас Кошевая готовится переиздавать свою "Повесть о сыне" с добавлениями.
   


   О материалах по деятельности "Молодой гвардии"


    После выхода в свет романа Фадеева "Молодая гвардия" неизмеримо возрос интересе к истории деятельности молодогвардейцев. О жизни и деятельности "Молодой гвардии" пишутся книги, брошюры, печатаются очерки и рассказы в газетах, журналах и т. д. И, наконец, за последнее время появилось даже несколько научных работ на эту тему. Однако до сего времени нет цельного, исторически правдивого материала <...> Имеющиеся в архивах ЦК ВЛКСМ многочисленные материалы о молодогвардейцах не систематизированы, многие документы противоречивые, далекие от истины. Между тем, при написании диссертаций и других работ все считают архивные материалы ЦК ВЛКСМ основным и главным источником при изучении "Молодой гвардии". Отсюда освещение одного и того же вопроса порой дается по-разному, то есть все зависит от того, какими материалами пользовался автор. <...>
    Историю "Молодой гвардии" нет никакого смысла ворошить, переделывать в соответствии с некоторыми фактами, которые стали известны за последнее время. Считаем, что нецелесообразно ревизовать историю "Молодой гвардии" при выступлении в печати, лекциях, докладах. Роман Фадеева "Молодая гвардия" издан в нашей стране на 22 языках и на 16 языках зарубежных стран, общим тиражом в 4, 8 млн. экземпляров. На истории молодогвардейцев воспитываются и будут воспитываться миллионы юношей и девушек в нашей стране и за рубежом.
    Исходя из этого, считаем, что не следует предавать огласке новые факты, противоречащие роману "Молодая гвардия" о деятельности молодогвардейцев. <...>
    (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 342. Л. 9-18)
    В итоге руководители ЦК ВЛКСМ приняли "соломоново" решение. Огласке всплывшие факты не были преданы, но именно в этом длинном документе (который печатается здесь в выдержках) впервые прозвучало предложение о необходимости реабилитировать и наградить Виктора Третьякевича. Но лишь через четыре с лишним года, в декабре 1960 г., появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении героя орденом Отечественной войны 1-й степени.
    Из рекомендаций инструктора ЦК ВЛКСМ В. Ванина, направленных А. Н. Шелепиным секретарю ЦК В. Е. Семичастному:
    О книге Е. Н. Кошевой "Повесть о сыне". Впервые книга выпущена в 1947 году издательством "Детгиз". Сейчас Кошевая готовит второе, переработанное издание. Учитывая, что книга необъективно освещает многие факты и вносит путаницу в историю деятельности "Молодой гвардии", считаем впредь нецелесообразным переиздавать ее. <...>
    По нашему мнению, необходимо:
    Войти в Центральный Комитет партии и Совет Министров Украины с предложением о строительстве туристской базы - зимнего корпуса на 100 - 150 мест и помещений летнего типа на 500 - 600 человек. <...>
    Следует посоветоваться о том, есть ли необходимость иметь мемориальную доску на бывшем домике Кошевых с надписью: "В этом доме проводились заседания штаба "Молодой гвардии", так как это не соответствует действительности.
    Было бы правильным воздержаться от возвеличивания матери Олега Кошевого в сравнении со всеми остальными родителями молодогвардейцев (различные поездки в составе делегаций за границу, выступления перед общественностью, вызовы на беседы в Москву, Киев и т. д.) <...>
    (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 342. Л. 9-18)
    В 1958 - 1961 гг. адресат цитировавшейся докладной записки Александр Шелепин был председателем КГБ при Совете министров СССР. Затем на этом посту "железного Шурика" сменил Владимир Семичастный. Памятуя об их близости с Хрущевым, можно с уверенностью сказать, что они способны были разобраться во всех деталях подлинной истории "Молодой гвардии". Однако вместо этого Семичастный 7 мая 1966 г. заверил отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС: "По поручению Комитета госбезопасности Управление КГБ при Совете министров Украинской ССР по Луганской области исследовало имеющиеся в распоряжении органов госбезопасности и Краснодонского государственного музея "Молодая гвардия" документы и материалы о деятельности молодогвардейцев. Судя по этим материалам, комиссаром "Молодой гвардии" является Олег Кошевой, а не Виктор Третьякевич, как об этом пытаются утверждать <...> оставшиеся в живых молодогвардейцы Левашов и Арутюнянц. По мнению Комитета госбезопасности необъективное освещение деятельности молодогвардейцев и искажение известных всеми миру исторических фактов наносит большой вред воспитанию подрастающего поколения". О том, какими методами заботилось об "истине" Управление КГБ по Луганской (бывшей Ворошиловградской) области, читатели узнают из следующего документа.
    Из заявления комиссии Института марксизма- ленинизма при ЦК КПСС по изучению истории "Молодой гвардии" директору П. Н. Поспелову:
    Мы, группа сотрудников Института марксизма- ленинизма, работая по изучению деятельности подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия", столкнулись, на наш взгляд, с неправильным отношением отдельных работников Луганского обкому КПУ к оставшимся в живых молодогвардейцам, в частности - к товарищам В. И. Левашову, Р. П. Юркину, Г. М. Арутюнянцу, а также к членам семьи Виктора Третьякевича - комиссара "Молодой гвардии".
    1. Во время нашей беседы с Р. П. Юркиным присутствовавшие при этом секретарь обкома тов. Пономаренко и начальник Управления КГБ по Луганской области тов. Косенко в грубой форме обрывали Р. П. Юркина, оказывали на него давление, с тем чтобы он представил Олега Кошевого как организатора и комиссара "Молодой гвардии". После беседы Р. П. Юркин заявил нам, что такое давление на него происходит давно, и привел пример, когда заместитель начальника Управления КГБ в угрожающей форме, стуча кулаком по столу, требовал от него, чтобы он не смел упоминать о Третьякевиче как действительном организаторе и комиссаре "Молодой гвардии".
    2. Подобные же методы применяются в отношении Г. М. Арутюнянца и В. И. Левашова. Как заявил Г. М. Арутюнянц, из Луганского обкома партии в Главное политическое управление Советской армии и флота было направлено письмо, в котором содержалась просьба принять меры к нему и В. И. Левашову (ныне военнослужащим) с тем, чтобы они прекратили разговоры о Третьякевиче как комиссаре "Молодой гвардии". Г. М. Арутюнянца вызывал для беседы по этому вопросу генерал-полковник М. Х. Калашник, а Левашова - член Военного совета Балтийского флота. После этого они ни устно, ни в печати о деятельности "Молодой гвардии" не выступают. <...>
    4. Кроме того, вызывает недоумение явная дискредитация семьи Третьякевича в Луганске. Ни матери Виктора Третьякевича, ни его братьям (один из них - бывший секретарь подпольного Луганского горкома партии, а затем - после освобождения области - секретарь горкома, другой - бывший армейский политработник) не дают возможность выступать перед молодежью, их не приглашают даже на официальные мероприятия в честь памятных дат Великой Отечественной войны. Необходимо учитывать при этом, что Виктор Третьякевич был назван предателем "Молодой гвардии", мать его, переживая, тяжело заболела, старший брат освобожден от должности секретаря Луганского горкома партии, другому брату было объявлено партийное взыскание, и он был демобилизован из армии. <...>
    (РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 22. Д. 932. Л. 55-57)
    Новое разбирательство началось после того, как 14 июля 1966 г. заведующий Центральным архивом комсомола В. Шмитков поднял шумиху в докладной записке в ЦК ВЛКСМ. "Следует отметить, - писал он, - что в обстановке одностороннего, без всяких оснований возвеличивания особых заслуг О. Кошевого и его родственников в деятельности "Молодой гвардии", умаления и умалчивания деятельности других лиц, сложились крайне ненормальные взаимоотношения между Кошевыми, с одной стороны, и родственниками других героев и оставшимися в живых членами "Молодой гвардии" - с другой стороны. Дело дошло до того, что мать С. Тюленина в письме Л. И. Брежневу после ряда выпадов против Кошевых поставила под сомнение гибель Олега Кошевого". И тогда в Краснодон выехала упоминавшаяся ранее комиссия из числа партийных историков.
    Из докладной записки комиссии Института марксизма-ленинизма о проделанной работе:
    г. Москва, 28 августа 1968 г.
    В соответствии с указанием директивных органов для изучения вопросов истории подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" была создана комиссия в составе работников Института: профессора, доктора исторических наук Петрова Ю. П. (председатель комиссии), кандидата исторических наук Богатыря З. А., кандидата исторических наук Гутина М. Л., старшего научного сотрудника Любанихиной И. М. и представителя Института истории партии ЦК КП Украины профессора Мултых Г. М.
    Перед комиссией была поставлена задача - дать заключение по вопросам, поднятым в докладной записке бюро Луганского обкома КП Украины в ЦК КПСС от 22 мая 1965 года, за № 93. Бюро обкома, говорится в этой записке, считает, что появившиеся за последние годы в советской литературе и публичных выступлениях утверждения о В. И. Третьякевиче как комиссаре подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" не соответствуют действительности, что комиссаром "Молодой гвардии" был Олег Кошевой. <...>
    Мнение же о том, что комиссаром был В. И. Третьякевич, говорится в записке, является фальсификацией и затрудняет деятельность музея "Молодая гвардия". В качестве документальных доказательств своего утверждения Луганский обком партии приводит следующее: а) отчет И. В. Туркенича о работе подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия"; б) Временные комсомольские билеты за подписью комиссара "Кашук" (О. В. Кошевой) <...>
    Рассмотрим вышеуказанные документальные доказательства.
    1) Отчет И. В. Туркенича о работе подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия" (отчет составлен, как свидетельствуют участники организации, приблизительно весной 1943 года. В отчете отсутствует ряд листов). <...> При оценке этого документа необходимо учитывать, что И. В. Туркенич писал отчет в то время, когда широко утверждалось, что В. И. Третьякевич предал организацию и вследствие чего всякая популяризация его была нецелесообразна. Не случайно, когда один из активных членов организации, присутствовавший на организационном собрании "Молодой гвардии", когда выделялось руководящее ядро и распределялись обязанности, Г. М. Арутюнянц в беседе с И. В. Туркеничем спросил его, почему он искажает правду, Туркенич ответил: "Так надо". (Разговор происходил в сентябре 1943 года). <...>
    Таким образом, отчет И. В. Туркенича о деятельности "Молодой гвардии" в той части, где говорится, что О. В. Кошевой был комиссаром "Молодой гвардии", не может быть принят безоговорочно как свидетельство правоты точки зрения, изложенной в докладной записке бюро Луганского обкома КП Украины в ЦК КПСС.
    2) Временные комсомольские билеты за подписью комиссара "Кашук" (О. В. Кошевой). В музее "Молодая гвардия" комиссии были предъявлены три временных комсомольских документа, на которых имеется подпись; секретарь комитета ВЛКСМ, комиссар партизанского отряда "Кашук" (кличка О. В. Кошевого). При изучении этих документов обнаружилось, что первоначально сделанная надпись на них тщательно выскоблена и вместо нее появилась новая подпись "Кашук". Один из активных участников "Молодой гвардии" Г. М. Арутюнянц, принимавший участие в изготовлении бланков временных комсомольских билетов (на его квартире была создана подпольная типография), утверждает, что на бланках стояла фамилия Славин - подпольная кличка В. И. Третьякевича. Фамилию Славин назвала и директор Музея В. Н. Боровикова. Ясно, что документы с подчистками и другими дефектами также не могут служить основанием для безоговорочного утверждения, что О. В. Кошевой был комиссаром "Молодой гвардии". <...>
    (РГАНИ. Ф. 4. Оп. 20. Д. 959. Л. 8-24)
    Несмотря на очевидность подтасовок, дело опять было спущено на тормозах. Но бывшие члены "Молодой гвардии" Валентина Борц и Василий Левашов настоятельно требовали повторных разбирательств. В 1980 г. тот же зав. архивом комсомола Шмитков докладывал секретарю ЦК ВЛКСМ Б. Н. Пастухову: "По нашему мнению, любые исторические исследования деятельности "Молодой гвардии", ведущиеся под флагам Кошевого или под флагом Третьякевича, наносят вред делу коммунистического воспитания. <...> Я, длительное время обещая выполнить просьбы т. Борц - о проведении вышеназванных расследований, по существу ничего не предпринимал, так как не имел прямых указаний ЦК ВЛКСМ. Но письмо, полученное от В. И. Левашова, а также присланное им письмо М. Третьякевича, свидетельствуют, что наступает новый, ненужный, вредный для дела воспитания этап навязывания дискуссии о том, "кто был кто" в "Молодой гвардии". <...> Прошу указаний".
    Но лишь во время перестройки предсказанный этап дискуссии получил новое, свежее дыхание. Впрочем, он так и остался не завершенным до по сей день...
    Из заключения Всесоюзного НИИ судебных экспертиз Министерства юстиции СССР:
    г. Москва, 28 мая 1991 г.
    16 апреля 1991 г. во Всесоюзный НИИ судебных экспертиз МЮ СССР <...> на исследование поступили 4 временных удостоверения подпольной организации в Краснодоне "Молодая гвардия" под №№ 3, 4, 6, 7 на имя Борц, Попова, Иванцовой и Фомина.
    Требуется установить: 1) подвергались ли изменениям рукописные записи фамилии комиссара партизанского отряда (выполненные в скобках), а также цифровые записи, обозначающие номера временных удостоверений; 2) установить, соответствует ли время выполнения рукописных записей датам, указанным во временных удостоверениях.
    Проведенными исследованиями установлено следующее:
    Цифровые записи, обозначающие номера временных удостоверений (№№ 3, 4, 6, 7) изменениям не подвергались, т. е. являются первоначальными.
    Рукописные записи фамилии комиссара партизанского отряда (выполненные в скобках) во всех удостоверениях подвергались изменению путем подчистки. Выявить первоначальное содержание этих записей не представилось возможным ввиду интенсивности подчистки.
    Во временном удостоверении на имя Иванцовой О. И. (на 1-й странице внутренней стороны удостоверения) в месте расположения первой буквы читаемой записи фамилии комиссара партизанского отряда "Кашук" (выполненной в скобках) выявлена буква "с". <...>
    Специалист Марычева Н. А.
    (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д 368-д. Л. 1-1об.)
   Ярослав Леонтьев, кандидат исторических наук
   
   



Этот сайт создал Дмитрий Щербинин.
Источник: http://remontidekor.ru/